СУДЕБНЫЙ ИСК ПРОТИВ CITIGROUP

1 ноября, 2002, 00:00 Распечатать

Сэнфорд Уэйлл — живая легенда Уолл-стрит. Один из самых агрессивных бизнес-мозгов, первый (более 30 ...

Сэнфорд Уэйлл
Сэнфорд Уэйлл

Сэнфорд Уэйлл — живая легенда Уолл-стрит. Один из самых агрессивных бизнес-мозгов, первый (более 30 лет тому назад) «объединитель» в американской финансовой индустрии, в 90-х годах он стал чемпионом США по финансовым слияниям. После создания Citigroup в 1998 году в результате ошеломляющего по размаху (73 млрд. долл.) слияния крупнейшего розничного банка Citicorp и страхового гиганта Travelers, Уэйлл прочно утвердился под номером один в американском финансовом мире. Еще недавно его называли «королем капитала», а сегодня 68-летний председатель Citigroup получил приглашение к генеральному прокурору Нью-Йорка Элиоту Спитцеру…

Времена меняются. Особенно на Уолл-стрит, где с прошлого года, вслед за корпоративными скандалами, началась «большая чистка». Очередь дошла до «непотопляемых» — могущественных инвестиционных банков.

Расследования, начатые регулирующими финансовыми органами США, указали на создателей грязных схем, связанных с интернетовскими компаниями. А именно: инвестиционные банки Уолл-стрит состояли в сговоре с высшим руководством некоторых крупнейших американских компаний, с целью обмана обычных инвесторов.

Нью-йоркский прокурор Спитцер стал первым «чистильщиком» «Авгиевых конюшен». В начале октября он открыл судебное дело по изъятию 28 млн. долл., которые были получены пятью телекоммуникационными магнатами от продажи акций их же компаний. Оказалось, что эти ценные бумаги были подарены им инвестиционным банком Salomon Smith Barney (SSB), входящим в корпорацию Citigroup. Причем на выпуске этих бумаг банк заработал 241 млн. долл. в виде комиссионных. Некий аналитик Джек Грубмэн, считавшийся в то время звездой по телекоммуникациям в SSB, поддерживал высокий рейтинг компаний даже в то время, когда они приближались к банкротству. Это позволило первым лицам этих компаний заработать 1,7 млрд. долл., продав принадлежавшие им акции до того, как цена на них окончательно упала. Именно эту прибыль Спитцер намерен отсудить. Розничные брокеры из SSB, работающие с инвесторами «с улицы», пришли в ярость от того, что были обмануты руководством банка и продавали бросовые акции доверяющим им клиентам.

Схема мошенничества, как водится, проста и гениальна. Аналитики банка сознательно завышали стоимость уже падающих акций компании. Брокеры, руководствуясь оценкой своих же аналитиков, продавали обычным инвесторам уже обесцененные акции по высокой цене. Но самое интересное, что среди акций, которые продавались, была значительная доля тех, которые принадлежали высшим руководителям компании. В результате те обогащались, рядовые же инвесторы теряли свои вложения.

В лице прокурора Спитцера Уолл-стрит получил серьезного противника. Сын миллионера, сколотившего свое состояние на операциях с недвижимостью, выпускник Принстона и Гарварда, он приобрел славу неутомимого реформатора финансового сектора.

Спитцер первым заявил о необходимости разделения финансового и исследовательского департаментов в структуре инвестиционных банков во время своего предыдущего расследования — относительно конфликта интересов в банке Merrill Lynch. В результате он добился, что Merrill Lynch заплатит 100 млн. долл. штрафа и введет необходимые изменения, которые удовлетворят инвесторов. Такие, например, как привязка зарплаты аналитиков к курсовой стоимости тех акций, которые они рекомендовали покупать.

Профессиональная настойчивость прокурора существенным образом подорвала доверие к объективности аналитиков крупных инвестиционных банков. Сегодня его «яростный взор» упал на финансовое преступление под названием spinning. Суть коего состоит в том, что инвестиционный банк, осуществляя первоначальный выпуск акции компаний, «дарит» их часть руководителям этих же компаний — в благодарность за полученный контракт на выпуск акций. Как это называется в постсоветской финансовой лексике? Правильно, «откат».

В судебном иске против корпорации Citigroup и, в частности, против ее инвестиционного банка Salomon Smith Barney (SSB) говорится, что SSB во время выпуска акций крупных компаний «выделял» (то есть, «откатывал») руководителям этих же компаний часть акций. В частности, управляющий директор компании WorldCom Берни Эбберс заработал 11,5 млн. долл. на 21 таком выпуске акций. Взамен SSB получал новые контракты от благодарных обогатившихся руководителей. Например, только на выпуске акций WorldCom SSB заработал 107 млн. долл. прибыли.

Еще одна простая и «гениальная» схема очень похожа на предыдущую, но размах здесь пошире. Банк получает многомиллионный контракт-заказ на выпуск акций крупной компании. За это руководству компании полагается «благодарность» в виде выпущенных акций. Затем руководство, в сговоре с инвестиционным банком, продает свои собственные акции по завышенной цене, которую искусственно поддерживают аналитики банка. Доверчивый рядовой инвестор покупает акции. Компания тем временем заявляет о своей несостоятельности, акции резко обесцениваются. Все довольны, кроме обманутого и обедневшего обывателя, решившего в какой-то момент сделаться инвестором.

Именно Джек Грубмэн был тем человеком, который искусственно завышал стоимость акций таких телекоммуникационных компаний, как Qwest, WorldCom, Global Crossing, уже находившихся в кризисе. И именно Берни Эбберс, управляющий компании WorldCom, заработал на продаже своих акций 23 млн. долл., в то время, как компания тихо двигалась к банкротству. Сам Грубмэн получал в год около 20 млн. долл. в виде премий за то, что помогал собственному банку SSB генерировать 1,1 млрд. долл. дохода в период с 1998 по 2001 год.

Прокурор Спитцер говорит о тщательно спланированном заговоре в этом ведущем инвестиционном банке с целью обмана рядовых инвесторов…

Не только власти США, но даже институты Уолл-стрит понимают, что общественное доверие к честности рынков трагически подорвано и должно быть восстановлено любой ценой. С 1983 по 1999 годы количество владельцев акций в США практически удвоилось — с 42 млн. человек до 79 млн. Американский обыватель знал, что инвестирование в акции является в некотором смысле азартной игрой. Но он не подозревал, насколько система была тщательно продумана и как долго и цинично она работала против него. В сущности, то, чем занят сегодня Спитцер, это не просто поиск способа наказания. Регулирующие органы США вынуждены создать более жесткие правила игры, которые могут привести к революции в инвестиционном банковском деле.

Увольнение Грубмэна в августе из SSB обозначило формальный конец эры «звездных» аналитиков. Сегодня он, безработный миллионер, активно сотрудничает со следствием. На слушаниях в Конгрессе сознался, например, что совместно с банкирами из SSB лоббировал решения в совете директоров компании WorldCom с тем, чтобы получить сделку для SSB.

Однако к ответу прокурор Спитцер приглашает главного человека в корпорации Citigroup — Сэнди Уэйлла. Последний заверяет, что готов предоставить всю необходимую информацию. Прокурора пока что интересует возможная роль Уэйлла при выпуске акций еще одной телекоммуникационной компании — AT&T Wireless, который осуществлялся SSB в 1999 году. Говорят, что именно Уэйлл «подтолкнул» Джека Грубмэна изменить инвестиционную оценку акций компании AT&T от статуса hold (держать) до статуса strong buy (усиленно продавать). Несколько месяцев спустя, после того как SSB выиграл мандат на выпуск данных акций и получил 45 млн. долл. за работу, Грубмэн понизил кредитный рейтинг компании, за что потом извинялся перед самим Уэйллом. Потому что, как выяснилось в процессе расследования, Майкл Армстронг, глава AT&T — не только друг СэндиУэйлла, но и долгое время является членом совета директоров Citigroup, а Уэйлл, в свою очередь, — член совета директоров AT&T. На прошлой неделе Уэйлл заявил, что никогда не давал указаний своим аналитикам по поводу рейтингов и что его действия всегда находились в рамках закона.

Кто-то считает, что интерес Спитцера к Уэйллу не самоцель, а лишь метод, чтобы добиться существенного финансового штрафа от Citigroup и в конце концов заставить инвестиционные банки и брокерские компании отделить исследовательские департаменты от собственно инвестиционных банков. Поскольку регулятивные органы больше не верят в частичное разграничение функций, которое предлагалось самими банками как мера, якобы достаточная для восстановления утраченного доверия инвесторов.

Уже несколько месяцев инвестиционные банки настаивают на том, что с экономической точки зрения отделять исследования фондовых рынков от корпоративных финансов не имеет смысла, и что независимые исследовательские компании не смогут содержать достаточное количество высокопрофессиональных аналитиков, чтобы изучать акции небольших компаний. Но в сплоченных банкирских рядах вдруг образовалась трещина. Уэйлл, наверняка предвидя необратимость процесса реформирования отрасли, еще в начале октября намекнул, что он, может быть, и готов создать независимую компанию финансовых исследований.

На этой неделе, когда соглашение между банками и «регуляторами» по поводу будущей корпоративной структуры начало приобретать конкретные очертания, Уолл-стрит разделился во мнениях. Citigroup и Credit Suisse First Boston (CSFB) не будут возражать против отделения исследовательских департаментов в самостоятельные компании. JP Morgan Chase и Merrill Lynch пока что не определились с решением. Morgan Stanley и Goldman Sachs будут противиться этой идее.

Что касается Citigroup, то неприятностями она начала обрастать еще с начала года. Во время слушаний в Конгрессе дела о банкротстве энергетической компании Enron два гиганта Уолл-стрит — Citigroup и JP Morgan Chase — были обвинены в том, что активно помогали Enron упрятать сотни миллионов долларов перед ее «падением» под тяжестью долгов. Уэйлл все это время сохранял гордое молчание. И лишь в июле обронил, что ему никогда не хотелось бы снова услышать об Enron.

Клиенты-инвесторы наверняка начнут самостоятельно выдвигать иски против Citigroup. Однако ее финансовые закрома достаточно глубоки, чтобы удовлетворить такие претензии. Этот гигантский финансовый конгломерат является чрезвычайно прибыльным во всех своих глобальных операциях и, скорее всего, справится с ситуацией быстро. Сложная структура предоставляет гораздо большие, чем у других фирм, возможности для радикальных решений. Кроме всего, у Citigroup есть огромнейшая сфера деятельности в так называемом потребительском финансировании (к примеру, кредитные карточки и розничные депозиты).

Но даже если Сэнди Уэйлл понесет ущерб лишь в виде запятнанной репутации, интерес Спитцера к нему говорит о том, что даже самые респектабельные финансисты США далеки от неприкосновенности. Нелишне заметить, что нынешняя череда расследований инициирована и проводится не кем-то со стороны, а самими американскими регулирующими органами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно