ТАВРИЙСКИЕ ИГРЫ НА ВИНОГРАДНЫХ ПЛАНТАЦИЯХ

10 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

«Министерству экономики, Министерству финансов. Министерству АПК, Херсонской областной госадмин...

«Министерству экономики, Министерству финансов. Министерству АПК, Херсонской областной госадминистрации в двухмесячный срок проработать вопрос о возможности введения на левобережной территории в низовьях Днепра специального режима инвестирования развития садово-виноградарского комплекса Херсонской области». (Из постановление Кабмина №806 от 12 мая т. г.)

Неискушенный читатель воспримет приведенные строки как директиву изучить возможность образования новой агропромышленной зоны. Те, кто хоть как-то знакомы с конкретикой, отреагируют предельно кратко: возможности есть, нужны деньги. Ну, а специалист наверняка останется в полной растерянности. Почему надо «инвестировать развитие» комплекса, которому вот уже сто лет, а не спасать как пострадавшего от стихийного бедствия? Почему в перечне ответственных исполнителей отсутствует Минэкологии, если речь идет, прежде всего, о природоохранных мероприятиях? И зачем понадобилось Кабмину «прорабатывать вопрос», который предварительно проработан целой бригадой управленцев-специалистов того же Кабмина при научном руководстве и кураторстве «Программы реформирования экономики и социально-экономического развития Херсонской области на период до 2001 года», вошедшей составной частью в общенациональную программу «Украина-2010»? Почему..?

Проблема «специального режима инвестирования» сложна и нуждается, прежде всего, в осмыслении. То, что именуют «садово-виноградарским комплексом», не что иное, как составная часть лесозащитной зоны южных степей, призванная уберечь грунты от ветровой и водной эрозии, сыпучих песков: посевы - от засухи и суховеев, памятных на юге «черных бурь»: водоемы - от заиливания. С другой стороны, сады и виноградники - это товарное производство, сырьевая база для солидной перерабатывающей промышленности. Вот это двойственное предназначение и вносит сумятицу в понимание происходящего, смещает акценты при выборе приоритетов. А ведь проблема безальтернативна. Просто мы имеем редкий пример разумного единения природоохранной и хозяйственной деятельности. Более того, любые экономические выкладки без учета природоохранного аспекта попросту некорректны. Кто предскажет последствия вполне возможного перемещения нижнеднепровских песков (площадь песчаных массивов достигает 90 тыс. га) - это же потенциальная Сахара. В истории освоения южных степей подобное случалось не единожды.

Автор далек от мысли, что высоким должностным лицам ситуация неведома. К сожалению, то или иное решение зачастую зависит не столько от власть предержащих, сколько от какого-либо неприметного чиновника. Вот так - сидит себе человек и умствует: ну зачем писать в правительственном постановлении «Нижнеднепровский песчаный массив», не проще ли заменить словами: «левобережная территория»? И заменил. В результате в документе нет и намека на экологическую проблему, разрешать которую рано или поздно придется.

Подвижные пески

Пески левобережного низовья Днепра в зоне Херсонской области «творил» в далекую геологическую эпоху предшественник нашего Славутича в результате естественного смещения русла с востока на запад. «Творил» не просто намытые пески, а слоистые, глинистые, илистые, песчанистые фракции, отличающиеся плодородием. Поэтому нижнеднепровские пески в доисторические времена были покрыты обильной растительностью - деревьями, кустарниками, травой. Лесной край наблюдал еще Геродот, который назвал его Гилеей. Сосна, дуб, лещина, береза.

Считается, что к превращению лесов в пастбища первыми «приложили руку» скифы. Бывали здесь сарматы, гунны, иные кочевые племена, позже - турецко-татарские полчища. Валились рощи и под топорами первых поселенцев второй половины XVIII века. В «Журнале общеполезных сведений» за 1837 год упоминается, что в начале XIX века природный лес сохранился только на песках между селениями Казачьи Лагеря, Олешки, Голая Пристань и Чалбасы на площади 5142 десятины, который с 1806 года «отдан в распоряжение казенных поселений и теперь едва-едва его следы заметны».

Естественные лесные массивы окончательно загубили овцы. С открытием черноморских портов овцеводство развивалось довольно бурно. Следствием чрезмерного выпаса девятимиллионного стада (1850 год) стало исчезновение растительности, оголенные пески обрели подвижность.

Было бы неправдой утверждать, что царское правительство не реагировало на наступление пустыни. Первые попытки закрепить подвижные пески относятся к 1834 году.

Параллельно с закреплением песчаных массивов лесной растительностью делались попытки включать непригодные для земледелия зоны в хозяйственный оборот, прежде всего для виноградарства и садоводства. Многолетние культуры развивают мощную и глубокую корневую систему, используют глубинные плодоносящие слои грунта, тем самым упреждают подвижность песка. Первые виноградники на песчаных массивах заложены переселенцами села Шабо (ныне Одесская область) в районе селений Основа и Британы на площади около тысячи десятин (сейчас земли совхоза-завода «Таврия»). Уже в 1900 году сорок собственников виноградных плантаций произвели более 25 тысяч ведер вина.

Можно утверждать, что более чем столетний опыт борьбы с подвижными песками путем залесения и культивирования винограда, плодовых дают максимальный экономический эффект. Именно комплексным использованием песчаных массивов обеспечивается экологическое равновесие в регионе. Разумному природопользованию всегда уделялось должное внимание. До революции песчаные земли под виноградники и сады выделялись бесплатно. Работал государственный мелиоративный кредит под четыре процента годовых, существовало долгосрочное кредитование также под щадящие проценты. Продукция садов и виноградников и продукты ее переработки освобождались от всех налогов, акцизного и других сборов. Политика стимулирования виноградарства и садоводства на Левобережье велась и в послереволюционное время.

Пик развития садово-виноградарской отрасли в этих местах приходится на середину 70-х годов. Тогда виноградники занимали 12,7 тыс. га, рентабельность выращивания составляла в среднем 50-60 процентов. Плодовых культур - 25-30. Еще недавно велась и соответствующая ценовая политика для поставок винограда и плодов, выращенных на песках. Поскольку их стоимость превышала среднеобластную, применялись дифференцированные цены.

И скучно,

и грустно...

Антиалкогольная кампания 1985 года бездумным топором прошлась по виноградным плантациям, остановив непрерывный цикл обновления кустов. На конец 1996 года площадь садов и виноградников сократилась вдвое, а урожайность упала на 35-40 процентов. Настоящая беда постигла отрасль в суровую зиму 1996-97 годов. В ту пору вымерзло почти три тысячи гектаров. И по сей день садоводство и виноградарство в зоне нижнего Днепра в глубоком кризисе. Сказывается отсутствие инвестиций, диспаритет цен, изъяны налоговой политики и прочие «негаразди».

Стоит упомянуть об отраслях, производных от виноградарства, - виноделии, винокурении, коньячном производстве. Интересные мысли высказывает генеральный директор совхоза-завода «Таврия» Александр Сидоренко:

- Дожились, что называется, до ручки. Из тысячи гектаров плантаций плодоносит пятьдесят. Приходится закупать сырье... за рубежом. А куда деваться? Нельзя ведь допустить обвал, за нами 1300 человек коллектива, по большому счету обеспечиваем работой как минимум 140 тысяч работающих в других отраслях - стекольщиков, картонажников, полиграфистов, транспортников...

- И что? Вы надеетесь выжить на импортном сырье?

- Нет, конечно. Взяли кредит и сегодня имеем 850 гектаров восстановленных плантаций. Кабала неимоверная, ведь один обновленный гектар обходится в 30 тысяч гривен. Наша задача выйти на полторы тысячи гектаров виноградников, чтобы обеспечить мощности собственным сырьем. Нам остро необходима помощь государства. Прекрасно понимаю, что с деньгами нынче туго и о них говорить не буду. Если государство действительно заинтересовано в бюджетных поступлениях, то может увеличить их без каких-либо материальных затрат. Речь о массовой фальсификации алкогольной продукции в потребительской сфере. Стоит только перекрыть каналы поступления фальшивки, в том числе импортной, и отечественная продукция заполнит доходную нишу на рынке. Интересно, что в Польше, Словакии эту проблему решили довольно просто - реализация подделки там связана с крахом для коммерсанта. У нас же настолько несовершенны и либеральны законы, что торговец вполне осознанно может рисковать. Ну, разоблачат, оштрафуют - завтра снова можно заняться сверхприбыльным делом. При случае можно и откупиться. Это не мелочи. Уверен, что порядок на рынке - опосредованная поддержка отечественного товаропроизводителя. Проблем в винодельческой отрасли предостаточно. Важнейшие, на мой взгляд, я изложил на выездном заседании Кабмина. Из семи поднятых вопросов по поручению премьер-министра Валерия Пустовойтенко изучаются пять. Надеюсь, какие-то решения будут приняты.

В свое время надежду на понимание и поддержку возлагали бывшие руководители Херсонщины Юрий Карасик, Михаил Кушнаренко, сложивший недавно полномочия Анатолий Касьяненко. Во времена губернаторства последнего проблемы левобережья нашли отражение в региональной «Программе 2001», по которой и принял Кабмин упомянутое в начале публикации постановление №806. Требуемое обоснование правительству предоставлено, хотя и не в двухмесячный срок. Окончательное решение еще не принято, тем не менее, позиция Минфина уже высказана. Вот что сообщил в письме №15-61/1975-10 от 19.07.99 г. заместитель министра экономики Украины Сергей Романюк: «По заключению Министерства финансов нет оснований для введения специального режима инвестирования развития садово-виноградарского комплекса в Херсонской области».

Сделать заключение по любому вопросу в нынешние времена Минфину труда не составляет: в госбюджете статья не предусмотрена - будьте здоровы. А если и предусмотрена, то в пределах наличия финансовых ресурсов. Нет здесь иронии, просто позиция Минфина в отношении денежных средств не может быть иной. Другое дело отношение к «специальному режиму инвестирования». Кажется, здесь Минфин хватил лишку. Отсутствие расходной статьи в бюджете на текущий год - очень неубедительная причина отказа, речь ведь о восьмилетнем инвестиционном периоде.

Снова будем плакать перед Кабмином?

Сложившаяся ситуация является скорее следствием беспомощности облгосадминистрации, переживающей смену руководителя, нежели результатом «козней» правительства. Обоснование региональными специалистами проекта «специального режима инвестирования» выполнено с опозданием, наспех, так сказать, в первом приближении. Разработка имеет немаловажный изъян - в ней отсутствует стратегия внедрения «специального режима» в экологически небезопасной зоне. И это не мнение автора, а обобщенная оценка многих специалистов региона. Публикация и преследует цель в какой-то мере компенсировать упущенное.

Если предположить, что правительство все же выделит запрошенные 194,5 млн. гривен на восемь инвестиционных лет, то поневоле возникнет вопрос - с чего начинать, где то звено, с помощью которого зона сможет кратчайшим путем выйти на самофинансирование? Вопрос адресован заместителю директора объединения «Херсонсадвинпром» Дмитрию Пушкарю, одному из авторов проработки.

- На первом месте должны быть новые технологии выращивания, затем система сортообновления плантаций с уклоном на аборигенные сорта и питомническая база на основе биотехнологии.

Прошу заметить, что питомникам с новейшей технологией специалист отвел последнее место. Здесь Дмитрий Иванович не оригинал, так видятся пути подъема многим. В том же «Обосновании» в разделе «Приоритетные направления инвестирования» затратам на развитие биотехнологии отведено только пятое место. По всей видимости, это результат традиционного мышления производственников. А что же тогда будет с новыми плантациями вместе с новыми технологиями, если повторится суровая зима 1996-97 гг.? Ответа нет, но его легко предугадать - снова будем плакать перед Кабмином.

Еще лет 30-40 тому назад в развитых винодельческих странах оценили преимущество биотехнологий, и их питомники производят исключительно здоровый, безвирусный посадочный материал. Более того, в некоторых государствах принят закон, запрещающий производство саженцев по традиционной технологии. У нас же... По воле случая на Херсонщине все же существует единственный в странах СНГ научно-производственный Южный биотехнологический центр, освоивший поточное круглогодичное производство здорового посадочного материала. И не только для виноградных плантаций.

Как считает директор Центра Владимир Скороход, в суровые зимы происходит естественный отбор растений на виноградниках, своеобразная отбраковка больных кустов и негативных клонов. При этом замечена интересная деталь: степень поражения плантации зависит от соотношения здоровых и больных кустов. Примером может служить совхоз-завод «Белозерский». В памятную зиму 1996-97 года на плантации, заложенной элитным посадочным материалом, потери не превысили 10 процентов, в то время как в других местах они доходили до 80-90. В научных кругах все больше утверждается мысль, что морозоустойчивость зависит от бактериальной «чистоты» растения, его заболеваемости. Потому-то саженцы, полученные с помощью биотехнологии, устойчивы к неблагоприятным температурным условиям, не говоря о других качествах.

Казалось бы - чего тут мудрствовать: открыть прогрессивному питомниководству «зеленую улицу» и телега тронется. Как бы не так. Сегодня центр бедствует, как и вся отечественная наука. К тому же, его производственная база, а это питомник супер-суперэлитных саженцев, сегодня бездействует из-за сомнительного отчуждения земли сельским Советом народных депутатов. Потенциальная мощность питомника достаточна для обеспечения первоклассными черенками не только области, но и хозяйства всей страны. Вот что нужно центру для восстановления всех виноградных питомников Украины в новом качестве на ближайшие 8-10 лет:

Важно отметить, что указанные в таблице 72,8 млн. гривен необходимы для производственного цикла меристема - культур «in vitro» - питомник с большим потенциалом выхода саженцев для садоводства, плодоводства, виноградарства, других отраслей.

Центр имеет разработанную программу выращивания оздоровленных саженцев земляники, генофонд которых в Украине потерян. Программа одобрена инновационным фондом, однако выделение льготного кредита заморожено. Правительственные круги, учитывая важность центра для области, страны, могли бы сдвинуть финансирование с мертвой точки и тем самым начать внедрение специального режима финансирования уже в этом году, вероятнее всего, уже потерянном в финансовом смысле.

Инновационный кредит, безусловно, погоды для центра не сделает, для дела необходимо серьезное финансирование на полную программу восстановления садов и виноградников на левобережье Днепра, в области, стране. Проблем у центра - как и везде. Некоторые из них освещались в СМИ, в том числе и в «ЗН». Знают о них в регионе, в кабинетах высших эшелонов власти. Управляющие структуры сельского хозяйства, особенно на областном уровне, как-то равнодушно наблюдают упадок периферийного очага прикладной науки. А зачем суетиться? Проще выпросить в Киеве деньги. А там - хоть трава не расти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно