США - ЯПОНИЯ

8 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 8 сентября-15 сентября

Когда в 1979 г. американский востоковед Эзра Вогель опубликовал свою книгу «Япония - номер один. Уроки для Америки», никто не предполагал, что она надолго станет бестселлером как в США, так и в Японии...

Когда в 1979 г. американский востоковед Эзра Вогель опубликовал свою книгу «Япония - номер один. Уроки для Америки», никто не предполагал, что она надолго станет бестселлером как в США, так и в Японии. Ее успех объясняется тем, что она, более чем какое-либо другое исследование, поколебала устоявшееся представление о преимуществе западной модели общественного развития над восточной. Написанная в период «холодной войны», эта книга побудила интеллектуалов по обе стороны Тихого океана по-новому взглянуть на проблему мирового лидерства.

США - Япония: дисбаланс отношений растет

Объективности ради следует сказать, что алармистский подход к соперничеству двух гигантов мировой экономики - отнюдь не порождение бурных перемен конца XX века. Сто лет назад американский журнал «Арена» с тревогой писал, что «народы Запада столкнулись лицом к лицу с мощным восточным конкурентом в искусстве ведения войны, дипломатии, промышленности и торговли». Уже тогда прозорливые государственные мужи США в качестве главной причины будущих войн называли торговые споры и предрекали, что держава, господствующая на Тихом океане, станет доминирующей мировой державой.

Развернувшаяся в наши дни на огромном пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) трансформация межгосударственных связей, безусловно, в первую очередь затрагивает отношения между США и Японией. Однако по своему значению и реальным последствиям политико-экономические процессы в регионе выходят за рамки двусторонних отношений и относятся к разряду глобальных явлений. Достаточно отметить, что здесь состоялось не только «японское чудо», но и феномен «азиатских тигров» - Южной Кореи, Тайваня, Гонконга и Сингапура, которые за четверть века сумели выбиться в лидеры развивающихся стран. На марше находится другой гигант Азии и потенциальный конкурент промышленно развитых стран - Китай, опередивший по размеру ВВП Россию и фактически создающий свою сферу «восточноазиатского сопроцветания». В целом большинство стран и территорий АТР в результате высоких темпов развития на протяжении двух последних десятилетий вышли на авангардные позиции, а сам регион превратился в один из эпицентров мировой производственной и торговой активности. По некоторым оценкам, при сохранении нынешних тенденций экономического развития на начало грядущего столетия в странах этого региона будет проживать более 60% населения планеты, производиться 55% товаров, будет сконцентрировано более 40% промышленного производства и около 70% мировой торговли.

Основными величинами АТР в экономическом отношении по-прежнему являются США и Япония, на которые приходится 80% совокупного ВВП региона. Этот показатель за последнее время практически не менялся. Однако на его фоне происходят качественные сдвиги в концентрации производства и торговли в масштабах региона. При значительном отрыве от других тихоокеанских государств между США и Японией происходит быстрое изменение в соотношении сил в АТР. Так, в совокупном ВВП региона удельный вес США за десятилетие снизился с 70 до 50%, а Японии вырос с 14 до 30%. Одновременно обострились торгово-экономические противоречия между двумя странами.

Постоянно растущий дефицит торговли с Японией (66 млрд. долларов в текущем году) превратился в настоящий кошмар для Федеральной резервной системы США. Со времен президента Картера не было администрации, которая бы не предлагала Токио уладить все по-хорошему, пока у Вашингтона не лопнуло терпение и он не возьмется за дело сам, но уже по-плохому. Но всякий раз выходило так, что по-хорошему японцы не хотели, а по-плохому у американцев не получалось. Наконец, в январе 1995 г. на Вашингтонском саммите президент Клинтон и премьер-министр Японии Мураяма достигли соглашения о расширении доступа на японский финансовый рынок. Комментируя значение этого шага, министр финансов Японии Такемура подчеркнул, что данное соглашение является важным не только для японо-американских экономических отношений, но будет чрезвычайно полезным для процесса либерализации международных финансовых сделок. Американский министр торговли Браун в своих оценках пошел дальше, заявив, что он видит в этом соглашении добрый знак для продолжения переговоров о более широком доступе на японский автомобильный рынок. Однако, пока суд да дело, реальностью остается колоссальный торговый дефицит США, который, по оценкам «Бизнес уик», едва ли уменьшится в следующем году. Как же он образовался?

Если смотреть в корень, то определяющей причиной дисбаланса в американо-японской торговле является несовпадение стадий экономического развития обеих стран, в основе которых лежат принципиально различные подходы к достижению конечных результатов функционирования экономики. Иначе говоря, американская экономическая философия предусматривает в качестве главной задачи получение прибыли и рост потребления, а японская - получение прибыли, которая направляется на получение новой прибыли. Получается, что Америка больше потребляет, чем производит, а Япония больше производит, чем потребляет. Риторическими в этих обстоятельствах выглядят взаимные обвинения сторон в «неуступчивости», «коварстве», «непрактичности» и «привычке жить в долг».

В нынешних условиях, когда японская иена достигла рекордных высот относительно доллара, когда в Европе и США продолжается экономический спад, японские политики и бизнесмены все чаще задаются вопросом о целесообразности расширения сотрудничества с Западом. Японские радикалы призывают к тому, чтобы связать будущее своей страны с Азией и прекратить политику «преклонения» перед США. Самые крайние из них призывают правительства азиатских стран к союзу против США, которые, по их мнению, оказывают грубое давление на азиатов - от торговой политики до прав человека. В этом отношении весьма показателен опубликованный недавно антиамериканский трактат под названием «Япония, которая может сказать «нет», написанный членом японской Либерально-демократической партии Исихарой и премьер-министром Малайзии Мохамадом. Кстати, последний известен как ярый критик американской политики в регионе. Смысл этой гневной «филиппики» заключается в том, что в ней Японию призывают повернуться спиной к США и возвратиться к своим азиатским корням. Что примечательно, данный призыв к Японии обрести свое «новое», т.е. полностью азиатское лицо, был услышан и подхвачен некоторыми японскими государственными деятелями. Так, японский посол во Вьетнаме убеждал соседей Японии способствовать укреплению таких «чисто азиатских» ценностей, как дисциплина, прилежание и первенство групповых интересов над личными. Некоторые националисты делают упор на возрождение «Великой восточноазиатской сферы совместного процветания», под которой японские лидеры военного времени подразумевали свою империю, простиравшуюся от Маньчжурии до Индонезии.

Лозунг «Оставим Запад, войдем в Азию», или политика «реазиации» Японии, по-разному воспринимается в США и странах Азии. Одна из американских «фабрик мыслей» корпорация РЭНД в исследовательском докладе отметила опасность точки зрения радикалов вроде Исихары, пропагандирующих большую свободу Японии от США. Но не только экономические аспекты поворота Японии к Азии беспокоят Вашингтон. Когда прошлой осенью помощник госсекретаря США по международной безопасности посетил Японию, его встревожили признаки того, что Токио отходит от тесного сотрудничества с Вашингтоном и переносит фокус своей политики безопасности в Восточную Азию. Достигнутая недавно договоренность между Японией и Южной Кореей относительно военно-морского сотрудничества только усилила американские опасения по поводу того, что Токио начинает развязывать себе руки в деле обеспечения национальной безопасности.

Те азиатские страны, что особенно пострадали от японской оккупации, без энтузиазма встречают стремление Японии обрести новое лицо. Там опасаются, что все более независимая Япония может отказаться от своей внешнеполитической доктрины «величие без милитаризации» и поддаться соблазну вновь стать военной державой. Тем не менее большинство правительств стран региона полагают, что они достаточно сильны, чтобы иметь дело с Японией, которая возвращается в Азию. Они не скрывают, что стремятся получить от нее больше инвестиций и технологий в надежде увеличить собственную экономическую мощь. Характерной в этом отношении является позиция Таиланда, который приветливо встречает японские компании. В ближайшие три года Бангкок рассчитывает привлечь японских инвестиций на 8 млрд. долларов для создания 160 тысяч новых рабочих мест. Таиланд даже закрывает свое бюро по привлечению капиталовложений в Гонконге и переводит его в Осаку.

Следует отметить, что экономический поворот Японии происходит уже давно - с момента провозглашения премьер-министром Фукудой в 1977 г. курса на поддержку стран Юго-Восточной Азии и на развитие партнерских отношений с АСЕАН. Снижение темпов производства в западных странах и более «тяжелая» иена только способствуют склонности Японии вести дела скорее с Азией, чем с США или Европой. По данным Дойче банк, общая сумма японских прямых инвестиций в Восточной Азии в 1994 г. составила 64 млрд. долларов по сравнению с 26 млрд. из США. В 1993 г. в Восточную Азию было направлено 36% экспорта Японии против 17% США. Свое влияние в регионе Япония подкрепляет расширением экономического сотрудничества на кооперационной основе. Ведущие японские компании создали во многих странах Юго-Восточной Азии филиалы по производству автомобилей, компьютеров и бытовой электроники. Даже в социалистическом Вьетнаме, куда после отмены американского эмбарго устремились западные компании, японские автомобильные гиганты уже запланировали производство «азиатского грузовика» и его продажу на рынках Азии.

Представители азиатских деловых кругов рассчитывают, что растущее японское присутствие в их странах поможет добиться уступок от американских транснациональных компаний. Такие расчеты небезосновательны, так как новое азиатское лицо Японии способствует обострению американо-японского соперничества в регионе. И это становится проблемой для всего азиатского региона. Как предсказывает известный японский политолог, профессор Токийского университета Иногути, «конкуренция между США и Японией станет еще более ожесточенней в определении правил и повесток для многосторонних экономических организаций». Это замечание в первую очередь относится к Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), очередная сессия которой состоится в ноябре текущего года в Осаке. Налицо признаки того, что на встрече 18 государств большинство представителей Азии будет стараться заблокировать предложение США о введении в регионе режима свободной торговли. Это делается в пику Вашингтону, который пытается покончить с протекционизмом азиатских стран, стремящихся с его помощью оградить себя от американского экономического диктата.

Впрочем утверждения о том, что японцы вот-вот собираются применить против американцев свою излюбленную тактику хайгосюги, или атаку сзади, во многом надуманы. Такого мнения, в частности, придерживается «Бизнес уик», призывающий американцев не беспокоиться по поводу японской склонности к Азии. То же самое отмечают серьезные аналитики в Японии, например, такие, как профессор Иногути, который заявляет, что «Японии нужны и Северная Америка, и Западная Европа, и Латинская Америка», и что возвращение Японии в Азию - «лишь вынужденное приспособление». Во всяком случае возможность того, что Страна восходящего солнца покинет Запад обручится с Азией, представляется как весьма неопределенная.

Китайский «дракон» расправляет крылья

Китай, чьи шаги к рыночной экономике становятся все тверже и удельный вес которого в регионе неуклонно возрастает, - еще одна головная боль вашингтонских стратегов. Действительно, Китай продолжает идти по пути взрывного экономического роста и демонстрирует способность в самом недалеком будущем превратиться в регионального гегемона. С начала 80-х гг. среднегодовой прирост ВВП Китая был не ниже 9%. Приток зарубежных инвестиций, сократившийся после кровавых событий на площади Тяньаньмэнь, снова стал увеличиваться, достигнув в прошлом году 35 млрд. долларов.

Усиление влияния Китая на производственные и обменные процессы в АТР совпадает с успешным развитием Тайваня, Гонконга и Сингапура. Это обстоятельство в сочетании с культурно-историческими традициями конфуцианского региона дает основание говорить о формировании «китайского общего рынка» тем более, что Гонконг в 1997 г. отходит к КНР. По мнению видного американского политолога, профессора Гарвардского университета Хантингтона, «экономическое развитие восточноазиатского региона все более ориентируется на Китай». Этот вывод подтверждают следующие данные: в 1993 г. совокупный экспорт Китая, Тайваня, Гонконга и Сингапура достиг 400 млрд. долларов, что почти равнялось аналогичному показателю Японии и не намного уступало США. Представляет интерес прогноз Мирового банка: к 2002 г. страны китайской экономической зоны по объему ВВП опередят Японию и приблизятся к США.

Как и в отношениях с Японией, США имеют огромный дефицит в торговле с Китаем - почти 30 млрд. долларов. В Белом доме считают, что он образовался в результате беззастенчивой кражи американской интеллектуальной собственности. Приводятся факты, что около 40 крупных китайских предприятий, значительная часть которых относится к государственному сектору, тиражируют и продают по всему свету компакт-диски, кассеты и дискеты с музыкой, фильмами и компьютерными программами некитайского происхождения. По всей видимости, китайские предприниматели действуют в соответствии с популярной в регионе поговоркой - «в торговле, как и в любви, все дозволено». Выпуск «пиратской» продукции наносит ущерб американским фирмам в размере нескольких миллиардов долларов, но это не объясняет всей сложности двусторонних отношений. Только один пример - поправка Джексона-Вэника, подчиняющая внешнюю торговлю США принципам соблюдения прав человека, в отношении Китая практически не действует. После некоторых колебаний и подсчетов Белый дом решил поступиться принципами и не налагать на Пекин санкций по причине подавления в Китае свободы печати, совести и выступлений. Как видно, выгоды от использования китайского рынка и сохранение нормальных отношений с крупнейшей державой мира важнее дорогих Вашингтону принципов. Такие компании, как «Моторола», АТТ, «Бектел» и другие, продолжают вкладывать средства в создание в Китае современных предприятий. И это, несмотря на ухудшение инвестиционного климата и попыток Пекина ставить палки в колеса американского бизнеса. Взвешивая все «за» и «против» развития экономических отношений с Китаем, журнал «Бизнес уик» советует не игнорировать их, но и не обольщаться на их счет. Подобная точка зрения отразилась в итоговом документе встречи «большой семерки» в июне этого года в Галифаксе: «Все мы намерены развивать диалог с Китаем во имя большей стабильности и процветания в мире».

Молодые «тигры» теснят старых

Азиатские «тигры» стартовали несколько позднее Японии, но за четверть века сумели почти в двадцать раз увеличить национальный доход на душу населения - беспрецедентный рекорд в истории мировой экономики. Из разряда стран «третьего мира» они переходят в число государств «первого мира». Последствия этого явления для всего мира трудно переоценить. Для большинства развивающихся стран азиатские «новые индустриальные страны» являются важным источником внешней помощи. Что касается развитых стран, то «тигры» для них серьезные конкуренты в передовых отраслях производства. По уровню конкурентоспособности Гонконг и Сингапур вместе с США и Японией входят в первую четверку. Они же находятся в числе ведущих финансовых центров и по уровню развития рынка ценных бумаг, золота и валюты не уступают богатейшим странам мира.

Рекордсменом среди неоиндустриальных стран является Тайвань - 82,5 млрд. долларов - таков резерв иностранной валюты на начало 1994 г. Львиную долю своих зарубежных вкладов Тайвань разместил в странах Азии. По объему частных инвестиций в Китае Тайвань занимает второе место после Гонконга, опережая США и Японию. Тайваньские компании, имеющие филиалы в Малайзии и Таиланде, например «Эйсер инкорпорейтед», успешно конкурируют с японскими концернами, выпускающими персональные компьютеры и бытовую электронику. Исповедуя традиционно китайские концепции «глобального сотрудничества» и «семьи народов», Тайвань активно внедряется в экономику США, Европы и Латинской Америки.

Южная Корея, готовящаяся вступить в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая объединяет 25 наиболее богатых стран, - абсолютный чемпион среди «тигров» в экономической экспансии. Южнокорейские концерны создают в США и Европе, а в последнее время в СНГ производственные комплексы по выпуску как готовых изделий, так и комплектующих деталей. По свидетельству американских бизнесменов, Южная Корея ненамного уступает Японии в деловой активности на территории США. Высококачественная и более дешевая, чем японская, продукция Южной Кореи начинает теснить своего конкурента там, где он долго не знал себе равных.

Вьетнам, который занимает четвертое место по численности населения в АТР и где рабочий день одного человека стоит доллар, с некоторых пор является самым привлекательным местом для вложения капиталов. Когда американские компании и банки после отмены Белым домом эмбарго на торговлю с Вьетнамом устремились в эту, мягко говоря, небогатую страну, они нашли там полный набор «азиатских тигров». В списке главных инвесторов Вьетнама лидируют Тайвань и Гонконг. Что касается Японии, то в качестве внешнеторгового партнера Вьетнама она занимает первое место.

Опоздав к разделу «вьетнамского пирога» (доля американского капитала составляет 12% от иностранных инвестиций), США намерены в ближайшее время наверстать упущенное. Сделать это будет нелегко - став полноправным членом АСЕАН, Вьетнам оказался в сфере преимущественных интересов других членов «семерки». Не упустит своего и Япония, которая рассматривает Вьетнам как новый плацдарм для укрепления своих позиций в Юго-Восточной Азии. Однако США рассчитывает на геополитический фактор, а именно - на заинтересованность стран АСЕАН в могущественном американском патронаже в случае неприятностей с китайской стороны. На полную мощь Вашингтон будет использовать и восстановленные через двадцать лет дипломатические отношения с Ханоем, где в ходе недавнего визита госсекретаря США Кристофера было открыто американское посольство. Таким образом, даже в условиях «реазиации» Японии, формирования китайского рынка и наступления «азиатских тигров» ситуация для США и Азии не выглядит безнадежной. Несмотря на то, что время «старших братьев» в межгосударственных отношениях проходит, Вашингтон, по-видимому, рассчитывает занять эту вакансию в стране, занимающей ключевое положение в регионе, чтобы иметь дополнительную возможность эффективно ответить на азиатский вызов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно