«ТЕЛЕКОМ» В ЗАКОНЕ

8 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 8 ноября-15 ноября

В среду, 13 ноября, в Верховной Раде Украины начнутся общественные слушания, посвященные проектам закона Украины «О телекоммуникациях», который будет вынесен на рассмотрение сессии Верховной Рады...

В среду, 13 ноября, в Верховной Раде Украины начнутся общественные слушания, посвященные проектам закона Украины «О телекоммуникациях», который будет вынесен на рассмотрение сессии Верховной Рады. Закон этот должен прийти на смену принятому в 1995 году, но уже устаревшему закону «О связи». Значение закона «О телекоммуникациях» нельзя переоценить: он призван создать правовое поле для развития в Украине информационных технологий, а значит — обеспечить пребывание нашей страны в числе держав с постиндустриальной, электронной экономикой. В частности, законодательное определение получат наконец такие современные технологии, как Интернет, интернет-телефония, беспроводная связь. В Верховной Раде зарегистрировано три проекта закона, представленные нардепами Станиславом Довгим, Юрием Луценко и Валерием Пустовойтенко. Каждый из этих законопроектов отражает интересы определенных групп: законопроект Довгого — возглавляемых им де-факто «Укртелекомом» и Госкомсвязи, законопроект Пустовойтенко — судя по всему, донецких бизнесменов (помощником председателя комитета является президент компании DCC Валерий Степаненко), законопроект Луценко… по крайней мере, социалисты в наличии собственных интересов на телекоммуникационном рынке замечены не были. Как принято в цивилизованных странах, перед вынесением проблемы на обсуждение в стены парламента ее будут обсуждать эксперты, представители телекоммуникационных операторов и общественных организаций, масс-медиа — то есть те, кому предстоит работать в создаваемом правовом поле. На что им стоит обратить внимание?

При оценке качества предлагаемого этими законопроектами правового поля нужно прислушаться к мнению общественности. Интерес операторов рынка, то есть компаний, предоставляющих телекоммуникационные услуги, заключается в том, чтобы это правовое поле обеспечивало как можно более прозрачные, равные для всех условия работы на рынке, чтобы оно было стабильным и не содержало дыр. Потребители телекоммуникационных услуг — то есть все граждане Украины — заинтересованы в том, чтобы телекоммуникационные услуги были доступны — и физически (как Интернет в Киеве, а не в Шепетовке), и по цене (мобильная связь не по полдоллара, а хотя бы по полгривни за минуту эфирного времени); а также, чтобы услуги эти были качественны.

Развернутый сравнительный анализ законопроектов занимает не один десяток страниц, поэтому в качестве примера приведем лишь одно различие. Пожалуй, главное новшество — все законопроекты предусматривают (как предлагается в модельном законодательстве Евросоюза) разделение функций управления и регулирования отрасли между двумя органами: центральным органом исполнительной власти в области телекоммуникаций (министерством или госкомитетом) и Национальной комиссией регулирования связи (НКРС). Однако статус этой комиссии законопроектами предлагается различный. Согласно проекту Луценко, НКРС «имеет статус юридического лица и не зависит от операторов/провайдеров, производителей оборудования и Кабинета министров». В законопроекте Довгого этот пункт отсутствует, несмотря на то, что такое требование к независимости регулирующего органа выдвигается правилами ЕС (одна из директив ЕС гласит: «Национальные регулирующие органы должны функционировать независимо от органов государственной власти и предприятий, предоставляющих услуги связи»). «Источником финансирования НКРС является Государственный бюджет Украины» — говорится в статье 18 законопроекта Довгого, сводя, таким образом, НКРС к прочим госорганам. В то время как, согласно вышеупомянутой директиве ЕС, «национальные регулирующие органы должны иметь финансирование, достаточное для эффективного функционирования, и не должны зависеть от органов государственной власти». То есть прямое несоответствие: питаемая от бюджета НКРС попадает в прямую зависимость от Кабмина, этот бюджет разрабатывающего, и ВР, его принимающей. В луценковском законопроекте предусмотрено несколько источников финансирования НКРС — отчисления операторов связи (в размере до 0,03% от годового объема оказанных услуг), плата за выдаваемые лицензии, разрешения и сертификаты. Предусмотрены также механизмы отчетности и обеспечения прозрачности бюджета НКРС, чего нет в законопроекте Довгого. Кстати, на этапе предварительного обсуждения законопроектов такой механизм финансирования вызвал бурное недовольство представителей операторов, в частности, входящих в ТЕЛАС. Операторы, мол, исправно платят налоги на содержание государственного аппарата, а тут еще дополнительные, «внебюджетные» поборы. Так в том-то и дело, что благодаря этой «внебюджетности» и создается реальная гарантия прозрачного, непредвзятого регулирования рынка телекоммуникаций!

И это лишь один пример принципиального различия подходов к формированию правового поля в отрасли обоими законопроектами. Подобных различий множество: и в определении полномочий НКРС и органов государственного управления в разных законопроектах, и в определении порядка лицензирования (в луценковском законопроекте ряд видов деятельности, например интернет-провайдинг, осуществляются исключительно на основе общих разрешений, а не лицензий), порядка установления предельных тарифов, и в путях решения основной проблемы — обеспечения немедленного доступа любого жителя Украины к универсальной услуге — установке телефона.

Создается впечатление, что законопроект Довгого писался для того, чтобы закрепить ситуацию, существующую сегодня на рынке телекоммуникаций, административный порядок управления отраслью. Ну разве что управление координации деятельности операторов связи и лицензирования Госкомсвязи будет реорганизовано в НКРС. Закрепляется и то, что главными игроками рынка остаются Госкомсвязи и «государственная кормушка» — «Укртелеком».

О том, как «доят» «Укртелеком», могут поведать цифры официальных ежегодных отчетов компании. Например, несмотря на рост доходов компании (с 2,05 миллиарда гривен в 1997 году до 4,03 миллиарда в 2001 году), чистая прибыль выросла весьма незначительно — с 400 до 442,3 миллиона гривен. Коэффициент чистой прибыли (отношение чистой прибыли к доходу) упал с 19,53% до 10,99%. Это можно было бы объяснить увеличением инвестирования прибыли в развитие компании, однако долгосрочные финансовые инвестиции выросли за эти годы всего на 429,9 миллиона гривен (с 10,4 до 440,25 миллиона гривен). Прирост доходов предприятия в среднем стабильно составляет 15—16%. Единственное повышение прироста доходов — до 24% в 2000 году — было достигнуто исключительно за счет повышения тарифов в мае 2000 года. Однако уже в следующем, 2001 году прирост доходов вернулся на прежний уровень. Коэффициент общих и административных издержек (отношение их к выручке от реализации) с 1997 по 2001 год вырос с 0,39% до 14,27%, а коэффициент финансовых издержек (отношение выплат к той же выручке) за тот же период — с 0,19% до 4,97% — показатель нерациональной финансовой политики менеджмента компании. Объем долгосрочных обязательств «Укртелекома» (читай — заемных средств) увеличился с 1997 по 2001 год с 184,5 до 921,5 миллиона гривен. Коэффициент обеспеченности собственными средствами (отношение разницы капитала и необоротных активов к оборотным активам) в 2000 году принял отрицательное значение, а в 2001 году упал до —0,24. Любому аудитору отрицательное значение этого коэффициента скажет о том, что оперативная деятельность предприятия осуществляется уже полностью за счет заемных средств, а минимально допустимое его значение — +0,3. Настораживают и показатели ликвидности «Укртелекома»: коэффициент текущей ликвидности (отношение текущих активов к текущим обязательствам, не должен быть ниже 2) упал от 2,64 в 1999 году до 2,01 в 2001-м, а коэффициент быстрой ликвидности (отношение суммы денежных средств, ценных бумаг и счетов к получению к текущим обязательствам) за тот же период снизился с 2,33 до 1,57. Вывод: менеджмент «Укртелекома» озабочен не улучшением финансовых показателей компании, а лишь увеличением ее доходов и издержек, то есть ведет себя как «временщик».

Анализ финансовой отчетности «Телекома» показывает, что указанные негативные тенденции начались в 2000 году, когда к управлению компанией пришла нынешняя команда во главе со Станиславом Довгим. Сегодня эта команда пытается улучшить положение, подав на рассмотрение в ВР свой проект закона «О телекоммуникациях». Так сказать, «подпереть» свои методы работы законодательно. Результатом станет окончательное закрепление на рынке связи ситуации, когда все операторы смогут существовать лишь как подрядчики «Укртелекома» по оказанию услуг определенным группам клиентов. Что ж, похоже, большинство крупных частных телекоммуникационных операторов смирились с таким положением вещей: хрупкая стабильность все же лучше постоянной опасности быть выбитыми с рынка путем отключения соединительных линий…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно