СОВРЕМЕННАЯ РОЛЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ УКРАИНЫ НА ГЛОБАЛЬНОМ РЫНКЕ СТАЛИ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

СОВРЕМЕННАЯ РОЛЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ УКРАИНЫ НА ГЛОБАЛЬНОМ РЫНКЕ СТАЛИ

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать

В современном мире металл продолжает оставаться главным конструкционным материалом. Тенденции р...

В современном мире металл продолжает оставаться главным конструкционным материалом. Тенденции роста производства и потребления продукции черной металлургии (рис.1) на практике опровергли популярные в 70—80-х годах предположения о перспективах радикального замещения металла новыми материалами. Еще одним подтверждением этого является факт концентрации металлургических производств именно в развитых странах, являющихся лидерами в создании разнообразных синтетических заменителей, — в частности в США, государствах ЕС и Японии, где сосредоточено 44% мирового производства стали.

В таких условиях страны, имеющие собственную металлургическую базу, получают важные экономико-стратегические преимущества. К ним относится и Украина, занявшая в 2000 году по уровню производства стали (31,4 млн. тонн) седьмое место в мире (рис.2).

Императив доступа к стали побуждает страны, не производящие черные металлы, создавать собственное производство, а государства с развитой металлургией — сохранять мощности и, главное, технологическое лидерство, обеспечивающее им доминирование в секторе продажи высокотехнологической и высокорентабельной продукции.

Развитие металлургической базы требует крупных капиталовложений. Так, в течение 1999—2000 годов инвестиции в металлургию в мире составляли около 65,5 млрд. долл. Получить такие капиталы возможно, только завоевав прочные позиции на рынках, что, в свою очередь, приводит к обострению конкуренции, особенно в тех сегментах продаж, которые обеспечивают реализацию высокорентабельной продукции.

Для подавляющего большинства стран основной сбыт продукции происходит на внутреннем рынке или рынке плотно интегрированного содружества, как, например, ЕС. В мире соотношение между внутренней и внешней продажей, изменяясь по регионам, составляет в среднем соответственно 80% и 20%. В случае Украины драматизм ситуации состоит в обратном соотношении, а именно: около 85% проката экспортируется и лишь 15% потребляется внутри страны.

Современные тенденции развития внутреннего потребления проката, даже при сохранении нынешних высоких годовых темпов прироста промышленного производства на уровне 15% в год, не позволяют рассчитывать на достижение мировых соотношений в ближайшие десять лет. По оптимистическим прогнозам, до 2010 года внутренний рынок будет потреблять не более 8 млн. тонн проката (11 млн. тонн в перерасчете на сырую сталь), то есть около 35% современных объемов производства в Украине. Это значит, что зависимость нашей металлургии от ее позиций на мировом рынке еще долго будет сохраняться, определять масштабы поступлений в отрасль финансовых ресурсов и в значительной степени влиять на формирование ВВП и бюджета государства. Вот почему важно понять и определить стратегические перспективы присутствия Украины на глобальном рынке, чему и посвящена эта статья.

Место Украины
на мировом рынке

 

В течение последнего десятилетия Украина состоялась и утвердилась как объективный фактор мирового рынка черных металлов. В 2000 году металлургия страны выплавила 31,4 млн. тонн стали, что составляет 3,7% мирового производства. Даже при наибольшем спаде в отрасли в 1995 году (21,8 млн. тонн) наша доля в мировом производстве составляла 2,9 %.

Во времена СССР максимум производства стали в Украине был достигнут в 1988 году (55,7 млн. тонн). Однако показатели производства в советское время были следствием главным образом политических факторов, в настоящее время они имеют рыночную природу. УССР не была интегрирована в мировой рынок, потому механически сравнивать эти показатели было бы ошибкой. Объемы производства стали в 55 млн. тонн (более тонны на душу населения), очевидно, неоправданны для государства масштабов Украины, однако все более актуальными становятся качественные показатели, а именно: что производится и как продается.

Мировые мощности по производству стали (рис. 3) составляют почти 1075 млн. тонн. В последние годы их прирост существенно опережал повышение спроса на продукцию. И на сегодня излишек мощностей оценивается в 100—200 млн. тонн, что в конце концов привело к перепроизводству и превышению предложения над потреблением в 2000 году примерно на 15 млн. тонн. Наблюдаемая сейчас и являющаяся самой глубокой после 80-х годов депрессия цен, несмотря на удовлетворительный спрос, также прямое следствие этого.

Мощности национальной металлургии рассчитаны на производство 45 млн. тонн стали, но загружены они на 69,5%. Среднемировые показатели колеблются в пределах 83—90%, отличаясь по странам, в частности в США — 83%, ЕС — 81, Польше — 76,5, КНР — 90%. Производители стремятся увеличить загруженность производственных мощностей с целью экономизации их использования. В Украине этот показатель значительно ниже оптимального, что повышает себестоимость продукции и, соответственно, снижает ее конкурентоспособность.

Еще один важный вывод, вытекающий из приведенных данных, состоит в возможности быстро компенсировать отсутствие Украины на мировом рынке (а это около 21 млн. тонн проката или 27 млн. тонн в сырой стали) — достаточно лишь увеличить загруженность мировых мощностей на 2—3%. Этот фактор также способствует усилению конкурентной борьбы на рынках сбыта.

Учитывая решающую для Украины роль глобального рынка, остановимся на его характеристике. Объемы мировой торговли в течение последнего десятилетия возрастали ежегодно в среднем на 5% и достигли в 2000 году 280 млн. тонн. Основными импортирующими регионами являются Юго-Восточная Азия (около 51,9 млн. тонн в год), страны НАФТА (44 млн. тонн), Китай (16,9 млн.); экспортирующими — ЕС (30 млн. тонн), СНГ (52 млн.), Латинская Америка (14 млн.).

Экспорт из Украины увеличивался за последние шесть лет и достиг в 2000-м 23,6 млн. тонн металлопродукции, что составляет 8,4% мировой торговли. Динамика изменения нашей доли на мировом рынке также демонстрирует постоянный рост в течение 1995—2000 годов. Количественные показатели, таким образом, подтверждают прогресс Украины в обретении статуса полноправного участника мировой торговли, однако качественные характеристики указывают на ряд отрицательных сторон.

Прежде всего это касается товарной структуры экспорта, где преобладают продукты низкой переработки. Так, с 1995-го по 2000-й удельный вес полуфабрикатов и чугуна в национальном экспорте возрос с 33 до 48%, а готового проката — уменьшился с 67 до 52%. В мире наблюдаются совершенно иные тенденции: страны стремятся экспортировать конечную, высокорентабельную продукцию, а полуфабрикаты, ферросплавы и чугун в общемировом экспорте, даже с учетом Украины, составляют лишь 25%.

Развитые страны или вообще не продают за рубеж продукты низкой переработки, или делают это в очень незначительных объемах. Таким образом, доступ Украины к наиболее прибыльным сегментам мирового рынка остается довольно ограниченным, в частности доля длинного проката достигает 9,7%, плоского — 5,4, труб — 5,2%.

В контексте вышеизложенного очевидны негативные последствия:

1. Украина недополучает значительные средства от экспорта, поскольку норма прибыли от продажи полуфабрикатов значительно ниже, чем от реализации готового проката.

2. Экспортируя полуфабрикаты и чугун, украинские производители поддерживают сырьевую базу конкурентов на рынках готового проката.

3. Закрепляется специализация на производстве продукции начальной и низкой переработки, являющейся наиболее энерго- и материалоемкой, а также наиболее проблемной экологически.

Еще одним отрицательным аспектом внешней торговли является уровень экспортных цен из Украины — они фактически самые низкие в мире. Для сравнения: если принять за эталон цены ЕС, то относительно их в 2000 году цена отечественной заготовки составляла в среднем 85%. По арматуре и толстостенному листу соответственно 80 и 57%. По отношению к ценам продукции производителей из Латинской Америки украинские экспортные цены на условиях FOB достигают: по заготовке — 82%, по арматуре — 81, по листу — 68%. Таким образом, есть основания утверждать, что присутствие и конкурентоспособность Украины на внешних рынках пока обеспечивается преимущественно низкими ценами и наличием в структуре продаж чрезмерной доли продукции низкой переработки.

Обращает на себя внимание и такая особенность украинского экспорта, как отсутствие какой-либо связи между мировой конъюнктурой и объемами поставок из Украины. Как правило, в неблагоприятной ситуации экспортеры для сохранения уровня цен стремятся ограничить продажу продукции. В нашем случае все наоборот: при падении цен на мировом рынке объемы экспорта украинских товаров существенно увеличиваются. Характерным примером могут послужить 1998—1999 годы, когда во время кризиса в Юго-Восточной Азии (ЮВА) мировое производство после сокращения в 1998-м (-2,3%) в течение следующего года оставалось практически на том же уровне (+0,5%). В то же время объемы производства в Украине в 1999 году выросли на 11,8%. Это противоречит рыночным подходам и свидетельствует об отсутствии у украинских экспортеров сформированной стратегии действий.

Анализируя географическую структуру экспорта из Украины, следует отметить довольно равномерную диверсификацию поставок (рис. 4). Крупнейшими потребителями отечественного проката являются страны ЮВА и Китай, на которые в 2000 году приходилось около 26,6% (5,85 млн. тонн) экспорта. Северная Америка и ЕС потребили соответственно 11,1% и 6,3% экспорта из Украины, государства СНГ — 12,1, страны Центральной и Восточной Европы, включая Турцию, — 20,2%.

Лучшая товарная структура продаж принадлежит рынку СНГ (готовый прокат — 61,8%). Соответственно наиболее привлекательным по ценам является рынок России, где условная тонна экспортированной продукции (определяется делением суммы полученных средств на объемы поставленной продукции черной металлургии) стоила в 2000 году около 350 долл., а на рынке ЮВА — всего 175 долл. Высока и средняя цена продаж на рынке ЕС и Центральной и Восточной Европы — соответственно 193,8 и 189,1 долл., однако доступ на рынок ЕС для Украины жестко ограничен квотой.

Рынок США также характеризуется высокими ценами, но в структуре украинских поставок доминируют чугун (38,7%) и полуфабрикаты (25,2%). В последнее время американцы тяготеют к государственному регулированию импорта. Предварительно провозглашенные объемы возможного импорта составляют не более 10 млн. тонн проката, что значительно меньше фактических поставок 2000 года (26,7 млн. тонн) и реальной потребности государства, оцениваемой в 20—25 млн. тонн при условии оптимальной загрузки мощностей.

В общем, для металлургии Украины, учитывая ее современную экспортную ориентированность, важно закрепиться на всех возможных рынках и достичь максимальной диверсификации продаж. В то же время необходимо отметить стратегическую важность рынков СНГ, ЮВА, Центральной и Восточной Европы, учитывая объемы, структуру и цены экспорта.

Заняв за 90-е годы позиции глобального участника рынка стали, Украина с ее долей мирового производства и мировой торговли в полной мере чувствует и будет чувствовать давление мировой конкуренции. Последняя уже привела к существенной деформации товарной структуры экспорта, позволив нашему государству занять около 20% мирового рынка полуфабрикатов и 10,7% — чугуна и предоставив даже при условии самых низких цен лишь 5,4% и 9,7% рынка плоского и длинного проката. Имеется достаточно оснований говорить об обострении конкуренции, которая в сочетании со способностью Украины понять конкурентный вызов и адекватно ответить на него и будет определять место национальной металлургии на глобальном рынке в будущем.

Усиление конкуренции на рынке стали, особенно в сегментах продажи готового проката, вызвано рядом объективных факторов:

— во-первых, как уже отмечалось, мировые мощности и мировое производство растут более высокими темпами, чем потребление стали;

— во-вторых, стремясь поддержать национальную металлургию, государства-производители, прежде всего с развитыми экономиками, все больше прибегают к политике протекционизма и ограничения импорта;

— в-третьих, стремительное развитие транснационализации закрепляет мировое распределение труда, в соответствии с которым производство наиболее рентабельных видов продукции, в частности конечного проката специальной геометрии и химического состава, концентрируется в развитых странах, оставляя прочим участникам рынка место производителя продукции низшей переработки;

— в-четвертых, достижения в технологиях производства стали позволяют создавать быстро окупаемые (три-четыре года) мини-заводы непосредственно в регионах потребления даже при отсутствии местного сырья;

— в-пятых, мировой рынок оказался под давлением той массы дополнительного проката, которая стала лишней после распада СССР и на сегодня составляет около 52 млн. тонн.

Все приведенные выше факторы являются факторами глубинного и продолжительного действия, поэтому тенденции обострения конкурентной борьбы будут наблюдаться как минимум в течение ближайших десяти лет. Сейчас характерным внешним проявлением этого является стремительный рост антидемпинговых, антисубсидийных и специальных расследований вокруг поставок стальной продукции. Так, с 1991-го по 2000-й по продукции черной металлургии в мире было возбуждено 836 антидемпинговых расследований. Против экспорта металлопродукции из Украины — 58, из которых 46 закончились введением антидемпинговых санкций. Максимум дел приходится на последние годы, а в текущем году начато семь новых. Следует также указать, что все расследования касались готового проката и ни одно из них — чугуна.

Фактически антидемпинговые дела являются формой цивилизованного протекционизма, разработанной и впервые примененной развитыми странами, показушно декларирующими свою приверженность свободному рынку. Как правило, подобные процессы заканчиваются или блокированием доступа на рынок на определенный период, или его жестким ограничением. Так, для Украины дела, начатые в ЕС, закончились подписанием двустороннего соглашения, которым установлена квота украинского экспорта на уровне 250—270 тыс. тонн. За последние два года три антидемпинговых дела в США перекрыли на этот рынок экспорт украинского листа (производители комбинаты им. Ильича, «Запорожсталь», «Азовсталь»), арматуры («Криворожсталь»). Очевидно, дело идет к подписанию двустороннего соглашения как единственной возможности остаться на рынке, хотя и с жестко ограниченными объемами.

На тех рынках, где Украина еще может свободно торговать, также в любой момент следует быть готовым к принятию аналогичных мер. В целом это создает серьезную угрозу функционированию экспортно-ориентированной металлургической отрасли и требует адекватного ответа в форме совместных действий государства и заинтересованных предприятий.

 

А что в будущем?

 

Оценка перспектив Украины на глобальном рынке стали предполагает освещение следующих вопросов:

I. Что и в каком количестве Украина сможет размещать на внешних рынках на период до 2010 года;

II. Какое место займет в мировом распределении труда;

III. Какие внутренние факторы будут ужесточать, а какие будут ослаблять позиции национальной металлургии;

IV. Что несут отрасли процессы транснационализации металлургического производства.

Рассматривая эти проблемы, целесообразно исходить из двух альтернативных условий:

1) сохранение существующих темпов преобразований в отрасли;

2) ускорение процессов реструктуризации и технического перевооружения в соответствии с требованиями времени.

Прогнозируя емкость украинской ниши на внешних рынках на период до 2010 года (табл. 1), мы проводили расчеты отдельно по готовому прокату и полуфабрикатам, поскольку эти рынки отличаются спецификой развития и интенсивностью конкуренции.

Критически важными для национального экспорта являются рынки готового проката. Именно исходя из них следует разрабатывать оптимальную товарную структуру всей внешней торговли черными металлами. Эти рынки характеризуются жесткой конкуренцией, и тенденции к ее усилению не позволят Украине надеяться на увеличение своей доли. По результатам расчетов на период до 2010 года, отечественные производители смогут ежегодно размещать за рубежом 5 млн. тонн длинного и 6 млн. плоского проката и, учитывая перспективу внутреннего рынка, будут вынуждены полностью использовать эти экспортные возможности.

Иная ситуация на рынке чугуна и полуфабрикатов, где конкуренция значительно слабее, поскольку многие страны заинтересованы в импорте подобной продукции для загрузки собственных прокатных мощностей. Это прежде всего касается государств без собственной сырьевой базы для металлургии, но с высоким спросом на длинный прокат.

С учетом вышеизложенного, нынешняя доля Украины на мировом рынке полуфабрикатов, а это около 20%, может увеличиться до 25—30%, а рыночная ниша до 2010 года может составлять около 12 млн. тонн. Однако особенность вопроса состоит в том, что экспортировать такое количество заготовки невыгодно по двум весомым причинам:

1. Рентабельность этих операций, как и норма дохода, низкая и не способна обеспечить поступление средств для модернизации производства;

2. Экспортируя полуфабрикаты, мы обеспечиваем сырьем собственных конкурентов на рынках готового проката и тем самым способствуем усилению конкуренции.

Характерной в этом плане является структура экспорта в страны ПСА, где заготовка составляет около 63,6%, а длинный прокат — лишь 4,3%. То есть снабжая сырьем местные прокатные мощности, мы собственными руками перекрываем себе выход на рынок сортового проката.

Для определения оптимальных объемов экспорта полуфабрикатов из Украины обратимся к мировым соотношениям товарной структуры торговли: продукция низкой переработки составляет 25%, остальные же 75% приходятся на конечный прокат. Принимая эти соотношения за основу и исходя из определенных выше показателей продажи конечного проката (плоский плюс длинный) — 11 млн. тонн, получим приемлемые объемы экспорта полуфабрикатов и чугуна — около 3,7 млн. тонн.

Касательно экспорта чугуна следует подчеркнуть, что этим продуктом в мире торгуют мало и сам факт торговли им является негативным явлением. Однако, учитывая нынешний объем продаж украинского чугуна на уровне 1,5 млн. тонн в год, можно условно предположить, что в следующие десять лет этот показатель будет на уровне 0,7 млн. тонн. Тогда оптимальное количество заготовки для экспорта будет составлять 3 млн. тонн на период до 2010 года при имеющейся рыночной нише в 12 млн.

Таким образом, мы выходим на оптимальную схему размещения украинского проката на внешних рынках на период до 2010 года: плоский прокат — 6 млн. тонн, длинный прокат — 5 млн., полуфабрикаты — 3,0 млн., чугун — 0,7 млн. тонн. Приведенные объемы по готовому прокату почти соответствуют нынешним, а вот по полуфабрикатам должны быть уменьшены на 5,5 млн. тонн. Этот «излишек», очевидно, придется переработать в прокат и реализовать на внутреннем рынке, демонстрирующем признаки роста и реальную способность потреблять до 2010 года 7,5—8,0 млн. тонн готового проката против современных 3,4 млн. тонн.

Такая модель экспорта несколько улучшит соотношение продаж на внешнем и внутреннем рынках, составляющее сейчас соответственно 85% и 15%. До 2010 года в лучшем случае можно рассчитывать на 35—40% реализации на рынке Украины и все еще 60—65% экспорта.

Рядом с выводом о максимальности достигнутой Украиной ниши на мировом рынке конечного проката актуальным остается вопрос — а нельзя ли ее увеличить? Перспективы этого следует искать в контексте процессов глобализации и становления транснациональных компаний.

На сегодня масштабы транснационализации в металлургии меньше, чем в прочих отраслях, в частности в производстве железорудного сырья, где в трех крупнейших компаниях сосредоточено 42% мирового производства и 63% мировой торговли. Но и здесь процесс концентрации и укрупнения компаний происходит довольно активно. Перспективой для украинской металлургии является наличие нескольких крупных компаний, способных создать в регионах потребления филиалы или СП по производству проката, тем самым закрепляя и расширяя свое присутствие на глобальном рынке.

На первый взгляд, перспективными объектами для экспансии национальной металлургии могут быть растущие экономики и рынки некоторых стран Ближнего и Среднего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона, где недостаточно развита или отсутствует собственная металлургия, а влияние ЕС, США или Японии еще не стало решающим. Однако первейшим условием получения, а тем более сохранения влияния на подобные предприятия является наличие современных технологий, а также их постоянное совершенствование и разработка, финансировать которую могут опять же только крупные компании.

Указанные выше направления являются фрагментами чрезвычайно важной задачи по уходу Украины от нынешней роли экспортера продуктов низкой переработки. Для этого у государства есть мощный конкурентный потенциал. Так, к весомым объективным преимуществам национальной металлургии относятся наличие собственной, относительно недорогой сырьевой базы, а именно железорудного сырья, металлолома и в меньшей степени коксующегося угля, квалифицированной и опять же недорогой рабочей силы, а также незначительное удаление металлургических предприятий от морских портов. В мире немногие страны имеют такой набор благоприятных условий, однако в Украине отсутствует решающий в современных условиях фактор конкурентоспособности — передовые технологии производства стали и проката.

В настоящее время национальная металлургия в техническом плане является фактически самой отсталой в мире, и, что хуже всего, техническое отставание год от году возрастает. Так, уровень внедрения в Украине современного метода кислородно-конвертерного производства стали составляет 47%, а производства проката методом непрерывного литья — всего 16,3 %. Россия, идущая вслед за нами, имеет показатели на уровне 61,6% и 52%. На Украину приходится 34% мирового производства стали высокозатратным мартеновским способом. Это больше, чем в России (31%).

Учитывая сказанное, на практике конкурентные преимущества оказались скорее недостатком, поскольку сделали возможной продолжительную рентабельную работу без технического переоснащения отрасли. Между тем весь набор конкурентных преимуществ будет успешно реализован при условии модернизации.

По разным оценкам, металлургия Украины требует от 5 до 10 млрд. долл. инвестиций на обновление основных фондов. Поэтому современные масштабы притока капиталов в отрасль — около 50 млн. долл. в год — не вселяют оптимизм. Неадекватно низкие инвестиции свидетельствуют об отсутствии у отрасли стратегических инвесторов, несмотря на довольно значительную глубину приватизации (порядка 70%).

В условиях отсутствия критической массы зрелых собственников свою роль должно сыграть государство. Оно имеет свой вполне конкретный интерес в нормальном функционировании металлургических предприятий, независимо от их формы собственности, т.к. это рабочие места, поступления в бюджет, разрешение экологических проблем, уровень технологий и обороноспособность.

Стратегия государства должна концентрироваться прежде всего на вопросах формирования эффективного собственника и получения необходимых инвестиций через механизмы приватизации и налаживания органического сотрудничества национального капитала, науки и производства. Без энергичных действий в этом направлении Украина не достигнет тех позиций на глобальном рынке стали, которые занимала в прошлом и которые способна завоевать благодаря имеющемуся потенциалу. Чем больше времени мы потеряем сегодня, тем радикальнее придется действовать в будущем для выведения отрасли из кризиса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно