СКОЛЬЗКОЕ МАСЛО - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

СКОЛЬЗКОЕ МАСЛО

6 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Для большинства символом календарного 2000 года был Дракон, для меня — Подсолнечник. И недели не про...

Для большинства символом календарного 2000 года был Дракон, для меня — Подсолнечник. И недели не прошло, чтоб его не «теребили-молотили»: то члены правительства давали клятву, что готовы скатиться с 23-процентной экспортной таможенной горки вниз до нулевой ставки, то народные депутаты активизировались на преодоление подсолнечно-масляных скользких барьеров. Однако знаковый Дракон — существо неловкое, коварное — имплементировал свой взрывной темперамент и в Кабмин, и в Верховную Раду. Кроме мистичности и чудачеств, этот год к тому же еще и високосный: откуда взяться четким конструктивным решениям?! По гороскопу, промежуточным этапом в затяжном и изнурительном подсолнечном забеге должен был стать именно 2001 год — год Змеи. Пророчество сбылось, — с тринадцатого захода.

Цена вопроса

 

За стартом в 1999 году 23-процентной вывозной таможенной пошлины на семена подсолнечника кое-кто смотрел из погреба, а кто-то — с высокой башни. На некоторое время затаились трейдеры, обдумывали, как обойти таможенный шлагбаум. Лазейку нашли, заручившись Законом «Об операциях с давальческим сырьем во внешнеэкономических связях» от 15 сентября 1995 года. Несмотря на установленные Верховной Радой вывозную и ввозную таможенные пошлины на сырье и готовую продукцию, экспортеры транспортировали подсолнечник для переработки на давальческих условиях за границу, вывозя готовое масло (или валютную выручку от его реализации) без уплаты вывозной (экспортной) и ввозной (импортной) таможенной пошлины, что и является, собственно, скрытым экспортом. Разница между экспортной ценой и ценой реализации подсолнечника сельхозтоваропроизводителям составляла 60 долларов США. В 2000 году вывезли 883,7 тыс. т семечек по сравнению с 433,4 тыс. т в позапрошлом году. Трейдеры активизировались в последние месяцы «драконовского» года, предчувствуя, что «змеиный» для них будет не менее кусачим, а то и отравляющим. Распространялись слухи о запрете экспорта по давальческим схемам и использовании режима свободной торговли, уменьшении таможенной ставки до 17—10% и даже до нуля. Половина валютной выручки зарабатывалась на давальческой схеме. При таких темпах подсолнечной экстрадиции отечественные масложировые предприятия уже весной должны были остановиться, а незначительные остатки масла спровоцировали бы его импорт, что, собственно, и произошло.

Я умышленно начал с негатива, хотя кажется, что плюсов от внедрения 23-процентной экспортной подсолнечной таможенной пошлины больше. В то время как мировые цены на семена подсолнечника, по сравнению с 1998/1999 маркетинговым годом, уменьшились на 54 доллара США, на украинском рынке реализационные цены возросли наполовину — до 520 грн./т. Свободнее чувствовали себя отечественные масложировые предприятия, поскольку на 800 тыс. т увеличились объемы переработки сырья, загруженность мощностей увеличилась с 34 до 54%. Следовательно, больше вырабатывалось масла, маргарина, майонеза, шрота — на 1,2 млрд. грн. по сравнению с 1999 годом. Поступление в государственную казну возросло на 300 млн. грн. И главное — нам, «маленьким украинцам», впервые за последние годы не верилось, что цены на масло на протяжении года не колеблются. Вкус украинского продукта узнали жители стран Центральной Европы, СНГ и Балтии, Азии и Африки. Экспортная выручка от реализации масла и шрота составила 267,5 млн. долларов США, — вдвое больше, чем в 1999 году. Наглядной является и разница валютной выручки от экспорта масла и шрота, полученных из тонны подсолнечника и такого же количества экспортированного подсолнечника — 52,3 доллара США в пользу наших маслобоен. Кроме того, при переработке тонны подсолнечника в Украине создается добавленная стоимость 30—40 долл./т от производства масложировой продукции. Убедил ли я вас, что подсолнечник лучше оставлять в здешних ареалах с дальнейшим выжиманием из него всех жидких и сыпучих компонентов?

Но заупрямился МВФ, застыв на нулевой таможенной ставке. Иначе, заявил, не видать Украине ни очередных траншей, ни членства во Всемирной организации торговли, ни интеграции в ЕС... Правительство, постоянно упрекая Верховную Раду за промедление с «подсолнечным» вопросом, взамен ничего путного не предложило, хотя бесправным его не назовешь. Кабмин силился «прикрыть» таможенно-подсолнечную тему постановлением, сведя вместе ежа и ужа: «О временном ограничении вывоза семян подсолнечника и кожевенного сырья, используемых в операциях с давальческим сырьем во внешнеэкономических отношениях». В конце ноября 2000 года этот проект сняли с парламентского рассмотрения, поскольку он требовал дополнительных консультаций относительно его целесообразности. Кабминовское «приостановление действия» некоторых положений (а точнее — запрет) до принятия отдельного решения противоречило действующим законодательным актам, Соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Европейским сообществом и Украиной. К проекту возвратились в феврале 2001 года после совещания по стратегии развития аграрного сектора. Но 28 марта снова отклонили. Наконец постановление вышло, но касалось исключительно кожсырья — подсолнечник из него изъяли. Во-первых, члены правительства решили не раздражать лишний раз подсолнечным жупелом и своих, и чужих, а во-вторых, Верховная Рада к тому времени одобрила в первом чтении законопроект Олега Юхновского. За ним ставка экспортной таможенной пошлины на семена подсолнечника с 23% снижалась до 17, с сезонным параметром с 1 октября по 1 февраля, и запрещался вывоз подсолнечника по давальческой схеме. Для окончательного одобрения как закона в сессионном зале не хватило одного голоса. На это тогдашний первый вице-премьер Юрий Ехануров, отстаивая кабминовскую «десятину», сказал: «Теперь можно бороться и за 10-процентную экспортную таможенную пошлину», чем снова встревожил более или менее уравновешенное депутатское братство. Если отбросить амбициозность Юрия Ивановича по поводу отклонения ВР именно кабминовского законопроекта, то других аргументов в защиту правительственных 10% вывозной таможенной пошлины не видно. Россия с 1998 года применяла именно такую ставку. Однако, начиная с нынешнего года, правительство РФ с целью защиты внутреннего рынка повысило ее до 20%, но не менее 30 евро за тонну. Ибо 10% привели лишь к уменьшению закупочной цены подсолнечника, но отнюдь не уменьшили экспортных объемов. И это несмотря на то, что северные соседи в прошлом году вырастили неплохой урожай — 3,8 млн. т. В этом году им придется прибегнуть к импорту подсолнечного масла, в то время как в 1999 году ввозили только экзотические масла. Российский опыт не стал предостережением для наших чиновников.

 

Подсолнечное масло сегодня

 

Уверен, Верховная Рада могла бы «дощелкать» подсолнечный закон, если бы не ротация высоких кабминовских кадров. Если Виктор Ющенко в общем поддерживал вариант народного депутата Олега Юхновского, то Анатолий Кинах хотел видеть его в другой транскрипции: 17% вывозной таможенной пошлины, но на постоянной основе, то есть эта норма должна действовать целый год, без сезонных колебаний. В письме в ВР Анатолий Кириллович вопрос подсолнечной таможенной пошлины назвал спешным и требующим первоочередного решения. Кое-кто расценил это как лоббирование интересов отечественных переработчиков — масложировых комбинатов, составной части УСПП и Партии промышленников и предпринимателей. Часть правды в этом есть, но вся правда — на виду. С начала нынешнего года экспортировано 445 тыс. т, что втрое больше, чем за соответствующий период 1999-го. В общем, по признанию трейдеров, за границей остался почти миллион тонн украинских семян подсолнечника — треть собранного урожая. По уже известной давальческой схеме. Из-за дефицита сырья на внутреннем рынке цены на нее под конец первого квартала возросли вдвое. Цены на масло в мае превысили мировые в среднем на 100 долларов США за тонну. Чтобы поддержать рынок маргариновой продукции, массово закупали пальмовое масло, цена которого — 200 долларов США за тонну, что ниже цены масла в Украине.

Поэтому и ВР должна была корректировать свои действия. 21 июня 363 депутата из 421 зарегистрированных приняли Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины», по которым установлены (с тринадцатой попытки!) постоянно действующая вывозная (экспортная) таможенная пошлина на семена подсолнечника в размере 17% и запрет давальческой схемы. Первым отреагировало Министерство аграрной политики, углядев в этом притеснение прав крестьян, хотя последние, не отрываясь ни на минуту от земли, никогда не были реальными участниками рынка, в отличие от трейдеров-экспортеров и дилеров масложировых предприятий. Собственно, министерских чиновников больше беспокоит не таможенная ставка, а цена на подсолнечник, которую может диктовать крестьянин, если захочет. Что же советует МинАП? Ввести диктат цены — стартовать, допустим, с 800 грн. за тонну. Это уже, согласитесь, не прозрачная биржевая торговля, а муть — масло с осадком. Пусть только попытается какая-либо из 35 агробирж занизить (завысить — пожалуйста!) продекларированный ценовой «потолок»! Лучше, чтобы инициатива исходила не из центрального аграрного ведомства, а из низов — ассоциации производителей подсолнечника. Если такое объединение по профессиональным интересам (а это — 18 тыс. человек) окотится до подсолнечных обмолотов, оно в самом деле может серьезно склонить и трейдеров, и переработчиков к пению под свою дудку. Проникаться хлопотами крестьян необходимо, и никто не упрекает МинАП за такую жесткость, хотя, по моему мнению, аграрному ведомству лучше было бы заботиться о реализации ним же выпестованной программы «Развитие производства подсолнечника на 2001 год». Структура посевных площадей под ним так и осталась неблагоустроенной. Хотя МинАП и рекомендовало крестьянам урезать их до 2 млн. га, они остались на прошлогоднем уровне, а это вдвое превышает научно обоснованные нормативы. Отсюда — беспорядочные севообороты, погубленные и изможденные плодородные земли. Наметки собрать 3 млн. т семян основывались не на современных ресурсосохраняющих технологиях, а на экстенсивных подходах. Тирадной программой проблему подсолнечников не решить. Она, как и зерновая, свеклосахарная, требует законодательной утрамбовки.

Выиграли или проиграли от нововведения масложировые предприятия? Людмила Зинченко, председатель ассоциации «Укроліяпром», приемлемым вариантом считает последний — 17% на постоянной основе: «Подсолнечник должен оставаться в Украине и перерабатываться на национальных мощностях. Это — однозначно! Возьмите Аргентину, занимающую в экспортном ранжире семян подсолнечника первое место, продавая около 3,5 млн. т. Сейчас она перерабатывает его в семь раз больше внутреннего потребления и обеспечивает полную загрузку собственных мощностей, а экспортирует только излишки урожая, применяя гибкую систему экспортных ограничений. Украина подхватила эту эстафетную палочку и горда этим?! Страны ЕС перерабатывают семян на 60% больше, чем выращивают, жестко контролируя площади посева, учитывая специфические свойства этой культуры. Турция, применяя для переработки импортируемые семена, квотирует продажу масла на внутреннем рынке, только бы цены «не волновались», а излишки масла экспортирует. Если мыслить по-государственному, то откуда взять средства на дотирование национального аграрного комплекса, если крестьянин из 100 заработанных гривен только 7 платит налога?! Считаю, чем глубже осуществляется переработка агросырья внутри государства, тем больше наполняемость бюджета, и АП может стать самофинансирующейся структурой». Хотя и здесь, как говорят, не без изъянов. Одних допекает жаркое налоговое светило, другие — закрываются льготным зонтиком. Это я о масложировых предприятиях, дислоцирующихся в свободных экономических зонах. Донецкой, например. СЭЗ в шахтерском крае содействует выходу из прорыва прежде всего угольной отрасли. Вместе с тем «Каргил», специализирующийся на переработке подсолнечника, также пользуется льготами СЭЗ: платит лишь две трети налога, не платит НДС при ввозе из-за границы необходимых материалов... И тамошняя «кондитерка» не отягощена налогами в полной мере. Но такой же дискриминационный подход! Еще один путь облегчить себе жизнь: фиксированный налог распространяется на акционерные общества, другие структуры, в которых производство сельхозпродукции, ее переработка и реализация занимает 50%. А если на половину приходится довольно-таки прибыльный бизнес — продажа авто? И с него — фиксированный налог? Сколько теряет на этом государство? А как вам нравится вариант, когда новые собственники — инвестиционные компании, банки — покупают предприятия и сами у себя работают... на давальческих условиях? Предприятия предоставляют услуги, а весь доход остается у собственника. Следовательно, аннулировав давальческую схему, которой пользовались экспортеры подсолнечника, парламентарии оставили внутри государства лазейки для уклонения от уплаты налогов.

 

Новый сезон

 

Подобные схемы к новому сезону подсолнечника приберегли и трейдеры-экспортеры. «Запломбированный» давальческий канал заменит вполне законный — режим свободной торговли. Страны, а их более десятка, с которыми Украина имеет общий торговый коридор, с удовольствием будут встречать наш подсолнечник. По предыдущим подсчетам экспертов, самое малое полмиллиона тонн с урожая этого года покинут родные амбары. Конечно, трейдеры мобильнее, чем специализированные масложировые предприятия и мыловарни в Украине. Да и свободных средств больше. Поэтому с началом подсолнечных жатв посреднические структуры сразу же будут скупать свежие объемы, со временем перепродавая их тем же масложировым комбинатам, не без определенной выгоды, конечно. Масляные великаны могут выжать 3,2 млн. т масла. Заводы и цеха небольшой мощности, маслобойни — еще 300 тыс., и именно они в первые месяцы 2001—2002 маркетингового года будут загружены доверху из-за своей близости к сырьевой базе и будут перерабатывать в большинстве своем крестьянскую пайку — натуроплату за трудодни и ту смехотворную часть подсолнечника, которая выпадет на «щедрую» 1-процентную арендную плату за земельный пай. Следовательно, имеющие мощности могут переработать весь урожай подсолнечника в Украине и произвести 1,5 млн. т масла при внутреннем потреблении 0,5 млн. Относительно преимуществ его экспорта уже говорилось. До сих пор Украина оставалась маститым оператором подсолнечного рынка масла России с раскрученным брендом торговой марки «Олейна». Объемы поставок нефасованого масла входят в 24 тыс. т, что составляет 70% всего масляного импорта России. А экспорт украинской бутилированной подсолнечной жидкости почти втрое выше. Но прагматизм Белокаменной с внедрением НДСовской петли может замедлить украинскую мясляную походку.

Но это не означает, что во внутреннем финансовом формате предприятия должны уступить трейдерам. Чтоб уравновесить права обоих, государству следует прежде всего первых включить в список кредитных агрольготников, на которых распространяются компенсационные выплаты учетной ставки Нацбанка в размере 50—70%. Займы под 30% годовых, которыми сейчас пользуются масложировые предприятия, согласитесь, камнем цены ложатся не только на себестоимость, но и на нас, покупателей. Действующая система налогообложения дохода предприятий предусматривает налогообложение по ставке 30% разницы стоимости остатков закупленных семян на 1 января и 1 октября. Следовательно, если на 1 октября остаток сырья составлял 100 тыс. т, а на 1 января — 1,5 млн., то облагается налогами стоимость 1,4 млн. т. При стоимости подсолнечника 800 грн./т на 1 января необходимо одновременно уплатить авансом налог в размере... 336 млн. грн, осуществляя при этом текущие платежи, связанные с производственной деятельностью предприятия. Откликнитесь, директора, бухгалтеры, менеджеры украинских масложировых комбинатов! У вас есть столько оборотных средств? Указанные обстоятельства заставляют их работать с двухмесячными кредитами и именно на двухмесячный запас сырья рассчитывать. Ситуация упростилась, если бы отчетный финансовый год из 1 января перенести на 1 июля, поскольку данная проблема болезненна для всех перерабатывающих предприятий, деятельность которых связана с сезонной заготовкой, сохранением и переработкой сельхозпродукции.

Да, льготные кредиты масложировых предприятий могли бы проавансировать товаропроизводителя и «завязать» его на переработке. Тем не менее некоторые комбинаты, прибегнув в свое время к такому сотрудничеству, сейчас дуют и на холодную воду. Прокредитировать прокредитировали, а подсолнечник пошел за границу. Так обанкротился Винницкий комбинат, который по постановлению облгосадминистрации вложил 2 млн. грн. займа в производство подсолнечника, который крестьяне не возвратили. Днепропетровцы взяли кредит в ЕБРР под 7% собственных акций и тоже «погорели». Говорят, опыт и практика — великое дело. А если они горькие?!

Каким видится дальнейшее развитие событий автору «подсолнечного» закона, первому зампреду Аграрного комитета ВР Олегу Юхновскому?

«Считаю, в данной экономической ситуации, в данном налоговом поле Украины именно 17-процентная сезонная экспортная таможенная пошлина (ограничение вывоза сырья в период наибольшего спроса со стороны отечественных заводов-переработчиков) стала бы самым приемлемым вариантом с точки зрения урегулирования баланса интересов трех хозяйствующих субъектов — прежде всего производителя, переработчика и трейдера-экспортера. Создавая жесткие конкурентные условия для переработчиков и трейдеров, этот закон (если бы был принят!) давал возможность максимально удерживать цену, наиболее приближенную к мировой. То есть разница между ценой в порту и мировой была бы на уровне доработки этих семян — небольшой процент рентабельности. Будем рассуждать так: ссорились бы переработчик с экспортером, но крестьянин всегда получал бы от того или другого высокую плату за семена. Какие еще преимущества? При условиях конкуренции мог бы быть полностью упразднен бартер. В ситуации, когда вам наступают на пятки, оторваться от преследователя вы смогли бы с помощью кредитов и обеспечить себя сырьем. Но займы — адресные, под выращенный урожай. К крестьянину потянулись бы и трейдеры со своими кредитными ресурсами. Товаропроизводитель получил бы право выбора между государственными и коммерческими кредитами: какой дешевле, тот и мой! К сожалению, неприятие закона именно в таком варианте не дало возможности крестьянам узнать преимущества сезонной таможенной схемы. Некоторые специалисты и депутаты трактовали этот вариант как импульс к дополнительному увеличению площадей под масличные культуры. Но административно расширять или сокращать гектары подсолнечника абсурдно. Чтобы урегулировать проблему чрезмерного истощения почвы, следует искать другие рычаги — законодательные. Отладив механизм функционирования трех монопродуктовых рынков — зерна, сахара и подсолнечника, можно браться за базовый, рамочный закон развития аграрного сектора, а не штамповать сугубо декларационные, предусматривающие привлечение административных, а не экономических, рычагов влияния, — наподобие закона «О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001—2004 года».

Следовательно, в этом сезоне будет действовать откорректированный закон: 17% вывозной таможенной пошлины с постоянной нормой. Этим самым задолго до начала сбора подсолнечника мы четко сформулировали правила экономической игры. У каждого из трех ее игроков есть время сориентироваться, остановиться-оглянуться, взвешенно определиться в кредитной политике, поразмыслить над закупочными ценами — на сегодня, завтра. Почему 17%? Суммы НДС, возвращенные экспортерам, составляют почти 17% таможенной стоимости экспортируемых семечек подсолнечника. Этим самым удается избежать искусственного превышения цен экспорта над ценами внутреннего рынка, имеющее место за счет таможенной пошлины. Закон этот не безгрешен. Сегодня, при отсутствии прозрачного рынка зерновых в общем, и подсолнечника в частности, и такой же слабой биржевой торговли, постоянная норма может повлечь занижение закупочной цены у крестьянина. То есть создается почва для тенизации и бартеризации агроотношений. Если говорить о балансе масличных культур, то в нем много алогичного. Сравните статистическую отчетность МинАП: валовой сбор подсолнечника — 3,2 млн. т, а реализовали? Миллиончик куда-то скрылся из виду. А вот сплюсовав переработанные семечки и экспортированные, снова выходим на 3,2. Где-то завис пресловутый миллион... Но это же не мешок семечек, который взвалил на плечи и — пошел! Поэтому стоит ли молчать, если на каждой «левой» тонне навар составляет минимум 90 долларов?! По самым скромным подсчетам, бюджет потерял самое малое 400 млн. «подсолнечных» гривен. Модифицированный закон, исходя сугубо из интересов государства, «играет» прежде всего на Украину, обеспечивая поступления в бюджет, и на едоков, пополняя их обедненный животными жирами рацион маслом, потребление которого также невысокое — 11,1 килограмма на душу.

Уверен, когда-то Верховная Рада, если не этого созыва, то следующего, обязательно возвратится к 17% подсолнечной пошлине. К этому взывает экономическая ситуация. Я все-таки верю в либерализацию законодательства. Через два-три сельскохозяйственных сезона мы выйдем на упразднение всех ограничений, если цивилизованный рынок масличных перевоспитает трейдера и он будет работать по рыночному этикету».

…Созревают подсолнечники. Станут ли законопослушными эти привлекательные для многих «солнечные головки»? Между тем Аргентина известила о неурожае подсолнечника. Турки тоже ожидают меньший урожай. Ко всему, обе страны находятся в преддефолтном состоянии. Нам главное — не поддаться обманчивому звону турецких лир, не вскружить голову в аргентинском танго и не поскользнутся. На собственном масле.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно