ТОСКА ПО УТРАЧЕННОМУ ВРЕМЕНИ

22 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

ГОД СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РЕФОРМ: Вице-премьер по вопросам АПК Петр Саблук: «Если стоимость земли не входит в себестоимость сельскохозяйственной продукции, то стоимость последней будет оставаться крайне низкой»...

ГОД СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РЕФОРМ:

Вице-премьер по вопросам АПК Петр Саблук: «Если стоимость земли не входит в себестоимость сельскохозяйственной продукции, то стоимость последней будет оставаться крайне низкой».

Советник Президента по вопросам АПК Юрий Карасик: «В текущем году удельный вес коллективной собственности в изготовлении сельскохозяйственной продукции составил 99 процентов».

Министр сельского хозяйства и продовольствия Павел Гайдуцкий: «Мы должны провести приватизацию так, чтобы ни один участок колхозной земли не ушел на сторону».

Общий вид

Итак, к моменту традиционного подведения годовых итогов сельскохозяйственный сектор Украины заслуживает похвалы. Несмотря на общий спад производства, сбор зерновых не опустился ниже прошлогодней отметки в 36 млн. тонн, а урожай двух других «стратегических» культур - подсолнечника и сахарной свеклы составил соответственно 2,8 и 30 млн. тонн, что, согласно статистике Минсельхозпрода, по каждой из позиций на полтора-два миллиона выше уровня 1994 года. Но цифры - вещь лукавая, и по опубликовании вышеприведенной статистики комментаторы принялись толковать результаты уходящего сельскохозяйственного года по-разному: кто как доказательство состоявшегося-таки, пусть и частично, реформирования аграрных отношений, кто как подтверждение жизнеспособности нерушимого в своих основах до сих пор колхозного строя.

Впрочем, факт остается фактом - урожай-95 действительно выращен в основном на колхозных землях, переработан в основном на государственных предприятиях и продан в основном на внебиржевом рынке.

Судите сами. Дважды Верховный Совет отклонял проекты поправок к Земельному кодексу, касающихся внедрения денежной оценки размеров земельного пая и механизма вовлечения земли в товарно-денежные отношения. Попросту говоря, земля так и не стала товаром, несмотря на пламенные инвективы вице-премьера по вопросам АПК Петра Саблука в адрес парламентариев, которые, рассматривая поправки к ЗК в течение девяти месяцев, могли бы решить этот вопрос «хотя бы исходя из биологических закономерностей».

Далее, в течение первых девяти месяцев уходящего года было приватизировано аж 150 перерабатывающих и почти столько же агросервисных предприятий агропромышленного комплекса. Наконец, из всего урожая зерновых этого года лишь немногим более 1 млн. тонн прошло через Украинскую аграрную биржу (об объемах торговли на других товарных биржах, не имеющих льгот в виде освобождения пропущенного товара от квотирования и лицензирования, говорить не приходится).

Возможно, настоящие реформы заключаются отнюдь не в растаскивании колхозных угодий на мелкие индивидуальные наделы, не в бесплатной передаче бедным, как церковная мышь, колхозникам акций не менее бедных переработчиков и не в перелопачивании всего объема сельхозпродукции через систему бирж и торговых домов. Но тогда скажите, Бога ради, в чем они заключаются? Ведь в январе пакет революционных президентских указов обещал именно эти три вектора трансформации аграрной экономики, а в сентябре Леонид Кучма еще раз подтвердил это, подчеркнув, что «направление реформирования сельского хозяйства выбрано правильное».

Словом, реальным результатом минувшего года можно считать только тот факт, что Украина действительно избежала характерных для прошлых лет инфляционных кредитных вливаний в АПК. В остальном же уходящий год оставляет впечатление безвозвратно утраченного для реформ времени.

Ни пяди земли фермеру!

Для начала - мелочь: в Волынской области 75 человек, получивших землю в частную собственность, недавно вернули ее обратно. Возврат происходил буквально под звуки парламентского микрофона, вещавшего на всю страну о том, что паевание украинской земли является аферой XX века и что земля не подлежит купле-продаже на том простом основании, что она нам дарована Богом. По иронии судьбы, события эти практически совпали во времени.

Между тем, невовлечение земли в оборот товарно-денежных отношений влечет за собой отсутствие инвестиционных капиталовложений, и это ясно всем. К сожалению, не всем ясно, что в этот оборот землю можно вовлекать последовательно, сделав ее для начала хотя бы предметом залоговых отношений, на чем настаивает, к примеру, народный депутат Игорь Юхновский. О таком же последовательном переходе к плюрализму в землевладении много говорили и на проведенном недавно под эгидой TACIS семинаре «Аграрная реформа: политические, экономические и социальные цели». Обсуждалась, в частности, идея о переходе от трех к двум формам собственности на землю: введения государственных и частных земельных прав. При этом автор идеи, профессор КГУ Владимир Андрейцев, небезосновательно подчеркивал, что частная собственность на землю является режимом, который не заслуживает ни слишком большого поклонения, ни слишком большого осуждения и что подобная дихотомия никак не противоречит сложившейся системе землеустройства, так как в рамках коллективной собственности всегда можно найти как коллективные, так и частные начала.

К сожалению, подобные дискуссии пока возможны лишь в плоскости чистого теоретизирования, ибо практика свидетельствует о неизменности желания многих из корпуса власть предержащих сохранять коллективную собственность на землю сколь угодно долго. В кулуарах ВС идут разговоры о том, что принятие кардинальных решений по приватизации земли следует отложить до появления Конституции. В официальных же высказываниях чиновников Минсельхозпрода содержится информация о том, что в самом скором времени в коллективных хозяйствах будет введена дифференциация трудовых отношений в зависимости от того, как распорядится потенциальный собственник своим земельным паем. Разумеется, вложившие его в родное хозяйство навеки будут всячески поощряться. Цена и смысл этих поощрений известны любому, кто имеет хоть какое-нибудь представление об условиях труда и системе оплаты в агросекторе Украины.

Бедному производителю - от бедного переработчика

Приватизация перерабатывающих мощностей,судя по всему, станет еще одним мощным звеном в цепи, приковывающей сельского труженика к коллективной собственности. «ЗН» уже писала о том, что в случае, если Президент все-таки подпишет Закон «Об особенностях приватизации имущества в АПК», согласно которому 51% акций перерабатывающих заводов передается сельхозпроизводителю бесплатно, лучшей гарантии сохранения колхозного строя нечего будет и желать. Ведь мало кто захочет хозяйствовать самостоятельно и платить бешеные деньги за услуги переработчика, если, оставаясь в колхозе, можно будет получать эти услуги задаром. Однако немаловажную роль играет еще и тот факт, что при таком ходе приватизации агропромышленный комплекс опять-таки окажется без каких бы то ни было инвестиций. А необходимость их чрезвычайно остра: ведь, в частности, из 192 сахарных заводов, которые существуют на сегодня в Украине, более 150 уже отпраздновали свой вековой юбилей.

Понятно, что изменить положение дел может только модернизация перерабатывающих заводов, о которой сегодня в силу вышеизложенных причин говорить не приходится.

Торговали - веселились...

Как известно, биржевой рынок сельхозпродукции вообще и Украинская аграрная биржа в частности были задуманы как средство для получения сельхозпроизводителем дополнительных доходов: вот-де рассчитается колхоз по госконтракту и пусть продает остатки по биржевым ценам, не просят у правительства льготных кредитов. На деле УАБ пока функционирует в качестве разве что индикатора рыночных цен: объемы проходящей через нее продукции смехотворны.

Заслуживает внимания еще один небезынтересный факт: в течение всего ноября (в иные месяцы положение было немногим лучше) через УАБ не прошло ни килограмма сахара - товара, казалось бы, пользующегося спросом. Даже предельно низкая цена в 95 млн. крб за тонну не устраивала покупателей. Оно и понятно - в ближайшем лотке можно купить сахар по 105 тысяч тех же крб за килограмм, так зачем же еще на биржевые расходы тратиться... В Украине, как известно, до сих пор около 70% сахара принадлежит товаропроизводителю, то есть колхозу, который всегда готов продать его по демпинговым ценам, лишь бы получить свежую копейку на текущие нужды. В результате огромные партии товаров уходят на внебиржевой рынок - а цены там, как известно, отнюдь не биржевые. На пшеницу третьего класса, например, никак не больше 100 долларов за тонну - при 130 биржевых, 150 мировых и постоянной тенденции к росту этих показателей из-за неурожая пшеницы в этом году.

Возможно, положение дел как-то исправит обещанная Национальным банком для УАБ лицензия на работу с валютой, получив которую, биржа сможет рассчитываться с продавцом при условии заключения валютного контракта без конвертации валюты покупателя-нерезидента в карбованцы. Однако о других методах страхования клиентов от возможных финансовых неприятностей речь пока не идет.

***

Одним словом, итоги года сельскохозяйственных реформ малоутешительны, и основанием для оптимизма могут служить, пожалуй, лишь слова Павла Гайдуцкого о том, что все происходящее следует воспринимать не как признаки развала или кризиса, а лишь как симптомы переходного периода. Корабль наш, безусловно, двинулся, и, по выражению поэта, «рассекает волны, плывет». Куда ж нам плыть? Пока неясно. Но, исходя из существующих тенденций, можно предсказать, что год наступающий будет для агропромышленного комплекса страны не столько годом радикальных изменений, сколько периодом сознательного балансирования на грани социалистической и капиталистической экономик.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно