Соло для трубы с концессией

21 января, 2011, 14:10 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

Похоже, в Запорожье это уже стало традицией: под Новый год сессией облсовета овладевает навязчивая идея решить финансовые проблемы своего коммунального предприятия «Облводоканал».

Похоже, в Запорожье это уже стало традицией: под Новый год сессией облсовета овладевает навязчивая идея решить финансовые проблемы своего коммунального предприятия «Облводоканал». Так было в декабре 2009-го, когда рассматривалось предложение выделить из бюджета 3 млн. грн. для погашения задолженности по заработной плате. Год спустя история повторилась: предприятию не хватает оборотных средств, у него почти миллионный долг по зарплате, трехдневная рабочая неделя, а энергетики постоянно грозят обесточить оборудование.

Местные власти признают: предпринятые меры не дали положительных результатов. И теперь уповают на помощь Генпрокуратуры, администрации президента, СНБО и СБУ — именно по этим адресам депутаты областного совета направили в конце декабря обращение. Столь внушительный список обусловлен очевидной, по их мнению, причиной: злоключения областного КП вызваны многомиллионными неплатежами за воду, поставленную в Бердянск.

Проблема снабжения курортного города питьевой водой остается актуальной уже в течение нескольких десятилетий. Ежесуточно ее требуется порядка 30 тыс. кубометров, а с летним наплывом отдыхающих — в полтора раза больше. Артезианские скважины Луначарского водозабора эти потребности не удовлетворяют. Вот и пришлось прибегнуть к дополнительному забору воды из реки Берда. Но этот коктейль даже после очистки с трудом выдерживает параметры технической воды по жесткости, содержанию сульфатов и других солей.

Кардинальным решением могла стать лишь подача в город воды из Днепра. С 1980 года, когда был введен в эксплуатацию Каховский магистральный канал, это стало возможным, правда, при условии сооружения комплекса водоснабжения Бердянска. В 1986 году его начали строить — проектной мощностью 100 тыс. кубометров в сутки и длиной
175 км. Однако после развала Союза финансирование самого протяженного водовода в Европе резко сократилось, и к 1996-му объект с 80-процентной готовностью законсервировали из-за отсутствия средств.

Потом было много разговоров о необходимости закончить стройку, но дальше слов дело не шло. И лишь в феврале 2004-го, с началом очередной кампании по выборам президента, по инициативе премьер-министра В.Януковича на достройку Бердянского водовода из госбюджета выделили 3,5 млн. грн. Конечно, этого было слишком мало для завершения работ, но вполне достаточно — для проведения торжества с участием кандидата в президенты по случаю подачи в Бердянск днепровской воды по так называемой упрощенной, или временной, схеме.

Что касается недоделок, Янукович заверил: «Мы обеспечим эту работу той частью бюджетного финансирования, которую наметили в этом проекте. Остаток работ по водоводу будет профинансирован на 100% и в срок. Специалисты могут спокойно продолжать работу».

Однако в целом благостная атмосфера мероприятия под лозунгом «Бердянці вдячні прем’єр-
міністру України Віктору Федоровичу Януковичу за дніпровську воду!» была нарушена незапланированной репликой. Кто-то из присутствующих посетовал, что теперь горожанам придется платить за воду вдвое дороже. Высокий гость не растерялся и выдал экспромт. Дескать, волноваться не стоит — вода не подорожает, поскольку предусмотрен «комплекс мер, которые позволят нам снизить цену этой коммунальной услуги для жителей Бердянска и для промышленных предприятий».

Пока шла избирательная кампания, тариф на воду в Бердянске действительно оставался неизменным. Видимо, из политических соображений областные власти выделили дотацию в размере 3 млн. грн. Но поскольку по итогам выборов подобная благотворительность стала неактуальной, вода в Бердянске подорожала почти в три раза. Разумеется, обещанные средства на достройку водовода так и не поступили.

Осознание того, что водоснабжением города не мешало бы заняться и самим, к властям Бердянска пришло в 2006 году. После некоторых раздумий они решили сдать городской водоканал в концессию. По словам тогдашнего первого заместителя городского головы Петра Гончарука (ныне — стажера на должность зампреда облгосадминистрации), это был идеальный вариант.

Из наметившихся пяти претендентов предпочтение отдали киевскому ООО «Чистая вода-Бердянск». Да только с реализацией «идеала» не заладилось.

В ноябре 2007-го городского голову Бердянска Валерия Баранова избрали народным депутатом Украины, а его преемник и давний оппонент Евгений Шаповалов был категорическим противником концессии. Правда, не прошло и года, как мнение нового градоначальника изменилось на прямо противоположное. Особенно когда долг горводоканала за потребленную воду достиг 5,6 млн. грн. (по другим оценкам — свыше 8 млн.), имея ярко выраженную тенденцию к росту.

Тут уж поневоле приходится жертвовать принципами. Хотя, может, дело вовсе и не в них, а, как поговаривают бердянцы, в материальном стимуле. В общем, так или иначе, но сначала городской голова, а затем и сессия горсовета одобрили передачу имущества горводоканала в концессию на 30 лет ООО «Чистая вода-Бердянск». Соответствующий договор был подписан 11 декабря 2008 года.

На первый взгляд, условия соглашения были чрезвычайно выгодными. Достаточно сказать, что концессионер обязался в течение года не повышать тарифы, погасить долги горводоканала, а также инвестировать в техническое переоснащение и реконструкцию городских сетей водоснабжения и водоотведения не менее 120 млн. грн. Причем 8,5 млн. — в течение первых двух лет.

Откуда у фирмы с уставным фондом в 40 тыс. грн. возьмутся такие деньги, никого не интересовало. Видимо, городские власти удовлетворились заверением, что хозяева общества с ограниченной ответственностью располагают векселями, позволяющими произвести зачет по электроэнергии на внушительную сумму. Может, поэтому и концессионный договор принялись выполнять, мягко говоря, безалаберно.

Судите сами. Акт приема-передачи имущества, находившегося на балансе горводоканала, был подписан 25 декабря 2008 года, а лицензию, позволяющую оказывать услуги по водоснабжению и водоотведению, концессионер, по его словам, получил 1 апреля 2009-го. То есть, в течение квартала ответственных за водоснабжение города попросту не было.

Сложись у партнеров нормальные взаимоотношения, этим формальностям и не придали бы значения. Но в том-то и дело, что уже 23 апреля облводоканал, сославшись на неплатежи концессионера, прекратил подачу в город днепровской воды. Спустя три недели санкция была снята, но затем отключения стали повторяться с завидным постоянством.

Ситуацию усугубило еще и то, что в июле 2009 года облсовет утвердил новые тарифы, согласно которым стоимость днепровской воды для Бердянска увеличилась без малого на треть. Перед концессионером замаячила перспектива стать хроническим должником. Что, собственно, и подтверждается данными областного совета: на конец прошлого года кредиторская задолженность «Чистой воды» превысила 12 млн. грн.

Да и с энергетиками взаимоотношения сложились не намного лучше, судя по более чем 10-миллионному долгу.

— Бердянский водоканал всегда был исправным плательщиком, — утверждает генеральный директор ОАО «Запорожьеоблэнерго» Виктор Носулько. — Но когда появилась эта, как бы помягче выразиться, организация «Чистая вода», с первого дня ее деятельности пошли долги.

— А как же расчеты по векселям?

— Да не было никаких векселей! Разговоры о них ведутся постоянно со ссылкой на имеющиеся огромные активы. Якобы порядка 13 млн. грн. бюджетного долга за разницу в тарифах. Но ни одного документального подтверждения я не видел, как, кстати, и проекта договора, позволяющего на законных основаниях произвести зачет по оплате за потребленную электроэнергию. Неизвестно, были ли вообще эти векселя…

Возможно, задумавшись об этом, бердянские власти решили дать делу задний ход. Но этот процесс приобрел явные признаки действа, которое в народе называется «чудить без баяна».

Сначала внеочередная майская 2009 года сессия горсовета поручает исполкому начать процедуру расторжения договора с ООО «Чистая вода-Бердянск». Пять месяцев спустя депутаты принимают аналогичное решение. Городской голова Е.Шаповалов 27 ноября 2009 года издает распоряжение о возобновлении работы ГКП «Бердянский горводоканал», а через пять дней — отменяет.

Проходит неделя, и уже первый заместитель городского головы распоряжается возобновить деятельность горводоканала. Параллельно с этим чиновники уговаривают персонал уволиться из ООО и написать заявления о приеме на работу в ГКП — столь же настойчиво, как менее года назад убеждали переводиться из коммунального предприятия в фирму-концессионер…

Новый всплеск активности пришелся на начало июня прошлого года. Внеочередная сессия Бердянского горсовета выступила с ходатайством перед облсоветом о передаче из коммунальной собственности территориальной общины Бердянска в совместную собственность территориальных общин области целостного имущественного комплекса ГКП «Бердянский горводоканал».

Решение, мягко говоря, странное. Потому что целостный имущественный комплекс уже передан в управление концессионеру. Так что сначала его не мешало бы вернуть. Тем не менее, явный алогизм происшедшего ничуть не смутил областных коллег, и уже на следующий день внеочередная сессия удовлетворила просьбу бердянцев. И что в итоге?

Прошел месяц, Высший хозяйственный суд Украины, подытожив постановления двух хозсудов областного уровня, признал решение сессии бердянского горсовета о расторжении договора концессии незаконным. Городским властям ничего не оставалось, как подчиниться и отменить свое решение. Но они тотчас же обратились за помощью в прокуратуру.

И вновь в Запорожском хозсуде иск о расторжении договора концессии — теперь уже с подачи областной прокуратуры. Словом, бесконечный юридический сериал. Какая уж тут реконструкция и модернизация?

Можно спорить до бесконечности, кто в этой истории больше прав или виноват. Но от подобной дискуссии трубы течь не перестанут и качество воды не улучшится. Если взаимоотношения зашли в тупик, то рано или поздно фирме все же придется расстаться со статусом концессионера. А вот что делать с многомиллионными долгами водоканала — будь он сам по себе или в концессии, — доподлинно не знает никто. И самое неприятное, что взыскать их не с кого.

Коллективный орган, передавший водоканал в концессию, согласно существующему законодательству, ответственности за это не несет. С незадачливого концессионера тоже взятки гладки. Хорошо, если он не выставит иск за упущенную прибыль. Так что крайними уготовано быть горожанам. Впрочем, им к этому не привыкать.

В 2004 году кубометр воды обходился бердянцам в 97 коп. С весны 2005-го за него уже платили 2,52 грн., в 2009-м — 6,38, а с 1 октября — 7,03 грн. В начале прошлого года стоимость кубометра составила 9,90 грн., а на исходе лета стали говорить о необходимости повысить тариф до 11,06 грн. Но самое неприятное, что с ростом цены качество воды не улучшается.

В ноябре 2005 года директор ГКП «Бердянский горводоканал» Владимир Шевченко утверждал, что после прохождения через блок фильтров и обеззараживания днепровская вода отвечает требованиям ГОСТа «Вода питьевая» по 24 параметрам. Означает ли это ее пригодность к употреблению? Вряд ли. По нормативам ВОЗ, питьевая вода контролируется по 54 показателям. В странах Евросоюза — по 66. Но даже если взять за эталон введенный в начале 80-х годов прошлого века ГОСТ 2874-82, которым до сих пор руководствуются отечественные коммунальщики, качество воды из бердянского водопровода все равно не выдерживает критики.

В августе прошлого года в этом убедилась и городская комиссия по чрезвычайным ситуациям. По данным химического анализа, в так называемой питьевой воде допустимые нормы содержания железа были превышены более чем в десять раз, цветности и мутности — в пять раз. И даже применение максимальных доз коагулянтов и реагентов не дало желаемого результата.

Сначала случившееся объясняли аварией на принадлежащем облводоканалу водоводе, который, как известно, был введен в эксплуатацию с недоделками. Но затем технический директор облводоканала Владислав Черных внес ясность, сославшись на аномальную жару: «Температура металла на некоторых наземных участках водовода достигала
70 градусов. Из-за этого вода, что называется, испортилась — помутнела, зацвела, в ней размножились болезнетворные организмы».

Чтобы исправить положение, занялись промывкой водовода. В результате десятки тысяч кубометров испорченной воды больше недели непрерывно сбрасывались в Азовское море. Но что поделаешь — чрезвычайная ситуация, аномальная жара…

Однако осенью жары уже не было, и водовод успешно очищен. Тогда почему, спрашивается, замеры областной санитарно-эпидемиологической станции 24 сентября прошлого года зафиксировали в поставляемой облводоканалом воде более чем четырехкратное превышение по мутности, почти пятикратное — по цветности и в 20 раз — по содержанию железа?

Вот и стоит задуматься, какая некачественная вода предпочтительнее — дорогая или дешевая?

Формально облводоканал поставляет питьевую воду, эксплуатируя очистные сооружения, расположенные в начале водозабора из Каховского магистрального канала. Но, пройдя по 175-километровой трубе, вода становится непригодной для употребления и нуждается в повторной очистке. С экономической точки зрения, это — явное расточительство. С экологической — безусловный вред. Потому что на первом этапе очистки тысячи кубометров загрязненной воды после промывки фильтров сбрасываются в Молочный лиман, усугубляя и без того неблагоприятное состояние крупнейшего нерестилища пиленгаса, а на втором — в Азовское море.

К сожалению, эта порочная схема действует годами и, судя по всему, считается нормой. По крайней мере, с точки зрения властей, увлеченных экспериментаторством, борьбой с непутевым концессионером и трогательной заботой о финансовом благополучии коммунального предприятия «Облводоканал». Согласно решению недавней сессии облсовета, кубометр воды от этого предприятия теперь обходится населению в 5,6, бюджетным учреждениям — в 7,95, а прочим потребителям — в 9,39 грн. Правда, для оптовых потребителей, к которым относится Бердянский горводоканал, тариф установлен на уровне 2,83 грн. Что, во-первых, не предел, а, во-вторых, тоже немало, ведь всего полтора года назад плата составляла 1,75 грн. за кубометр.

Между тем сам облводоканал за потребление днепровской воды не платит ни копейки. Почему? Как объяснили в Госкомводхозе, предприятие отказывается заключать договор. Очень убедительно, не правда ли?!

В этих условиях руководству облводоканала не нужно беспокоиться о том, что потенциальные потребители (например, Мелитополь, Акимовка) не желают покупать воду из-за ее дороговизны. Зато находятся другие — нелегальные, присосавшиеся к водоводу, будто пиявки. Неужто в облводоканале об этом не знают? Или выгоднее делать вид, что этого нет, списывая убытки на потери в сетях? Например, закладывать в расходную часть непомерные амортизационные отчисления, занижая налогооблагаемую прибыль.

Принадлежащие предприятию основные фонды созданы за средства госбюджета и достались предприятию безвозмездно, то есть даром. Неужели для того, чтобы гендиректор облводоканала Николай Никулин, баллотируясь в депутаты областного совета, обещал своим избирателям из соседнего с Бердянским района снизить тарифы на водоснабжение и водоотведение вдвое? Интересно, за чей счет? Впрочем, это уже вопрос из разряда риторических…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно