СКАЗКА О КАЗАКЕ И ФИТНЕСЕ

9 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 9 января-16 января

«Поддержка отечественного производителя», известная как государственный протекционизм и патернализм, — болезнь, весьма напоминающая алкогольную зависимость...

«Поддержка отечественного производителя», известная как государственный протекционизм и патернализм, — болезнь, весьма напоминающая алкогольную зависимость. Точно так же, в очень небольших дозах и под жестким самоконтролем, алкоголь может помочь пережить стрессы и кризисы роста. Но если в общественном организме отсутствует некий важный ген или просто недостает политической силы воли, можно быстро ступить на скользкую дорожку. Немаловажно также — еще одна аналогия с алкоголем! — что именно и в каком сочетании потреблять. Причем существует одна любопытная закономерность: чем больше возможностей для злоупотреблений и неэффективной работы создает та или иная форма патернализма, тем больше ее любят и лоббируют «отечественные производители», тем сильнее эффект привыкания.

А привыкание часто происходит в худших традициях, прямо «с первой дозы»: лелеемый «национальный производитель» теряет конкурентоспособность и требует новой подпитки. Но, как говорится, не за то отец сына бил, что пил, а за то, что похмелялся. Трудно удержаться, тем более что похмелье бывает тяжелым, аж до белой горячки забастовок и демонстраций. Вдобавок болезнь заразна. Дурной пример, да и краткосрочные (чаще всего мнимые) преимущества способствуют — трудно трезвому в пьяной компании! И, наконец, доза затягивает: поскольку поддержка одного производителя осуществляется только за счет другого или потребителя (то есть всех остальных производителей!), очень трудно после первой удержаться и не налить вторую, а за ней понеслось… Вот и «втягиваются» страны, что послабее, и превращаются в безвольных алкоголиков, выклянчивая подачки и кредиты, чтобы распределять их между своими вконец заворовавшимися и разленившимися предприятиями. А поскольку, втянувшись, завязать уже трудно, порой доходит и до драки за бутылку — торговой, а то и «горячей» войны…

Справедливости ради, надо сказать, что и развитые страны частенько «грешат». И слабых, бывает, обижают, да и сами за рюмку спорят. Но их здоровенным экономикам небольшие дозы не страшны: на килограмм веса — сущие пустяки. Поэтому, хотя от вредных привычек надо бы избавляться всем, для больших это несколько менее актуально…

В общем, и большие, и маленькие страны образовали своеобразный «клуб здорового образа жизни», назвали его ВТО (или, продолжая аналогию, ВОТ: всемирное общество трезвости) и договорились дружно избавляться от дурных привычек или хотя бы ограничивать дозы и употребление суррогатов, а вместо пьянства — заниматься спортом. Чтобы был стимул соблюдать режим. Согласитесь, всей компанией бросать легче, чем поодиночке — это вам скажет любой врач-нарколог.

И вот приходит в клуб маленький, всего-то двенадцати лет от роду казачок. Он хоть и мал, а успел уже пристраститься к самогону и бормотухе. Смотрит: богатые здоровые дядьки качаются, бегают, плавают, играют в теннис и футбол. И малыши там весьма прилично выглядят — с огоньком перспективы в глазах. В общем, все красиво, чинно, заманчиво. Особенно выделяется фитнес-центр под названием ЕС (ну, допустим, ЕвроСпорт): и богато, и от дома недалеко… Мечта, да и только! Захотелось мальчику в этот ЕС записаться.

— А сколько ты раз отжимаешься? — «Пять», — отвечает казачок. — «Плохо, — говорят, — маловато. Слабоват еще, чтобы с нами вместе тренироваться. Будешь только под ногами путаться. Чтобы к нам присоединиться, нужно хотя бы ГТО (были в совке такие нормы по части спортивной формы. — В.М.) сдать».

— А я если выпью самогонки пол-литра, то и семь раз отожмусь! Я так всегда делаю, когда сил не хватает, — допинг называется! — тужится пацан. Но его не понимают. Во-первых, и семи раз мало. Во-вторых, самогонку, говорят, в приличном обществе не пьют вовсе. Да и всем известно, что один раз, может быть, и получится на допинге показать результат (хотя сомнительно и все равно нечестно), но эффект уж больно краткосрочный: если принимать регулярно, то и трех раз не отожмешься. Да и вообще, у нас здесь клуб здорового образа жизни: мало сдать ГТО, надо для начала вступить в ВОТ. Так что, если ты в принципе готов «завязать», а пока что ограничить «употребление», почему бы и нет — вступай в ВОТ, затем в подготовительную группу, через несколько годков подкачаешься — будешь вместе с нами тренироваться.

А казачок как раз накануне самогону хватил, ему глаза обида застит, он в истерику:

— Шо это, — кричит, — вы мне тут пить запрещаете? У меня растущий организм, ему калории требуются! Да и откуда я смелости наберусь, чтобы драться, если самогону не глотну? А без этого меня тут в порошок сотрут! Это вы для того, чтобы меня ослабить и побить! Сами-то, небось, бухали вовсю в моем-то возрасте! И сейчас меня частенько обижаете по пьяни!

— Да ты успокойся, малыш, — отвечают ему взрослые. — Конечно, специально нянчиться с тобой никто не будет, но и обижать никто не собирается. В жизни всюду конкуренция, нечего обижаться. Только мы тут не деремся, а в спарринге тренируемся, а чтобы не доходило до драки, и учредили клуб. Будешь с нами соблюдать правила — в обиду не дадим: если кто из наших к тебе с незаконными приемами или в пьянство втягивать станет — ты только скажи, мы между собой быстро разбираемся. А если ты завязывать не хочешь — пеняй на себя: как ты с другими, так и они с тобой. Нет правил — так нет. В общем, если хочешь честно бороться — пожалуйста, веди здоровый образ жизни, качай мускулы, развивай ловкость… Вот только самогон тебе в этом не поможет. Это мы на своем опыте проходили, много ошибок в молодости наделали. А как выросли — поняли, что если и дальше драться, то поубиваем друг дружку к такой-то матери. Тем более что трезвому алкаша осилить вовсе не сложно.

Да и, собственно говоря, мы же еще не так чтобы совсем завязали. Правила ВОТ запрещают только злоупотреблять, а рюмочку-другую пропустить в хорошей компании можно. А ежели, к примеру, стресс, вроде демпинга — так наши правила позволяют и «употребить» одноразово.

— Так это ж сколько лет надо качаться и здоровый образ жизни вести, чтобы с вами играть! Мне ни в жисть не одолеть — уж лучше пить, хоть одно утешение. А что мне еще остается?

— Ну это ты зря! Вот смотри, Яцек, Вацлав, Ласло — немногим лучше тебя были, пока пили, а теперь какие красавцы!

— Так они же с вами в одну школу когда-то ходили, вы их по блату приняли…

— А Урмас, Ивар и Арвидас — практически в вашей же компании крутились, а вот теперь полюбуйся… Скоро и Тодор с Ионом подойдут, они у нас на подготовительном. Не все еще у них получается, но стараются. По крайней мере, в ВОТ они уже давно, и ничего страшного не случилось: ни похмелья, ни «белочки»… Да, собственно, о чем тут вообще говорить — вон Мирча, Ионы младший братец, тоже в вашей компании был, и Гоги с Ашотом — все в общество вступили. Неужто не можешь хотя бы как они?

— Ага, — отвечает в слезах наш казачок, меняя тему на ходу, — сами-то, небось, и сейчас употребляете, да еще такими дозами, что мне за год не выпить.

— Ты на нас не смотри. Ты делай не так, как мы делаем, а так, как мы говорим (не очень-то педагогичная позиция, скажем прямо. — В.М.). Мы как в детстве привыкли, так и не можем полностью отвыкнуть, а с запущенным алкоголизмом можно бороться только постепенно. Детей-уродов опять же наплодили спьяну — они теперь без дозы не могут, а поубивать рука не поднимается. Пока. Но мы-то все же взрослые и пьем умеренно, хотя, твоя правда, бросать со временем надо и нам. Но ты-то молодой, не повторял бы наших ошибок! А то посмотри на себя: для твоих размеров и возраста ты же просто убийственными дозами хлещешь!

Пора завязывать, а не то превратишься в такого алкаша (и показали на нищего африканца в рваном прикиде, жалостливо просившего подаяние на крылечке клуба). Этот, видишь, в долг пил. Да и ты ведь в долги уже однажды залез так, что еле-еле выпутался.

Мы-то пьем понемногу, и только хорошее вино либо коньяк. Да исключительно на свои: специально такие правила приняли. В крайнем случае, если не можешь бросить, хоть перешел бы на менее вредные напитки, что ли…

— Ага, — отвечает им казачок, — вы можете себе позволить чего получше, вы-то богатые, а мне на это денег не хватит! С моими-то силенками на коньячок не заработаешь, еле-еле хватает на суррогатную водку да самогон…

Надоедает взрослым его уговаривать. Не хочет человек себе помочь — не надо! Конечно, жаль мальца, да, видать, пока сам себе шишек не набьет, не научится. А казачок тоже обижается, отворачивается и цедит так через плечо, чтобы услышали: «Ну, раз вы такие злые и не ждете меня с распростертыми объятиями, не хотите принимать в свой клуб — у меня другая компания есть. Та самая, где я к бутылке и приучился. Пойду назад, в подворотню — бухать самогон с Васькой и другими старыми корешами. Васька вон который год уж зовет, и дешевой самогонки у него — завались. И парень он душевный, мы с ним почти как братья…

Там, правда, грязно, забитым мусоропроводом воняет, не то что у вас, зато все свои, и никто ничего не запрещает. Одно плохо: Васька как выпьет (вот уж любитель этого дела, на весь мир знаменит!), таким грубым становится, всем хочет командовать один, он начальник — все дураки… И здоровенный, гад, сильнее всех вместе взятых, чуть что — сразу бульдозером наезжает. Решения, говорит, будем принимать не консенсусом, как в том дегенератском клубе, который вечно ни на что решиться не может, а эффективно: количество голосов пропорционально силе удара. Потенциальной пока что. Чтобы знали, что наша сила — в единстве! Будете все у меня жить в либеральной империи, а ежели кто не согласен — в сортире замочу! Честно скажу, не нравятся мне его манеры, но и без самогона не могу. Вот поднаберусь здоровья в старой компании, а там, глядишь, и к вам опять приду. Тогда возьмете?»

А вот теперь — сюрприз! История-то наша, оказывается, интерактивная! Итак, уважаемый читатель, делайте свой выбор:

Вариант А. Члены клуба поморщились от таких слов, посовещались и решили: иди, говорят, куда хочешь. Скатертью дорожка. Нечего нас шантажировать. Подумаешь, уйдет он в старую компанию — нашел кого пугать голой задницей! Ваша вся компания — слабаки, Васька ваш, супермен, — как один наш маленький Яан (разве что у Васьки пистолет есть, так у нашего Сэма на этот случай всегда автомат наготове…), ну и играйте в свои детские игры дальше. Только вряд ли на самогонке удастся вам здоровья набраться. Пока еще никому не удавалось.

Казачок обиженно уходит. А куда ему деться? Дальнейшая его судьба, увы, прослеживается достаточно хорошо… Долго еще банда самогонщиков терроризировала окрестности и втихаря била стекла в клубе. Наверное, с досады.

Вариант Б. В клубе задумались. Замелькали какие-то новые люди в университетских мантиях, которые что-то тихонько рассказывали. Вокруг них собирались завсегдатаи и внимательно слушали. Иногда расходились с хохотом, оставляя сконфуженного эксперта в одиночестве, а иногда долго вслушивались, затаив дыхание. Время от времени кто-нибудь выходил на порог и задавал пацану странный, с его точки зрения, вопрос — например, почему он Васькину самогонку не из рук в руки берет, а через оффшорный шкаф. Потом все совещались опять. Казачок смотрел на этот бардак с недоумением, но из любопытства все же далеко не уходил.

Вариант Б1. Надоело ему ждать, плюнул он на все и пошел обратно к Ваське. См. вариант А.

Вариант Б2. Вышел из клуба старейшина и с неподдельной скорбью в голосе сказал: «Эх, жаль, конечно, но не бывать тебе настоящим джентльменом. Вконец испортила тебя проклятая самогонка».

Вариант Б2а. См. вариант А.

Вариант Б2б. И вот тут что-то оборвалось в душе у казачка. Он вдруг понял: сейчас или никогда! И крикнул: «А вот и нет! Не знаете вы нашего казацкого роду-племени! Вот увидите, брошу пить, возьмусь за ум и через год приду к вам новым человеком!» И с этими словами решительно пошел к Ваське отдавать бутыль самогона, одолженную (точнее, «несанкционированно отобранную») у него вчерась с похмелья. Умудренный опытом старейшина смотрел ему вслед с улыбкой, но вместе с тем скептически покачивая головой. Надолго ли хватит этой решимости?

Собственно, в кинофильмах о детях из плохой компании обычно так и бывает: они берутся за ум и становятся выдающимися спортсменами (музыкантами, учеными, бизнесменами — нужное подчеркнуть). Хотя, с другой стороны, о большинстве остальных, которые просто спились и стали мелкими уголовниками, снимать фильмы неинтересно.

Вариант Б3. … Хотелось бы придумать, но пока ничего в голову не приходит. Может, ты, читатель, сможешь?

Вариант В. В ответ на такую дерзость вышли из клуба двое вооруженных охранников, взяли мальчишку под белы руки и отвезли в приют, где непутевых подростков лечат, кормят, приучают к труду и пытаются отвадить от дурных привычек. В обычной жизни примерно так и случается. Но поскольку в международной практике такое допускается только в отношении отпетых хулиганов, совершивших опасные правонарушения, то мы этот вариант расписывать дальше не будем. Хорошо бы, чтоб до такого не дошло.

Пока что казачок стоит на пороге, переминаясь и не решаясь зайти, а члены клуба все никак не могут прийти к своему любимому консенсусу. Может, и от наших с вами голосов что-то зависит?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно