ТРЮКАЧИ ИЗ ENRON

1 февраля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Крупнейшее банкротство в мире 2 декабря 2001 года Enron, самая большая в мире энергетическая корпорация и седьмая по величине компания в США, внезапно объявила о своем банкротстве...

Офис компании Enron в Хьюстоне (штат Техас)
Офис компании Enron в Хьюстоне (штат Техас)

Крупнейшее банкротство в мире

2 декабря 2001 года Enron, самая большая в мире энергетическая корпорация и седьмая по величине компания в США, внезапно объявила о своем банкротстве. Следствие, которое длится уже около двух месяцев, почти ежедневно вскрывает новые детали, потрясающие весь финансовый мир и политический истеблишмент США. На поверхность всплывают финансовые махинации Enron, его партнеров, аудиторов, за ними следуют отставки высшего менеджмента компании, заявления администрации президента Буша и даже самоубийство бывшего вице-президента Enron. Стало известно, что от акционеров и инвесторов компания утаила более чем 70 млрд. долгов. Классический финансово-политический триллер происходит как бы в режиме он-лайн, поскольку следствие лишь набирает обороты.

Начало конца

Официальные летописцы скандала утверждают, что первые его симптомы появились в середине августа прошлого года, когда некая Шарон Уоткинс, вице-президент по корпоративному развитию в подразделении глобальных финансов Enron, направила тревожное письмо председателю компании Кеннету Лэю. Уоткинс писала, что «новая экономика» Enron, по ее мнению, не что иное, как трюк, состоящий в «обмане доверия» инвесторов, который может разрушить репутацию одной из самых уважаемых корпораций в мире. Щепетильная сотрудница, в прошлом бухгалтер аудиторской фирмы Arthur Andersen, в результате собственных умозаключений пришла к выводу о том, что небывалый успех Enron базировался на лжи. В том письме, которое дней десять тому обнаружено в ходе следствия, Уоткинс писала боссу, что «мы взорвемся в волне бухгалтерских скандалов». Взрыв произошел спустя три с половиной месяца...

Enron был образован в 1985 году путем слияния двух компаний по предоставлению коммунальных и энергетических услуг — Houston Natural Gas и InterNorth. Его активная деятельность, ни много ни мало, воспринималась как революционная на энергетических рынках Америки. Скоро Enron попал в обойму любимцев Уолл-стрит и оказался на седьмом месте в списке крупнейших компаний США.

Между тем обозначенный круг интересов Enron — транспорт газа и производство электричества — стал тесен, и компания значительно расширила свою деятельность: изобретались странные и одновременно прекрасные контракты, которые позволяли различным компаниям контролировать собственные расходы на электроэнергию. Расширяться и расти было несложно, имея в президентах, а затем и в председателях правления Кеннета Лэя — известного политического деятеля, человека-моторчика в бизнес-среде, который был накоротке с Биллом Клинтоном, Тони Блэром и с Бушем-младшим. Последний во времена своего техасского губернаторства называл Лэя не иначе как «Кенни-бой».

На каждого хитреца довольно ошибок

В чем же состояло трюкачество Enron, которое имеет много общего с обычным мошенничеством? И что это за странные контракты и иные «прекрасные» изобретения, созданные изощренными умами управленцев еще недавно одной из самых процветающих фирм мира? Как оказалось, на протяжении последних лет компания фактически понесла миллиарды долларов убытков, которые искусно прикрывала манипуляциями с финансами. Звучит странно, но управленческая верхушка Enron была настолько самоуверенна (или неосторожна?), что не замечала тиканья бомбы замедленного действия: проводились все новые сложные, часто запутанные сделки, с помощью которых прятали предыдущие обязательства и огромные долги Enron.

Для маскировки реального масштаба убытков миллионы долларов накачивали в подозрительные инвестиционные компании-спутники. Многие из них, созданные при непосредственном участии бывшего финансового директора Эндрю Фастова, гарантировались акциями могущественного Enron. При помощи так называемых внебалансовых компаний-партнеров с баланса Enron убирались долговые обязательства, чтобы придать компании более здоровый вид в глазах инвесторов и рейтинговых агентств, и само собой — для поддержания стоимости ее акций. Создавались и другие компании-партнеры, через которые происходили мобилизация наличности и финансирование амбициозных планов расширения Enron.

Человеку, не посвященному в финансовые тонкости инвестиционного бизнеса, вообще трудно уяснить сложные и запутанные схемы, придумываемые менеджментом Enron. Например, созданной компании Raptor был предоставлен кредит в 500 млн. долл. в виде акций Enron. Raptor выдает долговую расписку на эту сумму, а Enron учитывает в балансе этот вексель как актив. Кредит также гарантируется Enron, который обещает расплатиться с Raptor еще большим количеством акций, если тот будет не в состоянии выплатить этот кредит. Raptor затем покупает акции высокотехнологичных компаний, а волшебные счетчики Enron насчитывают 500 млн. долл. прибыли на растущей стоимости акций компании, в которую Raptor инвестировал деньги в 2000 году. Но когда акции этой компании падают на самое дно вместе с их собственниками, Raptor уже не в состоянии выплатить кредит. Enron как гарант вынужден выпускать акции, чтобы покрыть платежи. Но его собственные акции также находятся в процессе падения, потому требуется все больше и больше новых акций для покрытия долга...

Raptor был лишь одной из дюжины подобных компаний-спутников. Обозреватели считают, что суммы, которые были инвестированы Enron в свои внебалансовые компании, окажутся гораздо большими, чем можно было предположить вначале. На прошлой неделе уже появилась информация о 5 млрд. долл.

Между тем еще за три-четыре месяца до банкротства акции Enron выглядели одними из самых привлекательных на фондовом рынке. И никто не знал, что уже в 1997 году прибыли Enron на 75% были накачаны искусственно, потому что инвестиции в компании-спутники не учитывались в консолидированном балансе компании.

Вся эта лже-инновационная бухгалтерия дала свой первый плод в октябре прошлого года, когда компания ошарашила фондовый рынок признанием, что ее чистая рыночная стоимость сократилась на 1,2 млрд. долл. Столь неожиданное появление огромной финансовой дыры вызвало пристальный интерес к методам ведения бизнеса в Enron, посему вторым плодом стало объявленное в начале декабря банкротство. А все схемы хитроумного бизнеса энергетического гиганта обеспечивают сегодня работой различные следственные комиссии и следователей ФБР.

Богатый бедному —
и не друг, и не товарищ

Корпоративная история не располагает конкретными данными о том, как часто и насколько успешно президенты компаний убеждают своих рядовых сотрудников покупать акции собственных предприятий. Говорят, практика эта довольно распространена. И рядовой Джон-Пит-Стив-Майк, внемля голосу мудрого руководства, свои сбережения вкладывает через пенсионные фонды в акции родного предприятия — он хочет быть уверенным в своем завтрашнем пенсионном дне. А то, что за пенсионные вклады сотрудников Enron были выкуплены 60% всех акций Enron, их не настораживало — ведь родная компания процветала. Так думали 6 тыс. сотрудников Enron и в счастливой уверенности ждали дивидендов. 2 декабря они разорились вместе с Enron. Обеспеченная старость исчезла с горизонта. В общей сложности из стоимости пенсионных фондов Enron исчез 1 млрд. долл.

Веруя в успешный бизнес компании, «рядовые» ее производств не догадывались, каким образом «генералы» зарабатывали свою «пенсию». А способ оказался очень незамысловатым: имея в собственности немалые пакеты акций Enron, руководство продавало опционы на пике их рыночной цены. Правда, для быстроты сделок никогда не запрашивали номинальную стоимость, а чуть пониже. Это — первое. Второе — никогда не отмечали такого рода продажи в бухгалтерских и других регистрационных книгах фирмы.

Таким образом, 29 нынешних и бывших директоров Enron обвиняются в том, что от продажи принадлежащих им акций Enron положили в собственный карман почти 1,2 млрд. долларов. Как выяснилось в процессе следствия, Кеннет Лэй за последних два с половиной года продавал акции 350 раз. События лишь одного августа говорят о многом: 15-го числа мисс Уоткинс написала Лэю тревожное письмо, он назначил ей встречу на 22-е, а 20 и 21-го продал свои опционы на 93620 акций на общую сумму 2 млн. долл., при номинальной их стоимости 3,5 млн. долл. Сегодняшняя их стоимость — менее 48 тыс. долл.

Лэй, конечно, не был одиноким продавцом. Другие управляющие практиковали такой же личный бизнес.

Инвесторам, которые покупали эти акции, и в голову не приходило, что престиж компании держится на пустом месте, что в ее долговом портфеле более 70 млрд. долл. И с чего бы инвесторам волноваться? Ведь существует институт аудиторства. Состоит он в том, что совет директоров компании нанимает аудиторскую фирму, которая проверяет все счета и бухгалтерские операции компании, а компания, заинтересованная в доверии инвесторов, оплачивает эту честную и бескомпромиссную работу. Аудитором Enron выступала не менее известная и уважаемая консалтинговая фирма Arthur Andersen.

Выгодно признаться позже (если не успел раньше)

В результате проводимого следствия стало известно, что аудитор Enron — фирма Arthur Andersen якобы подозревала о неблагополучном состоянии дел в проверяемой компании. И даже еще в прошлом феврале якобы обсуждался вопрос о том, чтобы исключить Enron из числа клиентов из-за сомнительной бухгалтерской практики. Такова, во всяком случае, версия Дэвида Данкена, которого Arthur Andersen уволил две недели назад.

Данкен принадлежал к верхушке компании, был партнером, зарабатывая 1 млн. в год, возглавлял офис компании в Хьюстоне, где как раз и проверялись счета Enron. Именно он возглавил акцию по уничтожению тысяч бумажных и электронных документов, после того как Комиссия по ценным бумагам и фондовым рынкам США начала расследование по Enron. Но «вчерашняя» бумагорежущая машина не в состоянии уничтожить «сегодняшние» электронные файлы в компьютерах. Многие из них уже найдены и восстановлены.

Данкен согласился давать показания и сейчас помогает регулирующим органам в проведении расследования. Спасая себя, он может оказаться, по иронии судьбы, самым рьяным «гробокопателем» всемирно известной компании Andersen. Понятно, что он не мог действовать в одиночку. Свидетельства причастности к делу других высокопоставленных в Andersen фигур появились с обнаружением меморандума о заседании руководства в августе, на котором обсуждалось письмо Уоткинс. Так что Andersen, в принципе, получил сигнал о неблагополучии в Enron. Но ничего не предпринял. Может быть, потому что аудиторская фирма зарабатывала один миллион долларов в неделю на комиссиях от Enron и даже надеялась удвоить эту цифру...

Кроме того, стало известно, что еще год назад комиссионные проплаты Enron своему аудитору достигли 100 млн. долл. и сделали Enron крупнейшим клиентом Andersen.

Если обвинители смогут доказать, что Enron был замешан в мошенничестве и что Andersen знал об этом, но молчал, аудиторской компании может быть выставлена к оплате сумма, которая испарилась из рыночной стоимости Enron с момента последнего аудита компании. Главный управляющий Arthur Andersen Джозеф Берардино заявил, что падение Enron было вопросом экономическим и никак не касалось его, Andersen, бухгалтеров: «Это компания, где не сработала модель бизнеса».

Ни для кого уже не секрет, что некогда счастливая звезда Arthur Andersen закатилась. Вместе с документами уничтожалась репутация одной из самых респектабельных аудиторских фирм в мире. Почти 90 лет Arthur Andersen находится на карте мирового бизнеса, в его офисах в 84 странах мира работает 85 тыс. человек, среди его клиентов имена, которые говорят сами за себя, — General Motors, Compaq, Colgate Palmolive, медиа-корпорация Мэрдока News Corp. Arthur Andersen входит в число крупнейших аудиторов в мире, известных под названием Big Five («большая пятерка»).

Сегодня, вследствие вовлечения Andersen в скандал с Enron, падает репутация всего аудиторского цеха. Во главу угла ставится вопрос о реформе финансовой отчетности и регулировании бухгалтерской деятельности.

Известно, что финансовое благополучие аудиторских компаний зависит от консультационных вознаграждений, а не от количества аудиторских проверок. Исследование, проведенное американской Комиссией по ценным бумагам и рынкам, обнаружило, что на каждый доллар, полученный «большой пятеркой» в результате аудита, приходится 2,69 доллара, заработанного на консультациях. Если бы аудит отделить от других услуг, бухгалтера бы обанкротились. Поэтому существующий конфликт интересов между проведением аудита и предоставлением консультационных услуг для одной и той же компании за ее же деньги ставит под вопрос объективность и первого, и вторых. И побуждает Комиссию по ценным бумагам говорить о том, что система должна перейти от саморегулирования к созданию независимого регулирующего органа для аудиторских компаний.

Все тайное когда-нибудь становится явным

Когда в середине января Министерство юстиции США объявило о начале уголовного расследования по делу о банкротстве Enron Corp., газетные заголовки согревали сердца демократов. Как же, Enron был крупнейшим донором республиканской партии! Кеннет Лэй финансировал Буша-младшего и во время губернаторской кампании, и во время президентской. Наблюдающий мир, таким образом, добрался до самого сладкого, вернее «соленого», куска скандального пирога — политического.

У демократов, правда, нет особых причин обижаться на Enron: в своих политических «пожертвованиях» компания не обошла вниманием их партию. Но республиканцев «любили» гораздо больше. Только в 2000 году они получили от Enron около 2 млрд. долл., что составило 72% всех предвыборных пожертвований. А за последнее десятилетие на счета Республиканской партии поступило 4 млрд. 212 тыс. долл., то есть 73% от общей суммы. Демократам за этот же период была оказана «помощь» в размере 1 млрд. 600 тыс. долл. (27% от общей донорской цифры).

Кроме того, из рук Enron получали пожертвования многие конгрессмены и сенаторы. Немало членов теперешней команды Буша имели непосредственные отношения с Enron и его управленцами. Потому многим из них придется в качестве свидетелей посещать слушания в Конгрессе по банкротству Enron.

Например, Томас Уайт, госсекретарь вооруженных сил, 11 лет своей предыдущей карьеры возглавлял один из департаментов Enron. Он считается одним из самых крупных индивидуальных владельцев акций компании — на сумму около 50 млн. долл. Если Уайт предстанет перед комиссией Конгресса, то сам этот факт поставит администрацию в неловкое положение: известно, что Уайт планирует ускорить приватизацию компаний-поставщиков энергии вооруженным силам, а именно от этих планов напрямую получил бы выгоду Enron.

Стараниями демократов, которые жаждут помочь правящим республиканцам во вступлении в собственный «гейт» (без которого не обходится ни одна администрация в США), и при помощи различных следственных и печатных органов ежедневно на-гора выдается новая информация по теме «Enron — Белый дом». В связи с этим, например, генеральный прокурор Джон Эшкрофт, получивший 60 тыс. долл. от руководителей Enron на свое переизбрание, был вынужден взять самоотвод от процесса расследования. Лэрри Линдзи, экономический советник, заработал 50 тыс. долл. в качестве консультанта Enron в 2000 году, как раз перед своим переездом в Белый дом. Известно, что министр финансов Пол о’Нилл особенно часто встречался с главой Enron. Но когда Лэй позвонил ему, чтобы проинформировать о финансовых проблемах Enron, то о’Нил ничего не предпринял. А позже заметил, что «есть компании, которые появляются на свет, и есть те, которые умирают. В этом суть капитализма».

Кстати, это правда, что администрация Буша и пальцем не пошевелила, чтобы спасти своего крупнейшего донора, стремительно идущего ко дну, и гордо заявляет, что «не чинит препятствий расследованию».

Тем не менее, Джордж Буш и члены его кабинета находятся под возрастающим давлением со стороны демократов и общественности, требующих раскрытия всех контактов правительства с Enron. Особенное внимание приковано к вице-президенту США Дику Чейни, который, будучи руководителем рабочей группы по энергетике, шесть-семь раз встречался с Кеннетом Лэем и другими управляющими Enron в 2001 году для обсуждения национальной энергетической политики США. После того, как в январе стало известно, что как минимум 17 пунктов энергетической программы Буша было пролоббировано Enron, страсти накалились. Глава Счетной палаты Конгресса Дэвид Уокер предупредил, что готов пойти на беспрецедентный шаг — в судебном порядке заставить правительство раскрыть имена, если оно не сделает этого до конца нынешней недели.

Вот уже всю неделю Дик Чейни не сходит с новостийных экранов США, и в каждом интервью повторяет одну фразу: скандал вокруг Enron — дело бизнеса, и ничего общего с политикой не имеет. Пару дней тому эту же фразу повторил президент Буш.

А между тем не все так невинно, как пытаются рассказать народу многочисленные спикеры от Белого дома.

В 1995 году «Международный монитор» назвал Enron одной из худших корпораций мира. Два года спустя Enron стал единственной компанией (а не правительством, как это обычно бывает), чью деятельность расследовала «Амнести Интернешнл» после того, как собственная полиция Enron атаковала жителей индийской деревни, протестовавших против строительства электростанции в штате Махараштра. Всемирный банк тогда также осудил эти планы.

На прошлой неделе стало известно, что Чейни в июне прошлого года беседовал с представителями правительства Индии, пытаясь помочь Enron вернуть крупные долги, возникшие в результате его инвестиций в строительство упомянутой электростанции. Белый дом по данному поводу сказал, что не получал от Enron соответствующей просьбы...

Каким путем пойдут следственные процессы, покажет время. Однако известно, что общим политическим фоном следствия будет (и уже, собственно, есть) тема особых дружеских отношений администрации Буша с богатыми людьми и крупными корпорациями.

Продолжение следует

Последняя декада января, в хронике скандала вокруг Enron, оказалась весьма драматичной.

Рано утром в пятницу, 25 января был найден в своей машине мертвым 43-летний Клиффорд Бакстер, бывший вице-президент Enron. Он выстрелил себе в голову, оставив предсмертную записку. Бакстер ушел из Enron в мае прошлого года в основном из-за разногласий с финансовым директором Эндрю Фастовым — он был против использования внебалансовых фирм-спутников Enron.

Известно также, что Бакстер был в числе тех 29 директоров компании, против которых акционеры и бывшие служащие компании возбудили судебное дело о продаже акций на основе использования внутренней информации, в то время как инвесторы были введены в заблуждение по поводу реального финансового состояния Enron. В ходе следствия оказалось, что Бакстер в январе прошлого года продал акций на 10 млн. долл., а всего за три последних года — на 35,2 млн. долл. Однако ни бывшие коллеги, ни семья, ни следствие не могут понять причину самоубийства.

А двумя днями раньше, 23 января, ушел в отставку 59-летний Кеннет Лэй, председатель правления и главный управляющий Enron. Его уход даже у самых яростных его критиков, вызвал смешанные чувства. Человек, который когда-то сделал себя сам, а затем из обычной газовой компании соорудил энергетический гигант с годовым оборотом в 100 млрд. долл., отдал ему 17 лет жизни, взобрался на верхушку бизнес-элиты США, теперь пришел к столь бесславному концу своей карьеры. Однако трудно предположить, что о финансовом и нравственном падении Enron, столь тщательно маскируемом от внешнего мира, ему не было, как минимум, известно.

В США и демократы, и республиканцы, попользовавшись щедростью Enron в конце 90-х, сейчас или возвращают деньги, или направляют их в благотворительные фонды, которые создаются для помощи тысячам работников Enron, потерявшим работу. Большинство операций Enron Corp. заблокировано. Какая-то часть компании будет продана, какая-то — просто закрыта.

Крах, к которому энергетическая компания Enron неминуемо приближалась и в котором смешались обман, жадность, предательство, финансовые махинации, в равной степени потряс и Капитолийский холм в Вашингтоне, и Уолл-стрит в Нью-Йорке. Да и весь остальной мир.

Велик соблазн одолжить для этой истории банальный эпиграф о том, что богатые, мол, тоже плачут. Но рано, пока что рано. Потому что заплачут они лишь в том случае, если другие богатые этого захотят... А они, как никто, помнят: от сумы да от казны не зарекайся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно