ТРИ ВЗГЛЯДА НА ВЕЛИКОБРИТАНИЮ

5 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Несмотря на массу отличий между Великобританией и Украиной, есть одно обстоятельство, которое делает наши страны сестрами-близнецами...

Несмотря на массу отличий между Великобританией и Украиной, есть одно обстоятельство, которое делает наши страны сестрами-близнецами. И там, и здесь есть угольная промышленность, которая вначале играла большую роль в экономике стран, а затем постепенно превратилась в головную боль для правительств. Но если английской «голове» уже ощутимо полегчало, то украинская об этом может только мечтать...

Более 200 лет в экономике Великобритании доминировали угледобыча и связанные с ней отрасли. Однако объемы добычи и занятость, особенно в течение последних двух десятилетий, постоянно снижались, что тяжело сказывалось на экономике отдельных регионов и населении, которые целиком зависели от угольной промышленности. По статистике, только один из десяти молодых людей, выросших в расположенном рядом с шахтой поселке, шел после окончания школы не в забой, а выбирал другую профессию. Господствующая идеология тех мест выглядела следующим образом: не надо учиться, когда и так работа есть. Соответственным было и отношение учителей к обучению школьников в таких поселках...

В целом объем добываемого угля упал с 188 млн. тонн в 1947 году до 60 млн. тонн в 1993-м, а уровень занятости в угольной промышленности за тот же период сократился с 760 тыс. человек до 21 тыс. К началу 1998 года в Великобритании действовало всего 24 шахты, добывающие 32 млн. тонн угля, при численности шахтеров 12 тыс. человек. За последние десять лет подземная выемка была приостановлена в графствах Кент, Камбрия, Дарем и Ланкашир, после чего осталась одна действующая шахта в Северном Уэльсе, две - в Шотландии и три - в Южном Уэльсе. В бывших традиционных угольных регионах произошло стремительное свертывание промышленности.

Правительство и руководство угольной отрасли признали, что закрытие шахт повлекло за собой негативные социальные последствия в традиционных районах угледобычи, и после исторической 11-месячной забастовки 1985 года порядок закрытия шахт был пересмотрен. В соотвествии с ним директор каждой региональной компании проводил раз в три месяца собрания с представителями профсоюзов для обсуждения деятельности шахт. Если шахта не выполняла финансовых и производственных показателей, директор либо спускал ей новые нормы, либо объявлял ее кандидатом на закрытие. Профсоюзы в таком случае решали, принять ли заявление дирекции или сопротивляться закрытию и подавать апелляцию.

Апелляционный комитет, состоящий из представителей руководства национализированной компании British Coal, рассматривал технические и финансовые показатели, предъявленные профсоюзами. Если комитет принимал решение о закрытии, профсоюзы имели право подать заявление в более высокую инстанцию (Королевскую адвокатуру) - на рассмотрение последствий закрытия в отношении населения. British Coal, однако, не обязан был принимать рекомендации королевского адвоката.

В октябре 1992 года заявление правительства о закрытии 31 шахты вызвало бурю протеста, и знаменательно, что наиболее шумно протестовали ноттингемские шахтеры, которые чувствовали себя преданными консервативным правительством, поскольку во время предыдущей забастовки шахтеров они работали как штрейхбрехеры. К тому времени произошел спад экономики и все в Великобритании боялись потерять работу. Несмотря на народную кампанию, в которой участвовали профсоюзы, местные предприниматели и церковь, правительство получило согласие парламента на пересмотренный порядок закрытия, по которому право на закрытие шахт передавалось Британскому Углю. В соответствии с новым порядком правительство предлагало небольшую субсидию производителям, которые находили рынок сбыта для угля с шахт, подлежащих закрытию. К тому же правительство обязало Британский Уголь поддерживать некоторые неприбыльные шахты в случае, если независимый предприниматель захочет получить концессию на отработку ее запасов.

С помощью этих мер удалось спасти от закрытия некоторые шахты, хотя на них произошло сокращение персонала и снизились инвестиции в развитие производства. В некоторых случаях бывшие шахтеры использовали свои выходные пособия в качестве капитала для создания новой компании, которая выкупала шахту. Одна такая попытка в Уэльсе увенчалась успехом, в то время как другая - в Шотландии - в конечном итоге была вынуждена закрыться, поскольку не справилась с горно-геологическими проблемами.

Выше уже говорилось о выходных пособиях, и кажется, есть смысл остановиться на этом вопросе более подробно. Проблема заключалась в том, что английские шахтеры (как и их украинские коллеги) - очень гордые люди, которые думали, что предложение им любой другой работы является оскорблением чувства их собственного достоинства. Политикой British Coal было избегание принудительных увольнений. Поэтому некоторым шахтерам предлагалось перейти на другую шахту с денежной компенсацией или же уйти из угольной промышленности, взяв компенсационное пособие по увольнению. Помимо таких выходных пособий, были задейстованы схемы досрочной пенсии с единовременной выплатой. Общая стоимость этих мер покрывалась из госбюджета. В среднем шахтер получал в случае увольнения 20 тыс. фунтов (годовая зарплата), хотя выплаты отдельным представителям горняков (речь идет о старшем поколении) достигали 40 тыс.

Лишь 60-70% горняков согласились на увольнительные компенсации при закрытии их шахт. Остальные были переведены на другие шахты. До 1992 года в British Coal действовала схема перевода на работу на длительное расстояние с пособием в 5 тыс. фунтов, плюс подъемные по переезду, при условии, что шахтер будет работать на новой шахте минимум 24 месяца.

Схемы досрочной пенсии и компенсационных увольнительных пособий обошлись британскому правительству почти в 6,6 млрд. фунтов за 10 лет, с 1985-го по 1995-й. Кроме этого, были проведены различные прямые социальные мероприятия по поддержке высвобожденных шахтеров, а также реализованы средне- и долгосрочные планы экономического развития оказавшихся неперспективными регионов.

Но кроме того, что шахты закрывались, необходимо было продумать вопрос создания новых рабочих мест и помогать бывшим шахтерам занимать их. С этой целью в 1984 году была создана организация «Бритиш Коул Энтерпрайз» (БКЭ). В задачу БКЭ входило создание 100 тыс. альтернативных рабочих мест в течение 10 лет, а также начиная с 1988 года - трудоустройство на новые места высвобожденных шахтеров. Чтобы решить проблемы занятости в шахтерских регионах, БКЭ способствовало расширению существующих предприятий и созданию новых. Это достигалось следующими путями:

- финансирование предприятий;

- предоставление рабочих помещений (создание бизнес-инкубаторов);

- оказание поддержки местным предпринимательским агентствам;

- перетрудоустройство из одной компании в другую;

- обучение и переобучение.

К концу марта 1995 года БКЭ помогла создать 51 323 рабочих места. Почти 60% из них были в новых компаниях. Кроме этого, БКЭ оборудовала 24 рабочих помещения в щести регионах, что помогло в создании 15 073 мест. К этому времени уже насчитывалось 10 новых центров получения специальности (для управляющих и секретарского персонала), а также 3 центра обучения профессиональным навыкам и 18 центров трудоустройства для промышленных рабочих. Средний уровень успеха в центрах трудоустройства составлял 86%.

В результате спустя пять лет после закрытия шахт в графстве Ноттингем люди, нашедшие новую работу, признаются, что они никогда бы больше не хотели работать под землей. Хотя большинство специалистов, которые готовили кадры для угольной промышленности, смогли найти новую работу в тех странах, где шахты еще работают и добывают уголь. Так, в Египте, посреди пустыни, можно встретить шахтеров из Ноттингема, которые и применяют на практике те навыки, которые оказались не нужны на родине.

А на родине в настоящее время идет процесс восстановления земель, на которых прежде располагались предприятия угольной промышленности. Чтобы в итоге можно было получить территории, пригодные для строительства жилых домов или использования в промышленных целях. Но не только материальная сторона вопроса интересует тамошних жителей. Не забывают они и о душе, в чем удалось убедиться, посетив строительные работы «Центра Земли» - экологического парка будущего, который разбивается недалеко от Шеффилда на месте двух закрытых шахт. Здесь будет все, что только может предложить наука и техника для демонстрации возможностей человеческой мысли, которая вначале разрушала природу, а теперь стремится сохранить ее и приумножить.

2 апреля с.г. состоится торжественное открытие первой части «Центра Земли», финансирование строительства которого обошлось в 42 млн. фунтов стерлингов, а окончательное «покаяние» перед живой природой запланировано на 2003 год. Смотрел на уже разбитые сады, где высажено 62 тыс. деревьев, созданы искусственные озера и т.п. и не хотелось даже думать, перед кем в начале следующего века будут каяться в Украине…

Что касается нынешних шахтеров, то лишь одна любопытная деталь. Корреспондента ВВС в Ноттингеме Роба Питэма часто просят побольше готовить репортажей о жизни горняков Великобритании в настоящее время. Так вот, не получается у него сказать, что они приезжают на шахту на велосипедах. На стоянках можно увидеть принадлежащие шахтерам «Рендж-Роверы» - джипы, на которых в Донбассе (и не только) предпочитают ездить те, у которых от рабочего класса остались только «цепи»...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно