ТОЧКА НЕВОЗВРАТА ЕВРОПА ГОТОВИТСЯ К 1 ЯНВАРЯ 2002 ГОДА, КОГДА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ВАЛЮТЫ 12 СТРАН БУДУТ ПОЛНОСТЬЮ ЗАМЕНЕНЫ ЕДИНОЙ ВАЛЮТОЙ — ЕВРО - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА ЕВРОПА ГОТОВИТСЯ К 1 ЯНВАРЯ 2002 ГОДА, КОГДА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ВАЛЮТЫ 12 СТРАН БУДУТ ПОЛНОСТЬЮ ЗАМЕНЕНЫ ЕДИНОЙ ВАЛЮТОЙ — ЕВРО

14 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Третий, и последний, этап денежной реформы начался два с половиной года назад, а сейчас вовсю идет подготовка к наиболее трудоемкому процессу — замене наличных денег...

Третий, и последний, этап денежной реформы начался два с половиной года назад, а сейчас вовсю идет подготовка к наиболее трудоемкому процессу — замене наличных денег. Оптимисты ожидают от этого события большого толчка европейской экономике и видят в нем яркий символ успешности общеинтеграционных процессов, в то время как скептики отмечают большие издержки введения новой валюты и просто огромные риски для функционирования финансовой системы и всей экономики, если что-то пойдет не так.

Во всем мире с интересом наблюдают за самой масштабной и комплексной денежной реформой, в том числе в Восточной Европе, где исчезающая немецкая марка достаточно популярна, чтобы интерес не оставался лишь умозрительным. В любом случае для объединяющейся Европы начало следующего года претендует на роль «точки невозврата» — восстановить предыдущую систему будет чрезвычайно сложно.

Краткая предыстория

 

Еще в 1957 году Римский договор, положивший начало Европейскому сообществу, предусматривал, что целью стран-участниц является полная экономическая и валютная интеграция. В 1989 году члены ЕС обязались двигаться к валютному союзу, что и было закреплено в 1991 году Маастрихтским договором, в котором крайним сроком введения новой валюты указан 1999 год. Этот договор предусмотрел критерии, выполнив которые страна могла бы претендовать на участие в валютном союзе.

Уже через несколько месяцев после подписания договора Европейская монетарная система (ЕМС) — фиксированные обменные курсы с узкими интервалами колебаний — получила жесточайший удар в виде спекулятивных атак на валюты. Например, Великобритания тогда вышла из ЕМС, а перспективы валютной интеграции заметно потускнели: многие считали, что введение новой валюты отложат или сам валютный союз будет небольшим по составу участников.

Однако Европа все же выдержала график, намеченный в 1991 году. В 1995-м название европейской валютной единицы экю (ECU от European Currency Unit) заменил евро. Обменный курс ECU, а значит, и евро, определялся как средневзвешенное значение курсов национальных валют членов ЕМС — «взнос» каждой валюты пропорционален экономике страны и ее торговому обороту. В июне 1998 года был создан Европейский центральный банк (ЕЦБ) со штаб-квартирой во Франкфурте.

С технической точки зрения рождением новой валюты следует считать 31 декабря 1998 года, когда в 13:30 были объявлены обменные курсы валют стран-участниц к евро, сложившиеся на рынке в тот момент, и жестко зафиксированы для последующей конвертации (см. таблицу 1). С момента открытия финансовых рынков 4 января 1999 года все безналичные расчеты 11 стран проводятся в евро (с января 2001 года к союзу присоединилась Греция). Новая платежная система валютного союза TARGET показала высокую степень технической надежности, никаких «чрезвычайных» планов задействовать не пришлось. Высокие чины вздохнули спокойно, президент ЕЦБ Вим Дуйзенберг даже заметил, что «случившееся оказалось почти что формальностью по сравнению с опасениями годичной давности».

 

Большие заботы впереди

 

Однако первые годы существования новой валюты в «урезанном» виде трудно назвать успешными. Европейцам обещали сильную валюту, но ее обменный курс к доллару США снизился на 25—30%. Наблюдатели отмечают, что сигналы, поступающие рынку от ЕЦБ, часто были нечеткими или несогласованными, что вместе с объективным отставанием статистических данных по зоне евро усложняет понимание процесса принятия решений в ЕЦБ и прогнозирование развития экономики. Высказываются замечания, что затраты и выгоды от общей монетарной политики неравномерно распределены между большими и маленькими членами валютного союза.

А для завершения денежной реформы предстоит сделать еще многое. Банки зоны евро должны перевести на новую валюту все свои внутренние системы (в том числе бухгалтерские), конвертировать все счета клиентов, заменить чековые книжки, перевести POS- и ATM-терминалы в режим работы с евро, обучить своих сотрудников и информировать клиентов о деталях перехода и, наконец, подготовить и провести обмен банкнот и монет «старых» валют на наличные евро.

Организаторы реформы надеялись, что за три года между введением безналичного и наличного евро публика начнет активно пользоваться новой валютой в расчетах. На практике эти ожидания пока не оправдываются. По оценке Европейской комиссии, в мае этого года только 2% персональных счетов были деноминированы в евро. Хотя 61% малых и средних предприятий начали показывать цены в евро (в основном с двойными ценниками), регулярно выставляют счета в евро только 16% из них. Поэтому в планах завершения перехода на евро некоторые этапы сдвинули на более ранний срок, так как предстоит большой объем работы.

Поскольку в практическом осуществлении перехода занято много организаций с разного рода полномочиями, очень интересным представляется распределение сфер компетенции и координация действий. Основную роль играют ЕЦБ и центральные банки стран-участниц. Так, при четко определенной дате прекращения существования последних безналичных счетов и операций в «старых» валютах — 1 января 2002 года местные власти сами определяют сроки конверсии счетов. Скажем, в Бельгии и Франции банки этим уже занимаются, в Испании договорились провести перевод за несколько ударных уикендов в сентябре, а в Германии и Ирландии коммерческие банки определяются сами, но, скорее всего, пик работы придется уже на декабрь. Большинство банков сначала переводят счета физических лиц, во-первых, потому что их больше, во-вторых, это не причиняет никаких неудобств клиенту. Для юридических лиц нужен более гибкий подход, так как это может повлиять на функционирование внутренних систем предприятий, например, на работу автоматических привязок к банковским счетам. Некоторые компании сами выходят с инициативой — Национальная энергетическая компания Франции (EDF) выставляет счета в евро еще с января.

Документы Еврокомиссии и разнообразных ассоциаций часто носят рекомендательный характер. Так, Еврокомиссия рекомендовала предприятиям, органам власти, страховым компаниям и коммунальным службам не позже третьего квартала перейти на двойные ценники, а зарплаты и пенсии платить в евро как можно раньше. Европейская ассоциация кредитного сектора (ECSA) рекомендовала банкам предложить клиентам чековые книжки в евро с июля, а дорожные чеки, деноминированные в единой валюте, продавать с апреля.

 

Обмен наличных

 

И все же основной интригой завершения денежной реформы станет введение наличного евро. Сейчас печатаются 14,5 млрд. банкнот и 50 млрд. монет общим весом приблизительно 250 тыс. тонн. Поэтому замена наличных денег является самым трудоемким процессом в прямом смысле этого слова. Общая стоимость новых денег — свыше 650 млрд. евро (около 600 млрд. долл. в эквиваленте), причем около 10% будет в центральном резерве для обеспечения плавности перехода. Поскольку в большинстве стран имеются свои банкнотно-монетные дворы, то они и печатают деньги в утвержденных объемах. При таких масштабах даже в столь выверенном и тщательно регламентируемом процессе случаются курьезы. Прошлым летом контроль качества нашел ошибку в нескольких миллионах банкнот номиналом 100 евро, отпечатанных в Германии, и их пришлось уничтожить.

За предновогоднее распределение наличных денег среди банков и других структур отвечают центральные банки стран. Особенно много забот вызывает транспортировка и хранение монет.

Чтобы лучше подготовить население к новой валюте, в каждой стране нарастают информационные кампании. В середине декабря публика сможет купить «стартовые наборы» монет на сумму около 12 евро. В Бельгии власти даже стимулируют работодателей дарить своим работникам стартовые наборы, установив на эти расходы налоговые льготы. Всем предприятиям торговли рекомендуется начиная с сентября на двойных ценниках более ярко высвечивать цену в евро.

С 1 января 2002 года начнется период параллельного обращения наличных евро и национальных валют. Его максимальный срок ограничен двумя месяцами, хотя изначально планировалось полгода. Некоторые страны сократили даже этот двухмесячный период: во Франции последним днем франка станет 17 февраля, в Ирландии фунт исчезнет из обращения 9 февраля, а Голландия планирует и вовсе уложиться в один месяц. По оценкам властей, уже к середине января три четверти наличных операций будет проходить в евро. Чтобы ускорить процесс в некоторых странах, финансовые учреждения удлинили рабочие часы, а в Германии, Люксембурге и Голландии коммерческие банки будут работать по нескольку часов даже 1 января. После окончания периода параллельного обращения старые банкноты и монеты можно будет обменять только в центральных банках и коммерческих банках (см. таблицу 2.)

 

Появление наличного евро предполагает значительные затраты, особенно со стороны коммерческих банков: оплата дополнительного рабочего времени, перевозка и охрана значительных наличных сумм, а также увеличение выплат страховым компаниям. По оценке Эрика Боше из «Креди Лионе», приведенной в журнале «Бизнес-уик», французским банкам обмен наличных обойдется приблизительно в полтора миллиарда евро, в дополнение к трем миллиардам, потраченным на введение безналичного. Но лишь некоторые страны предусмотрели некоторую компенсацию для банков. Так, Голландия выделит своим банкам 55 млн. евро, Бельгия — порядка 20—25 млн., а Ирландия — 7 млн. Немецкий Бундесбанк предусмотрел систему бонусов для банков в зависимости от срока передачи наличных.

Отдельной проблемой при массовом обмене наличных является предотвращение активности фальшивомонетчиков. В ЕЦБ будет работать центр анализа банкнот, а в Париже станут внимательно отслеживать подозрительные монеты, в дополнение к национальным центрам анализа. Правила противодействия отмыванию денег остаются в силе. Это означает, в частности, что будут действовать ограничения на сумму единовременного обмена валюты. Если вы хотите обменять больше, то должны предупредить банк за сутки, а тот уже проинформирует об этом соответствующие органы.

И производители, и потребители опасаются неприятностей от введения евро. Бизнес обеспокоен, что нерешительность покупателей, которые с непривычки будут меньше тратить новых денег, и стоимость самого обмена могут обойтись зоне евро в 2002 году в 0,25 процентных пункта экономического роста. Работодатели ждут подвоха от профсоюзов, которые, по их мнению, попробуют воспользоваться обменом и калейдоскопом цифр для лоббирования повышения зарплат. В свою очередь, покупатели подозревают, что при пересчете цен из «старых» валют в евро продавцы будут округлять их в сторону увеличения.

 

Зачем все это нужно?

 

Возникает естественный вопрос: если обмен валют сопряжен со столь значительными затратами и рисками, то зачем было европейцам все это затевать? Особенно сейчас, при замедлении деловой активности в регионе: европейская экономика не смогла, как многие надеялись, подхватить эстафету «локомотива» роста мировой экономики после того, как рост в США практически прекратился. Как нам представляется, существуют три группы причин.

Во-первых, европейцы верят, что снятие еще одного барьера в межгосударственных (экономических) отношениях может стать мощным толчком к экономическому росту уже в среднесрочной перспективе. Транзакционные издержки обмена «старых» валют просто исчезнут, что должно еще увеличить долю внутриевропейской торговли (она и сейчас составляет около 60%), мобильность рабочей силы, и количество объединений и поглощений между корпорациями. Наверное, главный толчок европейской экономике призвано дать увеличение конкуренции между европейскими производителями и, соответственно, рост производительности. Когда все ценники будут в одной валюте, покупатели довольно скоро заметят, что, например, в Австрии автомобили стоят примерно на 10% дороже, чем в Италии, а бензин в Люксембурге — на 15% дешевле, чем в Германии. Чтобы выжить в едином бизнес-пространстве, компании будут просто вынуждены искать пути к повышению эффективности. Локальные «победители», скорее всего, распространят свою лидерскую позицию на всю еврозону, а субсидировать местные малоэффективные компании станет затруднительно даже правительствам. Даже если Европа и не является «оптимальной валютной зоной» в чистом виде, то в скором времени станет ею.

Во-вторых, единая валюта является символом объединенной Европы и олицетворяет зону евро как единого игрока на мировой арене — по крайней мере, в экономических отношениях. Кроме того, существование евро практически налагает запрет на восстановление «статус-кво» — возвращение к своим валютам, поэтому единая валюта служит своеобразной гарантией необратимости процесса интеграции и прямо подталкивает к уменьшению межгосударственных барьеров в других сферах.

В-третьих, многие связывают большие надежды с евро, как будущей международной валютой, которая сможет конкурировать с американским долларом. В настоящее время около 35 млрд. немецких марок, по оценочным данным, циркулируют за пределами Германии, в основном в Восточной Европе. Если новой валюте удастся унаследовать от марки доверие граждан как к средству накопления, то внешний спрос на евро должен быть намного выше, поскольку экономика еврозоны вполне сопоставима с экономикой США. В 2000 году ВВП США составил 9,9 триллиона долл., а ВВП зоны евро по текущему обменному курсу — 5,9 триллиона долл. По паритету покупательной способности в ценах 1996 года разрыв еще меньше — 7,4 триллиона против 5,8. В то же время по населению еврозона больше, чем США — 300 млн. чел. против 270 млн.

По мнению нобелевского лауреата, «крестного отца» евро Роберта Манделла, который еще в 1960-х заложил теоретические основы анализа «оптимальных валютных зон», введение евро полностью изменяет конфигурацию международной финансовой системы. Постепенно сформируются три зоны монетарной стабильности. Евро распространит свое влияние на всю Европу, Африку и Ближний Восток. Доллар «оккупирует» Латинскую Америку и часть Азии. Поскольку в Азии нет политического «якоря» для формирования единой валютной зоны, страны этого региона будут выбирать между долларом и евро, но значительную часть «перетянет» и японская иена. По прогнозу Манделла, обменный курс евро к доллару станет самым важным в мире ценовым соотношением. Так как однополярную (долларовую) валютную систему сменит биполярная (доллар-евро), более важной станет координация политики Федеральной резервной системы США и ЕЦБ.

Евро потеснит доллар и в качестве резервной валюты. Исходя из предположения, что через десять лет обе валюты будут составлять равные части в общих международных резервах стран мира, Манделл приходит к выводу, что внешний спрос на евро будет возрастать приблизительно на 100 млрд. долл. в год, в то время как спрос на доллар не изменится.

Если обмен завершится без эксцессов, то возникновение европейского валютного союза станет самой масштабной денежной реформой, а появление евро — первой успешной наднациональной, «искусственной» денежной единицей. Есть прецеденты использования валюты другой страны — например, в Панаме официальной денежной единицей является доллар США. Была и попытка сотворить искусственные деньги: МВФ в 1960-х принял решение и в 70-х ввел в обращение центральных банков так называемые специальные права заимствования (SDR), которые в перспективе должны были бы стать основной международной валютой, но не стали. Поэтому успешность европейского проекта действительно является предметом гордости.

 

Как это повлияет
на нас?

 

Можно предположить, что новая европейская валюта повлияет на украинскую экономику через обменный курс евро к доллару — через так называемый процесс «замещения валют» и как валюта все расширяющегося торгового партнера.

На самом деле новая европейская валюта уже влияет на экономику Украины, хотя пока это влияние невелико. Еврооблигации Украины выпуска 2000 года на сумму около 2,2 млрд. долл. (то есть, половина выпуска) деноминированы в евро, поэтому для государственного бюджета важно состояние этой валюты, равно как и состояние европейской экономики, определяющее возможность новых заимствований.

В нынешней структуре валютного рынка Украины около 75—80% занимает доллар, около 20% — российский рубль и только 1,5% — предшественница евро, немецкая марка. Поэтому режим курсообразования гривни традиционно ориентирован на доллар, а все остальные обменные курсы фактически определяются как кросс-курсы. Уже сегодня у наших географических соседей — в Польше, Венгрии, странах Балтии — влияние евро несравненно больше.

Такая же ситуация на наличном валютном рынке. Хотя нет точных данных о том, сколько наличной иностранной валюты находится в чулках населения и теневом обороте, доллар, без сомнения, в этом процессе лидирует. Исторически сложилось, еще во время «позднего» СССР, что Украина попала в зону доллара. Причинами быстрого роста уровня долларизации были нестабильная макроэкономическая среда, в частности, высокие уровни инфляции и девальвации, когда национальная денежная единица (тогда еще купонокарбованец) не полностью выполняла функции денег, а также неразвитые рынки капитала, не позволявшие населению и предприятиям хранить сбережения. В этой ситуации банкноты с портретами американских президентов помогали нам более эффективно проводить платежи и не терять накопленного.

Резкого изменения ситуации в связи с введением наличного евро ожидать не следует — доллар еще на протяжении довольно длительного времени будет сохранять лидирующую позицию в украинском валютном обороте. Дело в том, что «замещение валют» характеризируется так называемым гистеризисом. Эмпирические исследования во многих странах показывают, что как только иностранная валюта в значительном количестве входит в оборот, а население и предприниматели обучаются «работать» с ней, вытолкнуть ее из оборота намного сложнее. То же самое касается замещения одной иностранной валюты другой. Логика приблизительно такова: «Поскольку я знаю, что многие вокруг делают сбережения в долларах, некоторые цены привязаны к доллару, то и для меня выгодней хранить доллары, потому что их «рынок» достаточно ликвидный». Именно поэтому скорого увеличения наличных евро у нас не будет. Тем более что еще одним конкурентом является российский рубль, хотя, в связи с нехорошими воспоминаниями, на данном этапе и не сильным.

Доминирование доллара в безналичном обороте вызвано еще и такими обстоятельствами, как (1) традиционная ориентация мировых рынков сырьевой и стандартизированной продукции на ценообразование и расчеты в долларах (а в нашей торговле таких товаров много) и (2) пока еще более быстрая и эффективная система банковских расчетов в валюте США (которая, в конечном итоге, замыкается на Федеральную резервную систему).

В последние месяцы существования «старых» европейских валют спрос на наличную немецкую марку и ее «коллег», подлежащих скорому «умерщвлению», уменьшается из-за опасений, связанных с потенциальными трудностями, а возможно, и затратами при обмене их на наличные евро. Как отмечают наблюдатели, в связи с повышенным вниманием правоохранительных органов в период обмена наличных криминал активно выводит активы из марок в другие валюты, в первую очередь доллар. Но и законопослушные жители стран зоны евро активно тратят или несут в банки накопленные сбережения в национальных валютах. По оценкам специалистов Дойче Банка, переход на наличные евро заставит население еврозоны дополнительно потратить около 10 млрд. евро. Но после завершения обмена, в спокойной обстановке, спрос на евро опять будет расти. Интерес со стороны криминала, теневого и серого бизнеса будет вызван не только большим количеством степеней защиты по сравнению с тем же долларом, но гораздо большей компактностью самих банкнот. Например, по оценке Европола, в стандартный атташе-кейс помещается приблизительно 7,4 млн. евро в купюрах по 500 евро, в то время как долларов тот же чемоданчик может вместить только около 1 млн.

И все же, использование евро в украинском валютном обороте будет постепенно расти. Сейчас на страны еврозоны приходится около 15% украинской внешней торговли, в то время как совокупная торговля их старыми дензнаками на нашем валютном рынке занимает объем раз в десять меньший. Поскольку в зоне притяжения евро окажутся почти все европейские государства, в том числе из бывшего соцлагеря, то потенциально доля торговли с еврозоной будет составлять треть всего торгового оборота. По мере того как все больше европейских производителей станет выставлять счета в своей валюте, диспропорция между структурой торговли и валютным оборотом будет уменьшаться.

Определяющим фактором роста влияния евро будет, конечно же, успешность нынешней реформы. Сможет ли введение общих денег дать толчок экономическому росту, увеличить международный вес Европы и насколько евро утвердится в качестве международной валюты? О планах перевести 4/5 своих валютных резервов в единой европейской валюте заявлял Китай, Центробанк России тоже собирается увеличить долю резервов в единой европейской валюте. Но пока, по-видимому, не спешат, поскольку главное все же — в самой европейской экономике. Если рост в Европе будет более динамичным, чем в США, то направления инвестиций в развитом мире наверняка перераспределятся в сторону Старого Света. В этом случае обменный курс евро к доллару будет расти, что, в свою очередь, повысит его привлекательность как для простых украинцев, хранящих значительную часть сбережений в чулке, так и для коммерческих банков, и для формирования резервов Национального банка Украины, и его политики курсообразования.

Здесь следует иметь в виду, что рыночных возможностей защищать свою валюту с помощью интервенций у ЕЦБ объективно больше, чем у Федеральной резервной системы. По состоянию на май текущего года, по данным Международной финансовой статистики МВФ, международные валютные резервы (за исключением золота) у США составляли эквивалент 54 млрд. долл., в то время как в еврозоне — 238 млрд. долл., то есть в 4,4 раза больше! Конечно, эти величины не впечатляют по сравнению даже с ежедневным объемом мирового валютного рынка — около полтора триллиона долларов, но все же показывают относительные возможности центральных банков. С другой стороны, политическая поддержка своей валюты, если необходимость в таковой возникнет, окажется сильнее именно в США — в силу большей размытости властной структуры в Старом Свете.

Правительство, НБУ да и сами граждане Украины не должны в этой ситуации оставаться пассивными наблюдателями. Населению, скорее всего, предпочтительнее хранить какую-то часть своих сбережений в евро, хотя бы с точки зрения диверсификации активов (чтобы осознать аргумент, представьте гипотетически, что завтра доллар резко упадет по отношению к другим мировым валютам!). Задачей же властей является увеличение нашего с вами доверия к своей валюте — гривне, дабы обменный курс перестал быть для большинства главным экономическим показателем. Ведь при большом «замещении валют» не только НБУ зарабатывает меньше денег от монопольного права эмитировать гривню — в этом случае и возможности для маневра всей макроэкономической политики значительно сокращаются, а риски финансового кризиса, наоборот, возрастают.

В стратегическом плане о влиянии евро на Украину следует говорить также и в контексте европейской интеграции нашей страны. По мнению профессора Манделла, восточноевропейские страны в долгосрочной перспективе окажутся в зоне влияния евро и заменят им свою валюту. По критериям самого Манделла, стране выгодно отказаться от национальной денежной единицы (и, соответственно, от независимой монетарной политики) в пользу «чужой» валюты, если существует значительная степень интеграции между странами — в торговле, движении капитала, мобильности рабочей силы, согласованности законодательства.

Процесс экономической интеграции будет происходить параллельно с политической интеграцией в Европейский союз. Нобелевский лауреат считает, что к 2005 году на вступление в зону евро могут рассчитывать Словения, Чехия, Польша, Венгрия и Эстония.

А через 10 лет заменить национальную денежную единицу общей европейской смогут также Словакия, Хорватия, Латвия, Литва, Румыния и Болгария. Как видите, Украины среди названных стран нет. Относительно нашей страны Манделл, посетивший в прошлом году Киев, высказался так: «Некоторые люди считают, что Украине для вступления в Европейский союз понадобится лет сто, но мне кажется, что вы этого можете достичь и за двадцать лет»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно