СМЕРТЬ — ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО СУДЬБЫ ИМУЩЕСТВА БАНКА «УКРАИНА» МОЖЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ СТОЛЬКО ЖЕ, СКОЛЬКО БУДУТ СУЩЕСТВОВАТЬ АКТИВЫ, ПРИГОДНЫЕ К РАСТАСКИВАНИЮ

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Слишком многие принимали активное участие в истории банка «Украина», и не меньшее число оказалось не готовым к такому участию...

Слишком многие принимали активное участие в истории банка «Украина», и не меньшее число оказалось не готовым к такому участию. Совместные усилия первых и вторых привели к тому, что, казалось бы, непотопляемый финансовый «авианосец» обанкротился. Однако даже рухнувший агропромбанк продолжает представлять живейший интерес для любителей таскать каштаны из огня. К сожалению, подобная активность «акул» украинского хозяйствования вряд ли пойдет на пользу кредиторам банка и авторитету государства, которое охватило вопрос ликвидации последствий краха банка своими многочисленными и, как правило, не особо считающимися друг с другом властными «конечностями».

Отчасти такое развитие ситуации предопределялось самим размером рухнувшего банка и неготовностью власти к проведению ликвидационной процедуры такого масштаба. Тем не менее, невзирая на все понесенные потери и все сделанные ошибки, экс-банку есть что терять. И этого может хватить для того, чтобы восстановить справедливость и вернуть взятое в долг.

Ликвидация ликвидаторов

Акционерный коммерческий агропромышленный банк «Украина» официально «накрылся хризантемами» 29 июня 2001 года. Почти два года усилий, направленных на ликвидацию последствий падения финансового гиганта, привели к созданию нескольких правительственных рабочих групп, временной следственной комиссии парламента, принятию специального закона, массы нормативных актов, дискредитации в той или иной степени трех руководителей ликвидатора и замене одной госструктуры, отвечающей за ликвидацию, на другую госструктуру.

Возможно, скоропалительная смена главных «по ликвидации» является результатом кармы самого банка, который в последние перед кончиной годы регулярно менял председателей правления. Но в любом случае деятельность ликвидаторов никак не была сверхэффективной в решении поставленной задачи. Первой жертвой соблазнов и интриг, связанных с «утрясанием» вопросов по банку-банкроту, стал глава Агентства по вопросам банкротства Министерства экономики Константин Русалин. Дав перед началом ликвидационной миссии подписку об отсутствии конфликта интересов, г-н Русалин позднее был уличен в кредитных связях с погибшим банком (которые, по определению тогда еще главы НБУ Владимира Стельмаха, не были «закрыты»), в существенных тратах ликвидационных средств и злоупотреблении имуществом банка. Несмотря на то, что в сентябре 2002 года по следам его деятельности Генпрокуратура возбудила уголовное дело, сегодня невозможно однозначно сказать, что же реально послужило причиной смещения с должности — неэффективная работа или попытка не отдать помещение Одесского филиала банка Одесскому облсовету. Тем не менее смещение состоялось, и кресло главы ликвидатора постепенно перешло к Виталию Струкову, а после него — к Олегу Некрячу.

Если Русалин выступал за продажу филиальной сети банка, то под руководством Струкова (не без влияния внешних сил) ликвидатор сменил концепцию и провел тендер по определению банка-арендатора целостного имущественного комплекса. Финальными аккордами в совместной истории Агентства по вопросам ликвидации и банка «Украина» стали публичные конфликты с Нацбанком (по поводу скупости и нормативной «заторможенности» последнего), с арендатором — Приватбанком (по поводу суммы арендной платы и результатам тендера по определению банка-агента по выплатам средств вкладчикам банка — физическим лицам), а также «переходящий» конфликт с хотя и временной, но тем не менее следственной парламентской комиссией.

Хотя пресса и любила яркие заявления господ — руководителей ликвидатора, аргументация их оппонентов оказалась сильнее, и все вернулось «на круги своя». Ликвидацией банка занялся Нацбанк, в залоге у которого находится практически вся филиальная сеть банка «Украина» стоимостью порядка 500 млн. грн. Взяв под свой контроль ликвидационный процесс, НБУ смог саккумулировать достаточную сумму для расчетов с первой очередью кредиторов банка. Однако решить проблему растаскивания помещений банка и существенно продвинуться в вопросе взыскания денег с крупнейших его заемщиков центральному банку не удалось.

Справка

По данным временной следственной комиссии ВР по выяснению причин банкротства банка «Украина», объемы просроченных и невозвращенных кредитов, полученных субъектами предпринимательской деятельности в банке «Украина», за счет процентов увеличились с 1,3 до 1,45 млрд. грн. За полтора года прохождения ликвидационной процедуры возвращены только 52 млн. грн., причем ни один из крупнейших должников не сократил своего долга.

Вместе с тем, банк имеет порядка 2600 должников, которые своевременно не возвратили предоставленные им кредиты на сумму 797 млн. грн. и задолжали по процентам на сумму 650 млн. грн. Т.е. долги перед банком составляют около 1,5 млрд.

По данным ликвидатора банка «Украина», по состоянию на сентябрь минувшего года общая сумма недостачи имущества банка составляет 5,6 млн. грн. Наибольшая недостача наблюдается по компьютерной технике (40% всей суммы), основных средствах (34%) и транспортных средствах (25%).

Сначала твое, а потом — каждый свое

В вопросе возвращения одолженных у банка средств инициатива всегда находилась на поле Генеральной прокуратуры и Верховного суда, которые смогли сделать все, что было в их силах. А именно: за полтора года ликвидационной процедуры удалось вернуть 52 млн. грн. Кстати, последним решением парламента по банку «Украина» Верховному суду рекомендовано взять под особый контроль рассмотрение судебных дел, связанных с возвращением кредитов, предоставленных агропромбанком, и до 1 мая 2003 года предоставить парламенту подробную информацию по данному вопросу.

Отчитываться есть о чем. Усилиями служителей той же гражданки Фемиды, но уже регионального уровня, удалось нанести существенный ущерб целостности недвижимого наследства агропромбанка. Впрочем, тема недвижимости стоит отдельного разговора.

Начать следует с Одессы. Здание Одесской дирекции банка «Украина», расположенное по адресу проспект Шевченко, 4а, в реконструкцию которого банк вложил, по разным данным, от 8 до 10 млн. долларов, в результате оперативных судебных мероприятий хозяйственного суда Одесской области и Одесского апелляционного суда (который в конце концов и занял это специализированное банковское здание) перешло в собственность Одесского облсовета. 31 августа 2001 года хозяйственный суд Одесской области объявил договор купли-продажи недостроенного здания банку недействительным и признал право собственности за облсоветом на основании задолженности банка «Украина» перед облсоветом на сумму 13,2 млн. грн. без какой-либо компенсации. Это при том, что стоимость здания во много раз превышает эту сумму. Данное решение хозсуда было обжаловано в Одесском апелляционном и Высшем хозяйственном суде Украины, но жалоба осталась неудовлетворенной.

Второе одесское сооружение банка «Украина», отправившееся в «свободное плаванье», находилось на улице Белинского. Здание общей площадью 650 квадратных метров в 1999 году было взято банком в аренду на 25 лет, отремонтировано и достроено. После прекращения «Украиной» своей деятельности оно было без лишних разъяснений передано одесским отделением Украинского общества охраны памятников (на чьем балансе находилось) в аренду АКБ «Финбанк» на 25 лет.

Не менее интересная ситуация с харьковской частью наследства. Здание областной дирекции банка «Украина» по адресу переулок Марьянинский, 4, было арендовано на 99 лет у управления градостроительства и архитектуры Харьковской обладминистрации. В октябре 2001 года ликвидатор банка «Украина» внезапно прервал аренду, и в тот же день здание со стадионной площадью более 2,5 квадратных километра было передано АКБ «Базис».

Столица также не «пасла задних» в вопросе «бесхозных» помещений. Помимо спорных отъемов отделений банка в районах Киева, следует упомянуть о том, что наиболее престижные офисы «Украины» остались вне целостного имущественного комплекса. В частности, здание по улице Гринченко после длительной и ожесточенной борьбы за аренду между банком «Хрещатик», Украинским банком торгового сотрудничества и Приватбанком было выставлено на продажу. Но произошло это уже лишь осенью минувшего года, когда ликвидацией занялся Нацбанк.

Однако даже обгрызенная филиальная сеть оставалась огромной, и было принято решение о передаче ее в аренду. Назвалась эта сеть «целостным имущественным комплексом», хотя таковым де-факто уже не являлась: из имевшихся в наличии в начале ликвидационной процедуры 520 банковских и 359 вспомогательных сооружений, расположенных в разных регионах страны, в аренду предложили 472 региональных отделения. В список целостного комплекса не попали областные дирекции в Киеве, Одессе, Донецке, Луганске. До сих пор не понятно, чем руководствовался Приватбанк (как победитель тендера, он заключил договор аренды помещений банка «Украина» на 12 месяцев 25 февраля 2002 года), вгоняя себя в расходы на сумму 3,69 млн. грн. ежемесячно или, с учетом восстановительных работ, до 80 млн. за год. Деньги немалые даже для одного из крупнейших украинских банков. Но, потратившись на ремонт и возобновление коммуникаций (затраты на которые, кстати, по договору должен был компенсировать ликвидатор), арендатор так и не смог въехать в более чем 70 помещений из-за их аварийного состояния или «занятости» другими банками.

В основную массу помещений арендатор попал лишь в апреле-мае 2002 года, а в некоторых регионах, по нашим данным, — лишь в ноябре минувшего года.

Утром мажу бутерброд — сразу мысль: а как народ?

Из освоенных помещений Приватбанк вынужден был ретироваться в конце февраля текущего года, поскольку парламент, героически отстаивая «народное добро», запретил Нацбанку продлить договор аренды. Хотя в Приватбанке утверждают, что за аренду рассчитывались своевременно…

Для экономической мысли ХХІ века должна быть интересной логика украинской законодательной власти. Банку предоставили огромное количество региональных отделений в аренду. Банк-арендатор въехал и приступил к работе: кредитованию, привлечению вкладов, эмиссии пластиковых карт. Но проработав фактически меньше года, оказался заложником эмоционального решения Верховной Рады. Аренду не продлили, всю деятельность нужно сворачивать.

Банк — не магазин. Он не может закрыть кассу, перевести товар на склад, и точка. Как в дальнейшем обслуживать «новых» клиентов старой сети банка «Украина» в глубинке? Выездными бригадами?

Кроме этого, до полной передачи арендованных помещений ликвидатору потребуется вкладывать немалые деньги в охрану этой собственности. Это, по всей видимости, не особо интересует депутатов и правительственных чиновников.

«Я благодарю, мы приняли постановление, которым запретили продолжать срок передачи имущества до законодательного урегулирования, пока мы с вами не определим, что с этим полумиллиардом делать.

Ясно, что ликвидатор не будет способен содержать такой имущественный комплекс. Легко можно предвидеть, что сразу начнутся хищения и растаскивание этого имущества...»

Из выступления с парламентской трибуны председателя временной следственной комиссии ВР по выяснению причин банкротства банка «Украина» Виктора КОРОЛЯ

21 февраля 2003 года

Одни, размышляя над тем, как вернуть деньги народу (читай — налогоплательщикам и избирателям), перекрыли один из постоянных источников поступлений на эти цели и фактически уволили работавших во вновь открытых отделениях сотрудников банка. А другие предлагают на базе этих помещений обустроить суды, ипотечный банк, разместить местные администрации — фактически национализировав частную собственность.

На самом деле как первую, так и вторую инициативу можно поставить под сомнение исключительно с точки зрения соблюдения действующего законодательства. Дело в том, что постановление парламента от 20 февраля с.г., которым НБУ было запрещено продлить аренду, идет вразрез с Законом Украины «О Национальном банке». Статья 53 этого закона запрещает вмешательство органов как исполнительной, так и законодательной власти в исполнение функций Совета или правления Нацбанка (по всей видимости, и при осуществлении ликвидационной процедуры. — Авт.). Кроме этого, Закон Украины «О банках и банковской деятельности» предоставил центральному банку исключительное право решать вопрос реализации имущества банка-банкрота.

Рожденный же пламенными борцами за успешную ликвидацию банка «Украина» законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «Об урегулировании задолженности по вкладам физических лиц — вкладчиков и других кредиторов Акционерного коммерческого агропромышленного банка «Украина», которым предлагается «взять и передать» недвижимое имущество обанкротившегося банка Кабмину «для использования в качестве целостного имущественного комплекса финансового направления», довольно точно охарактеризовал нынешний глава НБУ. Комментируя такую инициативу, Сергей Тигипко рекомендовал реализовывать имущество обанкротившегося агропромбанка путем проведения тендера, а не простой передачи его какой-либо правительственной структуре. В противном случае, по словам Тигипко, можно ожидать судебных решений, которые все равно не позволят это сделать. Действительно, если имущество частного банка передается без компенсации в собственность государства, это самая настоящая конфискация. «При наличии отсутствия» боевых действий на территории Украины это является нарушением Конституции, которая, как известно, гарантирует право собственности.

«Либо необходимо проводить до конца процедуру банкротства и продавать эти помещения. Это может быть оптовая продажа, это может быть и в розницу. Специалисты говорят, что в розницу можно получить больше денег от продажи, и деньги пускать на погашение задолженности банка «Украина» перед своими кредиторами. Либо возможен вариант передачи, но передачи (в собственность правительства) умной, которая не была бы фактической национализацией этого имущества. Разумно было бы увеличить доходную часть бюджета на какую-то сумму, дать возможность Кабинету министров приобрести эти помещения и забрать их себе на баланс. А Национальный банк мог бы эту сумму, которую он не учитывал в доходной части, быстро перечислить Кабмину, чтобы не было разрыва в бюджете. Тогда никто из кредиторов банка «Украина» не смог бы это решение опротестовать. В противном случае, я думаю, это будет очень легко сделать в судебном порядке»

Из комментариев председателя Национального банка Украины Сергея ТИГИПКО журналистам.

26 февраля 2003 года

Вместо P.S.

Поиски виновных в скоропостижной кончине банка «Украина» вполне могут затянуться на неопределенное время. Особенно если учесть более чем внушительный (с политической точки зрения) список уже озвученных кандидатур на роль «виновников происшедшего». Правда, их участь будет определена еще не скоро, а вот неутешительные перспективы вполне реальных «пострадавших» более или менее вырисовываются. Если ситуация в ближайшее время не будет взята под контроль, то чаяния кредиторов банка второй и третьей очереди получить назад свои деньги развеются, как дым.

Завершение процедуры банкротства банка «Украина» запланировано на лето 2004 года. С чем придут к этой дате парламентарии и ликвидатор? Удастся ли вернуть кредиторам банка «Украина» то, что им принадлежит? Вопросов остается больше, чем ответов. Или инициатив, связанных «пристраиванием» имущества обанкротившегося банка. Но, вместе с тем, времени для маневра еще достаточно. Хотелось бы верить, что при решении судьбы банка «Украина» достойнейшим представителям страны все же удастся избежать принципа «так не достанься ж ты никому».

Справка

По данным ликвидатора банка «Украина», долг перед кредиторами первой очереди практически погашен. Через банк «Аваль» свои вклады получили 46,2 тыс. физических лиц (98,1%) на общую сумму 181 млн. 527 тыс. грн. Среди первоочередников — юридических лиц вклады получили все 100%. Через учреждения Приватбанка 543 вкладчикам было выплачено 6 млн. 916 тыс. грн.

Сумма задолженности банка «Украина» перед кредиторами второй очереди составляет 515,6 млн. грн.

В состав кредиторов второй очереди входит НБУ, которому банк должен 502 млн. грн., и 316 физлиц-вкладчиков, чьи вклады превышают 50 тыс. грн.

Задолженность банка перед кредиторами третьей очереди достигает 919,5 млн. грн. В состав кредиторов третьей очереди входят 57,5 тыс. юрлиц и акционеры банка.

Объем сформированной к настоящему времени ликвидационной массы не разглашается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно