Цифровые чудеса в украинском решете

10 октября, 2008, 15:20 Распечатать Выпуск №38, 10 октября-17 октября

До недавнего времени наш потребитель, привычно переключая каналы своего «ящика», не сильно заморачивался по поводу принципов обработки сигнала или стандартов сжатия...

В рамках Второго международного форума «Цифровое вещание в Украине», состоявшегося в сентябре в Киеве, его организаторы попытались собрать за одним столом всех неравнодушных и ответственных за внедрение «цифры» в нашей стране: представителей законодательной и исполнительной власти, телевизионной индустрии, регуляторов, технических экспертов, производителей аппаратуры, потребителей, наконец. Были приглашены и специалисты по проблемам внедрения цифрового телевидения из тех стран, которые значительно обогнали нас на этом пути. Своим богатым и очень непростым опытом с участниками форума делились представители Голландии, Великобритании, Франции, Финляндии, США.

Традиционно проигнорировало мероприятие руководство Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания (Татьяна Лебедева, будучи членом Нацсовета, на форуме выступала от имени Независимой ассоциации телерадиовещателей — НАМ). Не доехал до ул. Ярославов Вал и Степан Гавриш, первый заместитель секретаря СНБОУ, — его доклад был зачитан другим представителем ведомства. А вот о том, чего следует ожидать в этом направлении от Верховной Рады, узнать так и не довелось. Понятно, конечно, что наша ВР сама не знает, чего от себя ожидать, но все же…

Не прошло не замеченным и отсутствие в зале представителей крупнейших телеканалов. Тем не менее совместными усилиями представителей Минтранссвязи, НАМ, Индустриального телевизионного комитета (ИТК), технических экспертов, бизнес-структур, специалистов в области медиаменеджмента и медиамаркетинга общий подход к проблеме удалось изменить. К концу мероприятия стало значительно больше уверенности в том, что в Украине в 2015 году не просто отключат аналоговое телевещание, но и запустят к этому сроку цифровое.

Королевство кривых технологий

До недавнего времени наш потребитель, привычно переключая каналы своего «ящика», не сильно заморачивался по поводу принципов обработки сигнала или стандартов сжатия. Тем не менее пустые экраны, с которыми столкнулись некоторые абоненты компании «Воля», показали определенную уязвимость подобной позиции. Теперь людей, способных с легкостью жонглировать терминами наподобие мультиплексов, выделений, присвоений, сет-топ-боксов и т.д., не так уж мало. Что, тем не менее, далеко не всегда свидетельствует о действительном понимании проблемы.

Стремительно вырастать из коротких аналоговых штанишек современное телевидение начало еще в конце прошлого тысячелетия. Усовершенствованные цифровые технологии обработки сигнала позволили получить картинку гораздо более высокого качества, да еще и при существенной экономии частотного ресурса. Неудивительно, что в развитых странах мира бизнес-интересы производителей электронной аппаратуры, а также представителей телекоммуникационной индустрии обеспечили новым технологиям преимущественное развитие. По мере которого выяснилось, что цифровое телевидение способно сыграть позитивную роль не только в удовлетворении потребительского спроса и аппетита медийных магнатов.

Значительное сокращение негативных экологических воздействий со стороны ретрансляционных вышек за счет снижения мощности передатчиков, обусловленная тем же фактором экономия электроэнергии, повышение эффективности использования частотного ресурса — перечислять преимущества цифрового телевидения (ЦТВ) можно очень долго. Причем вряд ли сейчас имеет смысл останавливаться на одном из главных — той роли, которую интерактивное ЦТВ призвано сыграть в построении информационного общества. Угроза утраты частотного ресурса и возможности вещания на всю территорию страны в Украине действует пока еще более эффективно, чем все вышеперечисленные «пряники» цифровых технологий.

Как оказалось, Украина сыграла очень важную роль в подготовке и принятии Регионального плана развития цифровой радиовещательной службы, получившего у нас известность под кодовым названием «Женева-2006». Зачем понадобился этот план, что он означает для нас — об этом корреспонденту «ЗН» рассказал доктор технических наук Олег Гофайзен, непосредственно участвовавший в переговорном процессе:

— Существующие станции аналогового телевидения так заполнили частотный ресурс, что свободного места для внедрения новых технологий (не говоря уж о внедрении телевидения высокой четкости, ресурсные потребности которого в четыре раза выше обычного) не было. Поэтому вводить цифровое телевидение приходится за счет отключения уже существующего аналогового. Но делать это нужно таким образом, чтобы не нарушить право каждого человека на получение информации. Для этого нужно было на международном уровне согласовать новый план распределения частотного ресурса, предусмотреть региональную поэтапность отключения аналогового вещания. С этой целью и была созвана Региональная конференция сектора радиосвязи Международного союза электросвязи, состоявшая из двух раундов: первый прошел в 2004 году, второй — в 2006-м, на котором и был определен окончательный срок отключения аналогового телевидения во всей Европе — 2015 год.

Олег Викторович — руководитель отдела телевещания Украинского научно-исследовательского института радио и телевидения (Одесса) и профессор Одесской национальной академии связи. Оба эти предприятия подведомственны Министерству транспорта и связи, на которое и возлагается функция международной координации нашей деятельности в области электросвязи. О том авторитете, которым профессор Гофайзен пользуется в Женеве, свидетельствует факт его неоднократного избрания вице-президентом Исследовательской комиссии Международного союза электросвязи.

Стандартами, которые украинские специалисты разрабатывают в области цифрового телевизионного вещания и родственных ему аудиовизуальных технологий, пользовались далеко за пределами нашей страны (особенно когда готовились они на русском языке). В своем же отечестве особого спроса на исследовательскую и аналитическую работу специалистов высокого класса нет. И возникает ситуация, когда стандарты — отдельно, а программы внедрения ЦТВ — отдельно. Причем еще и чуть ли не у каждого ведомства своя.

Программный плюрализм

Переход на цифровое вещание — это решение сложной комплексной задачи, в самом поверхностном изложении предусматривающей:

— создание новой (или коренное реформирование старой) ретрансляционной инфраструктуры;

— обеспечение населения аппаратурой по приему цифрового сигнала (в целях экономии на начальном этапе аналоговые телевизоры могут укомплектовываться специальными преобразователями — так называемыми сет-топ-боксами);

— перераспределение национального частотного ресурса с учетом новых технологических потребностей;

— переход самих телекомпаний на цифровое производство;

— отработку и закрепление новых, «цифровых», правил игры на законодательном и регуляторном уровне;

— проведение разъяснительной работы среди населения.

В развитых странах мира основными движущими силами развития ЦТВ являются бизнес-интересы производителей электронной аппаратуры и телекоммуникационной индустрии. В Украине низкий платежеспособный спрос населения и отсутствие (пока еще) заинтересованности со стороны крупнейших игроков телевизионного рынка девальвируют роль этих факторов. Единого государственного органа, который отвечал бы за внедрение в стране ЦТВ, у нас тоже нет. Основными «конкурентами» в этом отношении выступают Минтранссвязи и Нацсовет по телевидению и радиовещанию.

Ни одна из этих структур самостоятельно «поднять цифру» не в состоянии. Зато они более чем успешно вставляют друг другу палки в колеса. Причем демонстративное нежелание Нацсовета принимать участие в совместном обсуждении и поиске выхода из создавшегося тупика существенно снижает шансы на победу здравого смысла и защиту национальных интересов.

Позицию министерства в интервью «ЗН» озвучил Александр Баранов, первый заместитель директора Госдепартамента по вопросам связи (находящегося в структуре Минтранссвязи). Разговор начинается с демонстрации распоряжения Кабинета министров от 30 ноября 2006 года «Об одобрении Концепции Государственной программы внедрения цифрового телерадиовещания».

Согласно ему, заказчиком программы и основным исполнителем назначалось Минтранссвязи. И на разработку проекта программы отводилось четыре месяца. Проект, хоть это и не слишком типично для нашей страны, был разработан в срок — то есть уже в начале 2007-го. А крайне мучительный процесс его согласования и утверждения продолжается по сей день.

За это время документ претерпел существенные изменения (в частности, общая сумма финансирования до 2015 года возросла с 560 млн. долл. до 4,3 млрд. гривен, из них бюджетных денег — почти 3 млрд.). Тем не менее остались моменты, которые Александр Андреевич считает принципиальными:

— основные усилия (и средства) государства должны быть направлены на создание инфраструктуры, обеспечивающей возможность распространения по всей территории страны хотя бы одного-двух пакетов общенациональных телепрограмм (то есть от 8 до 20 телепрограмм). Дальнейшее развитие телевизионного покрытия должно осуществляться за счет коммерческих инвестиций;

— государство (на центральном уровне) должно взять на себя финансирование соответствующих научных разработок, подготовку специалистов, проведение разъяснительной и организационной работы;

— решение проблемы обеспечения населения приставками к телевизорам должно обеспечиваться местными властями — будь-то за бюджетный счет или же путем привлечения спонсорских средств.

Главный «вдохновитель и организатор» «цифровых» технологий в Нацсовете — первый заместитель председателя Игорь Курус. Разговор о «цифре» он начинает с демонстрации зачитанного и исчерканного разноцветными маркерами закона Украины о телевидении и радиовещании (в редакции 2006 года) и цитирования отдельных его пунктов. В частности, пункт 7 статьи 22 говорит о том, что «переход от аналогового к цифровому вещанию осуществляется в соответствии с Планом развития национального телерадиоинформационного пространства», который, согласно пункту 5 статьи 7, разрабатывает и утверждает Нацсовет. А Минтранссвязи там и близко нет.

— Если Кабмин все же примет программу Минтранса, в тот же день пишу заявление на увольнение, — говорит г-н Курус. — Ведь связисты, по сути, предлагают за государственный счет понаставить по всей стране вышек, выкинуть на это миллиарды гривен, и в результате после 2015 года мы можем остаться вообще без телевизионного сигнала — никто его все равно принимать не сможет. Да и вообще, откуда они взяли эти 400—450 вышек? Мы переписали каждый населенный пункт в стране, каждую уже существующую вышку, пересчитали каждое домохозяйство, и в результате пришли к выводу, что необходимо всего-навсего 65 вышек.

По мнению Нацсовета, работа должна финансироваться не из государственного бюджета, а оплачиваться «провайдером программной услуги» — более чем любопытное чисто украинское новообразование, в доброкачественности которого эксперты сильно сомневаются. Этот провайдер будет служить посредником между телерадиокомпаниями и абонентами, получая с первых отчисления рекламных денег в случае трансляции бесплатных каналов, а со вторых — абонентскую плату в случае приема каналов платных. На провайдера возлагается и проблема обеспечения малоимущего населения сет-топ-боксами, организация работы с населением, финансирование научно-исследовательской работы — но это, по словам Игоря Федоровича, «копейки». Общий же объем финансирования на период до 2015-го, согласно последним предложениям Нацсовета, — 6 млрд. гривен.

Объяснения технических экспертов, утверждающих, что 65 вышек не обеспечат ни синхронизации сигнала, ни возможности его мобильного приема, Нацсовет попросту игнорирует. Понятно, конечно, что сейчас особого спроса на мобильное телевидение в стране не наблюдается. Вот только когда такой спрос появится, удовлетворить его будет уже невозможно по причине утраты национального частотного ресурса, который у нас успеют к тому времени отхватить более продвинутые соседи. Как заметил один из экспертов, в приграничных согласованиях частотного планирования кто первый встал — того и тапки.

Тем же самым грозит и ситуация, при которой коммерческие деньги первым делом пойдут туда, где они имеют шансы быстрее всего окупиться, — в города-миллионники. А приграничные и отдаленные районы останутся «на потом».

Впрочем, по некоторым пунктам сближение изначально диаметрально противоположных позиций министерства и регулятора все же произошло. В частности, потратив два года на «продавливание» устаревшего стандарта сжатия, Нацсовет в конечном счете все же прислушался к доводам и не только одобрил использование более прогрессивного, но и инициировал решение о запрете на ввоз в страну телеприемников, не способных к приему сигнала в этом стандарте. Мера более чем своевременная — иначе Украина рисковала превратиться в свалку устаревшей и неликвидной аппаратуры (к тому же еще и за счет государственного бюджета и в интересах, как утверждают злокозненные интернетовские форумы, триумвирата, состоящего из отдельных представителей секретариата президента, руководства Нацсовета и бывшего руководства Госкомтелерадио).

Чем «цифра» в Украине успокоится?

Примечательно, что еще не так давно Нацсовет на бюджетные деньги все же рассчитывал. Хотя бы в объеме одного миллиарда гривен. Приблизительно в это время произошла очередная «передача» концерна РРТ, которого Нацсовет определил «оператором телекоммуникаций общенационального мультиплекса», в подчинение Госкомтелерадио (до этого он был в системе Минтранссвязи).

Наиболее вероятным главой Госкомтелерадио тогда называли Игоря Куруса. Сейчас шансы Игоря Федоровича занять эту должность оцениваются не слишком высоко, и именно с этим злые языки и связывают потерю интереса к бюджетному финансированию. А другие, не менее злые языки обвиняют Минтранссвязи в лоббировании интересов операторов мобильной связи в ущерб интересам телевизионщиков. Правда, не всегда могут объяснить, какой именно ущерб имеется в виду.

Одним из пунктов проекта государственной программы по внедрению в Украине ЦТВ было создание межведомственной рабочей группы с подчинением вице-премьеру. Предложение было заблокировано. В марте с.г. проблемой ЦТВ (да и вообще ситуацией в информационной сфере) озаботился СНБОУ. На его заседании было принято решение в месячный срок «внести предложения по поводу органа управления соответствующими учреждениями и предприятиями отрасли связи», а также утвердить Государственную программу внедрения цифрового телевещания. Сейчас уже начало октября…

Впрочем, как показывает зарубежный опыт, наглядно продемонстрированный участникам Второго международного форума, консолидирующую и координирующую роль не обязательно должны брать на себя государственные структуры. Очень положительно зарекомендовали себя консорциумы, объединяющие усилия органов исполнительной власти, представителей телеиндустрии, производителей аппаратуры, провайдеров услуги и союзов потребителей. Консолидация части таких игроков начинает понемногу просматриваться и у нас.

Крупнейшие телекомпании при переходе на «цифру» пока скорее проигрывают, чем выигрывают, — за счет необходимости делить рекламный «пирог» на большее количество частей. С другой стороны, если (или когда) цифровой гром таки грянет, то быть полностью выброшенными с рынка им не грозит. Совсем другое дело — местные и региональные вещатели, которые столкнулись с реальной угрозой вообще не вписаться в цифровой «поворот». Именно они и подняли настолько убедительную бучу, что ее не смогли проигнорировать ни в Нацсовете (который выделил под их нужды отдельный мультиплекс), ни в Минтранссвязи (которое пообещало профинансировать все необходимые научно-технические исследования, так как само по себе выделение национального мультиплекса проблемы региональных, и особенно местных, вещателей не решает).

Кроме того, проблемы местных вещателей хорошо понимают и местные власти. Они тоже опасаются остаться отрезанными от медийного ресурса. Все большую активность проявляют и «малые» национальные телеканалы, которые не испытывают твердой уверенности в своем светлом цифровом будущем.

А вот бизнес-интересы производителей соответствующей аппаратуры далеко не однозначны. С одной стороны, присутствие на рынке отечественного производителя передающей аппаратуры должно внушать оптимизм. С другой — большую тревогу вызывает ситуация со злосчастными приставками. Несмотря на низкую покупательную способность нашего населения, огромные размеры рынка делают его очень привлекательным для иностранного производителя. При этом немаловажно, как (точнее, через кого) этот производитель на наш рынок заходит и как проходят тендеры по закупке оборудования. И что, наконец, делается, чтобы стимулировать производство этих приставок у нас.

Как показывает опыт других стран, государственное финансирование не является ни достаточным, ни даже необходимым условием успешного внедрения ЦТВ. Самое главное, что должно сделать государство, — это грамотно определиться с приоритетами и установить четкие, прозрачные, предсказуемые правила «игры в цифру». И вот с этим ситуация просто критическая. Начиная с законодательной базы, которая абсолютно не соответствует современным тенденциям развития информационной сферы и телекоммуникационных технологий, и заканчивая мутным лицензионным процессом, состоянием дел с сертификацией оборудования, постановкой задач и финансированием работы по стандартизации.

Обвинения в непрозрачности принятия решений, в их волюнтаризме, непредсказуемости и непоследовательности очень обижают представителей Нацсовета. Ведь его заседания открыты для всех желающих, решения тут же обнародуются, вывешиваются на сайте. Хотя Ольга Большакова, руководитель центра законодательных инициатив НАМ и член общественного совета при Нацсовете, отмечает, что повестка дня становится известной в лучшем случае накануне вечером, в худшем — вопросы вносятся уже на самом заседании, с голоса. Да и обсуждения как такого, по сути, не происходит: присутствовать — еще не означает влиять на принятие решений. Особенно при решении вопросов такой исключительной важности, как лицензирование в цифровом формате, которое означает, по большому счету, очередной передел украинского медийного ресурса.

В выдаче лицензий никому не известным новоиспеченным компаниям эксперты усматривают угрозу незамедлительной передачи их в хорошо известные цепкие руки. Причем о таком развитии событий общественность может вообще не узнать. А чего стоит чехарда с проведением конкурса на лицензию провайдера программной услуги для еще нескольких мультиплексов, особенно после того, как медиаэксперты не успели оправиться от выдачи первой лицензии УЦТМ — практически в условиях отсутствия конкуренции?

Однозначных ответов на все вопросы, связанные с внедрением ЦТВ, нет. Ясно только одно — всем участникам процесса нужно садиться за стол и вместе искать компромиссные решения. Как вспоминает Олег Гофайзен, в Женеве обсуждение одного из спорных вопросов продолжалось 36 часов. Представители более чем 100 стран, чьи интересы нередко пересекаются, высказывали противоположные точки зрения, но все-таки смогли прийти к конструктивному решению. Пора начинать процесс по его выработке и в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно