Титановое дежавю

26 марта, 2010, 17:47 Распечатать

Время над ним не властно — это высказывание в значительной степени относится к Запорожскому титаномагниевому комбинату...

Время над ним не властно — это высказывание в значительной степени относится к Запорожскому титаномагниевому комбинату. Да только слова эти, увы, преисполнены весьма ироничного смысла. Ныне ситуация на ЗТМК сродни сложившейся в 1993 году, когда предприятие аврально прекратило выпуск губчатого титана.

Возобновить производство удалось лишь спустя пять лет. Реанимация устаревшей технологии дала закономерный результат: комбинат стал производить титановую губку с большими убытками (по неофициальным данным, к концу 2002 года их сумма составила около 100 млн. долл.). К тому же продукция была настолько некачественной, что ею брезговали даже отечественные потребители.

Конъюнктура рынка тоже не внушала оптимизма. За десять лет, по сравнению с 1990 годом, мировое производство губки сократилось со 125 до 70 тыс. тонн. Ситуация усугубилась еще и кризисом в самолетостроении, возникшем после 11 сентября 2001-го. На него рынок титана немедленно отреагировал резким падением спроса, повлекшим 50-процентное сокращение объемов производства губки.

Просвет наметился лишь в середине 2004-го, когда спрос на титановую продукцию стал быстро восстанавливаться. На столь приятную для себя неожиданность производители титанового сырья мгновенно отреагировали взвинчиванием цены. С устойчивых 5—7 долл. за килограмм котировки губки в 2005-м подскочили в четыре раза. Для ЗТМК наконец-то наступили золотые времена сверхприбыльности и двукратного роста рентабельности.

Оставалось лишь с умом воспользоваться благоприятным моментом — модернизировать производство, расширять рынки сбыта, заниматься сертификацией продукции, словом, создавать задел на будущее. Но руководство предприятия решило не обременять себя подобными хлопотами, ограничившись работой на спотовом рынке, наверное, в надежде, что его активность будет высокой нескончаемо долго.

На ЗТМК предпочли продавать губку по более низкой цене зарубежным посредникам, нежели простаивающим без сырья отечественным переработчикам.

Показательным примером такой внешнеэкономической деятельности стал контракт с британской Agra Enterprises Limited на реализацию 1627,5 тонны губчатого титана разных марок и фракций (от ТГ-Тв до ТГ-100). Его сумма была порядка 21,5 млн. долл. При этом цена килограмма губки составляла от 4,1 до 6,7 долл., тогда как на мировом рынке о покупке дешевле, чем за 20 долл., никто даже и говорить не хотел. Кроме, разумеется, тогдашнего гендиректора ЗТМК Владислава Тэлина, утверждавшего, что комбинат имеет проблемы со сбытом продукции.

Поскольку цены и спрос на рынке в то время неуклонно росли, подобное объяснение выглядело малоубедительным. Тем более что у руководства британской фирмы явно просматриваются украинские корни. Неудивительно, что часть ушедшей на экспорт запорожской губки через некоторое время поступила на расположенный в 100 км от Запорожья Новомосковский завод металлов и сплавов. Правда, через Германию и по 28 долл. за килограмм.

Правительство, конечно, поручило разобраться в ситуации — проверить деятельность казенного предприятия «Запорожский титаномагниевый комбинат» и принять соответствующие меры, вплоть до смены руководства. Проверили. Как оказалось, должностные лица ЗТМК занижали стоимость титановой губки, чем нанесли убытки государству на сумму 17,9 млн. грн. Более того, прокуратура Запорожской области возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц ЗТМК по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 364 УК Украины. Но потом дело закрыли.

И хотя в июле 2006 года Генпрокуратура отменила постановление о прекращении уголовного дела и отправила его на доследование, результат снова оказался нулевым. Областная прокуратура сослалась на то, что «это обычная финансово-хозяйственная деятельность», и в действиях руководителей ЗТМК не усматривается состав преступления.

В Минпромполитики объяснили, что комбинат хоть и является казенным предприятием, но вправе продавать произведенную не по госзаказу продукцию по приемлемой для себя цене. А гендиректор рассказывал, что поскольку ЗТМК — казенное предприятие, его ценовая политика — прерогатива Минэкономики и Минпромполитики, которые ежеквартально устанавливают цены на основании мониторинга рынка. А раз так, то какие к нему могут быть претензии? Тем более что его столь лестно характеризовал экс-секретарь СНБОУ, нардеп Анатолий Кинах: «ЗТМК возглавляет г-н Тэлин. По-моему, он один из современных специалистов в этой отрасли. Он — профессионал. И я уверен, что предприятие — в надежных руках».

Впрочем, у министра промполитики Владимира Новицкого оказалось прямо противоположное мнение. Приказом от 15 апреля 2008 года он уволил В.Тэлина с должности генерального директора ЗТМК на основании министерских выговоров и результатов проверки ведомственного КРУ, выявившей факты продажи продукции по заниженным ценам и невыполнения гендиректором условий контракта. Потом, правда, обиженный руководитель затеял судебную тяжбу, но Верховный суд Украины 3 июня 2009 года поставил точку, признав увольнение В.Тэлина законным.

За два месяца до этого приказом по комбинату он также был уволен с должности главного технолога «за невыполнение должностных обязанностей, непринятие решений в пределах своей компетенции, неправильное использование предоставленных прав».

Исполнять обязанности гендиректора сначала поручили главному инженеру Сергею Теслевичу, а с 24 июля 2008-го — Виталию Кучуку, возглавлявшему днепропетровскую корпорацию «ДВС Компани Лтд». Генеральным директором ЗТМК его назначили лишь в конце января прошлого года. К тому времени положение дел на комбинате уже было критичным.

Цена титановой губки резко пошла вниз вследствие стремительного развития производства в Китае, где с 2005-го мощности по ее выпуску ежегодно возрастали вдвое. А затем сказалось влияние мирового финансового кризиса. С 2009 года производство губки на ЗТМК снова стало убыточным.

— В 2008 году ежемесячный выпуск губки составлял порядка 900 тонн, а реализация не превышала 600—750 тонн, — говорит В.Кучук. — К моему приходу на складе накопилось около 2000 тонн нереализованной продукции. Разрыв между производством и сбытом продолжал увеличиваться. В качестве первоочередной меры мы приступили к освоению новых рынков. Наладили сотрудничество с крупнейшей в Европе компанией ThyssenKrup Metallurgie, получили сертификаты соответствия у двух американских компаний. В конце прошлого года запустили в опытно-экспериментальную эксплуатацию плавильное производство титановых слитков мощностью 80 тонн в месяц. Параллельно с этим был реализован план антикризисных мероприятий. В три этапа выпуск титановой губки сокращен до оптимального уровня — 560—580 тонн в месяц. При этом объем продаж составил порядка 700 тонн.

Провели оптимизацию управленческого состава, упразднив должности пяти заместителей генерального директора. К сожалению, не обошлось без сокращения персонала. Количество работающих на комбинате уменьшилось с 4 до 3,5 тыс. Однако без этой вынужденной меры нельзя было обойтись: трудозатраты на предприятии слишком высокие, поскольку оптимизацией производственных процессов до этого попросту никто не занимался. За счет внедрения антикризисных мер в прошлом году производственные расходы были снижены на 105 млн. грн.

Однако проблему дефицита оборотных средств комбината это все же не решило. Попытки привлечь кредиты тоже не дали результатов: 18 отечественных банков уклонились от сотрудничества с предприятием. Правда, в начале прошлого года руководству ЗТМК удалось привлечь в качестве инвестора австрийскую компанию Stork, согласившуюся ежемесячно финансировать предприятие на 3 млн. долл. в счет будущих поставок губки. Но, к сожалению, не обошлось без вмешательства «доброжелателей» со стороны.

— Один из депутатов облсовета распространил недобросовестную информацию о комбинате, якобы свидетельствовавшую о его неблагонадежности, — рассказывает В.Кучук. — Это повлекло за собой проблемы для предприятия. К сожалению, это не единичный случай вмешательства в хозяйственную деятельность комбината. Свежий пример — недавнее «сенсационное» заявление руководства областного КРУ о возбуждении уголовного дела по факту кражи 80 тонн титановой губки. Но почему-то упускается из виду, что факт недостачи был выявлен еще в августе прошлого года в ходе проведенной на предприятии инвентаризации, о чем сразу же были проинформированы правоохранительные органы. По каким соображениям на случившееся решили обратить внимание только спустя полгода — можно лишь догадываться.

В сложившейся ситуации позиция собственника, то бишь государства, представляется, по меньшей мере, странной. Она сводится к своего рода «политике невмешательства», которая своим безразличием зачастую попросту выходит за рамки здравого смысла.

Еще в конце 2008 года руководство ЗТМК предложило Госкомитету Украины по государственному материальному резерву купить 6 тыс. тонн губчатого титана. В мире подобная практика является общепринятой, она позволяет смягчить влияние кризиса. Например, титановой промышленности Китая удалось выстоять в прошлом году лишь благодаря господдержке. А для Запорожского титаномагниевого это, казалось бы, и вовсе закономерно: именно государство должно выступать основным потребителем продукции казенного предприятия, так как заключение госконтрактов на выполнение работ и поставку продукции для государственных нужд предусмотрено уставом предприятия. Тогда бы и ЗТМК не пришлось продавать губку по мизерной цене за рубеж, и государство не осталось бы внакладе, получив возможность выгодно реализовать товар, стоимость которого сегодня выросла более чем вдвое.

Цена вопроса — всего 80 млн. грн., изыскать которые не составляло большого труда путем замены товаров в Госрезерве. Этой суммы предприятию хватило бы для выполнения графика текущих платежей, прекращения роста долгов. Ан нет. Вместо обещанных денег пришлось довольствоваться ответом Минфина о том, что выполнить решение невозможно. Вот и выходит, что половинчатое решение неизбежно приводит к отрицательному результату.

Другой наглядный пример — история с предоставлением, точнее, с непредоставлением ЗТМК дифференцированного тарифа на электроэнергию.

Тот факт, что высокий уровень производственных затрат на комбинате вызван устаревшей технологией и чрезмерной стоимостью электроэнергии, в доказательствах не нуждается. И ни для кого не секрет, что в себестоимости выпускаемой ЗТМК продукции порядка 40% составляют затраты на электроэнергию. Ту самую, которая при перепроизводстве генерации идет на внешний рынок по три цента, а казенному предприятию отпускается по 10 — и в пору экономического роста, и во время кризиса. Тогда как изданное в ноябре 2008 года правительственное постановление о дифтарифе для титаномагниевого так и осталось декларацией.

Сначала условием для его предоставления выставили подекадную оплату, прекрасно понимая, что предприятие ее не осилит. Потом смилостивились — разрешили расчеты в течение месяца. Правда, к тому времени задолженность ЗТМК за потребленную электроэнергию стала еще больше. Зато было поставлено условие: погашать долг в течение двух лет равными частями, а не по нарастающей, как предлагал комбинат. В итоге вышло, что дифтарифная цена сравнялась с обычной, и долг предприятия энергетикам уже составляет около 170 млн. грн. без тенденции к уменьшению.

Стало быть, дискуссия и взаимные упреки руководителей двух предприятий — комбината и облэнерго — будут продолжаться до тех пор, пока на государственном уровне, наконец, не поймут, что от попыток перекладывания денег из кармана в карман сумма не увеличится и не уменьшится.

Не менее сомнительным, чем канувшая в Лету государственная программа «Титан Украины», представляется и создание одноименной государственной холдинговой компании. Хотя бы потому, что провозгласившее ее в феврале прошлого года правительственное постановление стало полной неожиданностью для потенциальных участников — АО «Сумыхимпром», госкомпании «Титан» и ЗТМК.

Перспективы его создания весьма туманны, не говоря уж о цели и условиях учреждения холдинга, объединившего химическое производство и металлургию. Чтобы войти в холдинг, титаномагниевому комбинату надлежит акционироваться, избавившись от статуса казенного предприятия. Это потребует затрат. Только на инвентаризацию имущества комбината требуется миллионов семь, взять которые попросту негде.

— Наше будущее целиком зависит от того, подадут нам руку или снова подставят подножку, — невесело шутят на комбинате, прекрасно осознавая небогатый выбор. В сущности, он сводится всего лишь к двум вариантам. Первый — остановка производства, как в 1993-м. Это остановит наращивание долгов, сделав их безнадежными, поскольку на возобновление производства предстоит выложить не менее 150 млн. долл., которые вряд ли скоро отыщутся.

Второй вариант предпочтительнее, но при условии, что собственник, которым от име-ни государства является Минпромполитики, удосужится адекватно отреагировать на состояние дел на предприятии. К слову, несмотря на кризис, комбинат все же сохранил квалифицированные кадры и вышел на 100-процентную оплату текущих расходов. Правда, удается это исключительно за счет внутреннего ресурса предприятия, который, увы, не безграничен. Слишком мало осталось до порога невозврата. Тогда дежавю, несомненно, исчезнет. Останутся лишь воспоминания. Грустные…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно