ТРУЖЕНИКИ «ОАЗИСОВ» И ТРУЖЕНИКИ «ПУСТЫНИ» МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС В УКРАИНЕ: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЦИФР

18 октября, 2002, 00:00 Распечатать

По мнению большинства специалистов, изучающих опыт трансформации постсоциалистических экономик,...

По мнению большинства специалистов, изучающих опыт трансформации постсоциалистических экономик, одним из главных индикаторов успешности реформ является развитие малого и среднего бизнеса, своеобразных проводников новой системы хозяйствования. Утверждается, что успешность польских реформ была во многом предопределена размахом включения в рыночную экономическую деятельность более двух миллионов частных предпринимателей (физических лиц) и сотен тысяч новых малых предприятий, эффективность которых оказалась выше, нежели старых крупных предприятий. Считается, что стимулируемое государством перетекание ресурсов от старых предприятий к новым стало источником экономического роста в успешно трансформируемых экономиках.

Как свидетельствует анализ, проведенный специалистами Всемирного банка в Венгрии, Польше и Чешской Республике, произошел быстрый рост новых предприятий, где теперь работают более 50% занятых (что соответствует среднему показателю в ЕС) и производится от 55 до 65% валовой добавленной стоимости. Что же касается некоторых стран СНГ, то в отчете приводятся данные о небольшом росте новых предприятий, а также занятости и объемам производства на них. Относительно Украины говорится о 17% занятых и 20% добавленной стоимости. И вывод: в Украине, как и в большинстве других стран СНГ, малый и средний бизнес (МСБ) не стал локомотивом экономического роста, поэтому реформы буксуют.

По нашим расчетам, ситуация с развитием малого и среднего бизнеса в Украине в корне отличается от вышеприведенных данных. По удельному весу занятых сектор МСБ достиг евростандартов, но от этого не легче – он так и не стал полноценным проводником рыночных инноваций и двигателем экономического роста, демонстрируя низкую эффективность деятельности. Более того, в его тандеме с крупным бизнесом сформировался особый сегмент «предпринимательства», нарушающий правила игры и разрушающий базисные условия развития как экономики, так и общества в целом.

Для отнесения того или иного предприятия к микро-, малому или среднему бизнесу мы исходили из показателей среднесписочной численности занятых и объемов производства в соответствии с предельными нормами, принятыми в Польше. В расчетах использовались обезличенные первичные данные статистической отчетности предприятий по форме №1 — Предпринимательство (годовая) «Отчет об основных показателях деятельности предприятий», где представлена информация о деятельности хозрасчетных предприятий Украины всех форм собственности и организационно-правовых форм хозяйствования, кроме фермерских хозяйств с численностью до 50 человек. Таким образом, нами были охвачены все юридические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Вне первого этапа расчетов оказались предприниматели — физические лица.

Для сравнения, в польской статистике при расчетах представительства малого и среднего бизнеса учитываются все предприниматели, включая физические лица, числящиеся в реестре REGON. Т.е. практически все представители бизнеса, кроме занятых в сельском, лесном хозяйстве, рыбной ловле, финансовом посредничестве и государственной администрации. У нас же в 2001 году 5,5 млн. человек были отнесены к самозанятым, из их числа почти половина — к занятым в подсобном домашнем хозяйстве, а из оставшихся более миллиона — к сфере частного предпринимательства, и в нашем расчете они могут быть отнесены к микробизнесу.

По результатам проведенных расчетов, представленных в таблице (см. на стр. 7), выяснилось, что в Украине на предприятиях малого и среднего бизнеса в прошлом году было занято 45,9% (43,9% в 2000-м) от общей численности штатных работников предприятий, отчитывающихся по форме 1-Предпринимательство. При этом на микропредприятиях (с численностью от 0 до 5 человек) было занято 2,5% (2,2% в 2000-м), на малых предприятиях (с численностью от 6 до 50 чел.) — 16,0% (13,7% в 2000-м), на средних (от 51 до 250 чел.) — 27,3% (27,9% в 2000-м). Кроме того, была выявлена еще одна группа так называемых «аномальных» предприятий, которые пришлось вычленить отдельно, поскольку последние отличались от общей массы тем, что по численности занятых их следовало бы отнести к микро- или малым, а по объему выпуска — к средним или большим. Объем производства, приходящийся здесь на одного работника, приближался к заоблачному для нашей экономики миллиону гривен и тем самым превышал какие-либо «нормы» производительности труда, что свидетельствовало о своеобразных, точнее — своекорыстных, целях создания этих предприятий, но об этом ниже.

Итак, в 2001 году предприятия малого и среднего бизнеса количественно выросли, составив 97,5% от всего количества предприятий, произвели лишь 15,5% от общего объема выпуска, задействовав почти 46% из общего количества занятых, то есть работали с очень низкой производительностью. При этом официально показываемая средняя заработная плата на предприятиях МСБ составляла чуть более половины от прожиточного минимума, что свидетельствует как о масштабном утаивании здесь производственных оборотов, особенно в сфере услуг, так и о практикуемом занижении официальных заработков. Экспертно эти объемы и заработки можно удвоить, чтобы определить истинный масштаб деятельности МСБ в Украине. Если же добавить к численности работников микро-, малых и средних предприятий численность предпринимателей, работающих в бизнесе без оформления юридического лица, а их больше одного миллиона, то общий показатель (без учета занятых в подсобных домашних хозяйствах) составит почти 60% от всего количества занятых в сфере предпринимательства. Следует отметить, что, по данным выборочных обследований домашних хозяйств, уже треть продукции, производимой в них, тоже идет на рынок. Значит, треть «подсобников» волей-неволей тоже предпринимательствует.

Однако та же статистика свидетельствует, что из всего количества предприятий МСБ 22% имеют отрицательный или нулевой производственный результат, а на 27% уровень годового производства находится в пределах 0,1—30 тыс. грн. При этом суммарный результат деятельности обеих групп — отрицательный. Это означает, что половина предприятий Украины, из тех, кто по уровню производства находится в нижней иерархии пирамиды, практически ничего не дают «ні собі ні людям». Во всяком случае — официально.

Основными видами деятельности в микро- и малом бизнесе в Украине стали «оптовая и розничная торговля, торговля транспортными средствами и услуги по ремонту» (41% от объема производства на микропредприятиях и 30,3% на малых), операции с недвижимостью и сдачей под найм, а также услуги юридическим лицам (17,2% и 11%), строительство (9,6% и 12,6%). Именно эти сферы одновременно являются плодотворной нивой теневого производства.

Если взглянуть на деятельность МСБ под другим углом зрения — насколько этот сектор представлен в различных видах деятельности, то мы увидим, что в сельском хозяйстве он покрывает более половины выпуска (это без учета домохозяйств), в строительстве — 65%, в торговле — более половины, в сфере услуг в целом колеблется от 60 до 75%. Практически только в промышленности ему оказалось сложно развернуться. Так, в добывающей промышленности доля МСБ составила в 2001 году всего 3,2%, а в обрабатывающей — чуть более пятой части. Учитывая тот факт, что, в отличие от польских предпринимателей, имевших собственные сбережения для инвестирования в свой бизнес, сбережения потенциальных украинских предпринимателей исчезли еще в период гиперинфляции, свою деятельность им, в подавляющем большинстве, пришлось начинать с нулевым финансовым ресурсом. Поэтому и устремления сосредоточились на менее инвестиционно емких областях.

Теперь вернемся к аномальным предприятиям, которые были отсортированы по признаку суперпроизводительной деятельности. Похоже, что этот феномен, даже если отбросить какую-то долю на статистическую ошибку, является кормушкой для уже другой «иерархии», или ресурсом созидания оазисов благоденствия среди пустыни. А в фантастических результатах деятельности аномальных «маленьких» предприятий кроются оттоки прибыли предприятий крупных. Следовательно, мы имеем дело с сокращением финансовых ресурсов в обороте последних, дивидендов для миллионов акционеров — с одной стороны, и легальной финансовой нивой для обогащения отдельных лиц, «материальной помощи» отдельных политических групп — с другой… Можно и дальше перечислять следствия, однако это уведет нас за пределы нашего сухого экономического анализа. Поэтому вернемся к языку цифр.

Итак, чем примечательны эти аномальные предприятия? Основным видом их деятельности является оптовая торговля всевозможными товарами, которая в 2001-м охватила 63% их «производства», плюс прочие виды посреднической деятельности, а также операции с недвижимостью и сдача ее в найм (около 9% объемов). Так, в 2001году некие 261 предприятие, из числа занимающихся оптовой торговлей, умудрились произвести торговых услуг средним объемом более 8 млн. грн. на одного штатного сотрудника. При этом минимальная «производительность» в этой группе составила немногим меньше миллиона, а максимальная — несколько сотен миллионов гривен. Или еще пример: на 88 предприятиях, торгующих топливом, стоимость производимых услуг на одного занятого колеблется от нескольких сотен тысяч до десятков миллионов гривен. (!). Есть и примеры в товарном производстве. Некое предприятие, чьей сферой деятельности является «подземная добыча каменного угля», своей малой численностью в три человека сумело «добыть» угля почти на 3 млн. грн., а реализовать — на 4 млн. Интересно, не потребовалась ли им еще и дотация из бюджета?

Простой анализ данных о численности занятых и объемах производства товаров и услуг на данных предприятиях говорит об особом статусе и вполне конкретных задачах их создания. Сотворение финансовых «русел» для процветания «оазисов» является обратной стороной медали, а возможно, и причиной сокрытия доходов для бесчисленного множества мелких предпринимателей. Последнее становится противовесом первому, поэтому пока существует такая экзотика, мелкие предприниматели будут всячески прятать свои доходы.

С макроэкономической точки зрения этот феномен вносит диссонанс в работу ансамбля участников растущего украинского рынка: нарушаются правила игры, «надуваются» владельцы акций, что подрывает перспективность развития фондового рынка и превращает его лишь в средство дележа сфер влияния; нарушаются воспроизводственные пропорции, дестабилизируются инвестиционные циклы и стабильность экономического роста, сводятся на нет потуги вывода страны на инновационную траекторию развития, ухудшается экономическая среда в целом и внешний имидж Украины. Появление экстремально высокодоходной группы населения (жителей «оазиса») ведет к образованию экстремально низкодоходных групп (жителей «пустыни»), бедности, нищеты, преступности…

Одновременно формируется неэффективная структура спроса, что делает его неполноценным, даже рваным. Между тем в странах с более равномерной дифференциацией доходов образуется гармоничный, плавно нарастающий аккордный спрос, который дает равномерно увеличивающийся спектр импульсов к развитию, воздействуя на появление новых и развитие старых производств, а это в свою очередь порождает разнообразные рынки и соответствующую им сеть полноценного малого и среднего предпринимательства.

Итак, к малому и среднему бизнесу в Украине уже приобщилось более половины всех занятых, и численность их растет. Но, к сожалению, эту сферу пока нельзя назвать проводником эффективного рынка: производительность труда здесь ниже, чем на больших предприятиях (правда, фиксируется лишь часть результатов деятельности). Неэффективность легального МСБ во многом связана с изначальным отсутствием финансовой ресурсной базы и опыта работы, слабой развитостью рыночной и информационной инфраструктуры. Однако сейчас главная причина экономической слабости массового предпринимательства кроется в системной деформации распределения доходов в стране, навязывающей МСБ функцию противовеса оттоку доходов в «резервуары» малочисленных представителей «аномального» легального и крупного теневого предпринимательства. Появление и развитие столь экзотического феномена порождает и другие «экстримы», крайне негативно влияющие на все экономические процессы, создает нездоровый фон в экономической среде, препятствует стабильности и динамизму экономического роста.

Итак, в 2001 году предприятия малого и среднего бизнеса количественно выросли, составив 97,5% от всего количества предприятий, произвели лишь 15,5% от общего объема выпуска, задействовав почти 46% из общего количества занятых, то есть работали с очень низкой производительностью. При этом официально показываемая средняя заработная плата на предприятиях МСБ составляла чуть более половины от прожиточного минимума, что свидетельствует как о масштабном утаивании здесь производственных оборотов, особенно в сфере услуг, так и о практикуемом занижении официальных заработков. Экспертно эти объемы и заработки можно удвоить, чтобы определить истинный масштаб деятельности МСБ в Украине. Если же добавить к численности работников микро-, малых и средних предприятий численность предпринимателей, работающих в бизнесе без оформления юридического лица, а их больше одного миллиона, то общий показатель (без учета занятых в подсобных домашних хозяйствах) составит почти 60% от всего количества занятых в сфере предпринимательства. Следует отметить, что, по данным выборочных обследований домашних хозяйств, уже треть продукции, производимой в них, тоже идет на рынок. Значит, треть «подсобников» волей-неволей тоже предпринимательствует.

Однако та же статистика свидетельствует, что из всего количества предприятий МСБ 22% имеют отрицательный или нулевой производственный результат, а на 27% уровень годового производства находится в пределах 0,1—30 тыс. грн. При этом суммарный результат деятельности обеих групп — отрицательный. Это означает, что половина предприятий Украины, из тех, кто по уровню производства находится в нижней иерархии пирамиды, практически ничего не дают «ні собі ні людям». Во всяком случае — официально.

Основными видами деятельности в микро- и малом бизнесе в Украине стали «оптовая и розничная торговля, торговля транспортными средствами и услуги по ремонту» (41% от объема производства на микропредприятиях и 30,3% на малых), операции с недвижимостью и сдачей под найм, а также услуги юридическим лицам (17,2% и 11%), строительство (9,6% и 12,6%). Именно эти сферы одновременно являются плодотворной нивой теневого производства.

Если взглянуть на деятельность МСБ под другим углом зрения — насколько этот сектор представлен в различных видах деятельности, то мы увидим, что в сельском хозяйстве он покрывает более половины выпуска (это без учета домохозяйств), в строительстве — 65%, в торговле — более половины, в сфере услуг в целом колеблется от 60 до 75%. Практически только в промышленности ему оказалось сложно развернуться. Так, в добывающей промышленности доля МСБ составила в 2001 году всего 3,2%, а в обрабатывающей — чуть более пятой части. Учитывая тот факт, что, в отличие от польских предпринимателей, имевших собственные сбережения для инвестирования в свой бизнес, сбережения потенциальных украинских предпринимателей исчезли еще в период гиперинфляции, свою деятельность им, в подавляющем большинстве, пришлось начинать с нулевым финансовым ресурсом. Поэтому и устремления сосредоточились на менее инвестиционно емких областях.

Теперь вернемся к аномальным предприятиям, которые были отсортированы по признаку суперпроизводительной деятельности. Похоже, что этот феномен, даже если отбросить какую-то долю на статистическую ошибку, является кормушкой для уже другой «иерархии», или ресурсом созидания оазисов благоденствия среди пустыни. А в фантастических результатах деятельности аномальных «маленьких» предприятий кроются оттоки прибыли предприятий крупных. Следовательно, мы имеем дело с сокращением финансовых ресурсов в обороте последних, дивидендов для миллионов акционеров — с одной стороны, и легальной финансовой нивой для обогащения отдельных лиц, «материальной помощи» отдельных политических групп — с другой… Можно и дальше перечислять следствия, однако это уведет нас за пределы нашего сухого экономического анализа. Поэтому вернемся к языку цифр.

Итак, чем примечательны эти аномальные предприятия? Основным видом их деятельности является оптовая торговля всевозможными товарами, которая в 2001-м охватила 63% их «производства», плюс прочие виды посреднической деятельности, а также операции с недвижимостью и сдача ее в найм (около 9% объемов). Так, в 2001 году некое 261 предприятие, из числа занимающихся оптовой торговлей, умудрилось произвести торговых услуг средним объемом более 8 млн. грн. на одного штатного сотрудника. При этом минимальная «производительность» в этой группе составила немногим меньше миллиона, а максимальная — несколько сотен миллионов гривен. Или еще пример: на 88 предприятиях, торгующих топливом, стоимость производимых услуг на одного занятого колеблется от нескольких сотен тысяч до десятков миллионов гривен. (!). Есть и примеры в товарном производстве. Некое предприятие, чьей сферой деятельности является «подземная добыча каменного угля», своей малой численностью в три человека сумело «добыть» угля почти на 3 млн. грн., а реализовать — на 4 млн. Интересно, не потребовалась ли им еще и дотация из бюджета?

Простой анализ данных о численности занятых и объемах производства товаров и услуг на данных предприятиях говорит об особом статусе и вполне конкретных задачах их создания. Сотворение финансовых «русел» для процветания «оазисов» является обратной стороной медали, а возможно, и причиной сокрытия доходов для бесчисленного множества мелких предпринимателей. Последнее становится противовесом первому, поэтому пока существует такая экзотика, мелкие предприниматели будут всячески прятать свои доходы.

С макроэкономической точки зрения этот феномен вносит диссонанс в работу ансамбля участников растущего украинского рынка: нарушаются правила игры, «надуваются» владельцы акций, что подрывает перспективность развития фондового рынка и превращает его лишь в средство дележа сфер влияния; нарушаются воспроизводственные пропорции, дестабилизируются инвестиционные циклы и стабильность экономического роста, сводятся на нет потуги вывода страны на инновационную траекторию развития, ухудшается экономическая среда в целом и внешний имидж Украины. Появление экстремально высокодоходной группы населения (жителей «оазиса») ведет к образованию экстремально низкодоходных групп (жителей «пустыни»), бедности, нищеты, преступности…

Одновременно формируется неэффективная структура спроса, что делает его неполноценным, даже рваным. Между тем в странах с более равномерной дифференциацией доходов образуется гармоничный, плавно нарастающий аккордный спрос, который дает равномерно увеличивающийся спектр импульсов к развитию, воздействуя на появление новых и развитие старых производств, а это в свою очередь порождает разнообразные рынки и соответствующую им сеть полноценного малого и среднего предпринимательства.

Итак, к малому и среднему бизнесу в Украине уже приобщилось более половины всех занятых, и численность их растет. Но, к сожалению, эту сферу пока нельзя назвать проводником эффективного рынка: производительность труда здесь ниже, чем на больших предприятиях (правда, фиксируется лишь часть результатов деятельности). Неэффективность легального МСБ во многом связана с изначальным отсутствием финансовой ресурсной базы и опыта работы, слабой развитостью рыночной и информационной инфраструктуры. Однако сейчас главная причина экономической слабости массового предпринимательства кроется в системной деформации распределения доходов в стране, навязывающей МСБ функцию противовеса оттоку доходов в «резервуары» малочисленных представителей «аномального» легального и крупного теневого предпринимательства. Появление и развитие столь экзотического феномена порождает и другие «экстримы», крайне негативно влияющие на все экономические процессы, создает нездоровый фон в экономической среде, препятствует стабильности и динамизму экономического роста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно