Сколько можно оставаться дешевой рабочей силой?

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Организованный Институтом демографии и социальных исследований НАН Украины круглый стол на скуч...

Организованный Институтом демографии и социальных исследований НАН Украины круглый стол на скучную, на первый взгляд, тему: «Стоимость рабочей силы: тенденции изменений в контексте роста конкурентоспособности национальной экономики», оказался в итоге на удивление живым и интересным. Мнения участников сходились в главном: необходимо отказаться от парадигмы дешевой рабочей силы как конкурентного преимущества, которым сейчас пользуется Украина. В стране необходима комплексная реформа оплаты труда.

Но сможет ли дискуссия выйти за рамки сугубо теоретической? Ведь пока ни ученые, ни чиновники, ни представители общественных организаций так и не смогли ответить на ключевой вопрос — где взять ресурсы для столь затратной реформы.

Во встрече за круглым столом приняли участие вице-премьер Дмитрий Табачник, министр труда и социальной политики Михаил Папиев, первый замминистра экономики Анатолий Максюта, зампредседателя Федерации профсоюзов Григорий Осовый, исполнительный вице-президент Конфедерации работодателей Алексей Мирошниченко, директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий Геец, главный консультант Всемирного банка Марк Райзер, мэр Запорожья Евгений Карташов и многие другие. И каждый, по крайней мере, попытался донести свое видение ситуации, отстоять свою точку зрения.

Главные тезисы были озвучены во вступительном слове директора Института демографии и социальных исследований НАНУ Сергея Пирожкова.

Искусственное занижение стоимости рабочей силы унаследовано современной Украиной от административно-плановой экономической системы с ее низким уровнем заработной платы. Но там оно компенсировалось высокими объемами потребления, распределявшимися через так называемые общественные фонды, путем дотаций на жилищно-коммунальные и санаторно-курортные услуги, значительную часть потребительских товаров, бесплатной медицинской помощи и образования. Низкой зарплате соответствовали такие же низкие, жестко регулируемые цены на товары и услуги.

Переход к рыночной экономике разрушил систему дотаций и, в значительной степени, общественные фонды потребления. Но стремление выдержать конкуренцию на мировом рынке в условиях высокой энерго- и материалоемкости привело к консервации низкой стоимости рабочей силы. И сейчас это важный фактор конкурентоспособности украинских товаров. Однако нельзя не видеть, что низкая стоимость рабочей силы еще в большей степени является непреодолимым барьером для роста производительности труда и провоцирует отток наиболее активных слоев граждан за рубеж.

Без высокой заработной платы не может быть и высоких социальных трансфертов. Следовательно, низкий ее уровень является фактором бедности не только работающего населения, но и нетрудоспособных его слоев. Все это сдерживает развитие внутреннего рынка.

Аргументы ученых вроде бы находят понимание у высокопоставленных чиновников. Министр труда и социальной политики Михаил Папиев признал существование вышеперечисленных проблем, назвав их решение приоритетным для отечественной экономики. В мире есть две модели: одна из них базируется на дешевизне рабочей силы, другая — на высоком качестве продукции и высокой производительности труда. И Украине действительно пора определяться, по какому из путей двигаться дальше.

При нынешних интеграционных процессах мы не сможем удерживать внутри страны квалифицированную рабочую силу, кардинально не повысив заработную плату. Которая и должна стать главной мотивацией к труду.

По словам г-на Папиева, определенная работа в этом направлении уже ведется. Подготовлен целый ряд проектов законодательных и нормативных актов. Среди них — законопроект о единой системе учета и едином социальном взносе, который призван дать возможность, не увеличивая нагрузку на фонд оплаты труда для работодателей, внедрить общеобязательное государственное медицинское страхование. Также ставится цель обеспечить участие граждан Украины во втором уровне пенсионного обеспечения, для чего в парламент подан законопроект об общеобязательной накопительной системе. Законопроект об обязательной профессиональной системе призван снизить нагрузку на солидарную систему по уплате из Пенсионного фонда льготных пенсий.

Особое внимание г-н Папиев предлагает уделять вопросу создания негосударственных пенсионных фондов. Поскольку в случае серьезного повышения заработной платы (дай-то Бог!) весомую его часть работодателям предпочтительнее направить на выплату взносов для будущих пенсий своих работников. Это — и серьезнейший дополнительный стимул для работника, и долгосрочные сбережения, а значит — инвестиционный ресурс экономики.

Одним из не только наиболее эмоциональных, но и содержательных оказалось выступление замдиректора Института демографии и социальных исследований, член-корреспондента НАНУ Эллы Либановой.

Безальтернативность отказа от нынешней, «порочной» модели конкурентоспособности она аргументировала тем, что низкую стоимость рабочей силы возможно использовать лишь в условиях глубокого кризиса и на начальных этапах формирования рыночной экономики. В дальнейшем же это бесперспективно: практически ни одно государство не добилось за счет ее использования серьезных успехов в повышении благосостояния нации.

Разрыв по этому параметру между странами, использующими «дешевую» и «дорогую» модели, только увеличивается. Не ставя под сомнение тезис о необходимости синхронизации повышения зарплат с темпами роста производительности труда, г-жа Либанова указала, что этот критерий все же нельзя использовать бездумно. Речь идет о том, что, серьезно уступая по показателям ВВП на одного занятого (производительности труда) странам Центральной и Восточной Европы, по уровню оплаты труда мы отстаем еще больше. Т.е. тот показатель, который в советские времена назывался уровнем эксплуатации нанятого работника, в Украине сегодня значительно выше, чем у всех соседей. За исключением Болгарии.

По расчетам ученых, доля оплаты труда в себестоимости отечественной продукции — даже с учетом социальных начислений на ФОТ — сегодня составляет немногим более 8%. А увеличение зарплат на 30% приведет к увеличению этой доли всего на 2%. То есть даже при росте зарплат в несколько раз, убеждена Элла Марленовна, никакой экономической катастрофы не случится.

Также она обратила внимание на еще один любопытный факт: в отечественных центрах занятости числятся сегодня более 2 млн. незаполненных вакансий, а реально их еще больше (при этом количество зарегистрированных безработных составляет всего 700 тыс. чел.). Правда, лишь в 5% случаев на вакантных местах предлагается зарплата более тысячи гривен, а в 70% — менее 500.

«Эти вакансии никогда не станут заполненными рабочими местами, потому что люди вполне обоснованно не идут работать за такие копейки, — утверждает г-жа Либанова. — В Украине сегодня нет проблемы безработицы в традиционном для благополучных стран понимании, а есть проблема низкой и неадекватной занятости. Проблема безработицы у нас нивелируется и трансформируется в абсолютно убогую и недостойную человека заработную плату».

Только в 2002 году средняя зарплата по стране достигла прожиточного минимума для трудоспособных лиц, а минимальная не может дотянуться до него и по сей день. В результате получается фантастическая вещь: риск бедности фактически не зависит от наличия или отсутствия работающих в семье. В 85% бедных семей есть хотя бы один работающий. Т.е. занятость не является гарантией против бедности.

Результат налицо: значительная часть населения стремится любыми путями выехать за пределы Украины, а количество лиц с высшим образованием среди молодежи снижается. На международном фоне по показателям образованности населения мы еще смотримся прилично, но только за счет старших возрастных групп. В структуре занятости уверенно растет лишь доля простейших профессий, а доля большинства видов более квалифицированной рабочей силы (за исключением разве что работников торговли, высших госслужащих и руководителей) — неуклонно снижается.

Дешевизна рабочей силы играет с нами еще одну злую шутку: у работодателей отсутствует мотивация внедрения новых технологий. А зачем, если дешевле нанять нескольких новых рабочих?

Г-жа Либанова обозначила и основные направления государственного влияния на уровень оплаты труда. Среди них — повышение уровня оплаты работников бюджетной сферы с внедрением полномасштабной тарифной сетки (возможно, с одновременным расширением социального пакета); участие в социальном диалоге на уровне переговоров о заключении отраслевых тарифных соглашений и коллективных договоров; компенсация работодателю затрат на целевую подготовку квалифицированной рабочей силы, строительство временного жилья.

Так что поиск путей решения проблемы вроде бы начат. Главное, как очень резонно заметил вице-премьер Дмитрий Табачник, что у представителей различных органов власти и общественности появилась общая убежденность в необходимости качественного повышения оплаты труда как способа повышения конкурентоспособности экономики и улучшения благосостояния нации, и отказа от традиционных экстенсивных методов, таких, как, например, увеличение социальных выплат.

Трудно было отказать вице-премьеру в логике, когда он «приземлил» дискуссию, напомнив, что остался нерешенным и самый главный вопрос — источники предполагаемого увеличения уровня зарплат. Без них все подобные дискуссии в конечном итоге обречены. Точно так же, как и надежды решить «зарплатную» проблему, не проведя кардинальной ревизии существующей системы социальных льгот и гарантий.

Этот «пустяк», как известно, вот уже полтора десятка лет является непреодолимой преградой на пути заявленных социальных реформ. Неужели на этот раз может быть по-другому?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно