СИЛЬНО ПАХНЕТ КРИМИНАЛОМ… ПРИ ОЦЕНКЕ ФАКТОВ ОТЧУЖДЕНИЯ ГОСИМУЩЕСТВА И ДЕПУТАТЫ, И ПРЕДСТАВИТЕЛИ ГЕНПРОКУРАТУРЫ ПРОЯВИЛИ ТРОГАТЕЛЬНОЕ ЕДИНОДУШИЕ. НО ЗНАЧИТ ЛИ ЭТО, ЧТО КОЕ-КТО «ДООТЧУЖДАЛСЯ»?

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Редко какое заседание комитета Верховной Рады по вопросам экономической политики становится топ-новостью для отечественных и иностранных журналистов, но состоявшееся в среду было именно таким...

Редко какое заседание комитета Верховной Рады по вопросам экономической политики становится топ-новостью для отечественных и иностранных журналистов, но состоявшееся в среду было именно таким. Семистраничная информация, которую озвучил заместитель генерального прокурора Алексей Баганец, оказалась сродни брошенному камню, от которого теперь долго будут идти круги по воде. Нет, интуитивно мы давно ощущали: не все ладно в проведенных вне приватизационного поля продажах имущества «Луганск-» и «Донецкоблэнерго», а затем и трех тепловых электростанций «Донбассэнерго». Очень скверно пахнет от продажи по демпинговым ценам пакета акций в СП «Росава». Но дурной запах — медики подтвердят! — еще не криминал. А вот криминальные деяния, да еще госчиновников, да еще в отношении имущества стратегически важных украинских предприятий…

Однако не будем забегать вперед. Точка не поставлена — вполне может статься, что самым виноватым окажется стрелочник. Или, к примеру, государственный исполнитель Ю.Белодед, ставший известным украинской экономической общественности благодаря тому, что не приостановил, хотя того требовал закон, производство в отношении имущества «Донбассэнерго». Вот три тепловые станции и тю-тю. За смешные деньги — гораздо ниже рыночной стоимости. Хотя, по большому счету, ни за какие деньги отдельно продавать было нельзя — согласно постановлению Кабинета министров от 6 мая 2000 года № 765, «Донбассэнерго» как предприятие энергетики отнесено к категории особых объектов, имущество которых разрешается продавать только целостным имущественным комплексом, и никак иначе...

По задумке, главных «героев» на комитетских слушаниях намечалось два: Минюст (к его сфере относятся и государственные исполнители, и ставший уже печально известным «Укрспецюст») и Государственная налоговая администрация (как инициатор и вдохновитель создания в Украине налогового залога, через который тоже может утекать важное для страны имущество). ГНА в лице заместителя председателя Алексея Шитри довольно быстро отразила все депутатские претензии: в налоговый залог, согласно президентскому указу, попадает прежде всего движимое имущество должника, затем — его имущество, находящееся у третьих лиц, имущество, не участвующее в производстве, и лишь в последнюю очередь — производственное оборудование и иже с ним. Несмотря на миллиардные суммы налоговой задолженности, ни депутатам, ни общественности не известны какие-либо вопиющие факты продажи, скажем, блока АЭС по имеющимся у налоговиков каналам. Т.е. через фонд «Профессионал», специально созданный ГНА для реализации налогового залога.

Единственная претензия состояла в том, что именно по требованию налоговой инспекции г.Белой Церкви был продан пакет акций СП «Росава». Но не налоговики оценивали его в «бросовые», как по рыночным ценам, 3,8 млн. грн. Не налоговики продали его двумя лотами двум обществам с ограниченной ответственностью — «Макростокс» и «Интерциза». Следовательно, у ГНА и ее структур есть все возможности уйти из-под угрозы моратория на отчуждение госимущества, готовящегося сейчас в недрах парламента. Хотя, вероятно, вопрос о прозрачности торгов всем тем добром, которое волею судеб оказалось в налоговом залоге, о ликвидации монополизма в системе этих продаж будет актуальным еще очень долгое время.

Увы, Минюсту из-под депутатского «огня» уйти не удалось — фактически большая часть представленного заместителем генпрокурора документа живописует действия государственных исполнителей. Да что, разве только исполнителей! Как оказалось, именно Бронислав Стычинский, первый замминистра, в мае исполнявший обязанности министра юстиции, подписал приказ № 29/5, согласно которому исполнительное производство в отношении ОАО «Росава» было передано из Броварского отдела государственной исполнительной службы Радянскому отделу г.Киева. Передача для госимущества оказалась поистине роковой — стартовая цена подлежащего реализации пакета акций снизилась сразу на 100 млн. грн. Со 103,9 млн., за который его предполагали продавать броварчане, до 3,8 млн. грн.! И насколько же слабым остается утешение, что в итоге пакет ушел за 4,29 млн.

Трудно, невероятно трудно было Брониславу Станиславовичу защищать позицию своего ведомства на комитетских слушаниях. Депутаты напрочь отказывались воспринимать сетования на то, что в производстве исполнительной службы сейчас находятся 3 млн. 609 тыс. документов на принудительное взыскание долга, что только в первом квартале сего года от арбитражных судов поступило 2,7 млн. таких решений, а в штате по всей Украине — всего 3360 государственных исполнителей. «Не надо нам здесь делить количество документов на количество исполнителей. Идет разворовывание имущества при участии вашей структуры!» — достаточно эмоционально заявил депутат Станислав Гуренко. И его гнев можно понять: вон как умудрились «уценить» акции «Росавы»!

Хотя и самим депутатам можно адресовать не один и не два вопроса. Почему, согласно закону об исполнительном производстве, государственный исполнитель полностью свободен в выборе эксперта-оценщика — лишь бы у того была лицензия. Почему имущество крупных, стратегически важных предприятий продается практически по тем же правилам, что и подержанная софа какого-нибудь нерадивого должника? Почему, когда речь идет о цене, значится лишь, что она должна быть рыночной — и ни слова больше? Да даже слон при желании пролезет в такие законодательные прорехи — не то что желающий уйти от приватизационных цен и приватизационных процедур. Не идеальных, но все же более строгих и гораздо лучше контролируемых.

«Ну а что дальше? — с тоской спросит читатель. — Что в сухом остатке?» Докладываю по порядку. Г-н Баганец в своей справке на имя председателя комитета ВР по экономической политике сообщил о целом ряде возбужденных уголовных дел — так сказать, по факту. Следствие по делу о злоупотреблениях должностных лиц при продаже акций «Росавы», возбужденное 6 июня с.г., будет вести сама Генпрокуратура. Дело по «Донбассэнерго», возбужденному Генпрокуратурой 7 мая, направлено на расследование прокурору Донецкой области. А по «Луганскоблэнерго» — возможно, в силу меньшей значимости? — возбуждено 29 мая прокуратурой Луганской области. Но поскольку перспективы пока неясны, останавливаться на судебном аспекте не будем.

Депутатская же общественность ратовала за проверку правоохранительными органами всех фактов отчуждения, осуществленного государственным специализированным предприятием «Укрспецюст», налоговой администрацией и другими органами. За отстранение на время проверки от их обязанностей министра юстиции Сюзанны Станик и ее заместителей. За ликвидацию «Укрспецюста». Практика принудительного отчуждения госимущества государственными же органами названа несущей угрозу безопасности Украины.

А в итоге? После голосования в четверг вечером, когда проект закона о введении моратория на принудительную реализацию имущества был с трудом внесен в повестку дня (не то, чтобы рассмотрен, — ввиду своей неотложности), мне не верится, что праведный депутатский гнев, вспыхнувший на заседании комитета, воплотится в столь же реальные действия. Ликвидировать «Укрспецюст»? А просчитал ли кто, сколько таких попыток делалось по крайней мере с сентября прошлого года — Счетная палата, СБУ, сам Минюст, породивший это госпредприятие; даже президентский вердикт на сей счет имеется! Что вышло? Ничего. Хотя всем с самого начала было известно, что создан не кружок для любителей хорового пения или коллективной вышивки гладью.

Ладно, допустим невообразимое — ликвидировали! Знающие люди тут же найдут парочку замечательных схем, как на место павшего в неравной борьбе героя привести нового. Или, по крайней мере, с новым именем. Потому что в нашем пораженном законодательным нигилизмом и неверием обществе был и, увы, остается определенный заказ на то, чтобы покупать подешевле вне общепринятых стандартов и правил.

Рискнем предположить: если даже через неделю-другую депутаты приостановят любое принудительное отчуждение госимущества за долги, «дело «Укрспецюста» все равно не умрет. Да оглянитесь же вокруг — тут, рядом с нами, живут и здравствуют более тридцати государственных холдинговых компаний, в уставные фонды которых переданы достаточно «вкусные» пакеты акций. А к походу на холдинги — хотя бы с благородной целью придания им большей прозрачности — наши народные избранники, похоже, еще не готовы. Да и кому хочется ненароком обидеть того или иного уважаемого человека?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно