ЦЕНТРОВАЯ РАЗВОДКА

30 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Беспроблемной приватизации горно-обогатительных комбинатов в Украине не бывает. Предприятия это большие и вкусные, и бизнес-интересы вокруг них вращаются немалые...

Беспроблемной приватизации горно-обогатительных комбинатов в Украине не бывает. Предприятия это большие и вкусные, и бизнес-интересы вокруг них вращаются немалые.

Так что приватизация и корпоративный скандал для ГОКа — скорее норма, чем исключение. Они были абсолютно везде: на Полтавском, Южном, Северном, Ингулецком, Марганецком и Орджоникидзевском комбинатах. Однако недавно всех переплюнул Центральный ГОК: все-таки продажи одного и того же пакета двум разным продавцам в большой украинской приватизации прежде не случалось. Хотя, может быть, лиха беда начало?

Центральный ГОК, как следует из его названия, находится в центре Криворожского железо-рудного бассейна. За сорок с лишним лет своего существования половину лежащей здесь железной руды он уже извлек, но еще более полумиллиарда тонн осталось. Запасов в действующих и уходящих на сотни метров вниз карьерах хватит где-то на полвека…

Достоинством местной руды является высокое содержание железа, что обеспечивает высокое качество концентрата и окатышей. Последние идут в основном на экспорт, а концентрат все больше потребляют комбинаты Донетчины и Приднепровья.

В прошлом году Центральный ГОК произвел 9% общеукраинских железорудных концентратов и 14% окатышей. В долларовом эквиваленте это стоило вполне приличных 79,4 млн. долл. Есть за что побороться…

Контрольный пакет ГОКа принадлежит государству, точнее, холдингу «Укррудпром». Однако как-то так получилось, что холдинг последние годы ничем не руководил, передав в апреле 2000 года акции в управление ЗАО «Укрруда» до 31 января 2004 года. В общем-то ничего удивительного в таких действиях не было: точно так же пакеты других ГОКов передали в управление коммерческим структурам.

Разве что учредители ЗАО вызвали некоторый интерес: ими оказались председатель правления Центрального ГОКа Владимир Мовчан, гендиректор соседнего Северного ГОКа Николай Колесник и даже сам глава ГАК «Укррудпром» Валерий Колосов (позже вышедший из учредителей). Несмотря на столь замечательный состав, ничего криминального в этом не было. Состав учредителей проверял Антимонопольный комитет Украины и никаких замечаний к нему имел.

Более того, Николай Петрович Мовчан, несомненно, неплохой руководитель: ГОК, с середины 90-х откровенно дышавший на ладан, под его руководством ожил. Во всяком случае, вновь стал занимать серьезное место в раскладках поставщиков сырья.

Последнее, впрочем, не означает, что к руководству пришли ангелы и альтруисты. Нет, нормальные бизнесмены, которые не забывали о своих интересах. К примеру, одним из ранних деяний новой команды была попытка вывода активов ГОКа на подконтрольные структуры. Комбинат загорелся желанием создать несколько дочерних компаний — ЗАО «Руда-Центр», ЗАО «Концентрат-Центр», ЗАО «Энергия-Центр», выведя на них основные производственные фонды. Причем учредителями в новых структурах стали бы сам ГОК (40%) и родное и близкое ЗАО «Укрруда» (60%). За что в сентябре 2000-го, аккурат в День знаний, собрание акционеров радостно проголосовало.

Но не сложилось. Помешали другие бизнесмены. Еще с 1999 года Фонд госимущества пытался продать 12,43% акций ЦГОКа. Однако на первом конкурсе претендентов не оказалось. Только почти год спустя, в тот же день, когда акционеры попробовали поменять собственность на карьерах, многострадальный пакет приобрела инвестиционная компания «Славутич-капитал». Сделала она это в интересах донецкого «Индустриального союза Донбасса». Наблюдать за тем, как пакет превращается в пустышку, покупатели не собирались и заявили, что обратятся в суд. Зашевелился и Фонд госимущества: его тоже не прельщала перспектива, когда вместо дорогостоящих активов на ГОКе останется один соцкультбыт.

В конце концов эмиссию благополучно отменили и забыли. Так как руководство ГОКа все стороны считали адекватным, то это маленькая шалость даже не отразилась на его репутации. Комбинат работал, а приватизация продолжалась…

Следующим ее этапом стала продажа 25-процентного пакета. Вышла она на редкость поучительной и, как оказалось, не без неожиданного продолжения. В январе 2001-го американская компания Detroit Cold Rolling, предложив ФГИ 71,13 млн. грн., выиграла конкурс по продаже 25% + 1 акции ЦГОКа. При этом стартовая цена была почти вдвое ниже — 38 млн. грн.

Конкуренция за пакет оказалась весьма жесткой. В конкурсе участвовала та же «Укрруда» (предложила 60 млн. гривен), Енакиевский металлургический завод (ОАО «Данко»; 50,1 млн.) компания «Торговый дом «Азовсталь» (тогда это еще читалось как ИСД; 38,1 млн. грн.) и компания «Приват Интертрейдинг» (учредитель Приватбанка; 38 млн. грн.).

Как видим, американцы рванули по цене вверх настолько, что оставили всех позади. Ну что ж, это бизнес.

Однако был во всем этом маленький, но очень любопытный нюанс: компания Detroit Cold принадлежит Льву Черному, одному из владельцев незабвенной TWG. Конечно, к 2001 году пик активности группы на просторах СНГ уже давно миновал. В Украине группа уже проиграла титаническую борьбу за Николаевский глиноземный, а времена, когда ей пророчили роль инвестора на «Криворожстали», и вовсе покрылись дымкой. Откровенно говоря, цель покупки Detroit Cold неконтрольного пакета была довольно-таки туманной…

Хотя.. Существует одно, на первый взгляд, абсолютно дикое, но не слишком противоречивое объяснение: пакет купили от скуки — просто чтобы был. Дело в том, что после продажи в 2000 году своих алюминиевых активов Олегу Дерипаске и Роману Абрамовичу у Льва Черного образовалась масса денег (по ряду оценок, стоимость продажи достигла полтора миллиарда долларов). И, наверное, впервые в жизни — еще более свободного времени. Что с ним делать, он явно не знал, да и сейчас не знает. Т.е. внешне все замечательно: он учреждает что-то культурное, выступает и председательствует. Проблема в том, что все это немного не то. И даже отдаленно не приносит удовлетворения, получаемого от участия в реальном бизнесе. И дело отнюдь не в деньгах — тут как раз они уходят далеко на задний план. Так что версия о покупке «со скуки» вполне может «иметь место быть».

Косвенно она подтверждается достаточно пассивным поведением на комбинате: завели пару человек в наблюдательный совет — и все. ГОК жил себе мирно, и единственной крупной новостью стал уход Владимира Мовчана в народные депутаты...

Но зато потом… Летом прошлого года Detroit со своими акциями решила расстаться. И, надо признать, сделала это в максимально нескучной манере. Шоу получилось веселое и долгоиграющее. Собственно говоря, длится и по сей день.

Когда 6 сентября 2002 года между ООО «МП» Международный деловой Центр» (МДЦ) и Detroit Cold Rolling был подписан договор купли-продажи, то выглядело это достаточно рутинно. Контракт оговаривал условия сделки, процедуру согласования в ФГИ (покупатель пакета принял на себя ряд обязательств), порядок оплаты и прочее. Кстати говоря, продавался пакет за 13,15 млн. долл., что даже дешевле, чем его купил сам Черной. И такая дешевизна могла бы насторожить.

Однако МДЦ скорее порадовалась. Фирма это киевская, но с глубокими криворожскими корнями. Свои активы она оценивала где-то в 26 млн. долл., так что для нее даже миллион — весьма приличные деньги. А тут условия очень и очень льготные: плати себе по 600 тыс. в месяц в течение почти двух лет и спи спокойно. Даже то, что для гарантии к контракту прилагался еще один договор — о залоге продукции на 8 млн. долл., выглядело вполне нормально. В общем, ударили по рукам, и МДЦ стало готовить документы для Антимонопольного комитета, в который той же осенью и обратилась за разрешением на покупку.

Возможно, на этом бы все и окончилось, но где-то ближе к концу года г-н Черной передумал (или просто решил развеяться).

Дело в том, что к нему обратился другой покупатель — донецкое ООО «Систем Кэпитал Менеджмент» (СКМ). По данным АМК, занимается оно управлением корпоративными правами, разработкой стратегии и привлечением международных консалтинговых компаний. А известно в Донбассе в основном благодаря тому, что 90% акций компании принадлежат Ринату Ахметову. Вот Ринат Леонидович и поинтересовался у Льва Семеновича, не продаст ли тот пакетик.

В отличие от Черного, он ему был действительно нужен. Владея пакетами акций «Азовстали», Енакиево, Алчевска — и не иметь ни одного даже блокирующего пакета ни на одном из ГОКов. Суммировав пакет Черного со скупленным в свое время для ИСД (любопытно чей он, ведь сейчас все более очевидно, что ИСД и СКМ пишутся с разных букв), можно было рассчитывать на 40%.

Так как г-н Ахметов побогаче МДЦ будет (состоятельнее ли он Льва Черного, иной вопрос), то и условия он предлагал лучшие. Цена, правда, была ниже 13 млн. долл., но зато сразу, безо всяких отсрочек. И все бы ничего, только предлагал ему г-н Черной уже проданный пакет, что выглядело, мягкого говоря, не очень красиво...

Между тем 20 декабря 2002 года Антимонопольный комитет дал МДЦ разрешение на сделку, а через неделю (28 декабря) свою визу наложил и Фонд госимущества. На чем формальности можно было считать законченными, и новый год в МДЦ встречали с достаточно спокойной душой…

Продлилась эта благодать недолго. Когда 10 января 2003 г. было объявлено о банкротстве ЗАО «Укрруда», это, в общем-то, не стало новостью. Куда сильнее комбинат потряс следующий звоночек. 15 января генеральный директор СКМ Игорь Прасалов информировал комбинат, что возглавляемая им организация вскоре купит 25% акций, и просил ознакомиться с реестром. Поскольку на комбинате знали, что пакет продан (и не СКМ), то это их сильно озадачило.

Прасолову вежливо ответили, что пока что в реестре акционеров более чем 10% СКМ, как собственника, не значатся, и информации ему не дадут. И стали ждать развития событий. Кстати, через пару дней комбинат порадовали возбуждением дела о банкротстве. Но это ягодки. А вот подписанный 22 января 2003 года между СКМ и Detroit Cold договор на продажу акций относился, несомненно, к «цветочкам».

Неизвестно, информировали ли Рината Леонидовича, но г-н Черной наверняка должен был знать, что п. 6.1 контракта о том, что «продавец гарантирует, что пакет акций не является проданным, переданным третьим лицам» и проч., мягко говоря, не очень достоверна. И все же ничего хорошего для МДЦ не ожидалось.

Одной из особенностей подписания любого контракта является согласование его в Антимонопольном комитете. При этом уже полученное разрешение от комитета в целом ничего не значит — АМК может выдать их хоть десяток разным субъектам. Однако если у вас разрешения нет, то заключать контракт вы не можете. МДЦ, как отмечалось, разрешение накануне нового года получил.

Однако не прошло и месяца, как позиция АМК сменилась на прямо противоположную. Центральный ГОК решили срочно проверять, а самому МДЦ немедленно предъявили обвинение в том, что он связан с «участником, имеющим интересы на других ГОКах». Это, по мнению АМК, могло привести к монополизации рынка. Правда, название таинственного партнера не приводилось. Да и в декабре, когда комитет несколько недель изучал все предоставленные документы, его это вопрос мало тревожил.

«Проснувшаяся» бдительность комитета особенно трогательно смотрелась на фоне того, что прежде он без возражений пропустил управлять комбинатом ту же «Укрруду», акционерами которой были два директора конкурирующих ГОКов. На комбинате ничего хорошего от новых проверок не ждали и считали их незаконными. О чем, собственно, и заявили в суде.

Впрочем, сам АМК в формальности особо не вдавался, а 12 февраля отозвал свое решения о выдаче разрешения МДЦ. Основанием стало «ходатайство участника предпринимательской деятельности».

По чисто случайному совпадению, через день комитет заявил о разрешении ЗАО «Систем Кэпитал Менеджмент» на приобретение акций ОАО «Центральный горно-обогатительный комбинат», обеспечивающих СКМ более 25% голосов в высшем органе управления ЦГОКа.

Даже если с этого момента легитимным договором продажи считать «СКМовский» (что еще предстоит доказывать в суде), то и тогда минимум три недели существовали два договора на приобретение пакета.

В общем, комбинатовским юристам привалила работенка. Возникла целая уйма судебных дел плюс еще иски физических лиц. В общем-то это нормальная практика корпоративной войны. У юристов ЦГОКа, СКМ или того же АМК тоже забот хватает.

А тут еще комбинат неожиданно захлестнула волна проверок со всех сторон. Пожалуй, венцом запросов стало требование предъявить лицензию на право добычи руды. Лицензия у комбината есть, но сам по себе факт трогательного интереса к ее наличию — после 40 лет работы и добычи сотен миллионов тонн руды! — впечатляет.

Проснулся даже «Укрудпром» и решил немедленно провести собрание акционеров Центрального горно-обогатительного комбината. При этом так спешил, что нарушил и сроки, и процедуру подачи заявки. Откровенно говоря, подобные действия доверия к нему ни на ГОКе, ни у акционеров не вызвали. Первое собрание из нарушений по срокам не состоялось. Однако целесообразность проведения второго тоже под вопросом. Государство утратит контроль над предприятием в тот момент, когда более чем консолидированный 40-процентный пакет окажется у одной из групп акционеров. Ну а такую мелочь, что из них 25% акций спорные, все достаточно скоро забудут. До тех пор, пока в Киеве нынешнее правительство, как минимум, благожелательный нейтралитет по отношению к СКМ гарантируется.

А вот руководству комбината после происшедшего на поддержку из столицы рассчитывать трудно. МДЦ будет и того хуже. Т.е. судиться, конечно, не перестанут, но если ГОК уйдет под мощнейшую бизнес-группу страны, спорить с ней окажется на порядок трудней. Фактически после этого приватизацию ЦГОКа можно считать законченной: продажа госпакета станет простой формальностью, что вряд ли порадует ФГИ.

По ходу конфликта потихоньку подзабылось, что началось все с элементарной «разводки», когда столкнули лбами двух покупателей. Теперь в процесс оказались вовлеченными и Антимонопольный комитет, и прокуратура, и суды, где временами не смолкают телефоны. Вы не подумайте плохого: телефонного права у нас нет, разве что старшие товарищи иногда могут дружески посоветовать.

Самое смешное, что ситуация превратилась в театр с одним зрителем — Львом Черным. О нем снова говорят, пусть и не очень громко, с ним считаются и под его действия, по факту, подстраивают действия органов целого государства. Хотя за пять месяцев громкого конфликта он ни разу не прокомментировал происходящее. Ну хотя бы объяснил, зачем дважды продал акции.

Между тем, если в чем и есть согласие между сторонами, так это в том, что договоров было все-таки два. Хорошо, хоть помнят, что продавец был один. Надо думать, сейчас он получает искреннее удовольствие. Не от денег (что такое для него 13 млн. долл.?), а от процесса. Который действительно пошел. Вопрос — где остановится и кто от этого выиграет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно