Стратегия… для страусов?

27 июня, 2008, 14:56 Распечатать Выпуск №24, 27 июня-4 июля

После продолжительного перерыва в работе сессия Тернопольского облсовета наконец утвердила эпохальный документ — «Стратегию развития области на период до 2015 года».

После продолжительного перерыва в работе сессия Тернопольского облсовета наконец утвердила эпохальный документ — «Стратегию развития области на период до 2015 года». Немалую папку с «целями, задачами, приоритетами и направлениями» объемом почти в 70 страниц формировали ведущие научные сотрудники края, работники управлений облгосадминистрации и общественные организации. Они заявили, что внимательно изучили и учли требования Государственной стратегии регионального развития до 2015 года (то есть на тот же период), утвержденной постановлением Кабмина от 21 июня 2006 года.

Представляя еще в феврале с.г. документ на одном из круглых столов, начальник Главного управления экономики облгосадминистрации Василий Гецько привел ряд не очень успешных технологических показателей региональной экономики, которые дали ожидаемый социальный эффект — самую низкую среди областей среднюю зарплату (в апреле она едва превысила 1200 грн.) и один из самых высоких уровней безработицы. Тем не менее стратегия не производит впечатления чудодейственного лекарства для области или хотя бы набора «прорывов» в стиле Юлии Тимошенко. Она напоминает хриплый крик бегуна, у которого случился сердечный приступ, — как же дойти до финиша? В нашем варианте это звучит так: что делать, чтобы выглядеть хотя бы немного более конкурентоспособно по сравнению с другими регионами?

На «беговой дорожке» — три яркие фишки. Первая из них — Тернопольщина как инвестиционно привлекательный регион с конкурентной экономикой. На старте — головокружение от проблем. Изношенность основных фондов в промышленности — 54%, в сельском хозяйстве — 52%, высокая энергоемкость, производство значительной доли сырья и полуфабрикатов. Инвестиции в основной капитал идут, как мокрое горит: на сегодняшний день они едва превысили 421 грн. на одного жителя области, а прямые иностранные капиталовложения хромают еще сильнее (49 долл.!), что и вывело регион на последнюю позицию в общеукраинском рейтинге.

За годы независимости в области кардинально изменились «тяжеловозы», тянувшие промышленность. Если поначалу такими отраслями были машиностроение, в основном сельскохозяйственное, и легкая промышленность, то нынешние флагманы — пищевая и перерабатывающая отрасли. Именно они обеспечивают более половины общего объема промышленной продукции. Так, за последнее десятилетие в области созданы новые предприятия по обработке древесины и производству мебели с современным оборудованием и технологией, по производству сухих строительных смесей, пенополиуретана, слесарных инструментов и другой продукции. На Тернопольщину пришли два крупных инвестора — дочерняя фирма концерна «Фольксваген», специализирующаяся на производстве кабельных сетей для автомобилей, и «дочка» концерна «Кнауф», добывающая пока гипсовый камень, но планирующая построить завод гипсокартонных плит. Однако кардинальных изменений в структуре промышленности не произошло.

А вы ждали иного? Не будьте наивными. В соответствии со стратегией, механизмы инновационно-инвестиционной модели экономики должны быть внедрены на втором этапе — только в 2011—2015 годах. До тех пор всех заинтересованных людей ждет подготовительная работа до седьмого пота.

— Надежда есть, и уже сейчас! — сразу же возражает начальник управления внешних сношений, внешнеэкономической и инвестиционной деятельности облгосадминистрации Василий Кравец. — Областью заинтересовались крупные международные компании. Например, итальянская фирма «Делфи» готова построить крупный завод по производству шлангов высокого давления для сельскохозяйственных машин и нефтегазового оборудования. Другая фирма — «УТІСІ», принимая во внимание большие запасы цементного сырья и пригодность готового продукта для автомобильного покрытия, готова инвестировать крупные средства в строительство цементного завода на Тернопольщине. Изучают возможности для размещения бизнеса и западные автомобильные компании. Их приход в область усилил бы инновационную направленность экономики области и уменьшил бы долю аграрной продукции в валовом производстве до 30—35%. И область перестала бы быть аграрно-промышленной...

Но нынешнее сельскохозяйственное производство не надо рассматривать как второстепенное или вообще сбрасывать со счетов. Оно еще долго будет определять лицо экономики региона. Опыт показал, что можно достигать успехов и в этой отрасли, к тому же в наиболее проблемном направлении — животноводстве. Когда растут закупочные цены, в частности на мясо, то поголовье реагирует приростом. Убедительные данные: в 2005—2006 годах поголовье свиней на Тернопольщине увеличилось на более чем 20%.

Какую же перспективу для сельского хозяйства области готовят разработчики стратегии? Люди дальновидные, они написали архиважный документ «с учетом угроз перспективного развития территории». А угроз накопилось под завязку. И связаны они главным образом со вступлением Украины в ВТО.

Одно из суровых правил мирового торгового клуба касается качества пищевых продуктов. Конкретнее — для соблюдения высоких стандартов молочного сырья 80% объемов молока должны поставлять на переработку специализированные молочные хозяйства и только 20% — хозяйства населения. А на Тернопольщине структура производства молока сформировалась с точностью до наоборот. По информации Госкомстата, на 1 декабря 2007 года индивидуальные хозяйства содержали 120,5 тыс. коров, а сельскохозяйственные предприятия — аж... 10 тыс.

«Будущее — за мощными специализированными животноводческими комплексами», — постоянно отмечает на совещаниях с руководителями молокоперерабатывающих предприятий области глава облгосадминистрации Юрий Чижмарь. А кто его слышит? Для ощутимых изменений на рынке заготовки молока понадобится не один год. Но понятно уже сегодня: десятки тысяч мелкотоварных индивидуальных хозяйств во время адаптационного периода вступления в ВТО или после него, если не сумеют скооперироваться, будут вынуждены переориентироваться на другие виды деятельности или же просто обанкротятся. Они не выдержат требования ВТО содержать не менее 15 коров...

На занятость сельского населения Тернопольщины, его оплату труда повлияет и снижение торговых барьеров для импорта сельскохозяйственной продукции. Поскольку со следующего после вступления Украины в ВТО года наше государство обязалось ежегодно ввозить 260 тыс. тонн сахара-сырца с низкой ставкой пошлины. Для свеклосеющей отрасли, производящей каждую девятую тонну сахара, это — сигнал довольно грустный. По моему мнению, перспективу сахарной отрасли Тернопольщины первый заместитель председателя облгосадминистрации Андрей Флиссак не преувеличивал: «Со вступлением, возможно, придется закрыть как минимум два сахарозавода из восьми действующих. А это — увольнение более тысячи работников и потеря зоны свеклосеяния в четырех районах».

Правда, некоторый оптимизм в чиновников вселяет сила сладких корнеплодов. В прошлом году их средняя урожайность в сельскохозяйственных предприятиях превысила 350 центнеров с гектара, в то время как в 2006-м составляла 303 ц. Впрочем, названы местной властью и иные спасательные резервы: переориентация части мощностей сахарозаводов на производство биоэтанола, привлечение уволенных работников к выращиванию табака для известных сигаретных фабрик, работающих в Украине, — все это не ближайшая перспектива.

Спиртовая отрасль Тернопольщины, представленная 10 заводами, работает стабильно. Но и ей угрожают риски — пусть и не вэтэошные, а внутренние. 1 января 2010 года истекает срок действия установленного Верховной Радой моратория на строительство новых спиртзаводов. Если народные депутаты его не продлят, то богатые водочные заводы, скорее всего, воспользуются возможностью построить для себя по одному-два современных спиртзавода с новейшими технологиями и самым высоким уровнем очистки спирта. Судьба действующих предприятий покрыта туманом.

Следующая «фишка» стратегии — Тернопольщина как регион чистой природной среды, высокоразвитой культуры, туризма и рекреации. Начнем с двух последних составляющих. Потенциал действительно огромный. На Тернопольщине сохранилось почти 4 тыс. памятников истории и культуры. Треть замков и фортификационных сооружений Украины, более сотни уникальных карстовых пещер... Область богата месторождениями лечебных вод типа «Моршин», «Нафтуся», «Друскининкай», целебными грязями, эффективными методами оздоровления... Все эти богатства описаны в более чем 20 проектах, представленных на различных уровнях областной, районной власти и организациями предпринимателей.

Лейтмотив — инвесторы, спешите вкладывать деньги в туристско-рекреационную и лечебно-оздоровительную сферу! А они не особо спешат. Ведь почему тогда среди букета проектов, разрекламированных на международных инвестиционных форумах, «понимание» у капитала (кстати, украинского!) нашли только два — развитие курортополиса «Гусятин» и строительство крупного туристско-развлекательного комплекса «Довбушева гора» в городе Збараже? Видимо, бизнес обращает внимание больше не на стратегию, да еще и долгосрочную, а на инвестиционный климат в Украине, уровень бюрократии и коррупции в регионе.

На фоне низкой деловой активности в упомянутых направлениях стратегией определены такие природоохранные задачи, как повышение уровня лесистости с нынешних 14 до 25%; перезатаривание и безопасное хранение отработанных агрохимикатов, строительство мусороперерабатывающих заводов, которые будут работать по современным технологиям, и т.п. В общем, мы не предприимчивые, зато у нас крепкое здоровье. Такой себе местный колорит...

Есть и третья «фишка» — Тернопольщина как регион с высоким уровнем развития человеческих ресурсов, продуктивной занятостью населения. Задача — обеспечить высокие стандарты обучения, переобучения и повышения квалификации кадров. Разработчики стратегии точно указали на болевую точку области, которая насчитывает 27 вузов и до недавнего времени сохраняла «бронзу» по плотности студентов на тысячу населения, — качество образования. А человек, как мы знаем, всегда мечтает о том, чего ему не хватает.

В ожидаемых результатах стратегии все расписано до деталей: объемы реализованной промышленной и инновационной продукции в 2015 году, источники инвестиций, количество туристов, даже численность населения и... средняя зарплата в 3 тыс. грн. в месяц (к сожалению, не указан совокупный индекс инфляции, которая так или иначе будет наблюдаться в течение семи следующих лет). При обсуждении документа местные чиновники даже шутили между собой. «Ну что будем делать, когда на Тернопольщине исчезнет производство сахара, спирта, мяса, молока?» — спрашивает один. «Будем выращивать страусов, уже есть одна такая ферма в Залещицком районе», — отвечает другой. «А куда девать людей?» — «А что, и они останутся? Разве ты не читал в стратегии о будущей зарплате?»

Спросим у себя — так для кого же пишут и утверждают документы с такими далеко идущими планами?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно