Синий туман, фумигационный обман-2 - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Синий туман, фумигационный обман-2

21 ноября, 2008, 16:23 Распечатать

Дождь идет, а мы молотим! Госкарантину все трын-трава!.. Из-за отсутствия фумигационных камер, препа...

Дождь идет, а мы молотим! Госкарантину все трын-трава! Именно так я охарактеризовал бы деятельность ведомства после публикации пятилетней давности «Синий туман, фумигационный обман» («ЗН», №8, март 2003 года). Ни частые реорганизации, ни «усовершенствования» законодательно-нормативной базы не сделали его государственным защитником от засилья вредителей и сорняков. Между тем функции этого института не только пограничные, но еще и, извиняюсь, чисто ассенизационные, т.е. очистительные.

Если же ими пренебрегать, то домашними станут клоп-черепашка, средиземноморская плодовая муха, американская белая бабочка, картофельная моль... Потому так привольно на наших землях и западному кукурузному жуку, которого Европа признала особо опасным карантинным организмом. После первого появления в 2001 году в Виноградовском районе на Закарпатье популяция кукурузника продвинулась вглубь — во Львовскую, Ивано-Франковскую, Тернопольскую области...

Из-за отсутствия фумигационных камер, препаратов, равноправия Госкарантина с компаниями-фумигаторами обеззараживание не только зерновых, но и остальных грузов, транспорта в портах, на таможенно-лицензионных складах, таможенных пунктах до сих пор остается неразрешимой проблемой. Возможно, ведомство полагается на энтузиазм рядовых украинцев, которые с песней «Смело мы в бой пойдем! » будут защищать собственные сотки от растительно-животных пришельцев? При помощи имеющихся в свободной продаже в киосках высокотоксичных смертоносных таблеток…

Тогдашняя газетная статья и вправду наделала шуму. Переполох поднялся не из-за разглашения чисто технологических тонкостей обеззараживания зерновых на одесских терминалах, а из-за обнародования названий фумигационных компаний и сведений о том, каким образом они попали на этот специфический рынок. Ведь каждую из фирм «крышевали» либо высокопоставленные лица из Министерства аграрной политики, либо влиятельные бизнесмены. Это уже потом мне рассказали, кто с кем и кто в чем. А поначалу не раз терялся в догадках, почему не здоровается за руку министр или его замы, почему воротят «фейсы» интервьюеры, которые еще вчера без мыла лезли в отверстие для микрофона на диктофоне.

После этого менялись, как галстуки, высшее руководство, фумигационные компании, их «кураторы», происходил экспорт и импорт грузов. Без обеззараживания и с ним. Меня снова потянуло «на то же место, в тот же час» — в одесские порты. Чтобы в очередной раз убедиться, что государственные заверения «улучшим... устраним... дисциплинируем» — это фикция. Нет, чиновники порой ударяли палец о палец, да без толку!

Изменения в Закон «О карантине растений» укоротили монопольную руку Государственной карантинной инспекции. С 2004 года фумигационные услуги оказываются частными структурами, а на чиновников возложена лишь организация и контроль за ними. Впрочем, аграрное ведомство упорно доказывает, что своими силами фирмы-лицензиаты не могут показать вредителям «кузькину мать». Но для «своих» фронт работ находится.

За последнее время Госкарантин пережил три реорганизации. Сказать, что они стабилизировали и улучшили деятельность этого органа, значит, покривить душой. Он стремительно терял свои позиции, и для их цементирования Министерство аграрной политики подготовило проект постановления Кабинета министров «Об утверждении размера платы за услуги Государственной службы по карантину растений Украины». В случае его принятия субъект хозяйственной деятельности, обращаясь в карантинную службу, должен был оплачивать каждый свой шаг.

Но с какой стати вы, предприниматель, обязаны финансировать государственной структуре «организацию проведения фумигации»? Ведь частная компания самостоятельно оформляет контракты на обеззараживание, например, зерна, покупает химические препараты, индивидуальные средства защиты, оборудование, доставляет его вместе с персоналом на судно, «выбивает» соответствующие разрешения в санитарной, пограничной, таможенной, экологической и портовой службах. И вполне обходится без «услуг» Госкарантина.

Кроме того, понятие «услуга» предполагает заказчика и исполнителя. С точки зрения выгоды, какой смысл мне, предпринимателю, заказывать на платной основе контролеров собственной работы? Почему, отобрав две-три пробы зерна с судна грузоподъемностью 50 тыс. тонн, сотрудники карантинной службы дерут деньги с каждой якобы обследованной тонны?! В упоминавшемся проекте постановления что ни строка, то юридический ляпсус.

И заключительный штрих. В соответствии со статьей 49 Закона Украины «О карантине растений», «размеры платных услуг, утверждаемых Кабинетом министров Украины, должны равняться фактическим затратам на их предоставление». То есть для того чтобы подсчитать фактические затраты на предоставление услуг по организации и контролю, нужно по крайней мере иметь утвержденный Министерством аграрной политики и соответствующим образом зарегистрированный порядок их проведения. А когда его нет, непонятно, с какого потолка чиновники взяли ценники на внушительный перечень услуг по «организации и контролю».

В аграрном ведомстве клерки не смогли ответить на шкурный вопрос: кто же все-таки должен платить — предприниматель, владелец груза или третья сторона? Стало понятно после 17 сентября с.г. Правда, не всем. Ведь в Минагрополитики на совещание «Анализ деятельности лицензиатов в сфере обеззараживания объектов регулирования и объектов, которые перемещаются через государственную границу Украины и карантинные зоны, и соблюдения ими лицензионных условий» из более чем 90 приглашенных компаний не прибыло и 15. Сначала важное собрание планировали провести в Одессе, но в последний момент переиграли: проблемы лучше видны со столичного асфальта.

Ввиду ограниченной «массовости» лицензиатов, учитывая «общественные обсуждения на совещании», МинАП через два дня издало приказ №217 «О внесении изменений во «Временный порядок по организации и контролю за проведением обработки и фумигации (обеззараживания) объектов регулирования и объектов органами Государственной службы по карантину растений Украины». В приложении к нему государст-
венным инспекторам по карантину растений вписали функции, над которыми смеются даже сказочники.

Скажите, как проводить «своевременное и качественное уничтожение вредных организмов» при отсутствии... методических указаний, утвержденных инструкций и технологий обеззараживания? На более чем тысяче наименований подкарантинных материалов и объектов...

При этом инспекторы обязаны бороться с «сокращением задержек транспортных средств». Но ведь вагон или судно не выпихнешь раньше установленного срока: химическая реакция фумиганта длится, в зависимости от температуры воздуха снаружи, пять-семь суток. Плюс еще одни на выветривание... А на практике? Трое суток при минус восьми, когда и фумиганту «холодно», из-за чего он полностью не разлагается...

Трейдеры и без подсказки госчиновников наловчились «сокращать» простой вагонов. Катится, например, 60-тонный пульман с зерном в Беларусь. Тут без фумигации не обойтись, иначе не выпустят за границу. Через два люка специалисты специальными «шприцами» прокалывают толщу зерна, оставляя на метровой глубине таблетки химического препарата. Длина транспортного средства — 12 метров. Эффективна ли подобная фумигация, не мне судить. Технологи убеждают, что при движении зерно перемешивается и взаимодействует с химикатом, который полностью уничтожает паразитирующую живность.

Я о другом. Никто не держит загруженный вагон неделю, чтобы зерно «очистилось» от вредителей. Трое-четверо суток — и он уже в Беларуси. А значит, зерно фумигируется в... дороге. И токсины через люки зерновозов без резиновых прокладок «дезодорируют» нашу территорию и чужую.

Действительно, ускорить оборот транспортных средств можно при условии, если на государственном уровне утвердят «другие специальные методы обеззараживания». Тогда и цветы после длительной экспозиции и дегазации не будут выглядеть поникшими, зато гордыми в душе, что избавились от клещей. Но, к сожалению, на сегодняшний день единственно признанной и безальтернативной в Украине является фумигация.

Прибегают к ней и в случае «обнаружения во время проведения фитосанитарного контроля объектов и объектов регулирования, зараженных вредными организмами». Это если приспичило... До 2004 года, когда Госкарантин был монополистом, его государственные фумигационные отряды проводили также обязательное обеззараживание (есть перечень грузов, которые обязательно обеззараживают, независимо от того, шевелится там что-либо или нет), осуществляли профилактические мероприятия, зарабатывая на этом бешеные деньги. Почему же эти предписания втихаря убрали из свежей инструкции? Чтобы «необязательностью» отодвинуть от финансового источника частные компании?

Вообще-то, по международным документам, государственный карантинный инспектор должен заставить владельца вылизать свою территорию до сорнячка, до жучка. Только тогда ее можно назвать свободной зоной. То есть без карантинных организмов. Следовательно, в идеале, клоп-черепашка или долгоносик не должен водиться не только на зерноскладе, но и на поле. А у нас наоборот: больше вредителей — больше гривневый урожай карантинных инспекторов.

Они должны «изучать и анализировать» требования карантинного разрешения на импорт (транзит), требования страны-импортера в сфере карантина растений, условия обеззараживания (фумигации и обработки) объектов регулирования относительно требований стран-импортеров, огромное количество актов. Так записано в инструкции. Но, по моему мнению, карантинный госинспектор должен прежде всего «знать». Именно это, самое главное, и опустили в министерском документе. Знать, что «меры по локализации и ликвидации вредных организмов» должны также приниматься и в случае отсутствия документального подтверждения о проведении обеззараживания страной-импортером, чего не происходит.

Знать, что «отдельные требования страны-импортера/экспортера» предполагают обязательное обеззараживание подкарантинных грузов только бромистым метилом. Например, Египет требует подобной «дезинфекции» для ввозимого хлопка, поскольку другие фумиганты не убивают хлопковую моль. И Украина в сопроводительных документах подтверждает обработку именно этим препаратом. При полном его отсутствии в государстве!

Бромистый метил в свое время производили на Сакском химзаводе, но после 2002 года тот захирел. Препарат, потребность в котором составляет почти 4 тыс. тонн в год, импортировали на правительственном уровне. Но поскольку государственные фумигационные отряды лишились сферы услуг, то и Госкарантин перестал заботиться о поставках бромметила, хотя он незаменим при фумигации.

Коммерческие структуры (каждая по отдельности) стремились своими силами наладить ввоз бромистого метила. Но все застопорилось не из-за разрешения Министерства охраны окружающей природной среды, которое не получишь без гигиенического заключения и свидетельства о государственной регистрации препарата. Все намного проще. Израильская компания — производитель бромистого метила посоветовала контактировать с голландцами, своими полпредами в Европе. А те и слышать не хотят о какой-то там сотне-другой килограммов фумиганта: они оперируют тысячами.

Вот и получается: бромистый метил у нас не производят, не ввозят, разрешения на транспортировку, хранение и использование никому не выдавались, зато на грузах — упоминавшегося хлопка, арахиса, риса, цитрусовых, сухофруктов, других — стоит клеймо «Обработано бромистым метилом».

Если Украина осталась без эффективного фумиганта, то, по-моему, именно Госкарантину, который «организует и контролирует», и нужно решать этот вопрос на государственном уровне. По крайней мере, закупить за бюджетные средства солидную партию бромистого метила и продавать тем же лицензиатам. Да еще и с жирным наваром. Купят! Тем более никто заслон бромметилу не ставил. Даже несмотря на то, что Украина подписала Монреальский протокол, запрещающий использование газообразных ядохимикатов.

Знал об этом и Юрий Ехануров, во времена своего премьерства издавший постановление №1071 от 1 августа 2006 года. В нем четко говорится: «2. Установить, что ввоз и производство в Украине, вывоз из Украины и транзитные перевозки через территорию Украины озоноразрушающего вещества, указанного в приложении Е (бромистый метил. — В.Ч.) к Монреальскому протоколу, для стран, являющихся Сторонами Монреальского протокола и выполняющих его требования, осуществляются исключительно: для целей карантинной обработки и обработки перед транспортировкой; в особых случаях, предусмотренных решениями Сторон Монреальского протокола; для важнейших видов применения, определенных отдель-
ными решениями на совещаниях Сторон Монреальского протокола».

Ныне же чиновники, дабы не иметь проблем, придумывают различные отговорки. Говорят, что метод J (так называемая рециркуляция) намного эффективнее бромметила. В трюме глубиной 18 метров прокладывают трубы, и специальный насос подает по ним обеззараживающий газ. Но сами исполнители — фумигационные отряды — называют эту процедуру слишком затратной.

— Бромистый метил всеяден. Им можно обеззараживать что угодно, ведь он тяжелый и проникает на любую глубину. Попробуйте «проколоть» 30-метровую толщу «силоса» — резервуара, где хранится зерно, заложить туда таблетки фумиганта или по этим же трубам закачать газ... Бромметил не накапливается в грузах, на стенках транспортных средств или зернохранилищ, обладает хорошей десорбцией. То, что он смертоносный, — правда. Но для этого существуют все меры безопасности.

Госкарантин знает намного больше, чем я. Такой у него статус. Только это ведомство оперирует закрытой информацией не только о карантинной ситуации в любом регионе, но и о движении грузов на автотранспорте, железной дороге, по морю, реке, воздуху, почте. Ему доподлинно известно о штате каждой фумигационной компании, ее материальной базе, объемах выполняемых работ, потому что Госкарантин выдает лицензии на этот вид деятельности.

Такая исчерпывающая информация должна быть на руках у каждого инспектора. Зачем обременять его предписаниями «государственный инспектор... изучает и анализирует наличие у лиц, которые будут осуществлять меры по локализации и ликвидации вредных организмов, лицензии»?

Собственно говоря, на каждом таможенно-лицензионном складе, пограничном пункте, в госадминистрациях, инспекциях по карантину растений на видном месте должны висеть списки фумигационных компаний. И тогда владелец груза в случае обнаружения какой-то заразы выбирает по собственному усмотрению заказчика-фумигатора. Пока же Госкарантин только констатирует: ваше зерно заражено! На этом его миссия заканчивается. А к кому «осчастливленный» клиент должен обращаться дальше? Карантинный инспектор подскажет компанию, которая ближе к... его карману.

Эта избирательность и вредит общегосударственному делу. Ведь девяти привилегированным компаниям из 90 никак не осилить тот объем работ по обеззараживанию работ, который накопился в Украине. Даже если завтра их станет вдесятеро больше. Тем более что аппетиты Госкарантина непомерны: инспектор должен «изучать и анализировать государственные и местные программы по локализации и ликвидации вредных организмов». Какой смысл, если ни одна из частных структур пока не участвовала в реализации этих программ? Учитывая, что Госкарантин будет заниматься не только обеззараживанием грузов, но и их реализацией, то в форме карантинных инспекторов должно ходить пол-Украины!

Жаль, что министерское совещание не прошло в Одессе. Уверен, выездное заседание было бы более креативным. Например, увидели бы, как в Ильичевском порту утилизируют пустую тару из-под фумиганта. На обеззараживание «панамакса» водоизмещением 50 тыс. тонн зерна расходуется 450—600 килограммов фостоксина. Остаются жестянки из-под препарата, общим количеством 450—600 штук. Думаете, их везут под пресс на специальный завод? Нет, закапывают на территории порта. А сколько таких «панамаксов» и судов поменьше ежедневно отчаливает от Ильичевского причала, других?

Или нашли бы в Южной Пальмире карантинные причалы, площадки, железнодорожные тупики, фумигационные площадки и емкости, где можно безопасно проводить не только фумигационные операции и дегазацию, но и дезинфекцию и дезинсекцию грузов, объектов ветеринарного, санитарного и карантинного происхождения. А без этого, как ни банально это звучит, Украина еще не в ВТО, и к ЕС стыдно приближаться.

Не имея специальных фумигационных камер для грузов в деревянной таре, украинская сторона умудряется экспортировать в страны ЕС товары в контейнерах из природного материала, нарушая директивы ЕС и Международный стандарт для фитосанитарных мер. Даже после того, как Служба защиты растений Германии направила нотификацию торгово-экономической миссии в составе Посольства Украины в ФРГ. Весной 2006 года хмельницкая компания «Неил» экспортировала в Германию изделия в упаковке из древесины, не прошедшей соответствующей обработки и без маркировки.

Нам не хватает собственных скандалов? Нет, мы специально провоцируем еще и международный. Хотим, чтобы в какой-то нерадостный день 27 стран ЕС вмиг отказались принимать наши грузы в деревянной таре? Будьте уверены: у них информация расходится быстро. Штамп «Вывоз из Украины разрешен», проставленный государственным инспектором по карантину растений на товарно-транспортных накладных и таможенной декларации, в мгновение ока оказывается фиктивным, как только зарубежный коллега вставляет специальный щуп в тарную доску...

После всего увиденного министерские чиновники, пожалуй, усомнились бы в целесообразности фумигации. Ведь, как ни странно, в украинском фитосанитарном законодательстве на сегодняшний день нет ни одного легитимного документа, регламентирующего ее проведение. А «Временная инструкция по технологии и обеспечению безопасности при обеззараживании зерна и сельхозпродуктов препаратами на основе фосфина на судах водного транспорта Украины» 1999 года давно утратила силу.

Разработали инструкцию для государственных фумигационных отрядов, поэтому ее нельзя рассматривать как документ и на его основании осуществлять контроль за субъектами хозяйствования.

Инструкций по фумигации древесины в трюмах судов, зернопродуктов в вагонах-зерновозах, предназначенных для вывоза на экспорт, нет вообще.

Ситуация с документацией по обеззараживанию импортной карантинной продукции еще хуже — нет ни одного норматива по фумигации цитрусовых, орехоплодных, табака, чая, а также отечественного посадочного материала. О техническом регламенте, который требуется в рамках ВТО, и говорить не приходится.

Специалисты Одесской областной государственной инспекции по карантину растений разработали и зарегистрировали «Проект инструкции по борьбе с вредителями методом обеззараживания на карантинных и подкарантинных объектах». Надеялись, что «домашняя заготовка» заинтересует Госкарантин, и после столичной доработки она станет всеукраинским достоянием. Знаете, почему ей не дали ходу? Потому что одесситы открывали дверь для «других специальных методов обеззараживания», которые поглотили бы злосчастные тысячу с лишним наименований подкарантинной продукции и карантинных организмов. А точнее, расширяли фронт работ для лицензиатов, тогда как Госкарантин привык держать их на коротком поводке.

Чем же тогда руководствуется государственная служба, если нет даже основополагающих «Правил санитарной охраны территории Украины»? Может ли осуществлять на государственном и межгосударственном уровнях свою юридическую деятельность Госкарантин без «Фитосанитарных правил Украины»? И, вообще, по какому талмуду наша карантинная служба будет работать в ВТОшных рамках?

В этой нормативно-правовой неразберихе ВГО «Фумигационная ассоциация» 18 декабря 2007 года провела форум. Государственным службам было предложено создать представительную рабочую группу и совместно разработать «Национальную программу борьбы с инфекционными заболеваниями и их переносчиками». Ассоциация подготовила Концепцию развития отрасли обеззараживания растениеводческой продукции и вышла с ней на правительственный секретариат. Тот поручил МинАП стать главным координатором концепции.

Однако чиновники все же отбились. Директор департамента рынков растениеводства Александр Демидов ответил ассоциации письменно: мол, одобряем такую идею, но... «для этого необходимо соответствующее поручение правительства».

Бездеятельность Госкарантина угрожает не только национальной безопасности, но и нам с вами. Если кто-то страдает от амброзии, поблагодарите Госкарантин, «стараниями» которого злостный сорняк скоро перейдет в категорию культурных растений. 18 августа 2006 года Главный государственный санитарный врач Украины, первый замминистра здравоохранения С.Бережнов с тревогой отмечал: «Правительство Автономной Республики Крым, главы областных, Киевской и Севастопольской городских государственных администраций, органы местного самоуправления не уделяют должного внимания выполнению законов Украины «О карантине растений», «Об обеспечении санитарного и эпидемиологического благополучия населения». Касалось это исключительно одной «красавицы» — амброзии полыннолистной.

А еще раньше, 16 декабря 2004 года, Министерство аграрной политики издало приказ №464 «Об одобрении проекта Концепции по ликвидации амброзии полыннолистной на территории Украины в течение 2005—2010 годов». Однако Госкарантину ни главный санврач страны не указ, ни непосредственное начальство — МинАП. Возможно, у него свои планы: превратить Украину в рассадник амброзии и приумножить ряды больных аллергическими ринитами, бронхиальной астмой.

Как черт ладана, боятся амброзии и зерновые импортеры. Зарубежные карантинные службы, обнаружив пять зерен этой заразы в килограмме зерна, без разговоров заворачивают назад всю экспортную партию. Тут не поможет даже тройная фумигация!

Из-за незнания правил обращения с токсичными препаратами, пренебрежения ими бывают летальные случаи, острые и хронические отравления как членов фумигационных компаний, так и персонала портов, разгрузочно-погрузочных комплексов, команд судов. Самое страшное то, что смертоносные таблетки можно преспокойно купить в розничной торговле.

Попробуйте выбегать разрешение на торговлю марганцовкой! Вряд ли с третьего захода получится... А вот яд первого класса опасности — свободно на прилавках: по гривне штучка. В Сумах продавали «Алфос» даже в «Доме природы»... А несколько покупателей на Киевщине, не ведая, насколько коварен основной химический реагент — фостоксин, так и не успели написать: «В моей смерти прошу винить...»

Перечисленные проблемы — сфера деятельности не только Госкарантина, но и санитарной и ветеринарной служб. Но они скорее угорят от фумигационных испарений, нежели признают собственную вину и добровольно начнут ликвидировать собственные вопиющие недоработки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно