«Спящая красавица»

14 января, 2011, 14:24 Распечатать

2011 год обещает стать переломным для украинского топливного рынка. Многое зависит от того, какую модель снабжения топливом выберет украинское государство...

2011 год обещает стать переломным для украинского топливного рынка. Многое зависит от того, какую модель снабжения топливом выберет украинское государство. И не только на нефтерынке, но и в целом в экономике страны. Собственно, вариантов развития событий всего два. В одном сценарии присутствуют местные НПЗ, десятки тысяч работников, миллиардные налоговые отчисления, социальная сфера в регионах, диверсификация поставок, словом, энергетическая безопасность Украины. В другом в главной роли выступает импорт нефтепродуктов из соседних стран. Вот он и обхаживает Украину, обещает жениться, сулит золотые горы… Что же более приглянется красавице? Смотрите скоро на заправках страны!

Несколько месяцев отраслевую «нефтяную» общественность будоражит тема введения пошлин на импорт нефтепродуктов. Письмо руководителей и владельцев украинских НПЗ к министру энергетики и угольной промышленности Украины Юрию Бойко о плачевном состоянии заводов и необходимости поддержки стратегического сегмента экономики наконец-то вынудило экспертов обратить внимание на состояние дел в отрасли и заняться «разбором полетов». Учитывая, что в ряде «исследований» неоднократно упоминалась наша компания, я счел необходимым публично высказать свое мнение по данному вопросу, а также представить мнение украинского нефтепереработчика по поводу происходящих на топливном рынке процессов.

Для большей иллюстративности предлагаю совершить краткий экскурс в новейшую историю нефтеперерабатывающей отрасли. Это легко сделать на примере развития принадлежащего компании ТНК-ВР Лисичанского НПЗ. После развала СССР это предприятие не смогло наладить стабильные поставки нефти и увязло в долгах. В то время топливом торговали с бензовозов у дорог, периодически оно вовсе исчезало, а при въезде на заправки вспоминалось шариковское «суровые годы уходят»…

Несмотря на востребованность заводских нефтепродуктов, Лисичанский НПЗ уверенно шагал к банкротству и накануне приватизации в 1999 году простоял 326 суток! Все это сопровождалось авариями, сокращениями персонала и невыплатами зарплат. В 2000 году наша компания купила предприятие на открытом конкурсе и наладила его работу. За короткое время Лисичанский НПЗ стал одним из лидеров рынка, обеспечивающим треть спроса на светлые нефтепродукты в Украине. В те годы внутренний рынок нефтепродуктов был защищен пошлинами, местные НПЗ обеспечивали более 90% потребностей украинцев в топливе, импорт нефтепродуктов не превышал 10%.

Конечно, рынок нефтепродуктов того времени не был идеальным. Как любой живой процесс, рыночное регулирование требовало постоянной корректировки. Тем более что тогда отрасль (в ее нынешнем понимании) только формировалась. По сути, все мы учились вести цивилизованный бизнес на рынке, где многие годы царил хаос. При этом имеющихся у государства инструментов было вполне достаточно для того, чтобы направить процесс в нужное русло. Все, что на тот момент требовалось, — стратегическое видение развития отрасли, долгосрочная программа действий, стимулирование вложения инвестиций в модернизацию заводов, равная и прозрачная конкурентная среда.

К сожалению, выстраивать сбалансированную систему взаимоотношений на рынке нефтепродуктов Украины госорганы не стали. Лично у меня сложилось впечатление, что на этот рынок просто махнули рукой. Без всякого анализа и обсуждения в 2005 году пошлину на импортные нефтепродукты отменили. Это стало поворотным историческим решением, которое не могло не изменить расстановку сил на рынке. С того момента потеря позиций украинских нефтеперерабатывающих заводов стала лишь вопросом времени.

Первым «вынесли с ринга» Херсонский НПЗ. Затем забарахлили западноукраинские заводы. В 2010-м на ремонт «ушел» Одесский НПЗ. Доля импорта увеличилась с 7% в 2004 году до 45% в 2010-м и продолжает расти. Объемы местной переработки, напротив, снизились с более чем 21 млн. тонн в 2004-м до 9 млн. тонн — в 2010 году (последняя цифра включает объемы для местного рынка, без давальческой переработки ). Таким образом, к концу прошлого года в строю фактически остались два нефтеперерабатывающих завода — Кременчугский и Лисичанский. При этом оба предприятия несут убытки и находятся на грани выживания.

Суммарные мощности по переработке нефти в Украине превышают 30 млн. тонн, но загружены они лишь на треть. Лисичанский НПЗ может переработать 8 млн. тонн сырья в год при уровне текущей загрузки в
5 млн. тонн. Но даже эти объемы обеспечиваются в большей мере за счет давальческой переработки нефти и поставкам нефтепродуктов в Россию. При отсутствии этого рынка сбыта завод давно бы остановился, поскольку не смог бы обеспечить даже минимальную загрузку своих мощностей. У Кременчугского НПЗ — своя история, но ситуация не менее критическая. В чем же первопричина проблем нефтеперерабатывающих заводов?

Пилите, Шура, они нефтяные...

Украина, являясь мощным потенциальным экспортером нефтепродуктов, находится в окружении стран, имеющих избыточные нефтеперерабатывающие мощности, и — что еще более существенно — собственные ресурсы нефти. С 2005 года нефтеперерабатывающие заводы России, Беларуси и Казахстана стали наращивать свое присутствие на украинском рынке за счет доступа к более дешевому сырью. Если посмотреть на структуру импортных поставок, то практически 70% из них сегодня приходится не на более технологически и организационно эффективные европейские НПЗ, а на заводы стран — участниц Таможенного союза. Например, импорт из Беларуси с 2007 года увеличился почти в 3,5 раза. Этот факт по какой-то причине аналитики обходят стороной, хотя сам по себе он очень примечателен. Неужели не только мы, но и европейские компании работают хуже белорусов?

Секрет их успеха прост. Наши соседи по СНГ имеют преференциальное ценообразование на сырье. В декабре 2010 года экспортная пошлина на российскую нефть составляла 303,8 долл. за тонну, светлые нефтепродукты —217 долл., темные — 116,9 долл. за тонну. То есть пошлины на нефть значительно превышали пошлины на нефтепродукты. В декабре 2010 года правительство РФ утвердило новую формулу расчета пошлин на нефтепродукты , предполагающую постепенное повышение ставок для темных сортов и снижение — для светлых. Таким образом власти стимулируют ускоренную модернизацию НПЗ, экспорт готовой продукции, а не сырья и сравнительно дешевых темных продуктов.

Это долгосрочная государственная политика, а не сложившаяся рыночная конъюнктура. В предыдущие годы российские НПЗ получали нефть по внутренним ценам — без пошлины. В такой же ситуации находились казахстанские переработчики. Заводы Беларуси получали сырье по сниженным ценам — за счет применения так называемых понижающих коэффициентов, а в 2010 году без пошлины было поставлено 45% от общего объема переработки нефти.

Украинским же НПЗ сырье достается с полным объемом пошлины, поэтому они не могут на равных конкурировать с производителями импортных топлив. В январе 2011 года ситуация для отечественных переработчиков становится практически безвыходной: в соответствии с Соглашением о формировании Единого экономического пространства все НПЗ стран — участниц Таможенного союза оказываются в условиях российских, т.е. получают нефть без пошлин.

Публичные оценки говорят о том, что такое решение позволит привлечь, к примеру, в экономику Беларуси только на протяжении текущего года как минимум четыре миллиарда(!) долларов. Такой суммы хватило бы для коренной модернизации всех украинских НПЗ и приведения их производств к европейским стандартам. Здесь и в целом по тексту я привожу пример Беларуси исключительно для наглядности значимости фактора Таможенного союза. В рамках этого образования его участники субсидируют свои отрасли и за счет этого проводят активную модернизацию своих НПЗ, а украинские заводы несут убытки и не могут аккумулировать средства для технического усовершенствования.

ТНК-ВР вложила в Лисичанский НПЗ более полумиллиарда долларов и готова вложить еще столько же, чтобы вывести завод в число лидеров европейского уровня. Предприятие уже полностью перешло на производство дизельного топлива по Евро-4 (а до трети объемов ДТ может производить и по Евро-5) и готово к выпуску бензинов по Евро-4. Однако это требует дополнительных затрат, которые убыточное производство себе не может позволить. Переоценка стоимости украинских активов ТНК-ВР привела к списанию за девять месяцев 2010 года 127 млн. долл. в стоимости нематериальных активов ТНК-ВР. Несмотря на это, акционеры вложили в завод в прошлом году более 90 млн. долл. Но продолжаться так не может. Бизнес должен приносить акционерам прибыль, иначе какой смысл во вложениях? В нынешних условиях инвестиции в модернизацию НПЗ в Украине не имеют экономической логики.

Преимущество уже упомянутых белорусских НПЗ перед украинскими на корзине нефтепродуктов, по нашим подсчетам, сегодня превышает 130 долл. на тонну светлых нефтепродуктов и будет колебаться в зависимости от величины пошлин на нефть и нефтепродукты. При этом тот же Мозырский НПЗ к центру страны расположен ближе Лисичанского. Имея такой материальный «задел» и логистику, можно торговать по стабильно более низким ценам, оставляя украинские заводы на мели. И пусть никого не тешит иллюзия, что цены нефтепродуктов из стран — участниц Таможенного союза и от украинских заводов сегодня приблизительно равны. Кто сказал, что волк не съест овцу просто потому, что он сегодня сыт? Для меня очевидно то, что ни один отечественный НПЗ не выдержит такой конкуренции. Как и то, что это нерыночная ситуация.

Если не выровнять условия работы для всех участников рынка нефти и нефтепродуктов, то в 2011 году Украина рискует стать полностью зависимой от внешних поставок . В этом случае обеспечение украинского рынка нефтепродуктов будет происходить по остаточному принципу, а государство утратит контроль над стратегическим сектором экономики и потеряет нефтеперерабатывающую отрасль как таковую. Как остановка нефтезаводов отразится на торговом и платежном балансах страны, а следовательно, и на курсе гривни? Что будет с ценами на заправках? И будет ли там топливо вообще, если, к примеру, на время посевной или уборочной кампаний экспорт будет ограничен?

Время собирать камни

ТНК-ВР никогда не оставалась в стороне от острых отраслевых проблем и всегда являлась активным участником их разрешения с пользой для страны и компании. Мы не могли сидеть сложа руки и в нынешней ситуации, поэтому мне непонятно, почему участие компании в коллективном обращении заводов к профильному министру вызвало удивление некоторых экспертов. Никаких противоречий в том, что российско-британская компания выступает за введение пошлин, нет. Хочу подчеркнуть, что в первую очередь ТНК-ВР в Украине — украинская компания, которая ведет социально ответственную деятельность в стране и платит здесь все налоги. Только за последние пять лет в бюджет Украины перечислено порядка 3,5 млрд. долл., а на социальные, экологические и энергосберегающие проекты направлено около 100 млн. долл. В Украине компания создает пять тысяч рабочих мест, не считая подрядных организаций.

Кто из импортеров может предъявить стране такой же результат? Особенно ярко он контрастирует на фоне использования некоторыми участниками «серых» схем импорта топлива, в частности, через уже ставшую легендарной компанию «Ливела». По данным Антимонопольного комитета Украины, за август—декабрь 2010 года использование этих схем привело к убыткам для государства в размере около 3 млрд. грн. Мы не исповедуем такой «стиль работы» и заинтересованы в равных, прозрачных, стабильных правилах игры.

Преференциальное ценообразование на российскую нефть деформирует конкурентное поле и нивелирует эффективность нашего ключевого актива — Лисичанского НПЗ. Начало полномасштабного функционирования Единого экономического пространства РФ, Беларуси и Казахстана ставит под вопрос само существование украинской нефтеперерабатывающей отрасли. Отрицательная экономика переработки нефти в Украине в ближайшее время закроет оставшиеся в строю НПЗ. Хочу сказать с предельной откровенностью: если ситуация не изменится, то уже в первом квартале текущего года убытки остановят Лисичанский НПЗ. Введение пошлин — вопрос жизни и смерти для украинских нефтепереработчиков.

Мы не призываем правительство Украины к введению заградительных пошлин по отношению к европейским производителям, мы против такого подхода. Но, с другой стороны, при текущем преимуществе по стоимости сырья российских, белорусских и казахстанских НПЗ через очень короткий промежуток времени европейских и украинских нефтепродуктов здесь не будет.

Наша солидарность с другими украинскими производителями нефтепродуктов и обращение в Минэнерго не исключает обсуждения с европейскими коллегами путей выхода из сложившейся ситуации с учетом обязательств Украины в рамках ВТО. Такой диалог сегодня активно ведется. Установление защитных мер против субсидиарных рынков регулярно применяется в международной торговле, и мы рассчитываем, что удастся найти приемлемое для всех решение. Работая в равных условиях, украинские НПЗ смогут наконец провести модернизацию и выйти на уровень не только заводов из стран — участниц Таможенного союза, но и европейских предприятий. В противном случае находящаяся вот уже несколько лет в коматозном состоянии нефтеперерабатывающая отрасль Украины рискует никогда не восстановиться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно