СП «ГАЗТРАНЗИТ»: ФаРС-МАЖОРНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

13 октября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 13 октября-20 октября

Если бы в Украине хоть одно постановление правительства выполнялось вовремя, то к сегодняшнему дню украинско-российское совместное предприятие «Газтранзит» уже создали бы и забыли...

Если бы в Украине хоть одно постановление правительства выполнялось вовремя, то к сегодняшнему дню украинско-российское совместное предприятие «Газтранзит» уже создали бы и забыли. Но реальность такова, что об этом СП говорят все громче. И не столько о нем, сколько вообще «о доступе к трубе». Попробуем проанализировать: кто и почему.

Дело было в марте

Соглашение о создании совместного украинско-российского акционерного общества закрытого типа «Газтранзит» подписано 18 марта 1995 года представителями РАО «Газпром» и АО «Укргазпром» в пакете межправительственного соглашения «О принципах урегулирования задолженности Украины за поставки российского природного газа в 1994 году и обеспечении текущих платежей за поставки природного газа в 1995 году».

Украина обязалась внести в фонд «Газтранзита» два подземных хранилища газа (ПХГ), расположенных в западном регионе, - Богородчанское и Бильче-Волицко-Угерское. В качестве взноса российского «Газпрома» предполагается зачислить сумму пени за задержку платежей по поставкам газа в 1994 году (предположительно, около 300 млн. долл.). Тем не менее, в рамках совместной комиссии по оценке стоимости украинских ПХГ до сих пор не удалось договориться.

Украина оперирует суммой оценки стоимости двух ПХГ, определенной экспертами «Артур Д.Литтл»: Бильче-Волицко-Угерское - 9654 млн. долл., Богородчанское - 958 млн. долл. Российский «Газпром» оценил украинские ПХГ соответственно в 323,6 млн. долл. и 82,2 млн. долл.

В «Укргазпроме» считают, что Украина была вынуждена подписать соглашение о «Газтранзите» 18 марта, так как это было условием, без которого «Газпром» не соглашался на реструктуризацию нашего долга (1,4 млрд. долл. с рассрочкой платежей на 12 лет). С другой стороны, договоренность с «Газпромом» вообще и создание «Газтранзита» в частности были также требованием МВФ на переговорах о предоставлении Украине кредита. Однако председатель правления «Укргазпрома» Богдан Клюк радости от такого поворота событий не испытывал...

Хранилища по осени считают

В июне с.г. парламентарии Украины блокировали создание «Газтранзита», потребовав изъять из договора упоминание о подземных хранилищах газа. Особо задело депутатов то, что соглашение «держали в тайне».

Между тем, согласие руководства Украины создать СП с «Газпромом» и принятое во время парламентских каникул постановление правительства от 25 июля (которое предписывает «Укргазпрому» согласовать учредительные документы СП «Газтранзит» и величину уставного фонда) может рассматриваться в качестве гарантии для российской стороны, что спор об украинской собственности будет решен в пользу передачи двух ПХГ в уставный фонд «Газтранзита».

Последовавшие летом события свидетельствуют об относительной формальности очередного правительственного постановления. Казуистика формулировок позволяет уклониться от однозначного ответа, что должно быть передано в фонд СП и даже когда.

Сознательно или под давлением, но правительство, видимо, не спешит. Может оказаться, что именно на это и был расчет при подписании в марте соглашения с российским «Газпромом». Существует также мнение, что определенным политическим силам выгодно добиться обострения отношений с российским «Газпромом» и одновременно выставить в дурном свете премьера Е.Марчука и теперь уже министра С.Осыку, при участии которых подписано мартовское соглашение.

Вернувшись с каникул, украинский парламент решил призвать правительство к ответу: что вы там нарешали о «Газтранзите»? В качестве законодательной страховки Верховный Совет 19 сентября с.г. запретил приватизировать предприятия трубопроводного транспорта. Разумеется, и газовые магистрали тоже. И подземные хранилища газа как обеспечивающие деятельность продуктопроводов.

На этот раз парламентарии внесли в запретительный список все, о чем знали. И, вероятно, перестарались: часть перечисленных объектов нефте- и газопроводного транспорта либо уже передана в аренду, либо находится в процессе приватизации.

То, что газопроводы парламентом «приговорены», было давно понятно. Но под горячую руку в запретительный список попали и предприятия АО «Укрнефть», акции которого Фонд госимущества предполагал выставить на аукцион. И что получается теперь, после парламентского «не пущать»?

«Укргазпром»

не против СП, но...

Очевидно, в самой неприятной ситуации оказался «Укргазпром». Одно дело - не соглашаться на условия российского «Газпрома» в принципе, и совсем другое - не выполнить соглашение. Ведь российская сторона может и расторгнуть его вообще. Тогда первыми, кто пострадает от возможных санкций, будут именно предприятия «Укргазпрома». И его непосредственные руководители. А украинские депутаты и правительство все равно будут требовать нормального газообеспечения страны. Как и требовали...

Поэтому в начале августа «Укргазпром» передал семи министерствам и ведомствам Украины для утверждения проект учредительных документов и обоснование целесообразности создания украинско-российского акционерного общества закрытого типа «Газтранзит» (как и предписывалось июльским постановлением правительства).

Очередной вариант учредительного договора «Газтранзита» принципиально отличен от предыдущего по следующим пунктам.

Во-первых, уставный фонд «Укргазпром» предлагает сформировать в объеме 233,7 млн. долларов. Эта сумма несколько ниже той, которую российский «Газпром» предлагал зачислить в качестве своего взноса.

Во-вторых, из перечня имущества, которое предполагается передать Украиной в уставный фонд «Газтранзита», исключены оба ПХГ; в качестве взноса нашей стороны предлагаются три компрессорные станции и газопровод (58,7 км). Все объекты еще достраиваются.

Оценка этого имущества, по словам начальника управления акционирования «Укргазпрома» Ивана Кузьмина, производилась с учетом мнения представителей российского «Газпрома». Правда, было это еще до соглашения о «Газтранзите».

В «Укргазпроме» считают, что передача в «Газтранзит» именно этих объектов соответствует первоначальной идее создаваемого предприятия (1993 г.): совместное финансирование, строительство и эксплуатация построенных газопроводов на территории Украины для увеличения объемов транзита российского экспортного газа. Хотя во время последнего краткосрочного визита в Киев председатель «Газпрома» Рэм Вяхирев сказал, что вариант «Газтранзита» без подземных хранилищ газа россиян уже не интересует.

В «Укргазпроме» почти в шутку говорят, что если «Газпром» согласится с украинской оценкой ПХГ, возможно, и стоит передать их в «Газтранзит». Тогда в течение около 10 лет нашей стране не придется платить за российский газ вообще.

В-третьих, в качестве соучредителей СП предполагаются «Газпром» и «Укргазпром» с равной долей участия. Это нечто новое, так как при подписании соглашения российская сторона предлагала включить и третьего участника -- российско-украинскую компанию «ОЛГаз» (10%). Именно ее появление в качестве соучредителя до сих пор многими называется чуть ли не главной проблемой.

Впрочем, представители «Укргазпрома» заявляют, что если вопрос об «ОЛГазе» останется единственным камнем преткновения, украинская сторона могла бы и уступить.

«ОЛГаз»

в роли «мальчика для битья»?

В самой компании «ОЛГаз» были крайне удивлены, что они являются основной причиной скандала. «ОЛГаз» почти год работал в газовом бизнесе, поставляя газ украинским предприятиям по договорам. И когда ему было предложено войти в состав соучредителей СП «Газтранзит», в общем-то не возражал.

По одной из версий,

«ОЛГаз» в СП должен был неформально «перевесить» акции в пользу украинской стороны. Поскольку его соучредителями являются те же «Укргазпром» (31%), российский «Газпром» (31%), а также украинско-российское СП «ОЛПетролеум Систем» (37%) и украинский АКБ «ОЛБанк» (1%). Во всяком случае, такие данные содержатся в регистрационных документах промышленно-финансовой компании «ОЛГаз» (в форме акционерного общества закрытого типа).

Интересно, что сейчас особым нападкам подвергаются (в том числе со стороны народных депутатов, вдруг заинтересовавшихся газовым бизнесом) именно два последних учредителя. Сама же идея создания украинско-российского предприятия как бы отошла на второй план. Тем не менее, проблема остается: нужно ли создавать СП «Газтранзит», и если да, то в каком виде.

Уместно вспомнить, что большинство государственных органов, которые должны рассматривать целесообразность создания СП, основной проблемой до последнего времени называли разницу в оценке имущества. Среди них - Фонд госимущества Украины и Антимонопольный комитет. Об этом в свое время сообщалось и народным депутатам, и правительству. Но у депутатов собственное мнение.

Те же - и призрак «Укртрансгаза»

Вероятнее всего, спор о «Газтранзите» продлится еще долго, если его не затмит новая идея, например, создания «Укртрансгаза». Напомним, что такой вариант отделения газотранспортных предприятий «Укргазпрома» от добывающей газовой системы предложен Госнефтегазпромом в его концепции реорганизации и управления нефтегазовой отраслью.

«Укргазпром» эта новейшая идея всполошила куда серьезнее. Газовики считают, что она по сути мало чем отличается от «Газтранзита». Но противостоять родному Госнефтегазпрому, оказывается, куда сложнее, нежели российским коллегам. В «Укргазпроме» считают, что принятие концепции означает развал единой газовой системы страны. Кроме того, звучат уверения, что при акционировании «Укртрансгаза» российский «Газпром» сможет без труда получить все, что желал контролировать через неродившийся «Газтранзит».

Иного мнения придерживаются в Антимонопольном комитете Украины. По словам заместителя начальника управления Николая Сорокина, в случае создания самостоятельного газотранспортного предприятия (будь-то «Газтранзит» или «Укртрансгаз») оно, как естественная монополия, имеющая достаточную рыночную власть для получения сверхприбыли, подлежит государственному регулированию. Это требование должно выполняться независимо от того, кто будет учредителем.

Аналогичными аргументами в пользу «Укртрансгаза» оперирует и председатель Госнефтегазпрома Украины Евгений Довжок. Он считает, что влияние и контроль за транзитом газа сохранятся, если комитет получит право управления акциями предприятия, большая часть которых останется в государственной собственности.

Н.Сорокин, кроме того, утверждает, что в уставных документах следут предусмотреть четкие обязательства газотранспортного предприятия по соблюдению антимонопольного законодательства и таким образом не допустить чрезмерной самостоятельности его политики.

Чьи доводы окажутся более убедительными, пока неизвестно. Рассмотрение концепции Госнефтегазпрома ожидается в ноябре. Тем временем парламентарии требуют очередного отчета Кабмина о «Газтранзите». Но уже с «визой» Генеральной прокуратуры Украины...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно