Свободные экономические зоны: черная дыра или маяк для инвестора?

18 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 18 марта-25 марта

Инвестора надо любить. Он нуждается в чутком отношении и надежной защите. Иначе зачахнет и уйдет к другому...

Инвестора надо любить. Он нуждается в чутком отношении и надежной защите. Иначе зачахнет и уйдет к другому.

Чтобы этого не случилось, там, где климат для инвестиций неблагоприятный (что нередко встречается на нашем постсоветском пространстве), их возделывают в защищенном грунте, укрывая от стихии в так называемых специальных (свободных) экономических зонах. В мире известно более 800 таких зон. А появлению и развитию в Украине СЭЗы в немалой степени обязаны донетчанам, по инициативе которых в 1998 году Верховной Радой был принят Закон «О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области». Главная его цель — преодолеть депрессивность территорий в связи с закрытием, реструктуризацией горнодобывающих и других предприятий.

Ищем инвестора с серьезными намерениями

В соответствии с государственной программой структурной перестройки угольной промышленности с 1997 по 2004 год в стадии ликвидации находились 53 угольных предприятия. За этот период было уволено 59 тыс. человек. В ближайшие два года предстоит ликвидировать еще 11 шахт, что также приведет к увольнению 7,9 тыс. горняков. Вместе с тем за время действия Закона «О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области» одобрено к реализации 216 инвестиционных проектов стоимостью 4 млрд. 294,4 млн. долл., в том числе с участием иностранных инвесторов — 68 проектов на 837,1 млн. долл. Создано 18 тыс. новых рабочих мест, более 30 тыс. — сохранено. При этом почти по 30 инвестиционным проектам этап реализации уже завершен. Теперь работа на этих предприятиях осуществляется в обычном режиме — без предоставления льгот и с выплатой государству всех полагающихся налогов.

Понятно, что тепличными условиями защищенного грунта норовят воспользоваться и сорняки. Но рачительный хозяин в таком случае прибегает к прополке, а не ломает теплицу.

Однако из заявлений отдельных членов правительства по поводу СЭЗов можно сделать вывод, что именно «сломать теплицы» они и вознамерились. Более того, в необходимости такого шага убеждают Президента Украины, который на встрече с административно-хозяйственной элитой Донецкой области недвусмысленно дал понять, что свободным экономическим зонам и территориям приоритетного развития уготована незавидная судьба и Украина вскоре будет избавлена от этих черных дыр.

С такими намерениями решительно не соглашается председатель Донецкого областного совета Борис Колесников. «Закрыть СЭЗ и ТПР, — подчеркивает он, — это отпугнуть капитал, лишний раз продемонстрировать всему миру, как высоки в Украине риски для инвестиций».

По словам Бориса Колесникова, после выступления Президента в Донецке у них состоялась беседа, в результате которой Виктор Ющенко принял решение обсудить этот вопрос на отдельном совещании.

Инициатива наказуема?

В режиме СЭЗ, — рассказывает Борис Викторович, — в Донецкой области работают два предприятия — «Норд», производящий бытовую технику, и «Відродження» — по переработке мясной продукции. Что же касается территорий приоритетного развития, то это более 180 проектов в городах и районах области, куда инвестор пришел и на собственные средства построил высококлассные предприятия с новейшим оборудованием, создав рабочие места и предоставив людям работу. Там средняя зарплата составляет 1008 гривен, что в 1,5 раза выше, чем по области, причем задержек с ее выплатой никогда не было.

Деятельность этих предприятий абсолютно прозрачна. Не станет инвестор рисковать вложенными средствами ради сомнительной выгоды от нарушения закона. Сюда приходят не ради того, чтобы быть пойманным на противозаконных действиях и в одночасье лишиться бизнеса, созданного с неимоверными трудностями. Такого еще ни разу не случалось. Было другое, когда инвестор отказывался от своих намерений, вплотную столкнувшись со спецификой отношения к нему государства. В Китае, например, под будущее предприятие в рамках СЭЗ инвестору предоставляют обустроенную инфраструктуру: за государственный счет построены ангары, подведены коммуникации. Остается лишь завезти и смонтировать оборудование, нанять рабочих и специалистов, найти которых ему также помогает государство. В Украине все эти хлопоты взваливают на плечи инвестора. Единственное, что он получает от государства, — это голый участок, который он должен обустроить за свой счет. И прежде всего, построить помещение для таможенной службы. Ведь СЭЗ — это государство в государстве, и пока там не будет таможни, не может быть и речи о завозе стройматериалов, технологического оборудования, сырья.

И вот теперь, когда в область привлечено столько инвестиций, предлагается, вопреки содержащимся в законе государственным гарантиям, заявить инвесторам, что в их услугах мы больше не нуждаемся. Ответную реакцию спрогнозировать несложно. Нет сомнения, что инвесторы обратятся за защитой в международные судебные инстанции. Чем это чревато для Украины, ее бюджета, но главное — ее государственного имиджа, догадаться совсем уж просто. Недогадливым же могу объяснить. Прежде всего, возрастанием недоверия к Украине, как это уже случилось с Грузией, которая, отказавшись от СЭЗ и ТПР, моментально потеряла 40% инвестиций. Еще большей тенизацией экономики. Потерей экономической самостоятельности и собственной экономической безопасности регионов и кризисом в регионах и субрегионах с моноотраслевой структурой экономики. Многомиллионными потерями для бюджета, ростом безработицы и, наконец, уничтожением некоторых отраслей промышленности вследствие потери ими конкурентоспособности. Не слишком ли большая цена будет уплачена за то, чтобы продемонстрировать Европе равные правила игры в Украине перед вступлением в ВТО?

Виртуальная прибыль —
реальные потери

Всего с начала функционирования СЭЗ и ТПР субъектам хозяйствования, реализующим инвестиционные проекты в Донецкой области, государство предоставило налоговых и таможенных льгот в сумме свыше 6,9 млрд. грн. Тогда как доходы в бюджет и целевые фонды немного не «дотянули» до 3 млрд. Налицо отрицательное сальдо в 3 млрд. 959,8 млн., что и дало повод Президенту сравнивать СЭЗ и ТПР с черными дырами, в которых бесследно исчезают миллиарды.

— Действительно, — соглашается Борис Колесников, — с 1998 года льготы составили 6 млрд. 918,2 млн. гривен. Но давайте разберемся в их структуре, чтобы понять, как образовалось отрицательное сальдо. Из этой суммы 74,5% составляют льготы по таможенной пошлине. Причем на сырье для производства мясопродуктов в общем объеме таможенных пошлин приходится 91,6%. А это ни много ни мало — 4 млрд. 721,3 млн. грн., что является прямым результатом применения запретительной таможенной пошлины на ввоз мясного сырья, так как ее ставка составляет 1,5 евро за килограмм при цене свинины на мировом рынке 1,1—2 долл., а мяса птицы и того меньше — 0,6—0,95 долл. за килограмм. Таким образом, государство стремится получить на уплате ввозной пошлины в 2,5 раза больше, чем стоит сам продукт. Можно поинтересоваться, сколько в страну ввезено мясного сырья с уплатой пошлины в таком размере? Уверен, что при самом скрупулезном подсчете этот показатель не превысит 0,0.

Но с другой стороны, все импортеры птицы — производители готовой продукции платят НДС «живыми» деньгами в момент пересечения импортным сырьем границы. Отменив эти льготы для СЭЗ и ТПР, государство не вернет 4,7 млрд. грн., так как это виртуальная прибыль, но реальный НДС потеряет. Если же исключить из баланса платежей льготы по таможенной пошлине на импорт мясного сырья, получим положительное сальдо в сумме 761,5 млн. грн.

Простая арифметика

— А теперь, — продолжает Борис Викторович, — прошу обратить внимание на следующее. Удельный вес стоимости основных фондов предприятий, реализующих инвестиционные проекты, составляет лишь 4,3% от стоимости основных фондов промышленных предприятий области. Но при этом они производят 15,6% всей промышленной продукции области и на их долю приходится 27% отчислений в бюджет. Нельзя также забывать, что в качестве поставщиков и подрядчиков в реализации инвестиционных проектов участвуют в общей сложности свыше 3 тысяч предприятий Украины. Оборудования, сырья и материалов ими поставлено на 1 млрд. 491,2 млн. грн., еще на 1 млрд. 204,2 млн. выполнено строительно-монтажных работ. Да на переработку предприятиям Украины из общего объема произведенной по инвестиционным проектам продукции (35,8 млрд. грн.) поставлено продукции технического назначения на 18 млрд., что позволило им выпустить товаров на 29,9 млрд. грн.

Таким образом, в результате деятельности всех групп участников реализации инвестиционных проектов государство дополнительно получило доход в виде налогов и обязательных платежей в размере 9,8 млрд. грн. Работникам выплачено 2,7 млрд. заработной платы, а сами предприятия в виде амортизационных отчислений и прибыли, уплатив налоги, получили 5,4 млрд. грн. на развитие производства и пополнение оборотных средств. Сложив эти три величины, получим 17,9 млрд. грн., что в 2,6 раза превышает сумму предоставленных льгот. Такой вот комплексный эффект от реализации инвестиционных проектов в льготном режиме.

Боюсь, что у некоторых представителей власти желание «наказать» Донецк, который был форпостом сторонников бело-голубых, отодвигает на задний план экономическую целесообразность. Из Киева в адрес региона звучит немало упреков, но при этом скромно умалчивается, что только по уровню средней зарплаты он занимает второе место после столицы, которая, должен заметить, имеет специальный статус.

«Не навреди!»

С введением в действие Закона «О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности…» в Донецке и области создано немало предприятий, выпускающих продукцию европейского, а порой и более высокого уровня. Одним из примеров успешного опыта инвестирования может служить Донецкий металлургический завод — одно из старейших металлургических предприятий Украины, созданное еще в 1872 году «Новороссийским обществом каменноугольного, железоделательного и рельсового производств» (Англия). До 1899 года директором-распорядителем завода был английский специалист Джон Юз.

Предприятие практически не меняло свой облик до 1996 года, когда в государственной политике Украины в сфере торговли и промышленности начали происходить кардинальные изменения. Это, а также официальные заявления правительства о том, что Украина приветствует иностранное инвестирование в свою промышленность, привлекло внимание менеджеров ИСТИЛ Груп. Эта компания, выиграв закрытый конкурс Фонда госимущества, стала обладателем 40% акций ДМЗ под обязательства вложить инвестиции в электросталеплавильный цех, оборудование которого безнадежно устарело. Было решено преобразовать цех в современный мини-завод западного образца с прогрессивной, экологически чистой технологией производства. К 1999 году эти обязательства выполнены, но ИСТИЛ Груп продолжает инвестировать средства в развитие цеха, благодаря чему налажен выпуск дорогих высококачественных сталей, которые охотно покупают страны Западной Европы и США.

Затем ДМЗ был реструктуризирован с созданием на его базе ЗАО «Истил (Украина)», куда вошли электросталеплавильный, обжимной и копровой цеха, и ОАО «ДМЗ» с остальными цехами.

Сегодня ОАО «ДМЗ» — это современное предприятие полного металлургического цикла. Здесь производят литейный и передельный чугун, более 100 разновидностей углеродистых конструкционных, низколегированных, легированных обыкновенного качества, качественных и высококачественных марок стали, толстый (в том числе судовой) лист. Кроме того, более 280 профилеразмеров проката, стальные электросварные прямошовные трубы и металлические мебельные каркасы, шлакообразующие смеси, гранулированный шлак, стройматериалы и даже церковные колокола из высококачественного цветного сплава. Потребителями продукции ОАО являются 15 регионов Украины, Россия, Беларусь, Азербайджан, Эстония, Литва, 17 стран Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Западной и Центральной Европы.

В качестве успешных примеров можно назвать еще немало предприятий самого разного профиля, создание которых стало возможно благодаря иностранным инвестициям. Это и офтальмологическая клиника «Лазер плюс», единственная в юго-восточном регионе Украины, где амбулаторно производятся лазерная коррекция близорукости, дальнозоркости и астигматизма, удаление катаракты с имплантацией искусственного хрусталика, а также лечение различных поражений сосудистых оболочек глаза. И фабрика мебели «Эрготехнологии», реализация проекта которой уже завершилась и теперь она не пользуется льготами, но исправно платит налоги в бюджет. Только в прошлом году налог на зарплату составил около 900 тыс. грн. Здесь выпускают настолько «западную» продукцию, что некоторые недобросовестные российские импортеры, как случайно выяснил директор предприятия Александр Заездный, у себя в стране выдавали ее за итальянскую. Причем у покупателей это не вызывало ни тени сомнения. И многие другие, успешно поднимающие уровень своих товаров и услуг до мировых стандартов. Но руководители всех этих предприятий единодушны в одном: без специального режима инвестиционной деятельности такие успехи были бы невозможны, ведь никакой инвестор сюда бы просто не пришел.

— Украину, — говорит Борис Колесников, — почему-то постоянно сравнивают с ЕС, Китаем, США, Россией, тем самым изначально отказывая ей в праве на собственную, аутентичную модель экономического развития, запрещая даже думать о своей модели СЭЗ и ТПР. В результате такой модели у Украины действительно нет и не было ни при одном правительстве. Поэтому и неудивительно, что украинские СЭЗ пока далеки от совершенства. У них можно найти немало недостатков, которые нужно исправлять. Но там, где работа ведется эффективно, СЭЗ и ТПР в полной мере оправдывают свое право на существование, привлекая инвестиции, создавая рабочие места, повышая уровень жизни людей. И всякий радикально-упрощенный подход неизбежно приведет только к негативным последствиям. Ведь те, кто призывает к немедленной ликвидации СЭЗ и ТПР, почему-то не приводят результаты ни одного макроэкономического исследования, которое показало бы, как это повлияет на экономику и бизнес-климат страны. Для Донецкой же области ликвидация СЭЗ и ТПР приведет к тому, что уже в этом году она, согласно с расчетами Управления областной госадминистрации по развитию территорий Донецкой области, недополучит 335 млн. грн. инвестиций (в том числе 115 млн. иностранных вложений) и не сможет создать, как это запланировано, 2400 новых рабочих мест.

Недавнее заявление первого вице-премьера Анатолия Кинаха о том, что правительство не будет огульно закрывать свободные экономические зоны и территории приоритетного развития, несколько успокаивает. Тем более что, как подчеркнул Анатолий Кириллович, это является политикой правительства и отражает позицию Президента.

Будем надеяться, что на этот раз удастся избежать очередного радикального изменения правил игры и уже начатые инвестиционные проекты, рассчитанные под определенный объем налоговых и таможенных льгот, удастся успешно реализовать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно