ТОЧЕЧНЫЙ МАССАЖ ДЛЯ БОЛЬНОГО ХРЕБТА, или РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ ПО-ОДЕССКИ

19 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 19 мая-26 мая

В каком состоянии находится станкостроительная отрасль, особо объяснять не надо. Как и в целом вся промышленность, она пытается удержаться на плаву и выжить...

В каком состоянии находится станкостроительная отрасль, особо объяснять не надо. Как и в целом вся промышленность, она пытается удержаться на плаву и выжить. Однако несмотря на то, что заводы изрядно поизносились, потенциал у них все еще сохранился. Тот факт, что их продукция по-прежнему поставляется на западные рынки, на которых с каждым годом все сложнее и сложнее удержаться, — тому подтверждение. Вместе с тем, то, что производит сегодня Украина, — это, по сути, вчерашний день. Для того чтобы идти в ногу с прогрессом, предприятиям не хватает ни сил, ни возможностей. Отрасль, являющаяся хребтом машиностроения, варится в собственном соку.

Складывается такое впечатление, что отечественные станки стране не нужны. Спросите, какова в них потребность, сколько и каких Украине надо, — и вы увидите, что вряд ли кто-то сможет ответить на этот вопрос. Конечно, продукцию можно закупать в любой другой стране мира, что, собственно, и делается. Но ведь никто не будет отрицать, что любое государство, которое хочет состояться как цивилизованное, сильно своей экономикой. Однако проводя на словах протекционистскую политику, родная держава на деле больше демонстрирует равнодушие, чем заботу.

Одесская область, где сосредоточено более 40% всего станкостроительного потенциала страны, решила, не дожидаясь мер сверху, самостоятельно взяться за возрождение станкостроения в своем, отдельно взятом регионе. Но не без помощи государства. Она намерена инициировать проведение экономического эксперимента по реструктуризации и стабилизации станкостроительной отрасли области. В связи с чем дана команда чиновникам, которые совместно с институтами должны подготовить пакет документов с проектами законодательных и нормативных актов для принятия их на правительственном уровне. Однако, как это ни покажется странным, некоторые предприятия, оценивая «заботу» властей, говорят: «Лучше бы не мешали». К сожалению, поддержка экономики и вмешательство в нее — понятия пока что для наших чиновников неразделимые.

Два-три станка в год

В Одесской области станкостроение представлено девятью заводами, одним НИИ и четырьмя КБ. Большинство из них — монополисты в своей сфере, и не только в Украине, но и в СНГ. Однако, если посмотреть статистику, то производство станков на некоторых из них упало до самой низкой отметки. Одесский завод по выпуску кузнечно-прессовых автоматов «КУПРА» сократил объемы по сравнению с 1990 годом с 320 единиц до 20, завод «Прессмаш» — с 565 до 7, Одесский завод фрезерных станков им. Кирова — с 494 до 2, Одесский станкостроительный завод — с 437 до 1. Это при том, что в 1999 г. по сравнению с 1998-м на предприятиях станкостроения наблюдался рост объемов производства в сопоставимых ценах на 66,5%. Но уже за два месяца этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого объемы уменьшились на 17,5 %. Хотя все заводы отмечают тот факт, что на российском рынке наметилось оживление и это внушает оптимизм в плане пополнения портфеля заказов.

Словом, видя, как пустуют огромные площади, простаивает оборудование, уходят специалисты, власти, чтобы сохранить остатки отрасли, решили провести в ней реструктуризацию, определив приоритеты — что нужно развивать в первую очередь и кого поддерживать. Предполагается сконцентрировать производство на трех базовых предприятиях, обладающих современным высокоточным оборудованием и квалифицированными кадрами, что позволит загрузить производственные мощности. И для этих трех предприятий создать благоприятные условия.

Не согласны

В качестве базовых избраны три крупнейших — одесский завод прецизионных станков «Микрон», Одесский завод радиально-сверлильных станков и «Прессмаш». По мнению облгосадминистрации, они выпускают наиболее конкурентоспособную продукцию, имеющую рынки сбыта, обладают технологиями наиболее высокого уровня, находятся в промышленной зоне и в максимальной степени сохранили квалифицированные кадры. Это означает, что три небольших старейших предприятия, расположенных в центре города, — завод им. Кирова, Одесский станкозавод и завод «КУПРА» — должны передислоцироваться на территории базовых с передачей освободившихся площадей городу. Что же касается предприятий, расположенных на периферии, а это три завода, то их решено не трогать, поскольку для маленьких городов и района — это источник существования.

Все бы ничего, да только «небазовые» предприятия с такой реструктуризацией не согласны. За исключением одного. Вопрос о переезде станкозавода уже решен. Это старейшее предприятие, которое в последние годы практически ничего не производит и не видит пути, как выбраться из тяжелого положения самостоятельно, перебирается на площади «Микрона» — предприятия молодого, перспективного, с большими планами. Сегодня оно выделяется на общем фоне благодаря молодому, энергичному директору. Владислав Вайсман, который пришел на завод два года назад и привел с собой новую команду, сумел поднять производство, создать КБ, где работают молодые конструкторы. Каждый год он берет молодежь сразу после института.

Именно «Микрон» со своими аппетитами мог и хотел бы принять на свои огромные пустующие площади, используемые на 20—30%, заводы-«малыши». По словам г-на Вайсмана, это мог бы быть холдинг. «Но он должен быть создан ненасильственно, — подчеркивает он, — а путем приватизации или санации через банкротство». Объединение с Одесским станкозаводом и произошло путем приватизации: «Микрон» выкупил контрольный пакет акций этого завода. Но в том-то все и дело, что на двух других ситуация иная. У завода им. Кирова контрольный пакет уже выкуплен, а у завода «КУПРА» приватизация вообще полностью завершена.

Уже никто никуда не переезжает

По мнению заместителя генерального директора завода «КУПРА» Марка Шарфа, возрождение предприятий путем объединения — это большое заблуждение. «В свое время мы входили в ПО «Прессмаш», — говорит он, — но сама жизнь внесла коррективы. Сегодня сможет выжить то предприятие, которое является мобильным и ориентируется на конкретного покупателя. Почему не загружены мощности больших заводов? Эта не наша проблема, а их. Мы сегодня увеличили выпуск продукции, наши мощности загружены почти наполовину. В течение 10 месяцев день в день мы выплачиваем зарплату и аванс. Сократили бюджетные долги. К нам сегодня нет претензий со стороны города в плане загрязнения окружающей среды. Мы закрыли гальванику и малярный цех. Почему мы должны куда-то переезжать, непонятно».

По словам председателя наблюдательного совета ОАО «Одесский завод фрезерных станков» им. Кирова Олега Цвилюка, их мнения вообще не спрашивали. «У завода есть имя, — говорит он. — Его станки продавались в Германию, Норвегию, Швейцарию, Италию, Францию. Он ценен конструкторскими и технологическими наработками. И это хотят отнять? У других заводов тоже есть долги, но почему-то под банкротство попали только мы. Да, положение у завода сложное, да, мы не выпускали станки последнее время. Потому что склады были завалены продукцией, и вплоть до конца 1999 года мы занимались ее реализацией. Но видим перспективу. Сейчас наши специалисты работают на других предприятиях, но мы сохранили конструкторов и технологов». По словам Цвилюка, завершена модернизация их основного станка, который поставлялся в развитые страны, и начата разработка нового широкоуниверсального.

Следует сказать, что к заводу им. Кирова в Одессе отношение особое. Года три назад его выкупила коммерческая фирма, не имевшая отношения к станкостроению. И теперь «чужаки», как бельмо в глазу станкостроителей. Прошло немало времени, но положение завода лучше не стало — два станка в год. У завода есть имя на внешнем рынке, есть ценное оборудование, есть конструкторские и технологические наработки, но, увы, — дела стоят на месте. Другие предприятия просили продать им свою техдокументацию и оснастку, однако новые хозяева ни в какую...

Реструктуризировать и спасать станкостроение, безусловно, нужно. Только непонятно, каким образом власти собираются реализовывать свою концепцию? Право казнить и миловать давно кануло в Лету. Сказать, что чиновники забыли о том, что имеют дело с акционерными обществами, было бы не верно. Между тем, зная о том, что заводы не желают сниматься с насиженных мест, облгосадминистрация включила их в схему передислокации.

Несмотря на то, что это всего лишь концепция, она всполошила хозяев заводов. Ведь в числе предлагаемых мер, благодаря которым можно добиться реструктуризации, значится банкротство. И в областном арбитражном суде уже находится дело о банкротстве завода им. Кирова. Судя по выступлению на коллегии начальника областного управления промышленности Александра Заборского, данная мера и позволит осуществить передачу техдокументации и оборудования на базовые предприятия.

Петля на шее

Что касается стабилизационных мер, а также создания благоприятных условий для работы базовых предприятий, то концепция предусматривает решение ряда вопросов. На местном уровне предполагается провести реструктуризацию задолженности перед городским бюджетом, незамедлительно заняться передачей социальной сферы в коммунальную собственность, предоставить льготы по налогу на землю. Однако пойдут ли на это городские власти — еще вопрос. Бюджетом Одессы на 2000 год запрещено проводить реструктуризацию задолженности. А принимать жилье и соцобъекты можно в том случае, если у них нет долгов. Между тем, у некоторых заводов жилфонд — это петля на шее. У завода радиально-сверлильных станков на балансе 14 жилых домов и котельная, которая отапливает чуть ли не целый микрорайон. Расходы за прошлый год — свыше 700 тыс. гривен.

О льготах по налогу на землю, который составляет львиную долю в местном бюджете, в нынешних условиях, похоже, вообще не может идти речи. Но заводы возмущает то, что им приходится платить за неиспользуемую землю. Это десятки гектаров. «У нас, к примеру, есть за городом пустующая площадка в 1 га, — говорит директор станкозавода Николай Николаев. — Я прошу город: заберите, даром — не берут. Продать тоже не могу — никто не покупает. Налога набежало 100 тыс. гривен и пени 180 тыс. Это больше стоимости всех объектов, там расположенных. Долги продолжают расти, пеня тоже. И решить эту проблему невозможно».

Согласно концепции, на государственном уровне должен быть предоставлен ряд льгот по налогообложению, как это было сделано для горно-металлургического комплекса. В частности, по освобождению от налога на прибыль. Необходимо определить специальный порядок и ставки налогообложения. Вообще-то чиновники только работают над тем, что же следует выторговать у государства. Однако на коллегии губернатор области Сергей Гриневецкий напомнил разработчикам, что льготы — это понятие совковое и его надо забыть и вместо них создать механизм, обеспечивающий нормальную жизнь предприятиям. Что это будет за механизм, толком пока никто сказать не может. Данным вопросом поручено заниматься институтам…

Если же послушать заводы, то руководители предприятий, которые более-менее держатся на плаву, говорят, что они просят не помощи и не льгот, а только одного — чтобы выполнялись законы, которые есть. Социальную сферу местные власти обязаны были забрать, но до сих пор не забрали. На эти цели средств в городском бюджете не предусматривается. Заводы защитили свои проекты, но денег из инновационного фонда так и не получили. Но тогда логично было бы освободить их от отчислений в этот фонд. НДС предприятиям-экспортерам обязаны возвращать, но делается это с большой задержкой. Кстати, сегодня этот налог тем, кто работает на местный рынок, дырявит портфель заказов: отечественное оборудование по сравнению с импортным становится неконкурентоспособным.

Вообще, что касается сбыта, то многие директора, видя, как правительства других стран поддерживают своего производителя (предоставляя той же Украине технический кредит под закупку у них оборудования), считают, что государственные мужи должны посодействовать продвижению отечественной продукции как внутри страны, так и за ее пределами. В бытность Союза была такая структура, как «Станкоэкспорт», которая покупала у заводов станки и продавала их в рассрочку. «Для нас сегодня это самый больной вопрос, — говорит заместитель директора завода «КУПРА» Марк Шарф. — Наши конкуренты — корейцы и тайванцы продают свою продукцию в рассрочку на 24 месяца, китайцы — на 18, а наше родное законодательство позволяет только 90 дней, а дальше включает счетчик — 0,3% пени».

Дефицит грамотных концепций, решений, а также исполнителей — это уже беда не только одесского станкостроения. Всей страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно