ТИТАН: ОТСРОЧЕННЫЕ РАЗОЧАРОВАНИЯ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

Интересно, награды без заслуг полагаются? Вопрос, конечно, бестолковый. Хотя в ряде случаев он вполне уместен...

Интересно, награды без заслуг полагаются? Вопрос, конечно, бестолковый. Хотя в ряде случаев он вполне уместен. Возьмем, к примеру, решение президиума Международной кадровой академии о награждении казенного предприятия «Запорожский титаномагниевый комбинат» орденом Почета. Основанием для этого, как указано в представлении, является «весомый вклад в развитие металлургической отрасли Украины, восстановление производства губчатого титана, укрепление международного сотрудничества». Формулировка, по меньшей мере, неожиданная, поскольку в течение последнего десятилетия состояние предприятия весьма незавидное. Тогда о каком вкладе речь?

Публичные сведения на сей счет чрезвычайно скупы. Скажем, из недавнего выступления генерального директора комбината Владислава Тэлина в местной газете можно лишь узнать, что ЗТМК — на пути стабилизации экономики. Однако общие фразы, не подкрепленные ни одной цифрой, характеризующей истинное состояние производства, честно говоря, не убеждают. Зато вышестоящему начальству руководство комбината не прочь отрапортовать об успехах. Например, о значительном сокращении расходов на производство губчатого титана, что позволило к середине прошлого года достичь положительной рентабельности. Да еще какой! На уровне 122 процентов. Факт поистине сенсационный. Ведь аналогичный показатель у намного более успешно и стабильно работающего Запорожского ферросплавного завода по итогам прошлого года составил 117 процентов.

 

Однако обращает на себя внимание одна любопытная особенность. Помнится, год назад В. Тэлин категорично утверждал, что методики подсчета рентабельности производства титановой губки не существует. Откуда же она взялась через полгода? Оказывается, все просто до примитива. Весь фокус заключается в учете лишь тех затрат, за которые комбинат рассчитался. Например, за пять месяцев с начала прошлого года ЗТМК потребил электроэнергии почти на 11,5 млн. грн. А уплатил за нее всего 1,7 млн. Именно эту сумму и учли при подсчете уровня рентабельности, а накопившийся долг почти на 13,2 млн. грн. (только за электроэнергию) оставили без внимания. Как, впрочем, и неоплаченные счета за сырье, материалы, полуфабрикаты, наконец, долги по ранее полученным кредитам на возобновление производства титановой губки. В итоге удельный вес электроэнергии в структуре себестоимости производства губки возрос почти втрое, что дало основание руководству комбината сетовать на несовершенство отечественного энергорынка, а заодно — намекать на предоставление льготных энерготарифов.

Но, как говорится, недолго музыка играла. С ужесточением отношения энергетиков к должникам миф о прибыльности лопнул, словно мыльный пузырь. И уже к декабрю даже с доморощенной методикой подсчета рентабельности себестоимость производства губки не дотягивала и до 98 процентов.

К числу подобных «достижений» относится и реализация более 10 млн. тонн губчатого титана, произведенного за два последних года. Правда, о его качестве на комбинате говорят с явной неохотой, отдавая предпочтение термину «сорта общетехнического назначения». Это значит, что основную массу выпускаемой продукции (порядка 80—90 процентов) составляет самый низкий сорт — ТГ-ТВ. Для производства конструкционного титана он непригоден и применяется лишь как добавка при выплавке нержавеющей стали. Незначительная часть этой губки сбывается соседнему комбинату «Днепроспецсталь», который, по словам руководства ЗТМК, не отличается пунктуальностью в расчетах. Однако «качать права» титаномагниевому, увы, не с руки. И дело тут вовсе не в соображениях морально-этического порядка, препятствующих упреку в том, чем сами грешны во взаимоотношениях с энергорынком.

Все намного проще: претензии, не говоря уже о прекращении поставок, чреваты потерей единственного отечественного потребителя. Поскольку ныне что титан, что губку намного легче купить, чем продать. Поэтому заявления руководства ЗТМК о том, что предприятию удалось найти свою нишу на рынке, удовлетворяя запросы на низкосортную губку, не более чем попытка сохранить хорошую мину при скверной игре. Будь это на самом деле выгодно, один из крупнейших в мире Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат с мощностями по выпуску 42,5 тыс. тонн губки в год не ограничился бы производством 6—7 тыс. тонн. Однако титановая технология не только сложна, но и весьма дорогостояща, поэтому ориентация на производство низкосортной губки в принципе не способна обеспечить рентабельность. Как, скажем, тщетно надеяться на прибыльность деревообрабатывающего комбината, избравшего своим профилем выпуск опилок, а не сортовой древесины.

Но в нашем случае вот уже несколько лет с завидным упорством продолжают изводить лес на щепки. И, похоже, никого не волнует, что в 1998 году балансовый убыток Запорожского титаномагниевого комбината составил 17 млн. грн., в 1999-м — 26,9 млн. Итоги деятельности за прошлый год пока еще не известны, но, несомненно, они тоже окажутся неутешительными. Поскольку к началу декабря задолженность ЗТМК по платежам в бюджет составляла свыше 1,5 млн. грн., за электроэнергию — около 27 млн., а кредиторская задолженность с начала года возросла более чем в два раза и превысила 243 млн. грн. Стоит ли удивляться, что при таком финансово-экономическом положении состояние двух остальных производств на комбинате тоже повергает в уныние.

На ЗТМК практически прекращено производство полупроводникового кремния. Поскольку на внутреннем рынке на него нет спроса, а потенциальных потребителей за рубежом не устраивает качество. И на содержание неработающего оборудования приходится ежемесячно тратить свыше 600 тыс. грн. Германиевое производство, состояние которого с каждым годом становится все хуже, пока еще работает, но, по словам генерального директора, «в периодическом режиме». Без эвфемизмов это значит, что оно находится в полной зависимости от поставок давальческого сырья с Сахалина. Для обоих производств характерен прогрессирующий физический и моральный износ оборудования, поскольку в течение последнего десятилетия на комбинате не было внедрено ни одного мало-мальски серьезного технологического новшества. А при нынешних темпах развития электроники это, знаете ли, чревато.

К слову, подобного вполне стоило ожидать, ведь еще при предыдущем директоре одна из самых мощных в бывшем Союзе заводских научных лабораторий была фактически ликвидирована. Вот и выходит, что можно сколь угодно долго рассуждать о неблагоприятном влиянии внешних факторов, вызванных экономическим кризисом, но, как верно заметил Михаил Булгаков, разруха находится в мозгах. И чего уж тут греха таить, в этом смысле Запорожскому титаномагниевому крупно не везет.

О нынешнем уровне менеджмента на предприятии весьма красноречиво свидетельствуют разработанные программы выхода из кризиса. Во главу угла в них по-прежнему ставится дальнейшее развитие титаномагниевого производства с целью выпуска губчатого титана аэрокосмического качества. Разумеется, то, что в мире аналогичных мощностей вдвое больше, чем требуется, в Запорожье совершенно не учитывают. Ставка в очередном бизнес-плане технического перевооружения титанового производства вновь делается на получение 38,3 млн. долларов кредита. Аналогичный подход и к возобновлению производства полупроводникового кремния. Разница, пожалуй, лишь в том, что источник финансирования (опять же в виде кредита) определен меньшей суммой — 23,7 млн. долларов.

Интересно, неужели даже при наличии печального опыта использования комбинатом двух госкредитов под возобновление титанового производства на общую сумму 22,9 млн. долларов история опять повторится? Тогда тоже, кстати, бизнес-план имелся, предусматривавший ежегодное получение 4,5 млн. долларов прибыли от реализации титановой губки. А что получилось? Нет ни прибыли, ни надежд на ее получение, а руководство комбината настойчиво убеждает в необходимости реструктуризации долга на пять лет. При этом, судя по всему, не веря в реальность указанного срока.

Это подтверждают расчеты специалистов ЗТМК относительно завершения работ на пусковом комплексе, включающих в себя помимо реконструкции металлотермического передела строительство ряда объектов сырьевых производств и инфраструктуры. Оказывается, даже при получении льготного долгосрочного кредита под 8 процентов годовых (интересно было бы посмотреть на столь отчаянного кредитора!) и благоприятной конъюнктуре рынка на высококачественный титан в течение семи лет после пуска вся полученная прибыль будет расходоваться на погашение кредита.

Закономерен вопрос: ради чего же все это делается? С какой стати чье-то желание скрыть собственную некомпетентность и неумение хозяйствовать должно финансироваться за государственный счет? Казалось бы, пора уже, наконец, признать надуманность утверждения о том, что без собственного титанового производства страна просто не выживет. Ан нет. Этой страшилкой, официально именуемой государственной программой «Титан Украины», продолжают пугать уже седьмой год. Даже несмотря на то, что ошибочность аргументов авторов программы убедительно доказана на практике.

Например, изначально предполагалось, что половина производимой губки будет потребляться в Украине. А на ЗТМК вообще уверяли, что уровень отечественного потребления составит 100 процентов. Но за два года после возобновления производства спрос внутреннего рынка составил всего лишь 8,25 процента реализованной губки. Такая «точность» прогноза невольно заставляет усомниться в профессионализме его авторов. Не говоря уж об их утверждении, что без собственного титанового производства Украина вынуждена будет ежегодно импортировать титановых полуфабрикатов на сумму до 300 млн. долларов. То есть пятую часть мирового потребления или столько же, сколько использует корпорация Boeing с годовым доходом, превышающим доходную часть бюджета Украины в 10 раз.

Если в советские времена украинская промышленность, как утверждают некоторые источники, ежегодно потребляла порядка 15 тыс. тонн титановых полуфабрикатов, то это вовсе не свидетельствует о ее запросах в наши дни. Достоверных сведений, сколько титана было использовано в стране за прошлый год, к сожалению, нет. Однако, по мнению специалистов, это количество не превышает 500 тонн, в крайнем случае — 1 тыс. тонн. Спрашивается, стоит ли тратить внушительные средства на создание полного цикла производства титана ради столь незначительного объема?

Вопрос из разряда риторических. И это, похоже, осознают даже некоторые из тех, кто продолжает отстаивать принципы программы «Титан Украины». В частности, кандидат технических наук А. Егоров в одной из своих статей заявляет следующее: «Титан — это не хлеб, покупка которого является насущной необходимостью. Несмотря на свои уникальные свойства, делающие его незаменимым конструкционным материалом ракетно-космической и авиационной техники, в судостроении, широкое его применение в химической промышленности, в машиностроении и других отраслях будет возможным только при общем подъеме экономики страны».

С учетом именно такой причинно-следственной связи и был разработан проект решения проблем Запорожского титаномагниевого комбината, который фактически являлся альтернативой программы «Титан Украины» еще до попытки воплощения ее в жизнь. Суть предложений в первую очередь сводилась к реструктуризации предприятия. Это позволило бы создать три технологически не связанных между собой производства: титаномагниевое, кремниевое и германиевое. С последующим преобразованием в акционерные общества каждое из них получило бы реальный шанс на выживание.

И что немаловажно — угроза остановки не нависла бы даже над наиболее уязвимым титановым производством. Разумеется, если бы усилия по его сохранению были направлены не на реализацию изначально бесперспективной идеи возобновления выпуска губки по старой технологической схеме, а на организацию прибыльного производство диоксида титана. Этот вид продукции имеет гарантированный сбыт, и спрос на него постоянно растет. А в технологическом процессе производства губки диоксид титана составляет половину цикла. Следовательно, появилась бы реальная возможность за счет реинвестиций разрабатывать и внедрять принципиально новые технологии, которые со временем позволили бы заняться выпуском и губчатого титана. Насущные же потребности отечественной промышленности в этом металле вполне можно было удовлетворять за счет создания совместных производств с Россией и Казахстаном по разработке в Украине ильменитовых месторождений.

Конкретные, а главное — научно и экономически обоснованные предложения имелись и относительно сохранения и развития полупроводниковых производств. Но, увы, их попросту оставили без внимания. Остается лишь надеяться, что до поры до времени. Того самого, которое, может быть, и не самый худший судья, но, к сожалению, никудышный лекарь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно