«СВЕРХПРИБЫЛЬНАЯ ОТРАСЛЬ», ПОКРЫТАЯ ТАЙНОЙ

13 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 13 августа-20 августа

Украинская экономика вообще не отличается открытостью. Но именно отрасль связи являет собою наиб...

Украинская экономика вообще не отличается открытостью. Но именно отрасль связи являет собою наиболее яркий пример того, как выгодно иногда бывает, ссылаясь на гостайну, покрывающую ее еще с советских времен, монополизировать доступ к информации о целом сегменте экономики, чтобы иметь возможность самостоятельно интерпретировать результаты своей работы на нем. Никто, кроме руководства Госкомсвязи, не представляет себе четко картины происходящего. Хотя не исключено, что и оно уже потеряло целостность всей картины в своем представлении.

Отрасль, во всех странах мира приносящая сверхприбыль, и у нас работает не убыточно. Но так ли велики размеры этой прибыли в сравнении с потенциальными? Как быстро она развивается и полностью ли используются все изначально заложенные в огромном украинском рынке инвестиционные возможности? Насколько стратегически перспективен избранный технологический путь ее развития хотя бы в ближайшее десятилетие?

Информация, могущая пролить свет на эти вопросы, похороненная сегодня в секретных файлах Госкомсвязи, до сих пор не являлась в Украине предметом публичной дискуссии. Часть из ответов на эти вопросы даст аудиторский отчет компании PriceWaterhouseCoopers, проводящей сейчас проверку нашего национального госмонополиста - «Укртелекома». Который, вне всяческих сомнений, станет еще одним секретом телекоммуникационного ведомства.

Не претендуя своей статьей на всеохватность, мы все же хотим попытаться дать собственный анализ ситуации, сложившейся на украинском рынке связи, основываясь на тех данных, которые нам удалось достать из нескольких независимых источников.

Рынок связи: основные игроки

Рынок связи в Украине - это подведомственные Госкомсвязи государственные предприятия «Укрпочта» и «Укртелеком», а также множество операторов электросвязи. Что такое «Укрпочта» - известно всем. Кроме нее услуги почтовой связи оказывают еще 12 ее подчиненных или партнерских структур, имеющих соответствующие лицензии операторов этого рынка. Наиболее известный пример такой компании - DHL - международной службы доставки заказной корреспонденции и бандеролей по всей планете в течение 48 часов.

«Укртелеком» владеет так называемой первичной сетью Украины, которая является основой телекоммуникационной структуры страны. По данным за 1998 год, сеть связи Украины состояла на 58% из кабельных, на 2% - из радиорелейных и на 40% - из воздушных линий, в основном в сельской местности. Доля используемых в мире оптико-волоконных линий связи в отечественной инфраструктуре - около 1% от их общего количества.

Помимо этих двух гигантов, в Украине зарегистрировано около 700 операторов связи различных форм собственности. Из них 182 оператора должны оказывать услуги на уровне местных телефонных сетей, 120 операторов получили лицензии на обслуживание сетей связи и мобильных объектов, 75 операторов (провайдеров) владеют лицензиями на организацию сетей передачи данных, 93 компании занимаются телерадиовещанием и 11 - являются операторами спутниковой связи.

Конечно же, подобная статистическая сводка тоже не дает представления о полноте рынка. Прежде всего потому, что количество выданных Госкомсвязи лицензий на различные виды деятельности значительно превышает количество реально работающих на этих сегментах операторов, о чем более детально будет сказано ниже.

В довершение краткой картины рынка связи не хватает только имен «Утела», являющегося национальным монополистом в области международной связи, а также пяти операторов рынка мобильной и сотовой связи, развивающих одно из самых перспективных в мире направлений этой отрасли и потому стоящих в списке наиболее активно работающих компаний сразу же после «Укртелекома» и «Утела».

Раздел рынка «Укртелекома»:

шаг первый

При Советском Союзе и доставшейся после него телекоммуникационной инфраструктуре, гражданам Украины для того, чтобы позвонить, к примеру, в Париж, необходимо было набрать воспетые Высоцким «07» и ждать ручного соединения через Московский коммутационный центр. Сегодня подобное трудно себе даже представить. Одна только мысль о невозможности прямого международного выхода способна бросить в дрожь любого из полутора миллионов пользователей Интернета в нашей стране.

В 1992 году для автоматического соединения пользователей внутренней сети с международной, необходимо было всего лишь купить зарубежную станцию, которая бы преобразовывала местный телефонный сигнал в интернациональный и производила бы автоматическое соединение абонентов.

Напомним, что в Украине, как и в бывшем СССР, используется преимущественно аналоговая связь (когда сигнал, идущий по медным проводам - это просто звук, который «входит» в микрофон трубки на одном конце провода и «выходит» из динамика на другом). В то время как в мировых телекоммуникационных сетях используется цифровой сигнал, передающийся по оптико-волоконным кабелям (когда входящий «звук» кодируется в электронные импульсы и мгновенно передается на аппарат абонента, где он раскодируется в исходящий «звук») и так называемый «тональный набор» для соединения в сетях.

Бюджет Украины в 1992 году не сильно отличался от нынешнего в том смысле, что ни тогда, ни теперь денег для покупки международной станции в нем не нашлось. Выход нашли в создании СП «Утел», которому молодое и неопытное государство Украина подарило в обмен на обещание чуть ли не миллиардных инвестиций в течение последующих пяти-семи лет эксклюзивный и почти что пожизненный статус единственного национального оператора международной связи. По некоторым данным, в договоре с «Утел» зафиксирован срок монопольных полномочий этого оператора на 15 лет с возможным правом пролонгации.

51% акций нового СП, в соответствии с национальным законодательством, осталось в собственности государства. Желающих купить остальные акции было так много, что в консорциум по владению 49% «Утела» вошли три ведущих телекоммуникационных гиганта мира. Американская AT&T и немецкий Deutsche Telekom получили пакеты по 19,5% акций, голландская PTT Telecom - 10%.

Ошибки, допущенные молодым Министерством связи только что созданного государства по прошествии лет оцениваются сегодняшними государственными менеджерами как слишком серьезные. Одна из них - фиксация при старте проекта «Утел», в договоре с «Укртелекомом», «специальных» (заниженых) тарифов для СП на внутреннюю коммутацию и трафик во внутренних сетях. Ведь, как известно, любой международный звонок соединяется с конкретным внутренним телефонным номером, проходя иногда немалый путь по станциям. И это еще вопрос: кому должна принадлежать большая часть входящего международного трафика - компании, соединившей на своей станции внутренний сигнал с внешним, или компании, обслужившей его от начала и до конца в национальной сети.

По законам бизнеса, участие в совместном предприятии - это такая же борьба, как и конкурентная. Иностранные учредители «Утела» - это компании, репутация которых не подлежит сомнению. И их сложно обвинять в том, что они в очередной раз оказались более ловкими бизнесменами, сумевшими извлечь максимальную выгоду из некомпетентности своего партнера в развивающейся стране, заключив слишком выгодную для своих акционеров сделку. У акционера-государства с его 51-процентным контрольным пакетом такого защитника не было изначально. По идее, им должен был бы стать «Укртелеком», однако «удачно» начав вести партнерскую игру по совладению «Утелом» с проигранных переговоров по тарифам, впоследствии он почти ежегодно терял на кредитных поставках импортного оборудования для станций СП в областях, прибыль с которых получала западная команда совладельцев.

Мечты о миллиардах, вложенных в телекоммуникационную сеть страны, не сбылись. Инвестировав в счет акционерного капитала в строительство первой автоматической международной станции в Киеве в 1992 году около 5 млн. долларов, зарубежные учредители в дальнейшем лишь предоставляли предприятию товарные кредиты оборудованием. Владение монополией на международные звонки в Украине оказалось делом выгодным. Доходы компании, уже в первый же год работы превысившие сумму вложений в два раза, каждый последующий год увеличивались.

Десятки миллионов долларов, которые украинцы каждый год «выговаривали» с заграницей, реинвестировались в строительство международных станций во всех областных центрах, приумножая доход «Утела». Который выдает сегодня более чем 200-миллионную в долларовом эквиваленте сумму своей реинвестированной прибыли за годы работы на монополизированном сегменте украинского телекоммуникационного рынка за «прямые иностранные инвестиции».

К 1998 году чистая прибыль «Утела» уже составляла свыше 185 млн. гривен в год. Компания контролировала 100% международного и 40% междугородного трафика (платы за звонки) жителей Украины.

Так «Укртелеком» потерял первый из наиболее ликвидных сегментов потенциально принадлежавшего ему рынка 50-миллионной страны.

Мобильная связь

в Украине:

кто за кого платит?

Второй аналогичной вехой, которую некоторые чиновники от связи любят называть прорывом в развитии украинского рынка телекоммуникаций, стал приход в Украину небезызвестной «Украинской мобильной связи» (UMC).

UMC пришла на этот сегмент первой и предложила неразвитому рынку устаревающий к тому времени в мире стандарт мобильной связи. Она была и сейчас остается полным монополистом в аналоговом стандарте NMT, технические особенности которого требуют гораздо меньших затрат, чем современный GSM, поскольку вся Западная Европа старалась по дешевке избавиться от «энэмтишного» оборудования, начиная от станций и заканчивая передающими антеннами.

В случае с UMC, Госкомсвязи предпочел использовать уже обкатанную схему соучредительства. 51% акций UMC принадлежит «Укртелекому», по 16,33% делят между собой Deutsche Telekom (Германия), PTT Telecom (Нидерланды) и Denmark Telecom (Дания).

Вновь, как и в случае с «Утелом», руководство отрасли предпочло иметь дело с монополистом, чем создавать на рынке конкурентную среду, однако UMC удалось удержать свою монополию на рынке мобильной связи лишь в течение трех лет, в течение которых она приучила местных потребителей к беспрецедентно высоким ценам на свои услуги. С 1994 по 1997 год минута разговора для клиентов компании стоила в среднем 50 центов. При этом платил за трафик и тот, кто звонил на мобильный телефон, и собственно хозяин «трубки». UMC не афиширует сумму своих начальных вложений, однако, как мы уже сказали, схема финансового потока мало чем отличалась от предшественника - проекта «Утела»: минимальные начальные вложения устаревшим оборудованием, сверхприбыли за счет монополизации высоколиквидного сегмента рынка уже в первый год работы, реинвестиции этой прибыли в расширение инфраструктуры своей компании при одновременной их регистрации в качестве прямых иностранных инвестиций, за возврат которых отвечает государство.

Но все имеет свои пределы. И когда-то искусственно созданные условия для избранных компаний заканчиваются. Именно все более внятные обвинения в коррупции как со стороны представителей высшей экономической власти, так и со стороны зарубежных партнеров вынудили Госкомсвязи провести в 1996-97 годах тендеры на право использования международного стандарта связи GSM 900, который… выиграли сразу же четыре оператора. «Видимо, они решили: раз уж тендер, то надо брать со всех», - так прокомментировал событие полуторалетней давности топ-менеджер одной из компаний.

«Ни в одной стране мира не существует системы оплаты за использование частот мобильной связи подобной той, которая существует в Украине, - говорит генеральный менеджер UMC Мартин Диркс. - В Европе принято платить один раз при покупке права за использование частоты и ежегодно вносить сравнительно небольшую плату, которая идет на покрытие технических расходов контролирующих мощностей надзорной службы. В Украине же размер ежегодной платы сравним со стоимостью покупки права на владение GSM».

«Когда у них (Госкомсвязи) началась ситуация конкуренции на рынке, они поняли, что это и есть золотая жила. И тут началось - лицензирование, тестирование, тендеры, сертификация. Лицензию мог получить любой - только плати деньги. Прокололись они очень скоро, сертифицировав пакет оборудования Quallcom», - сказал в интервью другой менеджер одного из крупных операторов рынка мобильной связи на условиях анонимности.

Компания Quallcom создала в Киеве совместное предприятие под торговой маркой «Телесистемы Украины» в 1996 году. Получив все лицензии, фирма установила необходимое оборудование, и когда началось некоммерческое использование (тестирование) сети, то обнаружилось, что оно не соответствует заявленным нормам излучения и глушит частоты других операторов. Всевозможные попытки «уладить дело» оказались напрасны: всю сеть пришлось демонтировать. Однако показателен факт, что после вскрытых в ходе проверок нарушений лицензию у «Телесистем» отобрали, но компания получила ее обратно почти сразу.

Всего же, как мы уже упоминали в начале статьи, лицензии на оказание различных услуг на рынке мобильной связи Украины выданы 120 компаниям, хотя реально из них на рынке работают только пять. Специалисты утверждают, что существующий регламент подачи заявок на лицензии не дает возможность провести экспертизу бизнес-плана оператора на степень его реалистичности, в частности, проверить достаточность уставного фонда претендента для осуществления проекта, а также четко установить суммарную долю в них зарубежных участников. По мнению некоторых сотрудников Госкомсвязи, десятки «напрасно выданных лицензий» имеют под собой следующую подоплеку: зарубежные компании или даже просто граждане беспрепятственно основывают СП, платят за лицензии и получают при этом ценную информацию о рынке связи в Украине, о частотах и проч., в которой они заинтересованы в гораздо большей степени, чем в какой-то деятельности в Украине.

Удивительно, что у нас, при наших потребностях рынка и возможностях получения лицензий, так мало действующих операторов мобильной связи. Цены на их услуги до сих пор одни из самых высоких в мире, соответственно, и процент их потребителей невысок. Сейчас Украина находится на третьем месте снизу в международном списке, ранжирующем страны по количеству мобильных телефонов на душу населения. После нее следуют лишь Белоруссия и послевоенная Босния. Если не в самой преуспевающей европейской стране, к примеру, Италии на 58 млн. населения 14 млн. мобильных телефонов, то в Украине на 50 миллионов человек их всего 150 тысяч.

Как бы то ни было, пять компаний, работая на одном сегменте рынка, в последние два года вступили между собой в сильнейшую конкуренцию и вынуждены были начать снижать цены на свои услуги. При этом они не переставали искать того, за счет кого можно было бы «отбить» лишние издержки. И частично выход был найден. Выход, надо сказать, традиционный для других сегментов украинской экономики. Почти все «мобильные» операторы сегодня имеют впечатляющие суммы задолженности перед… «Укртелекомом» за использование первичных сетей связи. И это при том, что в начальных договорах между госпредприятием и операторами зафиксированы, по словам связистов, все те же «специальные» низкие цены за использование ими принадлежащих государству наземных линий.

Другой феномен украинской мобильной связи - широко предлагаемая рядом операторов услуга бесплатного «роуминга», так называемой переадресации. Набором клавиш вы, пользователь мобильного телефона, можете переадресовать вызов с него на любой стационарный, даже если он находится за границей. Затем вы можете позвонить с обычного телефона-автомата, набрав номер своего мобильного, у которого переадресован вызов на телефон вашего дяди в Америке. После многочасовой беседы вам придет счет за разговор с мобильным телефоном в пределах одного города (вы-то звонили к себе на мобильный), а международный трафик вынужден будет оплатить «Укртелеком», так как американской AT&T не важно, кто и кому звонил, а важно только то, из какой страны шел вызов. Подобная услуга используется в сетях всех развитых стран мира, но только в Украине за нее платит государственная телекоммуникационная компания.

По данным временной следственной комиссии Верховной Рады, изучавшей проблемы связи в Украине, потери «Укртелекома» от таких переадресованных звонков составили в 1998 году 2 млн. долларов. В этом году, учитывая рост предложения этой услуги операторами мобильной связи на нашем рынке, в том числе для пользователей анонимных карточек мобильных телефонов, при продаже которых не фиксируется имя пользователя номера, объем таких потерь может увеличиться на порядок.

Знает ли об этом Госкомсвязи и его председатель Олег Шевчук? Однозначно да. Так как он перед назначением на свою по сути министерскую должность он был одним из руководителей «Укртелекома» именно в тот период, когда госмонополист-владелец первичных сетей заключал договора на обслуживание всех ныне действующих на рынке операторов мобильной связи.

Можно лишь догадываться, как много знает он еще, поскольку Госкомсвязи весьма неохотно раскрывает завесу такой удобной гостайны, покрывающей вверенный госкомитету рынок. И вышеприведеный факт с переадресацией был обнаружен парламентскими экспертами почти случайно, во время изучения совсем другого направления его деятельности.

Этот факт во многом симптоматичен и приводит нас к выводу, что наличие у руководства отрасли права на секретность в своей деятельности, которой оно так дорожит, кроме функции сокрытия информации о своей деятельности от общественности и конкурентов, выполняет сегодня также функцию частичного сокрытия данных о реальном состоянии дел на телекоммуникационном рынке и от руководства страны. Как минимум, в той ее части, которую хотел бы знать парламент.

Развитие

первичных сетей: дорога в никуда

Пять лет относительно рыночной экономики, существующей в Украине, не прошли даром для ее телекоммуникационного рынка. Даже если бы у нас, как в Белоруссии, сохранялся социалистический строй, все равно Украина с ее крайне удачным географическим положением не смогла бы остаться в стороне от международных коммуникационных проектов по прокладке оптико-волоконных линий, соединяющих Европу с Азией. Их реализация началась еще в 1993 году, и сегодня Украина участвует уже в пяти подобных проектах:

- ITUR (Италия-Турция-Украина-Россия протяженностью 3,5 тыс. километров), бюджет проекта - 155 млн. долларов, украинская доля - 30 млн. долл.;

- TAE (Транс-Азия-Европа протяженностью 20 тыс. километров, соединяющая германский Франкфурт-на-Майне через Украину, Закавказье и Среднюю Азию с китайским Шанхаем), бюджет проекта и украинская доля в нем не оглашаются;

- TEL (Единая европейская наземная оптико-волоконная линия протяженностью 14 тыс. километров, соединяющая Германию и Австрию со всеми странами Южной и Восточной Европы, Украиной, Россией и Прибалтикой), бюджет проекта и украинская доля в нем не оглашаются;

- BSFOCS (подводная морская оптико-волоконная линия «Черное Море» протяженностью около 1,5 тыс. километров, сегмент TAE), бюджет проекта - 100 млн. долларов, украинская доля не оглашается;

- Oxygen (проект всемирной оптико-волоконной сети для обеспечения глобального покрытия планеты связью в сети Internet протяженностью свыше 145 тыс. километров), касательно Украины проект находится в стадии предварительной технической подготовки. Его общий бюджет - 14 млрд. долларов, предполагаемая доля Украины - 15 млн. долларов.

Как мы уже упоминали, в первичной сети «Укртелекома» доля оптико-волоконных линий составляет пока лишь около 1% от их общего количества. Но поскольку страна нажила этот один процент немалыми усилиями в течение пяти лет, то естественным было бы ожидать, что он начнет приносить отдачу именно «Укртелекому», чтобы он смог продолжить развивать в сетях страны современную оптико-волоконную составляющую.

К сожалению, как и в предыдущих случаях, схема финансовых взаимоотношений госпредприятия с зарубежными партнерами выглядит как минимум странно. Средства в строительство сетей вкладывает «Укрелеком» из своей собственной прибыли. Но линии - международные. И львиная часть трафика как исходящего-входящего в страну, так и транзитного, достается «Утелу». Поскольку с момента его создания «Укртелеком», напомним, полностью потерял рынок международных переговоров, за исключением стран СНГ. Поэтому, вкладывая средства в линии связи со странами Запада в виде строительства оптико-волоконных трасс, входящих в состав монопольно принадлежащей госпредприятию первичной сети, государство производит инвестиции для наращивания прибыли «Утела», UMC и других лицензированных Минсвязи операторов международной связи. И получается, что первичную сеть, которой, будь-то оптико-волокно или медные провода, пользуются сегодня все, «Укртелеком» развивает сегодня сам. А прибыль он получает лишь из той ее части, которая потенциально может быть использована для звонков в страны СНГ, и 60% внутреннего трафика, который еще остался у него в руках.

Многие коммерческие предприятия сегодня развивают собственные современные сети, однако их строение хаотично и несистемно с точки зрения развития общенациональной структуры, о чем также должен бы заботиться Госкомсвязи, утверждая соответствующие разрешения.

Степень развития отрасли связи и телекоммуникаций непосредственно связана с уровнем развития экономики в целом. Поэтому неудивительно, что Украина принадлежит к числу стран с одним из наиболее низких в регионе показателей уровня телефонизации. Количество телефонов на 100 жителей у нас, за семь лет независимости, увеличилось с 14 до 19, в то время, как в соседних странах Восточной Европы этот показатель составляет 40-60 телефонов на 100 человек. Есть только один путь увеличения количества номеров - строительство новых телефонных станций в регионах. При общеизвестной нехватке средств на подобного рода инвестирование одним из основных путей строительства новых станций, помимо отвлеченной прибыли «Укртелекома», были товарные кредиты, предоставляемые в виде оборудования для станций ведущими иностранными производителями под гарантии украинского правительства. Так в нашей стране за последние три года появились современные цифровые АТС «Lucent Technologies» (5ESS), Siemens (EWSD), Alcatel (1000 E10), DAEWOO (DTS 3100), работающие сегодня в Киеве, Донецке, Харькове и Николаеве.

На конец прошлого года, по данным Госкомсвязи, телефонная сеть Украины состояла из 46 междугородных автоматических телефонных станций, 27 из которых были построенными за последние годы цифровыми станциями нового типа, пригодными для работы с международными сетями и только 19 - аналоговыми АТС, оставшимися с советских времен.

Согласно рамочным соглашениям, подписанным «Укртелекомом» в 1996 году с перечисленными выше ведущими мировыми производителями, их дочерние компании должны были ежегодно вводить в действие новые телефонные станции общей емкостью 130 тыс. номеров.

Но тут сыграл свою роль фактор правовой нестабильности, всегда существовавший в Украине. В 1997 году Кабмином была запрещена выдача кредитов под гарантии правительства тем предприятиям, которые не вернули прежних таких кредитов. Более того, новые товарные кредиты под гарантии государства можно было получить, только предоставив государственному Эксимбанку в залог имущество на эту же сумму. Ясно, что у запрещенного к приватизации «Укртелекома», кроме государственного же имущества, в залог Эксимбанку предложить было нечего, да и не истек еще срок трех-пятилетнего возврата кредитов за ранее поставленные станции. И хотя «Укртелеком» даже при всех описанных неудобствах своего финансового существования продолжал оставаться монополистом внутренних сетей и приносить стабильную прибыль в объеме около 200 млн. долларов в год (1997-98 годы), самостоятельно найти выход из создавшегося штопора он не мог.

«Мы тогда обращались в Минсвязи, чтобы они помогли как-то пролоббировать исключение для «Укртелекома», поскольку все эти ловушки были поставлены против аферистов, берущих кредиты под госгарантии, за которые приходится расплачиваться государству, а мы - все-таки стабильное госпредприятие, приносящее стабильный доход. Но министерство не сделало ничего, и проект развития сетей забуксовал, нарушая все ранее поставленные планы и договоренности. Потом, когда Олег Шевчук, наш бывший директор, стал председателем госкомитета, мы думали, что он-то, зная всю эту ситуацию, сможет помочь и дело сдвинется с мертвой точки, но этого тоже не произошло», - так прокомментировал нынешнюю ситуацию с закупкой импортного оборудования для станций менеджер «Укртелекома», просивший не называть его имени.

Основываясь на некоторых документах «Укртелекома», оказавшихся в нашем распоряжении, мы возьмем на себя смелость заметить, что помощи от Госкомсвязи придти и не могло. Поскольку высшие чиновники от связи уже имели альтернативный план, хотя и подозрительно неэффективный по своей сути, но зато удивительно вписывающийся в конъюнктурный тезис о поддержке местного производителя.

В 1996-97 годах Минсвязи подписал с Днепровским машиностроительным заводом (ДМЗ) рамочный контракт на поставку АТС типа С-32 на 76 тыс. номеров. Тема закупки днепропетровских станций курировалась Кабмином. Сегодня выпущено уже семь таких станций (одна из них на 10000 номеров работает сейчас в Черкассах), и директор ДМЗ Михаил Филькин говорит, что правительство, в соответствии с заключенными контрактами, планирует оплатить заводу оборудование для аналогичных АТС еще на 105 тыс. номеров до конца этого года и на 150 тыс. номеров в 2000-м!

К чему вся эта ирония и что вы имеете против отечественного производителя - может спросить здесь раздраженный читатель. И формально будет прав. Но поверьте, если бы вы прочли оказавшийся в нашем распоряжении закрытый документ Госкомсвязи, приводящий сравнительные характеристики станции С-32 с четырьмя ныне действующими в Украине типами АТС производства «Lucent Technologies» (5ESS), Siemens (EWSD), Alcatel (1000 E10) и DAEWOO (DTS 3100), у вас бы волосы стали дыбом, даже если вы циник.

Эти пять типов станций сравниваются по показателям цены, надежности и различных технических характеристик. И если четыре зарубежных практически ничем не отличаются друг от друга, кроме цены, то С-32 в отношении производительности и качества стоит рядом с ними, как старый телевизор «Электрон» рядом с «Philips».

Процитируем лишь малую часть документа. Итак, в соответствии с паспортными характеристиками производителя, АТС С-32 не позволяет вести ежеминутный учет разговоров абонентов, она не предусматривает возможности для владельцев номеров АТС пользоваться факсимильными аппаратами, подключаться к Internet и охранной сигнализации. С-32 не предусматривает возможности использования абонентами каких бы то ни было телефонных аппаратов, кроме специальных телефонов, выпускаемых ДМЗ, стоимостью от 168 до 315 гривен. С-32 не позволяет производить своим абонентам автоматический телефонный набор для звонков за рубеж. Ни одна из четырех вышеуказанных зарубежных станций, уже работающих сегодня в Украине, не имеет ни одного из перечисленных недостатков. В том числе их клиенты могут использовать любые телефоны, которые продаются в магазинах, свободно звонить и посылать факсы за границу.

Так, может, дело в цене? - спросит читатель. И будет неправ. Поскольку С-32… дороже любого импортного аналога! Кроме того условия оплаты отечественных станций предполагают фактически 90-процентную предоплату по их поставке, в то время, как мировые лидеры продают свои станции Украине с рассрочкой оплаты их более низкой стоимости на три-восемь лет.

По данным из конфиденциальных источников, директор ДМЗ в период лоббирования госзаказа на свои С-32 добился встречи со своим бывшим земляком и коллегой Леонидом Кучмой, который по результатам встречи, естественно, дал поручение Госкомсвязи разобраться с «целесообразностью» покупки этих станций.

Ведь их можно было бы не покупать огульно, а, например, заставить производителя - ДМЗ провести усовершенствование хотя бы до того уровня, который бы отвечал элементарным требованиям телефона 90-х годов конца двадцатого века. Кто же мог предположить, что Госкомсвязи сочтет «целесообразным» запруживать наш национальный рынок техникой прошлого века, отсекая целые города от международной связи?

Еще можно понять директора предприятия, для которого загруженность заказами своего завода важнее, чем паннациональные интересы развития отрасли, однако Госкомсвязи, когда данные об С-32 получат достаточную огласку, оправдаться будет трудно. Хотя не исключено, что когда все всплывет и выяснится, что сотни миллионов государственных денег потрачены на то, чтобы откинуть телекоммуникационную систему страны назад в ее начавшемся было развитии, Госкомсвязи, пользуясь опытом политического лавирования, который приобрел его председатель О.Шевчук, умудрившийся занять министерскую должность, не отказавшись от депутатского мандата, сможет переадресовать предъявленные обвинения нынешнему Президенту.

Всякая тайна должна иметь пределы. И общественность, не говоря уже о ее представителях в законодательном собрании, имеет право знать: а не заставят ли ее завтра покупать «телефоны отечественного производителя» стоимостью по 300 гривен, из которых можно позвонить максимум в соседнюю область. Общественность также имеет право знать: почему чилийский крестьянин платит за разговор с Соединенными Штатами 2 цента в минуту, а наш вынужден за разговор с Житомиром платить 6 центов. Те, кто на разных ступенях строил этот рынок в его нынешнем виде и наконец достиг вершины пирамиды, просто обязаны дать людям четкие и прямые ответы.

Желаемое за действительное можно выдавать долго, но всегда наступает предел, когда все тайное становится явным. Настанет он и у нас, и виновных, очевидно, призовут к ответу. Но нереализованных и упущенных возможностей развития все равно будет жаль.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно