ТЕРМИНАТОРЫ

29 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

Скромное сообщение в прессе о возобновлении в августе строительных работ на береговой площадке б...

Скромное сообщение в прессе о возобновлении в августе строительных работ на береговой площадке будущего терминала в порту Южный под Одессой не заслуживало бы внимания, если бы после этого можно было поставить точку в многолетней тяжбе. Но «терминальные» споры продолжаются и, можно сказать, приобретают характерные для украинского нефтяного бизнеса оттенки «неформальности».

Вместе с тем, причастные к строительству терминала организации (и особенно их руководители) уже заслужили титул «терминаторы» и даже действуют согласно так называемой «терминальной» стратегии: несмотря на временные потери и даже поражения, продолжают стремиться к цели.

К сожалению, рассказать о стратегии терминаторов, как говорится, в лицах (как в одноименном кинофильме) не представляется возможным. В данном случае речь пойдет скорее об интересах определенных групп.

Терминатор-1: «Укрнефтетерм»

Терминаторов в истории нефтеперевалочного комплекса в Южном было достаточно много. С полным правом этот титул можно присвоить практически всем вице-премьерам (по части руководства топливно-энергетическим комплексом) всех украинских правительств.

Делая экскурс в сравнительно обозримое прошлое, вероятно, уместно было бы назвать организации. В этом ряду первым терминатором является акционерное общество закрытого типа «Укрнефтетерм», зарегистрированное 17 марта с.г. властями Одессы. В качестве основной задачи АО декларировало координацию строительства и финансирования терминала в Южном.

25 апреля на собрании основателей «Укрнефтетерма» (18 юридических лиц) были обсуждены подходы к формированию уставного фонда и избраны 12 человек в наблюдательный совет.

На заседании выяснилось, что АО располагает 570644 млн. крб. уставных взносов учредителей «Укрнефтетерма». Принято решение об увеличении уставного фонда до 10 трлн. крб. На организационный период функции исполнительного директора по строительству терминала возложены на Анатолия Нигреску, возглавлявшего дирекцию по строительству НПК.

Но строительство было заморожено вплоть до августа. Не было ни денег, ни работы, о чем неоднократно заявлял г-н Нигреску.

Терминатор-2: «Укрзаграннефтегазстрой»

Вслед за «Укрнефтетермом» претендовать на роль хозяина будущего НПК в Южном стала государственная акционерная компания «Укрзаграннефтегазстрой», создаваемая согласно указу Президента Украины от 20 апреля 1995 года на базе одноименного объединения, прежде входившего в структуру Госкомнефтегаза.

Это объединение являлось генеральным подрядчиком на создание инфраструктуры терминала в Южном и занималось строительством нефтепровода. Поэтому нельзя сказать, что оно заявило права на терминал неожиданно и безосновательно.

Кроме того, «Укрзаграннефтегазстрой» второй год занимается проектированием и организацией строительства нефтепровода на территории Турции (в составе украино-турецкого СП P&P). По данным «Укрзаграннефтегазстроя», с начала работ над проектом в Турции Украиной инвестировано свыше 2 млн. долл. Занято значительное количество людей, целые проектные институты.

Заявленный компанией проект создания альтернативного российскому пути нефтеобеспечения Украины (поставки нефти из стран Ближнего Востока и Персидского залива через нефтепровод в Турции, Черное море - на строящийся терминал в Южном) предполагает единое управление всем комплексом строительных и организационных работ. В эту схему вполне логично вписывается и будущий терминал.

Как видим, «Укрзаграннефтегазстрой» является исполнителем проекта, прямо затрагивающего государственные интересы. В этом смысле придание компании статуса государственной как нельзя более соответствует задачам, возложенным на нее.

Вполне логично, если весь проект будет координировать одна организация. Трудно представить взаимодействие самостоятельных компаний, каждая из которых владеет частью объектов проекта (терминал в Южном, нефтепровод и терминал в Турции, нефтепроводы в Украине, а затем и в Европе).

Но не тут-то было...

Еще в апреле, после президентского указа о создании на базе «Укрзаграннефтегазстроя» государственной акционерной компании председатель Госнефтегазпрома Евгений Довжок согласился с тем, что дирекцию по строительству терминала надо передать в ее состав. Но потом вдруг изменил свою позицию. А тут еще Минэкономики возмутилось: мол, не много ли хочет «Укрзаграннефтегазстрой», не очередного ли монополиста создаем своими руками?

Антимонопольный комитет и другие ведомства развеяли, казалось бы, сомнения: на рынке строительно-монтажных работ Украины «Укрзаграннефтегазстрой» не был и не должен стать монополистом. В свою очередь, Министерство экономики Украины утвердило передачу в состав формируемой государственной акционерной компании «Укрзаграннефтегазстрой» части предприятий, находящихся в государственной собственности. И наконец-то 20 июля согласованные заинтересованными министерствами и ведомствами учредительные документы компании переданы для утверждения в Кабинет министров.

Переданы с опозданием, ведь указ Л.Кучмы о создании государственной акционерной компании на базе «Укрзаграннефтегазстроя» предусматривал окончательное ее формирование до 20 мая. Но теперь уже казалось, что основные причины проволочек устранены. И до объявления нового хозяина дирекции по строительству терминала, таким образом, оставалось недолго - дождаться подписания соответствующего постановления правительства Украины.

Однако, как всегда, нашелся повод, и документ был возвращен в министерские кабинеты: мол, надо кое-что еще раз уточнить. И «Укрзаграннефтегазстрой» со своими учредительными документами был в очередной раз отправлен по кругу согласований. Камнем преткновения стал вопрос о принадлежности будущего терминала.

Что могут терминаторы

Когда летом все настойчивее заговорили о том, что терминалом займется создаваемая государственная акционерная компания «Укрзаграннефтегазстрой», в «Укрнефтетерме» и, главное, вокруг него стало заметно оживление.

Евгений Довжок, председатель Госнефтегазпрома (а комитет также является соучредителем АО «Укрнефтетерм») издает приказ от 13 июля, в котором говорится о передаче прав заказчика терминала в Южном «Укрнефтетерму». Причина стандартна - отсутствие средств у заказчика, которым до сего момента значился сам Госнефтегазпром.

Таким образом, государственный терминал «перешел» в руки акционеров - пока что это, большей частью, также госпредприятия. Однако времена очень быстро меняются, а вслед за ними - и форма собственности. Так что вскоре терминал, вполне вероятно, может оказаться частным объектом. Если учесть, что уставный фонд рано или поздно придется увеличивать, то государство, владеющее сейчас контрольным пакетом, со временем потеряет его существенную часть. Ибо, как известно, привлечение дополнительных средств в современных условиях для госструктуры практически нереально. А вот частное предприятие, где владельцы акций получают, кроме прибыли, еще и право голоса, может рассчитывать на солидные «вливания».

Ничего предосудительного в этом не было бы (в мире много аналогичных примеров), если бы не несколько нюансов.

Терминал в Южном с одинаковым успехом может служить интересам акционеров, перекачивая нефть как российскую, так и ближневосточную. Все зависит от того, кто «заказывает музыку». Кстати, на терминал в Южном заказ поступил (еще в 70-е годы) для увеличения экспорта именно российской нефти. И идея эта не утратила своей актуальности. Единственная поправка, внесенная временем, в том, чтобы использовать украинский терминал как подстраховочный для Новороссийского (в тех краях частенько штормит и танкерам не так удобно, как на украинской части черноморского побережья).

Украина планировала через Южный обеспечить прежде всего поставку ближневосточной нефти для собственных потребностей, а затем и на экспорт. При этом никто не собирался отказываться от российского сырья: есть удобная и сравнительно надежная система магистральных нефтепроводов через Украину. Но лучше (так считают во многих странах), когда источников поставок нефти в страну несколько. Как-то надежнее получается. Да и для транзита через Украину хорошо, когда среди желающих прокачать свою нефть появится хоть немножко конкуренции.

Это с точки зрения Украины. И если контроль над Южненским терминалом останется за ней, наверное, так и произойдет.

Но вот, представьте себе, терминал построен (когда-нибудь это наверняка случится). На деньги акционеров. Маловероятно, что это деньги Украинского государства или даже украинских инвесторов. Посему очень может оказаться, что украинская политика реальных «терминаторов» не заинтересует.

Судя по всему, в Украине нашлись люди, просчитавшие такой вариант. Так или иначе, но вскоре за «Укрнефтетермом» появился «терминатор-2», которого надо было «обезвредить». Может быть, поэтому до сих пор судьба ГАК «Укрзаграннефтегазстрой» не определена?

А тем временем ...

Контратака

Дабы устранить предмет спора, «Укрнефтетерм» на собрании учредителей 14 августа 1995 года принимает простое решение: ликвидировать дирекцию строительства терминала и, как предписано приказом Е.Довжка, принять на себя обязанности заказчика его строительства. Как исполнительный орган, отныне дирекция включена в состав «Укрнефтетерма».

А раз дирекции нет, то и спора с «Укрзаграннефтегазстроем» нет. Более того, ему на том же собрании в мягкой форме было предложено вообще передать свои полномочия по строительству линейной части.

Предлог, на первый взгляд, убедительный: невыполнение обязательств по строительству линейных трубопроводов в рамках проекта создания инфраструктуры будущего терминала. Мол, как подрядчик, «Укрзаграннефтегазстрой» не только затянул работы, но и не оплатил услуги привлеченных строительных организаций. И вообще, деятельность руководителя «Укрзаграннефтегазстроя» Ивана Дадиверина вызывает у «Укрнефтетерма» сомнения. Об этом было незамедлительно сообщено премьер-министру Е.Марчуку народными депутатами Ю.Кармазиным и В.Шишкиным, представляющими интересы избирателей Одессы.

Кстати сказать, еще до названного депутатского запроса министерства и ведомства, которым было поручено формирование «Укрзаграннефтегазстроя» как государственной акционерной компании, получили немало посланий от Госнефтегазпрома. В них уже выражались сомнения по поводу целесообразности создания такой компании, как предписано президентским указом.

Кто кому должен?

Приняв функции заказчика терминала, «Укрнефтетерм» подсчитал «наличность». В августе на «терминальных» счетах оказалось 175 млрд. карбованцев, 5.4 млрд. российских рублей и 3.85 млн. американских долларов.

Посмотрели, что же сделано, и выяснили - дебет с кредитом не сходится. Тут же нашли причину: виноват, дескать, «Укрзаграннефтегазстрой». Пусть его генеральный директор И.Дадиверин отчитается: куда девались перечисленные «Укрзаграннефтегазстрою» 236.8 млрд.крб и почему вместо 25.5 км труб проложено только 15.5 км?

Тем временем через прессу народу сообщили, что на финансирование строительства терминала истрачено уже 706 млрд. бюджетных средств. Правда, в депутатском обращении к премьеру значилась цифра несколько больше - 750 млрд. крб...

Сколько же денег ушло на строительство терминала в действительности? В этом, вероятно, скоро разберутся. А автору пока что удалось выяснить следующее (устраивают же депутаты собственное расследование?).

С апреля по август 1994 года «Укрзаграннефтегазстрой» получил 234.5 млрд. крб. Как принято выражаться в подобных случаях, этой организацией «освоена» вся полученная сумма: 144.2 млрд.крб. ушли на оплату подрядных работ, остальные - на закупку материалов и техники. Подтверждающие это документы имеются.

В августе прошлого года финансирование работы было прекращено. Как говорится, без объявления причин. И до июня 1995 года «Укрзаграннефтегазстрой» продолжал работы за счет собственных средств и кредитов. Только за май-июнь 1995 года на строительство соответствующего нефтепровода им было израсходовано 26,1 млрд. крб. (что подтверждают документы дирекции по строительству терминала). Причем, в течение этого периода почему-то никого не интересовало, на какие средства ведутся работы.

Всполошились в августе-сентябре, когда (что уже было почти реальностью) «Укрзаграннефтегазстрой» на правах заказчика мог потребовать у дирекции терминала отчет обо всех финансовых делах.

Напомним, что дирекция эта благополучно ликвидирована 13 июля. Но в свое время только на ее содержание было истрачено около 150 млрд. крб. (из бюджетных 660 млрд. крб., «освоенных» за весь 1994 год).

Между тем, может оказаться, что не «Укрзаграннефтегазстрой» должен, а ему должны. И не 50 - 60 млрд. крб., как подсчитали в «Укрнефтетерме», а намного больше. И не только ему, а и бюджету.

Словом, страсти по терминалу продолжаются. И все бы ничего, если бы предмет этих страстей имел значение только для участников спора. Но ведь речь идет об объекте, имеющем, без преувеличения, геополитическую значимость, а в конечном итоге - о проекте не только государственной, но и мировой важности.

За вопросом: кому будет принадлежать терминал, стоит другой, гораздо более глубокий: получит ли Украина альтернативную нефть - залог и необходимое условие ее реальной самостоятельности, независимости и национальной безопасности?

А на вопросы такого порядка отвечает Президент...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно