Сможет ли «ястреб» превратиться в «голубя»?

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать

На пост главы Всемирного банка Белый дом выдвинул кандидатуру заместителя министра обороны США П...

На пост главы Всемирного банка Белый дом выдвинул кандидатуру заместителя министра обороны США Пола Вулфовица, одного из ключевых архитекторов войны в Ираке.
Смена лиц.
Как в свое время, в 1999-м, закончилась эпоха Мишеля Камдессю в Международном валютном фонде, так нынче подходит к завершению десятилетнее президентство Джеймса Вулфенсона во Всемирном банке (ВБ). Назначенный на пост в 1995 году демократом Биллом Клинтоном, Вулфенсон прославился тем, что попытался сломать шаблоны бюрократического однообразия, царившие в главном финансовом институте мира, и ставил целью трансформировать его в действенный орган помощи развивающимся и беднейшим странам. При Вулфенсоне сумма кредитов банка достигла 20 млрд. долл. в год. Все 10 лет своего президентства он посвятил пропаганде на разных уровнях необходимости борьбы с бедностью в странах третьего мира и немало собственных усилий положил на борьбу за уменьшение долгов беднейших стран.
Джеймс Вулфенсон попытался было сохранить за собой пост на следующие пять лет. Но, как сам сознался в одной из частных бесед, его инициатива не была поддержана в Белом доме. В администрации республиканца Джорджа Буша резонно посчитали, что Всемирный банк нуждается в новой стратегии и, соответственно, в новом руководителе. По традиции, назначение главы ВБ — прерогатива США, тогда как за европейцами остается решающее слово в выборе кандидатуры на пост управляющего директора МВФ. И если каждая смена главы МВФ сопровождается напряженными «торгами» между лидерами и министрами финансов ЕС, то в случае ВБ ситуация более прогнозируемая и спокойная: как скажет Белый дом, так и будет.
Среди номинантов в президенты Всемирного банка было не так уж много реальных кандидатур. Например, Колин Пауэлл, бывший госсекретарь США, вопреки слухам, не намеревался идти в руководители ВБ. Часто упоминавшаяся Карли Фиорина, возглавлявшая Hewlett-Packard, вряд ли могла быть серьезным претендентом из-за скандального оттенка ее ухода из компании в феврале. По инициативе редактора газеты Los-Angeles Times в списки виртуальных кандидатов попал музыкант, певец и общественный деятель Боно, лидер ирландской рок-группы «U2». Неутомимый создатель благотворительных фондов, инициатор проектов по борьбе со СПИДом в Африке, выступающий за списание долгов беднейшим странам, он стал в последние годы легендарной личностью. Его кандидатурой даже публично восхищался министр финансов США Джон Сноу. Но к нему, судя по всему, в Белом доме не прислушались. Кандидатура Боно даже не рассматривалась.
В «списках» кандидатов фигурировали также Роберт Золлик, представитель США по торговым переговорам, Джон Тейлор, заместитель министра финансов. Упоминался также Пол Вулфовиц, замминистра обороны, который якобы вначале отказался. На самом деле, Белый дом, предвидя реакцию неамериканского мира, всячески пытался оттянуть момент обнародования имени будущего главы ВБ. Наконец 16 марта президент Буш объявил о назначении.
Как и следовало ожидать, кандидатура Вулфовица не вызвала ни восторга, ни энтузиазма у политиков. А неправительственные, гуманитарные и благотворительные организации новость привела в состояние легкого шока...
Реакция
Долгие годы неписаное правило раздела высших постов в МВФ и ВБ срабатывало. Пока пять лет назад американцы не воспротивились назначению европейского кандидата — заместителя министра финансов Германии Кайо Кох-Везера — по причине его «недостаточного» политического веса. Тогда, дабы не потерять место и традицию, Германия в срочном порядке «перебросила» Хорста Келлера из президентов ЕБРР в управляющие МВФ. Сегодня история может повториться «наоборот», поскольку для формального утверждения кандидатуры Вулфовица потребуется согласие Совета директоров ВБ. А многие из тех, кто принимает решения в Европе, откровенно недовольны одиозным выбором США. Еще при первых упоминаниях кандидатуры Вулфовица германская Financial Times Deutschland разразилась безаппеляционным заголовком: «Европу мороз пробирает до костей».
Известно, что французский президент Жак Ширак «принял сообщение к сведению». Скептически восприняли новость во внешнеполитических ведомствах Германии и Швеции. И даже на Латиноамериканском континенте.
Поддержка поступила от Великобритании (стратегического и очень прогнозируемого союзника США), а также от Японии.
Президент Буш на пресс-конференции не жалел положительных эпитетов в адрес Вулфовица: «умелый дипломат», «порядочный и отзывчивый человек», «обладает хорошим опытом», «умеет управлять крупной организацией». И чтобы не обострять отношения со старыми друзьями Америки, решил лично пролоббировать кандидатуру будущего главы ВБ и сел на телефон — пообщался с британским премьером Тони Блэром, с японским — Дзюнъитиро Коидзуми, с германским канцлером Герхардом Шредером, с президентом Франции Жаком Шираком и президентом ЮАР Табо Мбеки. Насколько известно, Путину Буш не звонил. Но реакцию России просчитать было нетрудно, если вспомнить, что как раз Вулфовиц в конце 2003 года подписал меморандум, запрещающий Пентагону выдавать контракты на восстановление Ирака странам, которые возражали против войны. В их число попадали Франция, Германия, Россия.
Критики
Несложно догадаться, почему реакция на назначение Вулфовица была столь недружелюбной. Главная причина — Ирак. И если не принимать в расчет навязчивую идею президента Буша-младшего поквитаться с Саддамом, то в качестве главного инспиратора и архитектора войны вполне можно рассматривать Пола Вулфовица. Который, как замечает британский журнал The Economist, давно уже стал «излюбленным пугалом для критиков иракской войны», поскольку именно он настаивал на том, чтобы начать военные действия против Ирака сразу после терактов 11 сентября 2001 года. И утверждал, что у Саддама Хусейна имеется оружие массового поражения.
Тут следует заметить, что Вулфовиц — один из самых известных американских политиков-неоконсерваторов, которые искренне считают, что Америка должна использовать свою мощь и силу для распространения свободы, демократии по всему миру. Вот почему его выдвижение, последовавшее за назначением послом США в ООН еще одного яркого госдеповского «ястреба» Джона Болтона, дало основания почти всем комментаторам говорить о том, что Белый дом взял курс на широкую экспансию философии неоконсерватизма, которая доминирует в его внешнеполитической доктрине.
Свое разочарование выбором Буша высказали также ученые, считающиеся бесспорными авторитетами в вопросах развивающегося мира: Джеффри Сакс, профессор Колумбийского университета и советник генсека ООН, и Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике, бывший главный экономист Всемирного банка. Последний, в частности, заметил, что у Вулфовица нет ни квалификации, ни опыта работы в сфере финансов и экономики.
Довольно резко против кандидатуры нового главы Банка высказался лидер демократов США сенатор Джон Керри, назвав его «неподходящим человеком» для ВБ. Кроме того, бывший кандидат в президенты США напомнил, что Вулфовиц допустил «серьезные просчеты в отношении рисков и расходов, с которыми США столкнулись в Ираке». Действительно, американцам очень трудно простить Вулфовица за то, что они поверили в его ура-патриотические заверения, будто иракцы будут приветствовать войска коалиции как освободителей. Кроме того, в сенате США не забыли, что довоенные прогнозы Вулфовица о финансировании и снабжении армии на время войны оказались абсолютно неверными. Посему некоторые обозреватели считают, что карьерный рост внутри администрации для замминистра обороны был уже практически невозможен, и Всемирный банк станет красивым выходом из ситуации.
Пол Вулфовиц будет (если будет) не первым американским политиком, которому предстоит сменить «меч на орало». В истории Всемирного банка такой прецедент уже имеется. В 1968-м президент Линдон Джонсон назначает бывшего министра обороны Роберта Макнамару главой ВБ, где он и «отслужил» успешно около 13 лет. За пределами США Макнамару всегда считали «железным рыцарем холодной войны»: многолетний глава Пентагона, ближайший соратник президента Джона Кеннеди времен Карибского кризиса, идеолог и архитектор вьетнамской войны. Трудно удержаться от проведения параллелей между Макнамарой и Вулфовицем, чем сегодня как раз активно заняты европейские обозреватели.
Однако, по правде говоря, Макнамара вряд ли походил на типичного пентагоновского «ястреба». Он был скорее политиком-философом, разработчиком новых концепций и стратегий. Ведь и в Пентагон он пришел из компании Ford Motors, которая обрела вторую, послевоенную, жизнь именно благодаря менеджерскому таланту Макнамары. Не лишним будет напомнить и о том, что в отставку он был отправлен за «пораженческие» настроения, когда в 1967-м предложил президенту Джонсону прекратить бомбардировки Вьетнама и начать переговоры. Как полагают некоторые британские эксперты, подобные трансформации Вулфовицу не грозят. И потому, дескать, нет смысла сравнивать его с Макнамарой.
Под руководством Макнамары ВБ быстро увеличил число и размеры ежегодных кредитных отчислений. Он считал, что главная угроза западному капиталу — не война, а нищета. Главное, в чем постоянно обвиняли Макнамару, — так это в том, что при нем ВБ оказывал помощь не наиболее нуждающимся странам, а тем, кто поддерживал американскую политику.
Мало кто сомневается, что Макнамара честно выполнял свои обязанности президента ВБ. Однако его приверженность политическим постулатам во многом определяла стратегию Банка. Надо полагать, главные опасения европейцев как раз состоят в том, что Вулфовиц будет во многом следовать примеру своего предшественника.
Апологеты
В эпоху Джеймса Вулфенсона Всемирный банк критиковали в основном за то, что его проекты, зачастую масштабные и помпезные, как-то строительство аэропортов и дамб, мало способствовали достижению основных целей Банка, записанных в уставе, то есть снижению уровня бедности путем развития экономики. Глобальные проекты ВБ часто оказывались провальными и загоняли заимствующие страны в новые долги.
При Вулфенсоне Банк также грешил тем, что предпочитал выдавать кредиты относительно благополучным, в плане политической и экономической модели, странам, коих в развивающемся мире, как известно, меньшинство. Именно в этом пункте не сошлись несколько лет назад администрация Буша и руководство Всемирного банка. Бывший министр финансов США Пол О’Нилл предложил, чтобы Банк прекратил выдавать кредиты тем странам-получателям, которые имеют доступ к фондовым рынкам мира. Но Вулфенсон тогда резко воспротивился попыткам Белого дома вмешаться в реорганизацию главного финансового института мира.
Вулфенсон многое сделал для преобразования ВБ: средства стали распределяться более справедливо, а борьба с нищетой, особенно на Африканском континенте, выдвинулась на первое место среди приоритетов. Тем не менее Банку необходимы и перемены, и реформы, дабы соответствовать вызовам современности. Понятно также и то, что для этого во главе ВБ потребуется человек, который не побоится испортить себе репутацию. Те вашингтонские политики, которые поддерживают кандидатуру Вулфовица, считают, что он именно тот, кто сможет взять на себя груз непопулярного реформаторства, поскольку в состоянии продуцировать новые идеи, высказывать «смелые взгляды» и добиваться их воплощения. Так, в частности, помощник президента США по политическим вопросам Карл Роув сказал в интервью телеканалу Fox, что Вулфовиц как раз тот человек, который «понимает, что нам нужна реформа этого института, чтобы сделать его долговечным и жизнеспособным в XXI веке».
Как ни парадоксально, но даже некоторые критики Вулфовица соглашаются с тем, что он обладает качествами «профессионального менеджера» и способен справиться с переустройством любой структуры. Однако в биографии Вулфовица, в отличие от Макнамары, совсем нет опыта финансовой, экономической или бизнес-деятельности. По образованию политолог, он преподавал международные отношения в университете Джона Хопкинса, во времена президентства Рейгана и Буша-старшего работал в Госдепе и Пентагоне. Во второй половине 80-х был послом США в Индонезии. При Буше-младшем вернулся в Пентагон вторым человеком.
Правда, не стоит забывать, что в качестве главы Всемирного банка Пол Вулфовиц будет иметь дело со странами, население которых страдает от нищеты, бедности, болезней. И для того чтобы оказать им действенную помощь, вовсе не обязательно быть экономистом или банкиром. Важно понимать гуманитарную миссию, которую возложили на Всемирный банк его акционеры — 184 страны мира.
Ответ известен
Совет директоров Всемирного банка примет решение по кандидатуре Вулфовица до конца марта. Тем временем агентство Reuters сообщило о том, что среди членов правления Всемирного банка уже состоялось неофициальное обсуждение этой кандидатуры и якобы она была отвергнута. Но разве лоббирование в исполнении президента США может остаться неуслышанным? Уже в этот понедельник канцлер Шредер дал понять, что Германия поддержит Вулфовица. А в Европейской комиссии сомневаются, что ЕС захочет начинать формальную процедуру вето именно сейчас, когда Европе удалось наладить мирные отношения с администрацией Буша.
С другой стороны, все понимают, что раз Белый дом объявил о своем решении, то лишь какие-то экстраординарные события заставят его изменить свою позицию. Не только из принципа. Но еще и потому, что президенту Бушу вряд ли удастся найти более «своего», чем Пол Вулфовиц, человека, которому можно будет доверить «правильное» реформирование Всемирного банка.
Так что будущий президент ВБ, в принципе, известен. Ему осталось лишь убедить мировое сообщество в том, что он способен из военного «ястреба» превратиться в мирного и доброго «голубя». Учитывая глубокий скептицизм публики, справиться с этой задачей будет, очевидно, посложнее, чем начать войну в Ираке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно