ТРУДНО У ГОСУДАРСТВА С ФИНАНСАМИ.

19 апреля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 19 апреля-26 апреля

ИУФИНАНСОВСГОСУДАРСТВОМТРУДНО В такой ответственный для страны час, когда судьбоносный проект К...

ИУФИНАНСОВСГОСУДАРСТВОМТРУДНО

В такой ответственный для страны час, когда судьбоносный проект Конституции проходит через парламент, а парламент проходит через испытания, когда трудовые коллективы с присущей им прямотой требуют прекратить все это как можно быстрее и демократичнее, хочется присоединить и свой единичный голос к общему хору: да, Конституцию и - да, как можно скорее. Пока не началось. В Конституции, говорят, записано, что Украина - это государство. Имеет смысл такое положение закрепить сейчас, потому что состояние государственных финансов может и не предоставить такой возможности в далеком и неопределенном будущем. А если серьезно, то с этими самыми государственными финансами что-то происходит. С одной стороны, все говорят, что у государства денег нет, с другой - все борются за право получить их как можно больше - в любой форме и на любой срок. Конечный результат борьбы предсказать довольно сложно, но некоторые ее моменты проследить не помешает.

Прости нас, Леопольд...

В прошлом, 1995 году отечественные предприятия реализовали всякой продукции на 10964 триллиона карбованцев. Так говорит Национальный банк, а ему можно верить, поскольку именно он знает, какой объем денег пришел на расчетные счета предприятий в течение года. И это просто замечательно, когда в эпицентре широко рекламируемого кризиса платежей (размером в два квадриллиона), официального валового дохода получается так много. Это как с тем килограммом мяса, который якобы съела кошка. Хозяин кошку взвесил и, увидев, что весы показывают ровно килограмм, задумался: «Ну, мясо здесь, а где же кошка?» В общем, скажите пожалуйста, а где, собственно, кризис?

Кризис, как всегда, в головах. Если прибыль наших предприятий не идет на покрытие задолженности наших предприятий - наступает кризис. Если предприятие предпочитает коллекционировать долги и копить складские запасы - провозглашается кризис. Более того, если, получая прибыль, предприятие далеко не всегда спешит выплатить зарплату, появляется «действенный социальный аргумент» для того, чтобы провозглашенный кризис платежей продлить: как и всякое полезное удовольствие. Для этого достаточно собраться всем миром и веско сказать Президенту: оборотных средств нет, долги есть, а кредитов почему-то не дают и проценты запрашивают невыносимые...

Принимаются меры: предприятия всех форм собственности освобождаются от уплаты пени, начисленной за просроченную задолженность на 1 апреля и не уплаченную до 5 апреля. Кредиты НБУ и госзаймы 1994-95 годов пролонгированы до 1 декабря 1996-го вместе с оплатой процентов. До 1 июня 1996-го правительство должно провести индексацию балансовой стоимости основных фондов предприятий. Раз этак в восемь. При этом гордо подчеркивается, что благодать коснется предприятий всех форм собственности, но не говорится, насколько основные фонды госсектора больше всех вместе взятых основных фондов «других форм». Кстати, о других формах: индексация, например, в восемь раз, основных фондов приватизируемого предприятия в восемь же раз обесценит приватизационные сертификаты, индексацию которых пока лишь обещают. Еще один момент: инфляционный потенциал индексаций с трудом поддается оценке, но в том, что он значителен, мало кто сомневается.

Итак, «прощение» пени и индексация основных фондов. Усиление финансового дисбаланса, инфляционная угроза, приватизационный «облом» - все ради облегчения участи товаропроизводителей. Оно бы и не жаль - ради такой высокой цели, но... «Существующий механизм хозяйствования не дает эффективных способов стимулирования предприятий в разрешении проблемы взаимных неплатежей. Не сможет государство навести порядок в финансах предприятий, если они сами того не желают, ожидая какую-нибудь бесплатную или очень льготную помощь», - считает глава НБУ Виктор Ющенко.

В порядке журналистского искажения цитат так и хочется по-другому расставить знаки препинания: не сможет государство навести порядок в финансах предприятий тчк. Потому, что оно поддерживает и лелеет ту самую систему, при которой есть резон копить задолженность, номинально оставаясь в госсекторе, поддерживать высокий уровень цен и высокую рентабельность. Есть резон не платить долги, то есть как можно дольше пользоваться предоставленным кредитом - ведь, как выяснилось, за это и в самом деле ничего не будет. Никто не придет тебя «банкротить», наоборот, чтобы поддержать производство еще и госзаказ подкинут и его же оплатят. Чертовски приятно к тому же, что госзаказ может получить предприятие любой формы собственности - это дает ощущение свободы и братства (но, увы, оставляет за бортом равенство).

Кстати, о госзаказе. Жив курилка. Кабинет министров напряженно определяет: сколько и какой продукции необходимо произвести в приоритетном порядке и каким предприятиям следует доверить производство. Каким? Доверенным, конечно. Чтобы у директора не болела голова о сбыте продукции - государство и цену установит, и все купит. Остается, во всяком случае, для непосвященных, вопрос - из каких доходов будет финансироваться растущий и крепнущий госзаказ.

Если верить министру финансов Петру Германчуку, «сумма недоимок в бюджет составила 150 триллионов карбованцев». Можно констатировать, что бюджет первого квартала безнадежно завален. При этом эмиссионный потолок, определенный для НБУ в Законе о государственном бюджете на весь год, достигнут все в том же первом квартале. Впрочем, первый квартал, тем более, не обеспеченный поддержкой МВФовских траншей, специфичен. Но пока что никакие действия властей не дают оснований надеяться, что второй квартал будет существенно отличаться от первого - имеется в виду, в лучшую сторону. Пока что есть все основания полагать, что дело идет к усилению административно-распределительных намерений в официальной экономике и, соответственно, роста доходов в экономике теневой.

А у нас - денежно-кредитные политики. Две, как минимум

Нельзя сказать, что решения о поддержке предприятий с помощью прощения штрафов за невозвращенные долги, «рисования» новых оборотных средств и реанимации госзаказа, принимали люди от природы злые и по жизни некомпетентные. Власти продемонстрировали прекрасное понимание того, что деньги - это товар, имеющий свою цену. Причем цепочка «деньги - политические дивиденды - деньги» прослеживается особенно ясно в процессе, извините, конституционного процесса. Трудовые коллективы промышленников и предпринимателей, в едином порыве требующие немедленного и правильного принятия Основного Закона, были упомянуты в начале этой статьи не только ради красного словца. Манера вкладывать государственные деньги в приоритетные отрасли большой политики присуща всем властям всех времен и народов. Наша неповторимая особенность состоит только в том, что власть вкладывает в свою политику не просто не свои деньги, а деньги, которых у нее нет. Тут уж можно говорить не о средствах в политике, а о политике не по средствам.

В результате экономически развращаются не только товаропроизводители, получающие незаработанные деньги, но и финансовые посредники, то есть банки. Их беда в том, что сектор «рыночных денег» достаточно узок, ничтожный процент свежеэмитированных карбованцев поступает в банковскую систему, а все остальное - распределяется, как уже было сказано, административным способом. Раздел «Денежно-кредитная политика в 1996 году» в докладе Президента, представленном парламенту, узаконивает такое положение вещей: «Рефинансирование коммерческих банков будет осуществляться при условии ориентации их деятельности на активизацию рынка государственных ЦБ и на кредитование приоритетных отраслей экономики... Деятельность коммерческих банков будет сориентирована на привлечение долгосрочных депозитов от населения и субъектов хозяйствования при помощи увеличения депозитных и кредитных ставок».

Поскольку государственные ценные бумаги названы первыми, с них и начнем. Достаточно долгое время государственные ЦБ были привлекательны получаемым от них гарантированным доходом. Но рынок ценных бумаг одного эмитента, пусть даже этот эмитент - государство, прежде всего ограничен. Кроме того, с помощью трастовых скандалов наши власть предержащие научили даже простых граждан: прежде чем вкладывать деньги, потребуй, чтобы тебе показали баланс. Баланс правительственного «траста» - государственный бюджет, его «инвестиционные проекты» - раздача денег по приоритетам и госзаказу. Без комментариев.

Что до «привлечения долгосрочных депозитов от населения и т. д.», то банки уже «за». Только тут придется вернуться в политику - на сей раз с точки зрения населения. Оно уже лет пять настойчиво ищет способ сохранить свои сбережения. Какую-то часть сбережений население вполне может отдать банку. Но сможет ли некий абстрактный банк, существующий в «виртуальной реальности» нашей недореформированной экономики, вернуть этот вклад вовремя и с соответствующими процентами? Сможет, но далеко не каждый. Не нажить бы дополнительных социальных проблем...

Что касается «пути увеличения ставок», в том числе и кредитных, то «снижение учетной ставки НБУ не является чем-либо неожиданным, поскольку происходит в соответствии с темпами инфляции. Такова минимальная цена денег, ориентируясь на которую коммерческие банки их продают, - замечает советник главы НБУ по вопросам макроэкономики Виктор Лисицкий. - Средняя ставка по кредитам несколько выше учетной ставки - на 0,5 - 1,5%. Годовых это получается 10 - 12%. Каких-либо резких скачков не наблюдается и наблюдаться не должно - это, в частности, свидетельствует о том, что все виды ресурсов должны быть равно доступны для всех субъектов рынка, включая, по идее, и правительство». Не кажется ли вам, уважаемый читатель, что это совсем другая политика? Кредитно-денежная.

Существование разных и к тому же малопредсказуемых политик сажает банки на наркотическую иглу государственных финансов и госпроектов столь же прочно, как предприятия - на иглу госзаказа и «финансовой поддержки». Мечта такого наркомана - проторить свой, недоступный другим субъектам рынка, путь ко всем видам ресурсов. Недаром же второй (исправленный и дополненный) вариант постановления Кабмина о кассовом исполнении госбюджета Украины упоминает в качестве «концентраторов» текущих бюджетных счетов все те же Укрэксимбанк, «Украину», Укрсоц, а также Проминвест, баланса которого до последнего времени не видел ни один простой смертный. Между прочим, наркоманию лечить значительно труднее, чем ее предупредить. И далеко не всегда лечение бывает успешным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно