Свиной кризис

21 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Украинская ветеринарная служба 26 марта 2006 года ввела временный запрет на импорт мяса из Польши, Беларуси и Молдовы...

Украинская ветеринарная служба 26 марта 2006 года ввела временный запрет на импорт мяса из Польши, Беларуси и Молдовы. И хотя украинский спрос на импорт мясной продукции составляет почти 500 тыс. тонн в год, а объем официально зарегистрированного ввоза из Польши — около 38 тыс. тонн стоимостью 24 млн. евро, ветеринарная служба заявила, что эти ограничения вводит в интересах украинского потребителя.

Вот только ветслужба забыла добавить: перерабатывающие заводы жалуются на дефицит мяса и прибегают к закупке крупных партий продукции контрабандным путем, а украинский потребитель любит более дешевые продукты из Польши. Об этом свидетельствует таможенная документация, согласно которой ежегодно в багажах украинских граждан таможенники фиксируют почти 300 тыс. тонн мясной продукции. И эти объемы отнюдь не преследуют цель разрушить украинский рынок. Более того, продукты, купленные в магазинах Перемышля, Жешува, Хелма или Люблина, отвечают довольно строгим требованиям Евросоюза. И пока среди поляков не было случаев массового отравления ими.

Введенные ограничения довели ситуацию до абсурда. Чтобы ввезти килограмм колбасы, купленной на территории Польши, каждый турист должен заполнить специальное обращение к Государственному ветеринарному департаменту Министерства аграрной политики Украины. Однако ни в одном распоряжении не указано: а сколько же килограммов «чужеземной» колбасы может провезти украинский турист в собственной поклаже?

Стоит также отметить, что в соответствии с правилами международной торговли, за контроль товаров отвечает служба страны-импортера, а не страны-экспортера. Так что изданный запрет является исключительно подтверждением слабости и беспомощности украинских таможенных и ветеринарных служб. Кроме того, введенное ограничение, как и любые другие экономическо-рыночные ограничения, приводят к увеличению контрабанды с целью заполнения пробелов. Об этом предупреждает Госпогранслужбa Украины, а украинские бизнесмены откровенно признают: «Контрабанда иногда является для нас более выгодной, нежели ездить и собирать мелкие партии мяса у наших производителей. Это накладно. Да и рынок «ввоза» уже поделен и достаточно прогнозируем. Всегда известно, где, кто и сколько везет. И все заинтересованные хорошо об этом знают».

До сих пор официальные «нетуристические» партии мясных товаров с польских предприятий всегда имели все необходимые от украинской стороны ветеринарные свидетельства, и ни одна из сторон не возражала против согласованных процедур. Можно только догадываться о том, что причины резкого «свиного кризиса» не исходят ни от украинского розничного потребителя, ни от польского крупного производителя, а имеют политические корни.

Уже 7 марта 2006 года польский Главный инспекторат ветеринарии — отдельный от министерства сельского хозяйства орган — получил информационное письмо, в котором шла речь о многочисленных случаях въезда с территории Польши на территорию Украины грузовиков с мясом, не имевших соответствующих ветеринарных свидетельств. В связи с этим, отмечается в письме, начиная с 20 марта импорт вышеупомянутых продуктов будет осуществляться исключительно после заблаговременного ежедневного информирования Государственного ветеринарного департамента Министерства аграрной политики Украины (украинская сторона предложила специальный информационный формуляр). Главный инспектор Польши предложил председателю Госдепартамента ветеринарии Иван Бисюку, подписавшему письмо, встретиться и начал информировать украинскую сторону о ежедневном ввозе мясной продукции.

Вскоре у господина Бисюка скопилось целых 16 подобных рапортов. Но они не убедили чиновника в необходимости провести личные консультации, не остановили перед окончательным запретом импорта. Украинская сторона уведомила Польшу об этом за три дня. В ответ польское министерство сельского хозяйства обратилось с требованием объяснить, почему импорт мяса и мясных продуктов из Польши запретили без юридических объяснений, а также не обратили внимания на тот факт, что поляки выполнили требование украинских ветеринарных служб — предварительно информировать о поставках в Украину.

В ответ главный ветврач Польши Кшиштоф Яжджевски получил приказ о представлении всех польских предприятий, имеющих право экспортировать свои товары в Украину, вместе с данными об их производственных мощностях и характеристике используемого сырья. Исчерпывающую информацию предоставили 31 марта с.г. Хотя, как можно догадаться, это не оказало ни малейшего влияния на решение проблемы.

Какие же причины подтолкнули к таким радикальным действиям Министерство аграрной политики Украины? Первая довольно очевидна: это попытка улучшить украинский торговый баланс перед парламентскими выборами, которая, принеся мизерные результаты в политической игре, однако пошатнула доверие к украинскому рынку. Вторая — условно говоря, свино-дипломатическая — была направлена на то, чтобы разжалобить российскую сторону. Последняя, в свою очередь, вводя запрет в отношении Украины, сетовала на транзит по территории южного соседа мяса «неизвестного происхождения», которое попадало на ее внутренний рынок. И хотя россияне отрицают свою причастность к этой ситуации, добровольный жест с украинской стороны был воспринят «с пониманием».

Поскольку 60% мясомолочной продукции Украина экспортировала в Россию, введенный в начале года запрет был настоящим ударом для украинского торгового баланса (для сравнения: польский экспорт на восточные рынки составляет 10% общегосударственной торговли продовольственными товарами). Однако у каждой палки есть два конца: сегодня западную границу для ввоза мясных товаров Украина закрыла, и... закрыта также граница в направлении России для экспорта. Это не может быть позитивом ни для экономики, ни для развития свободной ценовой конкуренции и свободного рынка.

Если министра Александра Баранивского лишь слегка удивило введение в отношении Украины аналогичных запретов со стороны России, то польский министр Кшиштоф Юргель этой новостью был огорошен. Однако на сегодня у него есть несколько, возможно, и не вполне результативных, тем не менее громких инструментов, которые он, не колеблясь, использовал, защищая польский рынок мяса. Прежде всего в начале апреля проинформировал о проблемах с польским экспортом Европейскую комиссию, а потом сообщил о ситуации на форуме ВТО, членства в которой Украина уже на протяжении нескольких лет безуспешно добивается.

Можно, наверное, не напоминать, что подобные конфликты не только портят польско-украинские отношения, но и наносят значительный ущерб имиджу Украины на международной арене. Напомню, аналогичный механизм сработал в газовом конфликте. Тогда намного более важная для Польши и Европы проблема получила мгновенный международный резонанс, в результате чего в наибольшей степени пострадал международный имидж Украины. То, что Россия перекрыла газ и обвинила Украину в краже сырья, никого в Брюсселе не интересует. Тогда кризис привел к поиску общей позиции и разработке политики энергетической безопасности ЕС, а Украину оставили де-факто один на один с ее газовой проблемой.

Так и сейчас: вместо того, чтобы найти общий язык и попытаться с помощью поляков начать экспортировать украинские товары на европейский рынок и тем самым помочь своим производителям продуктов питания, министр Александр Баранивский делает движения пловца, который хоть и прыгнул на глубину, но все равно, вынырнув, не очень хорошо видит берег, к которому должен плыть. Вместо борьбы за введение европейских стандартов в сфере норм продуктов питания, которые в постчернобыльской Украине должны особенно интересовать руководителей сельского хозяйства, вместо ускорения процесса принятия законодательства, отвечающего требованиям ВТО, министр... нахваливает уровень производства сельскохозяйственной продукции, сравнимый с достижениями послевоенного сталинского периода.

Напомню, после введения Россией запрета на экспорт украинского молока и мяса министр и его коллеги обвиняли российскую сторону в необоснованности подобных санкций и тенденциозности вялотекущих переговоров. Тем не менее на переговоры в Москву они отправились неподготовленными, а министр сельского хозяйства в течение трех месяцев обещает немедленное решение проблемы.

Сейчас похожую стратегию Министерство аграрной политики применяет по отношению к Польше: введение ограничений без юридических оснований, попытки избежать конструктивных решений и даже сообщения о санкциях всего за три дня повторяют «российскую стратегию».

Мясные споры между Украиной и Польшей свидетельствуют и о другом аспекте дела: насколько часто на уровне президента или премьера повторяются декларации о европейском выборе Украины, настолько же часто решения отдельного министерства им противоречат. Разве что министр сельского хозяйства проводит отдельную от правительства политику в отношении Европейского Союза и собирается отделить сельскохозяйственный сектор от других отраслей украинской экономики, после чего интегрироваться в российский рынок? С точки зрения Варшавы, такие жесты нельзя объяснить ни украинским политическим интересом, ни какими-то рациональными аргументами. Они заставляют усомниться в компетентности и доброй воле украинского партнера.

Последствия этой политики не заставят себя долго ждать. Главный ветинспектор Польши уже на следующий после введения запрета день потребовал от украинской стороны информацию: применяют ли тамошние производители подсолнечного шрота европейские стандарты? Кроме этого, предложил приобщить результаты лабораторных анализов о содержании в нем сальмонеллы, диоксинов, пестицидов, тяжелых металлов...

Очень вероятно, что в скором времени польские таможенники будут более тщательно проверять каждый грузовик с продуктами сельского хозяйства, пересекающий украинско-польскую границу. И бесполезно будет спрашивать, является ли это проявлением доброй воли и катастрофично ли ожидание в километровых очередях для украинского производителя. Зато все согласно закону. Возможно, к тому времени господин Баранивский будет находиться на заслуженном отдыхе после исполнения сложных обязанностей министра сельского хозяйства.

От редакции. «ЗН» направляло в Управление государственной инспекции ветеринарной медицины Государственного департамента ветеринарной медицины запрос о ходе украинско-польских переговоров по снятию ограничений на импорт продукции польских предприятий мясной промышленности. Ответа на наши вопросы мы пока не получили.

Перевод с польского
Татьяны АРТУШЕВСКОЙ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно