СТАНЕТ ЛИ ВОСПОМИНАНИЕМ НЕМЕЦКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО?

28 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Немецкое государство «социального благоденствия» долгое время было гордостью нации и примером для подражания...

Немецкое государство «социального благоденствия» долгое время было гордостью нации и примером для подражания. Доля социального обеспечения в валовом общественном продукте составляла около 30%. С объемом социальных услуг — свыше 1,1 трлн. марок в год. Почти треть их направлялась на выплату пенсий и более одной пятой – на предусмотренное законом страхование на случай болезни.

Вместе с тем социальное государство не ставило своей целью абсолютную заботу о человеке. Ведь опорные точки концепции немецкой социальной рыночной экономики — это свободный рынок с двумя его базовыми элементами: «частной инициативой» и «личной ответственностью за свою судьбу», но в обязательном сочетании с элементом социальной справедливости и в первую очередь – обеспечением полной занятости населения. Для ее реализации создавался пакет законов, гарантирующих обеспечение чуть ли не на все случаи жизни.

Сегодня эта концепция сталкивается с новыми вызовами: растущей безработицей, сложной демографической ситуацией, длительными фазами стагнации, объединением Германии и расширением Евросоюза на восток. Оказалось, что существующая экономическая система не готова к ним, а граждане все чаще взывают к помощи государства.

Правящая коалиция – социал-демократы и «зеленые» — пытается изменить положение дел, предлагая реформы, что далеко не всегда находит понимание и поддержку в собственных рядах, не говоря уж об оппозиции и тем более – избирателях. Хотя проблема появилась не вчера, ни одно правительство даже не пыталось тронуть эту оберегаемую немецкую «священную корову» — социальную систему. До тех пор, пока в бюджете пенсионного страхования не образовалась «дыра» в десять миллиардов евро. Так чего же все-таки не предвидели прародитель немецкой социальной системы рейхсканцлер Отто фон Бисмарк, изобретатель немецкого послевоенного экономического чуда Людвиг Эрхард и другие, стоявшие у руля социального государства?

Страхуются все!

Широкомасштабное социальное обеспечение в Германии создавалось в конце ХІХ столетия, во времена бурного развития промышленности, сопровождавшегося резким увеличением количества рабочих с низкими зарплатами. Рейхсканцлер Отто фон Бисмарк заложил тогда основы прогрессивного социального законодательства: большое количество бедных всегда опасно для власти. Были созданы три отрасли страхования, которые и теперь являются наиболее характерными для немецкого общества: в связи с болезнью и инвалидностью, по старости, в связи с несчастным случаем. Предусматривалось также обеспечение в случае потери кормильца в виде пенсий для вдов и сирот. Позже эти виды страхования были собраны в действительные еще и сегодня имперские правила страхования.

Бисмарк в Германии уже давно стал иконой. И как-то позабылось, что обязательное страхование в государстве было учреждено в приказном порядке. Сопротивлялись все: и сильная парламентская оппозиция, и рабочее движение. Рейхсканцлера поддержал только Союз индустрии, состоявший из представителей капитала, которые быстро поняли свои выгоды от страхования. Кстати, вскоре подобные системы появились и в других странах – Италии, Швеции, Франции...

Бисмарк хотел создать класс государственных пенсионеров, лояльный к правительству, предоставив ему некоторые материальные преимущества. Но не удалось. Зато вступил в силу закон о пенсионном страховании, заложивший основы современного пенсионного обеспечения. Тогда же произошел отход от изначальных принципов содержания больших семей, когда на плечи детей ложилась финансовая ответственность за родителей в старости.

О временах Бисмарка в Германии обычно говорят много и с удовольствием, как и о годах после Первой мировой войны и Веймарской республики, когда социальное страхование постоянно улучшалось. А как с ним обстояли дела после прихода к власти нацистов? В 1933 году был принят новый закон о страховании инвалидов, который не только повысил им пенсии, но гарантировал прибавку от государства и покрывал возможные риски. Рейх также взял на себя гарантии, что страхование не обанкротится. В 1938 году принимаются другие законы, значительно расширившие услуги по страхованию и социальной защите многих слоев населения. Диктатор Гитлер привлекал сограждан не только посулами о мировом господстве, но и некоторыми совершенно реальными социальными благами.

Послевоенная Германия, благодаря реформам, предложенным тогдашним министром экономики Людвигом Эрхардом, сумела выстоять не только потому, что разбитый наголову народ стал делать то, что и надлежало, – добросовестно трудиться, поверив правительству и его не очень популярным мерам. Немцы отказались от нацистского прошлого, но не забыли, что в более ранней истории у них был еще и мудрый Бисмарк. Они модернизировали его систему социального страхования соответственно реалиям жизни, и она охватила практически все слои населения.

Сегодня немцев страхуют от всех возможных бед, которые могут свалиться человеку на голову. Кажется, до сих пор здесь нельзя было уберечься разве что от собственной глупости, но это еще как посмотреть. Судите сами: около 90% граждан зарегистрированы как плательщики взносов и получатели денег из касс социального обеспечения. 84% мужчин и 82% женщин в возрасте от 20 до 60 лет принимают участие в пенсионном страховании. Здешние граждане страхуются на случай несчастья, болезни, безработицы, присмотра за больными, банкротства предприятия, переквалификации на более перспективную работу...

Скорее всего я перечислила далеко не все виды страхования (а существуют еще и десятки различных льгот, облегчающих человеку жизнь). Но в этих речь идет о социальных услугах: и работающие платят взносы в различные сферы социального обеспечения, и социальная система в значительной мере берет на себя финансовые последствия указанных случаев. Она также выделяет деньги на содержание детей, их воспитание, учебу, квартирную плату, оказывает социальную помощь лицам, которые не способны работать, поддерживает молодежь, выплачивает возмещения жертвам войны. Есть также страхование, предусмотренное законом о налогах. И, конечно же, пенсионное страхование, являющееся основой социального обеспечения в Германии.

На все эти нужды направляется почти треть валового внутреннего продукта Германии.

Согласно закону пенсионным страхованием охвачены все работающие. Обязательные взносы — 19,5% от общей суммы заработка — вносятся в кассу на паритетных началах (половина — работодателем, половина — наемным работником). Те же, кто не подлежит обязательному страхованию, могут заключить добровольный договор.

Все граждане Германии – и мужчины, и женщины — выходят на пенсию по достижении 65-летнего возраста. Но возможны и варианты, когда работник может уйти на заслуженный отдых и в 55. Со времен реформы 1957 года пенсия работника со средним заработком и 45-летним стажем работы достигла почти 70% от его чистого дохода, а у некоторых даже 73%! Сумма пенсии зависит прежде всего от суммы заработка, с которого уплачены страховые взносы.

Кроме государственных многие фирмы добровольно выплачивают своим сотрудникам производственные пенсии в виде дополнительного обеспечения в старости. Сотрудник сохраняет за собой право на получение такой пенсии даже если ему пришлось уйти из фирмы, не достигнув пенсионного возраста. Правда, при условии наличия 35-летнего стажа работы и 10-летнего срока обязательств о выплате пенсий. Или трехлетнего — при наличии 12-летнего стажа работы. Если даже работодатель оказывается неплатежеспособным, пенсия выплачивается из некоего специального гарантийного фонда. За счет пенсионных страховок оплачивается также курортное лечение и предоставляется помощь в получении новой профессии, если это необходимо по состоянию здоровья. После смерти застрахованного члены семьи получают определенный процент его пенсии.

Государство-благодетель

Как известно, к хорошему человек не только быстро привыкает — оно его еще и убаюкивает. При самой высокой в мире стоимости труда немцы до сих пор работают меньше, чем в любой другой индустриальной стране. Большая пенсионная реформа 1957 года поставила рост пенсий в зависимость от общего роста доходов: они постоянно увеличивались соответственно повышению среднего заработка наемных работников. Появилось понятие динамичных пенсий, их получатели превратились в богатую прослойку населения. И хотя давно прошли времена, когда немецкие пенсионеры по нескольку раз в году отправлялись на курорты с туго набитыми кошельками, они до сих пор обеспечены лучше, чем любое другое поколение.

В годы экономического чуда, с 1950-х и до конца 1960-х, система социального страхования расширялась. Это привело к тому, что сеть социальных страховок оказалась чересчур широкой. Ключевыми событиями стали пенсионная реформа 1957 года и введение социальной помощи в 1961-м. И кто мог предвидеть, что спустя всего несколько лет, примерно в середине 1970-х, вся эта система начнет разваливаться...

Специалисты считают теперешнюю немецкую социальную систему чрезмерно раздутой. Пенсионное страхование не имеет накопительной базы, поступления в кассы тут же расходуются, что грозит в будущем разорить молодое поколение. Общественный и социальный консенсус, которым некогда так восхищались, сегодня скорее препятствует инновациям и реформам.

Социальное государство снова стало предметом дискуссий специалистов-рыночников, которые все чаще обращаются к наследию прародителя законодательства социального государства — Отто фон Бисмарка. А также министра экономики, позже канцлера Людвига Эрхарда, автора послевоенного «экономического чуда», уже тогда предостерегавшего от «безумных надежд на государство—всеобщего благодетеля» и предупреждавшего, что солидарное финансирование может привести к деградации экономики.

И хотя Германия имеет третью по величине экономику в мире, она тем не менее страдает от растущей безработицы, утечки капитала из страны и практически нулевого роста. Недавно статистическое ведомство официально объявило, что во втором квартале валовой внутренний продукт по сравнению с предыдущим сократился на 0,1% – знаковый показатель для всей Западной Европы. Ведь если роста нет, страдают все остальные экономики ЕС, поскольку у них тоже замедляется развитие или даже начинается спад.

Специалисты характеризуют нынешнее состояние немецкого народного хозяйства как рецессию или стагнацию. Хрестоматийное определение гласит, что рецессия, то есть спад, — это отрицательный экономический рост на протяжении двух кварталов подряд. Именно это и происходило в Германии в первом полугодии. Правда, при минимальном сокращении ВВП. Поэтому многие здешние экономисты предпочитают говорить не о спаде, а о стагнации, т.е. отсутствии роста. Правда, многие факторы указывают на то, что в конце второго полугодия начнется постепенный подъем. Согласно прогнозам Deutsche Bank уже в следующем году экономический рост может составить 1,6 %. Но при условии, что начнется внедрение реформ, предложенных правительством, многие из которых еще согласовываются с оппозицией.

Все вдруг заговорили о кризисе – и в экономике, и в социальной сфере. Это «вдруг» как-то странно выглядит. Если полистать немецкие газеты и толстые экономические журналы прошлых лет, то предупреждения о нем появились еще во времена нефтяного кризиса 1973 года, когда экономическое положение Германии ухудшилось. За очень короткое время один миллион человек лишился работы. Поначалу правительство предпринимало попытки сохранить достигнутый уровень социальной поддержки. Но с каждым годом это удавалось все сложнее.

Автор книги «Германское социальное государство – от бисмарковской эффективности до нынешней беспомощности», преподаватель университета в Тюбинге Габриэле Мецлер, которая исследует систему социального страхования, пишет, что понадобилось несколько лет, чтобы понять: дальше так продолжаться не может. Необходимо было перейти к гораздо более скупой «выкройке» социальной сети. Но любые попытки любого из правительств наталкивались на резкое неприятие в массах. Даже самые мелкие «вмешательства» в социальную систему вызывали протесты населения. А также — цепную реакцию в системе социального обеспечения. Так, например, как только сокращался размер пособия по безработице, начиналось снижение поступления денег в пенсионную кассу.

Однако сегодня, перед лицом рекордно высокой безработицы и быстрого старения общества, далеко идущие реформы просто неизбежны. Осознание этого вынуждает правительство Герхарда Шредера и оппозицию действовать сообща. При этом они превосходят друг друга по части предложения непопулярных мер, однако вектор развития очевиден: медицинское и пенсионное страхование будут обходиться гражданам гораздо дороже, чем прежде.

Правда, последнее предложение оппозиции кажется особенно заслуживающим внимания: оставить все как есть, но отменить великое множество льгот. Однако от льгот придется отказаться не только простым гражданам, но и тем, кто ими управляет…

Трудный договор поколений

Один из китов социального обеспечения в Германии (да и не только в ней, но и, скажем, в Украине) — добровольный договор поколений. Его сутью являются хоть и не зафиксированные в письменном виде, но реально существующие отношения между трудоспособным поколением, занятым в процессе производства и отчисляющим средства в пенсионные кассы, с одной стороны, и пожилыми людьми, получающими пенсию – с другой. То есть делая взносы в кассу и обеспечивая стариков, нынешние работники вправе ожидать, что последующее поколение будет точно так же заботиться и о них. За соблюдением этой преемственности следит государство.

Система проста. Но функционирует при одном условии: наличии детей, которые, казалось бы, должны рождаться всегда. Но невероятное стало реальностью: государство переживает демографический кризис.

Германия стареет. Почти четверть ее жителей — люди от 60 лет и старше. В 2040 году эта группа составит уже 40% населения страны. То есть, все больше молодых вынуждены все больше работать, обеспечивая пропитание стариков. Денег для собственных нужд и реализации собственных планов у них будет оставаться все меньше. «Германия ужимается, — бьют тревогу специалисты. — Если ничего не изменится, через полвека стране будет недоставать 7 млн. жителей. Германии грозит экономическое отставание и бедность…»

Вследствие этих причин (и совершенно независимо от плохой экономической конъюнктуры, а также высокого уровня безработицы) кассы социального обеспечения испытывают все большие трудности. К примеру, пенсионные кассы насчитывают 32 млн. членов, которые платят взносы. Вместе с тем они выплачивают пенсии свыше 20 млн. человек. В прошлом году выплачено 228 млрд. евро, а получено лишь 223 млрд. Дефицит был погашен из резервных средств. Проблема не только в том, что финансовые запасы почти исчерпаны, но и в том, что правительство должно перечислить пенсионным кассам субсидии в 50 млрд. евро. Это, в свою очередь, является одной из причин дефицита государственного бюджета.

В кризисе и система медицинского страхования. Кассы обязательного медицинского страхования, гарантирующие охрану здоровья 90% граждан страны, в прошлом году получили в свой бюджет 155 млрд. евро, а выплатили 158 млрд. Повысить страховые ставки, чтобы выйти из этой ситуации, нельзя: и так почти 42% зарплаты уходят на социальные отчисления. Они тяжким бременем ложатся как на самих работающих, так и на работодателей, наравне с ними делающих взносы в страховые кассы из фондов заработной платы.

«Кто знает, откуда берутся законы и колбаса,
тот не может спать спокойно»

Это высказывание рейхсканцлера Отто фон Бисмарка часто цитируют немецкие газеты. Во всяком случае, гражданам Германии, чье правительство предложило на обсуждение бундестага пакет реформ в социальной сфере, вообще не до сна. Социальная система в целом и пенсионная в частности, которой гордились и в которой были уверены несколько поколений немцев, оказалась не в состоянии справиться одновременно с двумя кризисами – экономическим и демографическим.

В ноябре федеральное ведомство труда Германии обнародовало новые статистические данные о положении дел на рынке занятости: уровень безработицы продолжает расти. Сейчас он составляет более 10%, т. е. каждый десятый трудоспособный житель ФРГ не имеет работы. Теперь здесь насчитывается более четырех миллионов безработных… И на этом фоне Кабинет Герхарда Шредера пытается проводить реформы.

Определены ключевые пункты долговременной реформы пенсионного обеспечения. Но прежде всего правительство принимает меры для ликвидации дефицита бюджета пенсионного фонда, который составляет 10 млрд. евро. У каждого, кто испытывает недостаток в деньгах, в таком случае два варианта: сократить расходы или как-то пополнить содержимое своего кошелька. Вот правительство и предлагает два пути, причем оба неприятные для населения: или уменьшить расходы, сократив размер пенсий, или увеличить взносы в пенсионный фонд.

Повышения размеров пенсионных взносов, которые составляют 19,5% от заработной платы, пока удалось избежать, но дыра, образовавшаяся в пенсионных кассах, будет закрыта в первую очередь за счет самих пенсионеров.

Это решение напрямую затрагивает 20 млн. пожилых немцев: в 2004 году они не получат индексации пенсий в связи с инфляцией. А в 2005 году размер такой индексации будет зависеть не только от уровня инфляции, но и от количества работающих. Иными словами, если и далее продолжатся спад экономики, рост безработицы, то в пенсионную кассу будет поступать меньше денег, что приведет к новому сокращению реального размера пенсий.

Впервые за всю послевоенную историю ФРГ пенсии фактически понизятся – на 0,85%, так как пенсионеры отныне будут платить полный взнос за страховку по уходу (сейчас они выплачивают лишь половину этой суммы). В результате, как прогнозирует правительство, поступления в пенсионные кассы возрастут на 1 млрд. евро.

Кроме того, повышение размеров пенсий произойдет не с 1 июля 2004 года, как планировалось, а с 1 января 2005 года, что даст еще 1 млрд. евро. С будущего года пенсия (для «новых» пенсионеров) будет начисляться не в начале месяца, как это было до сих пор, а в конце (экономия — около 750 млн. евро). Не обошли стороной и так называемый резерв пенсионного фонда. Его размеры сократятся до 20% от суммы, необходимой на выплату всех пенсий за месяц. Это принесет 4,7 млрд. евро. Ранее такой запас составлял 100%.

Государственные дотации, предназначенные для поддержки пенсионного фонда, со следующего года будут поэтапно сокращаться — в общей сложности на 2 млрд. евро. Правительство решило, что взносы в пенсионный фонд будут постепенно освобождены от налогообложения, но вышедшим на пенсию придется платить более высокие налоги.

* * *

…Когда-то Людвигу Эрхарду удалось сотворить немецкое «экономическое чудо» из хаоса, оставленного Второй мировой войной. Нынче правительству Герхарда Шредера не менее трудно реформировать сложившийся сегодня экономический порядок. Но самое сложное — заставить эрхардовскую экономическую модель работать без сбоев: такие шаги требуют уменьшения аппетитов общества. Но население уже привыкло к социальным благам, и жертвовать даже малостью никто не спешит.

Говорят, отцы и социальной рыночной экономики, и «экономического чуда» рассчитывали на то, что воплощать их концепции доведется дисциплинированному обществу, в котором все его члены осознанно, прилежно и добросовестно трудятся. Говорят, они не могли представить, что в этом обществе появятся две огромные армии – безработных и получателей социальной помощи. Был также расчет на развитие «личной инициативы и предпринимательского духа», а оказалось, что на деле это часто приводит к злоупотреблениям услугами социальных служб. А также к процветанию теневой экономики, оборот которой, по оценкам экспертов, в этом году составил 380 млрд. евро, или 16,5% ВВП.

Похоже, нынешняя экономическая система исчерпала потенциал своего развития. Особенно в части социального страхования. Эксперты критикуют ментальность «полной социальной застрахованности» и дефицит «личной ответственности», на который делали ставку немецкие экономисты-мудрецы. То, что во времена законодательных инициатив рейхсканцлера Бисмарка снискало Германии славу одной из передовых индустриальных держав мира, сегодня оказывается источником опасности для ее экономики. Бисмарк ли тому виной?

Вопрос в другом: способно ли немецкое общество осознать, что требуется полная перестройка социальной системы, тем более что основы социального общества – его полной занятости — увы, больше не существует. И рискнет ли?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно