СНОВА НА РАСПУТЬЕ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

СНОВА НА РАСПУТЬЕ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Если правительство отправят в отставку, гражданам придется срочно менять гривни на доллары. И класть их в банки...

Если правительство отправят в отставку, гражданам придется срочно менять гривни на доллары. И класть их в банки. Конечно, не в коммерческие, а стеклянные.

 

Подслушал и записал
В.Пинзеник

Дураки учатся
на чужих ошибках.
А мы ведь не дураки

 

Украинский политический бомонд — феноменальное явление в мировой практике. В сложные периоды, когда приходится выбирать путь, поведение его представителей похоже на поведение студентов, решающих, идти ли на занятия, бросая монету: если упадет на ребро — пойдем на пары, если же выпадет орел или решка, что ж, простите, не повезло с парами. Не везет украинским политикам. Монета, хоть убей, любит стоять ребром.

Нет, речь идет не об остром кризисе власти. Несмотря на отсутствие каких бы то ни было серьезных попыток его преодоления, именно в политической сфере я вижу возможность цивилизованного, демократического выхода из кризиса. Речь идет об экономической ситуации, а динамика развития подтверждает: мы снова на распутье.

Впервые на таком распутье Украина оказалась в 1997 году. Мне довелось об этом писать в «Зеркале недели» 12 июля 1997-го. Тогда Украина имела прекрасные шансы рвануть и из года в год постепенно забывать такое слово, как кризис. Не сложилось. Выпало ребро. Украина стала на путь, в августе 1998 года «успешно» приведший нас к острейшему финансовому кризису, к обвалу гривни. Удар оказался несильным — только в глазах потемнело. В который раз поблагодарив «клятих москалів», на этот раз — за обвал гривни («глупые» бразильцы так и не додумались переложить вину за падение бразильского реала на Украину), продолжали следовать избранному пути. Пока на горизонте и в лексиконе граждан не появилось новое пугающее слово — «дефолт». И опомнились лишь тогда, когда до дефолта оставались считанные недели и дни.

К концу 1999 года в принципе не существовало внутренних технических решений, которые бы позволили с честью выйти из ситуации, когда один хочет, а второй не может. Нетрудно догадаться, в какой именно роли должно было оказаться правительство. В такой ситуации одного лишь появления профессионального руководителя в правительстве было маловато. Нужен был человек, которого уже знают и которому доверяют в мире. Ведь без скорейшей реструктуризации долга спасти страну от дефолта было невозможно. Какие бы талантливые внутренние решения ни были бы приняты.

Именно реальной угрозе дефолта мы обязаны тем, что в Украине опомнились: камо грядеши? И, опомнившись, поменяли правительство. Слово «дефолт», слава Богу, постепенно забылось. А может, и жаль, что забылось. Потому что через всего каких-то полтора года мы снова не далеки, возможно, от того пути, на который нас может вывести проклятое ребро монеты.

 

Экономика
устала падать?

 

Слушая выводы и оценки последних месяцев, мне так и хочется сказать: ужасное правительство, ко всем своим грехам оно еще и экономику поднимает. Так и хочется подсказать, посоветовать ему: «Ну, скажите нужные волшебные слова: извините нас за то, что украинская экономика поднимается. Извините, что долги по пенсиям погасили и сами пенсии понемногу повышаем».

Меня просто умиляет широта, диапазон мыслей, касающийся количественных показателей динамики украинской экономики. Все это виртуально, надуманно. Наша статистика и не на такое еще способна. «Высоким профессионализмом» отличаются оценки тех, кто видит понятное даже простым смертным: дальше падать было уже попросту некуда. А потому экономике пришлось начать подниматься. Жаль только, что наша родная экономика так поздно оклемалась. Она, видно, не слушала теорий наших доморощенных высокопрофессиональных экспертов.

А пока украинские «таланты» придумывают очередные теории, экономика делает свое. В прошлом году валовой внутренний продукт вырос на 6%, промышленное производство — на 12,9%, аграрный сектор — на 7,6%. В первом квартале прирост в промышленности составил 17,4%. Причем лидируют не ориентированные на экспорт отрасли, а прежде всего те, которые работают на собственного потребителя. Легкая промышленность к прошлогодним 39% добавила еще 27,4%, пищевая — к 26,1% еще 22,7%. И это уже не только фиксирует статистика, но и замечают рядовые соотечественники. Замечают и качественные изменения на прилавках украинских магазинов: на них резко возросла доля национальных продуктов.

 

Болезнь требует лечения

 

Не нужно быть врачом, чтобы понять: больной человек не выздоравливает от того, что устал болеть. Не поднимается от того, что устала падать, и экономика. Должно быть определенное лечение. Ничто не возникает из ничего. Должны быть толчки. Были ли они и какие именно?

Мне уже не раз приходилось говорить о лечебном эффекте девальвации гривни в 1998—1999 годах. Она имела двойной эффект: значительный рост затрат на импорт при значительно меньших уровнях затрат национальных производителей — с одной стороны и увеличение выручки от экспорта в гривневом эквиваленте — с другой. Это и стимулировало процессы импортозамещения, наращивания экспорта, положительное сальдо внешней торговли товарами. На руку Украине к тому же сыграла как никогда благоприятная конъюнктура мировых рынков.

Но мы могли так никогда и не увидеть положительного влияния девальвации, не будь восстановлена стабильность, доверие к национальной валюте. И в прошлом году, и в нынешнем гривня демонстрирует стабильность номинального обменного курса. Вместе с тем в реальном измерении (в сопоставлении динамики покупательной способности твердой валюты) доллару придется снять шляпу перед ростом силы гривни (детально об этих процессах я говорил в «Зеркале недели», 2001 год, № 14 (338)).

Три главных фактора обусловили нынешнюю финансовую стабильность: реструктуризация внешних долгов, принятие и удержание бездефицитного бюджета, хорошая бюджетная позиция (динамика бюджетных доходов).

Словосочетание «бездефицитный бюджет», которого украинские политики раньше боялись, как черт ладана, стало непременным атрибутом наших дней. Причем в значительно худших условиях, нежели это могло быть четыре-пять лет назад. Но, как говорится, лучше позже, чем никогда. По украинской методологии, сводный бюджет выполнен с профицитом (превышением доходов над расходами) в сумме 1,2 млрд. гривен. Впервые за годы украинской независимости общая корзина государственных средств оказалась значительно больше запланированной. Объем превышения составляет 6,1 млрд. грн. (+14,5%). Причем достигнуто оно по средствам как общего, так и специального фондов — 1,9 млрд. грн. (+5,1%) и 4,2 млрд. грн. (+78,3%) соответственно. Общая сумма государственных финансовых ресурсов превысила доходы 1999 года на 11 млрд. грн. (см. график), или на 33,6%. Подчеркну, что никто не сможет упрекнуть меня в некорректности сравнения. В расчетах прироста доходов учитывалась не общая официальная цифра доходов 48,4 млрд. грн., а значительно меньшая — 43,7 млрд. грн. Это сделано для обеспечения сопоставимости круга доходов, поскольку только с 2000 года в доходы бюджетов включены поступления от платных услуг бюджетных учреждений и организаций, ранее в них не включавшиеся. При 28,2% роста потребительских цен (год к году, в отличие от 25,8% декабрь к декабрю) реальный прирост доходов сводного бюджета составлял 4,2% (1,336:1,282).

Положительное влияние на динамику бюджетных доходов имел не только экономический рост, но и значительное ограничение бюджетных взаимозачетов, неденежных расчетов в энергетике, на транспорте — в секторах экономики, где доминировали виртуальные формы расчетов. Эти решения способствовали появлению новых тенденций. Впервые за последние годы произошло уменьшение реальной задолженности между предприятиями Украины. Дебиторская задолженность сократилась на 13,3%, кредиторская на 9,2%, а с учетом прироста ВВП — на 18,3 и 15,1% соответственно.

Часть экономического роста обуславливается легализацией теневой экономики. Внедрение новых, более прозрачных правил игры в ключевых секторах способствовало уменьшению масштабов нелегальной экономики. Косвенное подтверждение этому факту — сокращение удельного веса денег, находящихся вне банковской системы. Если к началу 2000 года он составлял 44,1%, то на 1 марта 2001 года — 39,4% (на 11% меньше).

Укрепление бюджетной позиции дало дополнительный импульс экономическому оздоровлению за счет столь важного уменьшения скрытого дефицита бюджета, прежде финансировавшегося непроплатами реальной экономике, а также увеличения объемов финансирования бюджетных секторов. Значительные объемы дополнительных ресурсов экономика получила в результате полного погашения задолженности перед пенсионерами, сокращения долгов перед работниками других бюджетных сфер, повышения пенсий и заработных плат.

Рост внутреннего спроса в качестве фактора нынешнего экономического подъема признают почти все. Но в переводе на более понятный язык это означает: граждане стали больше покупать. Иначе говоря, появились определенные новые тенденции в динамике доходов.

Можно согласиться с тем, что на фоне постоянного ухудшения, наблюдавшегося предшествующие периоды, речь идет пока лишь о первом шаге, ростке. Можно согласиться с тем, что не все соотечественники ощутили положительную динамику, что инфляция съедает доходы (в прошлом году цены выросли на 25,8%). Но нужно всегда аргументировать позицию, пользуясь языком цифр.

Трудно оценивать тенденции доходов, ориентируясь на месячные показатели, поскольку они претерпевают серьезные сезонные колебания. Ежегодно прослеживаются значительный их рост в декабре и резкое падение — в январе. Сделанные мной оценки базируются на сравнении заработной платы соответствующих месяцев, например февраля к февралю предыдущего года. Полученные данные делятся на показатель роста потребительских цен — естественно, за год между этими месяцами. Что касается динамики доходов населения, то она сделана нарастающим итогом. При этом доходы каждого месяца приводятся к ценам, действовавшим в январе 1999-го. Что же имеем?

Только с августа 2000 года динамика реальной заработной платы приобрела положительную тенденцию. Но и в первом полугодии она была значительно лучше, нежели в предыдущем году. Так, номинальная заработная плата декабря 2000 года превысила соответствующий показатель декабря 1999-го на 77,4 гривни (35,4%), а реальная — на 7,6% (1,354:1,258). Первые два месяца текущего года изначально дают положительные показатели реальной заработной платы.

В сопоставимых ценах (января 1999 года) в 1999-м граждане Украины получили 57,5 млрд. грн. доходов. В этих самых ценах за 2000 год показатель составляет 63,0 млрд. грн., или на 9,5% больше. Сопоставление доходов января—февраля 2001 года к январю—февралю 2000 года дает прирост в 25,2%.

Еще раз подчеркну: можно годами дискутировать, много это или мало, ощутил ли это каждый простой гражданин Украины, но сдвиги налицо, и они могут продолжаться. И эти сдвиги оказывают обратное положительное влияние на экономику, а через нее — снова-таки на доходы.

В прошлом году впервые ощутимую роль в обеспечении роста национальной экономики сыграл банковский сектор. С одной стороны, восстановление стабильности гривни привело к росту вкладов населения. Их общий прирост за год составлял 2,3 млрд. грн. (53,4%). К началу марта 2001 года вклады населения составляли в ресурсах банковской системы 7,1 млрд. грн. С другой стороны, с 2000 года реальный сектор экономики потерял серьезного конкурента на рынке кредитных ресурсов, поскольку у правительства отпала необходимость покрывать дефицит бюджета займами. Эти обстоятельства обусловили значительный рост объемов кредитования национальной экономики. В прошлом году они увеличились на 62,3%, в том числе в национальной валюте — на 78,9%, в иностранной — на 46,7%.

Впервые наша банковская система столкнулась с проблемой лишней, чрезмерной ликвидности (лишних, не размещенных денег). Это способствует уменьшению цены национальных денег, расширяет доступ к кредитам. Средняя ставка по кредитам в феврале 2001 года (35,5%) была на 32% ниже соответствующего показателя декабря 1999 года (52,0%). И эта тенденция имеет шансы продолжаться.

Можно спорить о наборе лекарственных средств оздоровления национальной экономики, о последовательности процедур, а также о том, достаточно ли их, чтобы избежать рецидивов обострения болезни. Но эффект очевиден: больному стало легче. Лечение было и дало свои первые плоды.

 

Политик
не согласен
с экономистом

 

Недавно посол одной западной страны спросил, как я оцениваю экономические тенденции последнего времени. Я ответил: «Как экономист я не удовлетворен тем, что сделано. Но как политик я этим удовлетворен».

Не ищите в этом ответе раздвоения личности. Правы и политик, и экономист. В условиях, когда одна влиятельная политическая сила упорно старается повернуть нас к «светлому» прошлому, а другая, не менее влиятельная (кланово-олигархическая), все еще не может смириться с потерей нескольких серьезных каналов теневых доходов, результаты последнего года нельзя расценивать иначе, как политическое достижение. Ведь политика — это искусство возможного. А иногда — и невозможного.

Но стоит и экономиста послушать... Достигнутое — это только ростки. Они могут дать замечательный урожай, но могут и погибнуть. И тогда снова придется садить. Вот только неизвестно, когда этому снова будет способствовать погода.

Существует некий феномен украинского роста. Во всех странах, которые оказывались в подобной ситуации, его давала так называемая новая экономика. В Украине же рост происходит в основном за счет старой части экономики. Нет главного, что обеспечивает необратимость процессов экономического выздоровления, — массового инвестирования, появления тысяч и десятков тысяч новых малых, средних и крупных предприятий, новых рабочих мест. Имеется хороший фундамент — стабильная гривня. В отличие от 1996—1997 годов, когда тоже был этот фундамент, началось строительство стен. Благодаря инструментам монетарной и бюджетной политики, внедрению денежных расчетов в базовых секторах экономики и стимулированию внутреннего спроса Украина вышла на положительную экономическую динамику. Эти инструменты могут и в дальнейшем положительно влиять на экономическую активность. На первый план выходит необходимость решительных шагов по улучшению инвестиционного климата, условий ведения предпринимательской деятельности, проведению налоговой реформы. Здесь еще, как говорится, непочатый край работы. Как-то неудобно жить в недостроенном доме. Да и известно, что случается с долгостроями...

 

«Смело,
товарищи, в ногу!»

 

Я не вижу экономических причин для ухудшения в текущем году экономической динамики. А при определенных условиях (решительных структурных реформах) можно выйти на ежегодные темпы роста на уровне 10—15%. Но! Но. Но… Политика и экономика — сестры-близнецы. Тем более когда это уже рыночная экономика.

Как бы этого кое-кому ни хотелось, но украинское хозяйство уже давно не командно управляемое, а рыночное. А фундаментальный принцип стабильности и прогресса в условиях рыночной экономики — это доверие к политике и предсказуемость политики. Снова, скажете, защищает В.Ющенко. Нет, речь совершенно о другом. Прежде всего речь о простых гражданах. Но не только простых, но и о новых украинцах — частных собственниках. Сегодняшние явные и довольно реальные попытки «уйти» правительство в отставку могут разрушить политическую основу рыночной стабильности.

Украинцы — очень прагматичные люди. Если кто-то думает иначе, то пусть оценит некоторые процессы. Как только гривня стала стабильной, граждане отнесли в украинские банки 2,8 млрд. грн. (за январь 2000-го — февраль 2001 года). И это те люди, которые познали ужас обесценения вкладов в 1992—1994 годах, немало потерявшие во время обвала гривни в августе 1998 года. Всего же граждане держат в банках 7,1 млрд. грн.

А что произойдет, если эти прагматичные украинцы почему-то решат вдруг снять со счетов банков свои средства? А на счетах банков денег в два раза меньше, чем самих вкладов граждан. В один миг может сбыться вековая мечта коммунистов — уничтожение всех коммерческих банков. А вместе с ними — и капиталов, и их собственников. К сожалению, и это еще не все, поскольку предприятия и организации тоже держат деньги в банках...

А что произойдет, если вдруг прагматичные украинцы почему-то решат спасать гривни, покупая доллары? А их всего 50—60 млн. (наличкой), ведь безналичных долларов гражданам не продают. А гривен на руках каких-то 12,2 млрд. (2,3 млрд. долларов по нынешнему обменному курсу). Какой астролог сможет спрогнозировать курс «зеленого»? 50, 70 или 100 гривен? Кто больше?

Рост экономики не только дает возможность лучше жить всему обществу, но и приумножает капиталы богатых соотечественников. А потому могу еще раз порадовать коммунистов. Брат дефолта — декапитализация. Для тех, кто не знает, объясню. Кто-то купил имущество, фабрику или завод за 10 миллионов долларов. А завтра купленное вдруг стоит 10 тысяч. А может, и ничего не стоить. Ведь рядом щелкает наганом матрос Железняк.

А может, я шучу? Если кому интересно, подумайте.

Задачи определены, цели ясны. За работу, товарищи коммунисты и олигархи. «Смело, товарищи, в ногу».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно