СЭЗАМ, ЗАКРОЙСЯ!

4 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 4 апреля-11 апреля

Архитекторы и строители специальных и свободных экономических зон, территорий приоритетного ра...

 

Архитекторы и строители специальных и свободных экономических зон, территорий приоритетного развития надеялись, что инвестиционные ниши со временем углубятся до размеров сказочных пещер, откуда украинцы будут черпать неисчерпаемые богатства. На самом деле все эти СЭЗы и ТПРы стали грабителями прежде всего аграрного сектора. Аппетит мясоперерабатывающих предприятий-льготников — аллигаторский. В прошлом году беспошлинные зоны поглотили 86 тыс. тонн мяса — 96% импортированного в Украину. Почти 90% завезенных объемов составляет курятина. И не целые тушки, а в основном шейки, крылышки, спинки, субпродукты. Демпинг дешевого чужого сырья подрезает крылья не только украинскому птицеводству, перерабатывающим мощностям вне периметра «черных дыр», но и достает производителей свинины и говядины.

Куриный переполох

В птичниках до сих пор не стихает шум. Куры, живо кудахча, обсуждают не гендерные тенденции, а очевидную дискриминацию со стороны американских родственниц. «Почему, попадая на украинскую территорию по «свободным коридорам», даже в неживом виде, заокеанские феминистки ущемляют нас? — негодуют белые и пестрые бройлерихи. — Неужто их мясо вкуснее? Позор поклонникам иностранных красавиц!» Нахохлившиеся гребешки, дыбом перья... Даже без перевода ясно: они готовы простить петушиную измену — только не человеческую.

Ни одна отрасль не может похвастаться такими темпами, как птицеводство: по сравнению с 2000 годом производство бройлерного мяса в Украине возросло в пять раз. В этом году показатель достигнет 200 тыс. тонн, а через три года удвоится. Это, конечно же, не 900 тыс. тонн, производимые в конце 80-х годов, но все же... Лучше курица в руке, чем журавль в небе. Если гуси отвели беду от Рима, то бройлеры спасут Украину, обогатив рацион ее жителей сравнительно дешевым белком.

Эта отрасль может стать локомотивом всего животноводства, поскольку обеспечивает максимальную оборачиваемость средств. Полтора месяца — и из желтопузого цыпленка вырастает готовый к употреблению почти 2,5-килограммовый бройлер. А свиньям для набора веса требуется столько же, сколько крупному рогатому скоту — полтора года. Да и по кормовым затратам бройлер эффективнее. Благодаря своей привлекательности птицеводство сейчас переживает инвестиционный бум.

Поднимаются на ноги птицефабрики, становясь интегрированными, технологически совершенными структурами — с собственными репродукторами родительского стада, цехами инкубации, комбикормовыми кухнями, современными перерабатывающими цехами, сбытовой сетью. Таких «маяков» — около 20. Если раньше мы завозили инкубационные яйца бройлеров из-за границы по 1,22—1,35 грн. за штуку, то теперь, имея собственных продуцентов, эту позицию удалось удешевить вдвое, благодаря чему, соответственно, снижается и цена конечного продукта — мяса. Собственно, чтобы обеспечить производство упомянутых 200 тыс. тонн диетического продукта, необходимо содержать до миллиона голов племенной птицы, на что и ориентируются птицефабрики. Более того, их руководство подумывает о закупке прародительского стада, поскольку мясное птицеводство опирается на четырехлинейное скрещивание. То есть мало только «папы» с «мамой», необходимо подключать еще и «деда» с «бабой»... Прародительский цыпленок суточного возраста за рубежом стоит в среднем 300 гривен, но, купив 15—20 тыс. штук, Украина в дальнейшем сможет самостоятельно комплектовать племенные стада.

Собственно, это — продолжение реформ, начатых аграрным ведомством несколько лет назад. И отечественные птицекомплексы без копейки бюджетных средств берутся своими силами развивать отрасль. Только бы не мешали...

Подножкой стал льготный ввоз мяса в СЭЗы и ТПРы, недобросовестная конкуренция со стороны мясоперерабатывающих предприятий, расположенных в зонах мягкого инвестиционного климата. Будем откровенны и объективны: американцы любят «белую» курятину — постную грудинку. Определяя цену за килограмм филе в 2,50 доллара, они тем самым окупают всю тушку с потрохами. И вместо того, чтобы тратиться на утилизацию у себя неходовых окорочков, крылышек, шеек, спинок, потрохов, скармливают их бедным странам. Считайте, даром. Более того, еще и дотируют вывоз. За чисто символическую плату — 20 центов за килограмм — в Штатах покупают замороженную курятину и, не отягощенную никакими налогами, транспортируют украинским СЭЗам уже по 40 центов. На прилавки эти «дары» попадают под разным соусом: присоленные, приперченные окорочка — как деликатесные, перемолотая всякая всячина — в виде куриного фарша или наполнителя для вареных колбас.

Если бы эту продукцию потребляли жители самих «режимно-налоговых» зон... Но ведь она проникает на остальные рынки и, благодаря более низкой цене, вытесняет местных производителей добротного отечественного продукта. Попытайтесь продать даже по себестоимости охлажденное мясо нашего нагулянного бройлера, если «демпингатор» предлагает замороженную-размороженную тушку, неизвестно сколько хранившуюся в гренландских ледовых штольнях, но дешевле?! Компании-импортеры пользуются тем, что украинский рынок, в отличие от европейского, не структурирован. За границей сложились цены на разные виды мяса, существует потребительская сегментация этого продукта. Мы же, в отличие от европейцев, ради дармовой курятины готовы изменить столь любимой, но по цене недосягаемой, свинине или говядине.

Да, покупательная способность населения — сдерживающий фактор, поэтому на завезенное в льготном режиме импортное мясо сразу переключаются наши едоки, ставя на колени отечественных производителей не только птицы, но и свинины, говядины. Особенно трудным был прошлый год, когда тонна импортируемой на инвестиционные территории курятины стоила 400 долларов против тысячи в 2001-м. Ситуация усугубилась еще и тем, что на ввезенную пускай даже по льготной схеме тонну мяса приходится тонна «контрабанды» — не учтенного сырья, «скрывающегося» за сертификатами «окорочка деликатесные» и прочими частями тушки.

Петушиные «бои»

В Америке на импровизированном ринге довелось наблюдать соревнование агрессивных петухов. Тренеры экипировали своих «гладиаторов» в латы, а на ноги цепляли металлические шпоры-когти. Не бой, а сплошная «кровянка»!

Наши птицеводы и переработчики не прибегают к открытому прессингу в отношении «обидчиков» из СЭЗамов и ТПРов. В середине 2002 года два министерства — аграрной политики и экономики — разработали законопроект, внесли на рассмотрение Верховной Рады, но в сентябре депутаты его отклонили. Очередные разработки предусматривали запрет беспошлинного ввоза мяса и мясопродуктов на «райские» территории развития и отмену льгот по уплате налога на добавленную стоимость при импорте продуктов питания, в частности мяса. Оба закона ВР приняла 24 декабря 2002 года, их подписал Президент. Казалось бы, куры вовремя забили тревогу, петухи прокукарекали долгожданную победу, и мясным лазейкам будет положен конец.

Но субъекты предпринимательской деятельности в СЭЗах и на ТПРах ни в какую не соглашаются с этими законами. Они инициируют массовые судебные иски против таможен, сотрудники которых, в соответствии с буквой закона, требуют уплаты сборов на общих основаниях, а не льготных, как того желают мясные импортеры. И, самое удивительное, последние выигрывают дела в судах низшей инстанции, которые по-своему трактуют правовые нормы не только свежих законов, но и старого «Об инвестиционной деятельности», принятого в 1991 году. Пока с возникшей правовой коллизией будет разбираться Конституционный суд, отечественные производители мяса бройлеров и переработчики решили начать переговорный процесс с коллегами из «привилегированных» территорий и совместно разрешить назревшую проблему.

— Ежегодный импорт курятины колеблется в пределах 70 тыс. тонн, поэтому именно такой объем служил отправной точкой в наших переговорах, — Юрий Мельник, заместитель госсекретаря Министерства аграрной политики, с готовностью посвящает в «кухню» конфликта. — Первый вариант: мясоперерабатывающие предприятия, расположенные в свободных экономических зонах и на территориях приоритетного развития, полностью замещают импортное сырье отечественным. Ради такого сравнительно крупного, гарантированного потребителя украинские производители бройлерного мяса готовы даже поступиться ценой. И гарантируют закрыть квоту в 70 тыс. тонн высококачественным охлажденным мясом в соответствии с графиком поставок.

Второй вариант, в качестве альтернативного: хорошо, вы по каким-то известным только вам причинам не желаете перерабатывать украинскую курятину. Тогда договариваемся о приемлемой ставке ввозной пошлины, размер которой при уплате сравнялся бы с внутренней оптовой отпускной ценой на мясо птицы, — около семи гривен за килограмм. И третье решение: договариваемся о разумном объеме квот, чтобы от них плясать при разработке стратегии развития собственного птицеводства. То есть вы инициируете внесение законопроекта об установлении квоты на импорт мяса в льготном режиме, исходя из объективно необходимого объема, а именно — 70 тыс. тонн.

Оппоненты заартачились: нет, из фактически имеющихся мощностей, а это — 216—246 тыс. тонн мяса. Мы согласились и на этот вариант: тогда установите размер квот по каждому предприятию отдельно в пределах 70 тыс. тонн, а остальное будете пополнять сырьем отечественных бройлерных фабрик с постепенным уменьшением завоза чужого сырья в 2004—2005 годах. Еще одно непременное требование: все импортируемое мясо должно пройти процесс глубокой переработки, трансформироваться в копчености, колбасы, полуфабрикаты в виде пельменей и т.п. Собственно то, что и предусмотрено инвестиционными планами. Тем более что под эти задачи поставлялось соответствующее технологическое оборудование. К величайшему сожалению, наши оппоненты все варианты отклонили.

Не понимаю: почему почти 600 сертифицированных мясоперерабатывающих предприятий, работающих в традиционном налоговом режиме, должны подчиняться прихотям десяти преференциальных компаний из Донецкой, Волынской и Житомирской областей? Эти «терминаторы» украинского птицеводства в прошлом году использовали в своей продукции всего 2,5% здешних бройлеров. Бразильцы потчевали меня собственной курятиной, составляющей половину из 65 килограммов среднегодового потребления мяса на душу населения, приговаривая: государство пошло навстречу нашим производителям птицы. Землю предоставило даром, электроэнергию, существенно ограничило экспорт сои, направив ее на производство комбикорма... Если бы бразильцу сказали, что средний украинец официально потребляет 3,5 килограмма птицы в год, тот поперхнулся бы. И с электроэнергией у нас — полный ажур! Требуется для жизнедеятельности птичников 13 мегаватт — хоть сам запрягайся: тяни линию электропередачи, монтируй подстанцию... Вбухай 13 млн. гривен, а потом обязательно передай объект на баланс облэнерго, которое наотрез отказывается компенсировать затраты даже несмотря на то, что получило богатенького потребителя, который собственноручно создал еще и систему дистрибуции. Вот и все «преференции»! О каком равноправии может идти речь?! Не на бразильской земле — на нашей, украинской...

За равноправие борется и Юрий Косюк, председатель правления ЗАО «Мироновский хлебопродукт», занимающего 40% отечественного рынка птичьего мяса:

— Как мне кажется, в законе «Об инвестиционной деятельности» следовало сделать оговорку: в свободные экономические зоны, на территории приоритетного развития можно ввозить сырье, кроме производимого в Украине... Тогда не было бы такой коллизии, как сегодня. Поймите, это — проблема не одной или нескольких птицефабрик, мясоперерабатывающего клана. Она задевает и крестьянские подворья, где выращивают свиней, бычков, и растениеводческую отрасль — поставщика кормов, разрастаясь до проблемы национальной продовольственной безопасности.

Рукоплещем: мы — клас-с-сные ребята! Метнули за границу 9 млн. тонн зерна, втиснулись в лидирующую пятерку зерноэкспортеров. А кто-нибудь подсчитал потерянную добавленную стоимость? За тонну пшеницы трейдеры платили 70 долларов. Следовательно, Украина стала богаче на 630 млн. Пропустив этот объем фуража через животноводство, можно произвести 3 млн. тонн мяса. Даже по цене 90 центов за килограмм — 2 млрд. 700 млн. долларов против 630 млн. трейдерских... Украина потеряла свыше двух млрд. долларов добавленной стоимости! А можно было задействовать минимум 90 комбикормовых заводов, 200 мясокомбинатов... Рабочие места...

Я откровенно сказал вице-премьеру Кириленко: «Иван Григорьевич! На селе живут 18 млн. человек, из которых 12 млн. — избиратели. Хотите вы того или нет, а внимание столь мощному электоральному полю уделять следует, его нужно защищать. А если нет — получите проблему намного более острую, чем шахтерская: под Кабмин придут крестьяне. И первым, кто организует автобусы для их доставки в столицу, буду я, поскольку с аграриями мы связаны одной цепью. Проблемной».

Петушиные «бои» продолжаются. Законодательным пушечным ядром может стать законопроект «О мясе и мясопродуктах», содержащий три основных момента. Первый: введение минимальных процентов ввоза как натурального мяса, так и мясопродуктов. Второй: запрет на использование перемолотых куриных костей, скелетов, потрохов и составляющих растительного происхождения в продуктах детского и диетического питания, ограничить их присутствие в традиционных видах продукции. И уже на этой почве разработать стандарты — государственные, отраслевые. Комплексная аттестация и государственный реестр мясоперерабатывающих предприятий позволит установить полный контроль — технический, ветеринарный, технологический, гигиенический — над процессом переработки сырья. И наконец, третья, абсолютно новая норма — установление уровня минимальных закупочных цен на животноводческую продукцию, в частности, разновидности мяса, а также торговой надбавки, что сделает невозможным необоснованный рост цен на мясопродукты.

По мнению специалистов, принятие этого закона существенно перекроит правила игры на отраслевом рынке. На подходе еще один документ, согласно которому в Украине могут ввести квоты на импорт именно курятины. Естественно, в сессионном зале пересекаются не только политические тропки-дорожки, но и коммерческие интересы. Поэтому при активизации определенной части депутатов рассчитывать на аншлаг во время прохождения обоих законов не приходится.

Сто граммов колбасы... для храбрости

У моего знакомого — луженая не только глотка, но и желудок: пьет все, что горит, и хоть бы хны. А недавно, трезвый, соблазнился колечком «Докторской» и очутился в больнице. У меня на вареные колбасы — аллергия: так организм борется с «линейкой» продуктов, цены на которые не превышают 13 гривен.

Нет, тень недоверия не падает на добросовестных колбасников, которые из украинской свинины, говядины, сала производят аппетитные и качественные сосиски, сардельки, «Детскую», «Докторскую», «Останкинскую», «Любительскую». Но под этими известными марками на прилавки (а оттуда — в наши желудки) попадают колбасы, сваренные, скажем так, из нетрадиционных компонентов. Нигде в мире в этих сортах колбас, не говоря уж о продуктах детского и диетического питания, не используют «куриный набор». Мясопереработчики СЭЗов и ТПРов в погоне за прибылями не только отдают предпочтение импортному бройлерному сырью, но и добиваются присутствия его в том соотношении, которое выгодно им, заручившись собственноручно разработанными ТУ (техническими условиями).

Я до сих пор не верю, что в советские времена в вареные колбасы для веса добавляли туалетную бумагу (по-научному — целлюлозу). Зато точно знаю: тогдашние ингредиенты на фоне современных выглядели бы витаминами-улучшателями. Бог с ними, неочищенными пупками, печенью с желчью, перемолотыми в порошок куриными костями и обглоданными скелетами. Технолог одного из донецких мясокомбинатов, дислоцируемых в СЭЗе, долго сопротивлялся, прежде чем рассказать, чем начиняют колбасы. После каждого слова прикладывал палец к губам и чуть слышно бормотал: это — коммерческая тайна! Лишь когда я заверил, что коммерческую тайну буду беречь, как государственную, расслабился.

Клейстером для разномастного куриного фарша часто служит импортный сухой соевый изолят, поглощающий почти 500% воды к своему весу. Теперь и вы знаете, почему из вареной колбасы иногда можно нацедить «наркомовских» сто граммов, но не пригодных для питья. Зато навар, и немалый, имеют «мясные» бизнесмены. Более того, соевый изолят не содержит ни белка, ни аминокислот, а потому пригоден разве что для фуражных целей. Исходя из этого, колбасы, в которых присутствуют балласт-наполнители: обезжиренная соевая мука, гели и текстураты — я классифицировал бы как условно-съедобные. А если учесть, что соя — не естественная, а трансгенная, то получается настоящая «пища Франкенштейна». И это при том, что в рационе среднего украинца «варенка» занимает четвертую позицию среди продуктов, пользующихся постоянным спросом. После хлеба, молока, овощей и фруктов.

— В вашей колбасе есть хоть что-то украинское?

— Соль, перец... Этикетка, тара.

Даже сало в колбасы вкладывают завозное, лежалое. По некоторым данным, сейчас его на складах хранится более 50 тонн. Почему же пренебрегают аутентичным продуктом, появившимся на заре трипольской культуры? Калорийный продукт, дававший силу первым политикам и правителям княжеской эпохи от Олега до Ярослава Мудрого, благодаря которому Бульба стал Тарасом, продукт, не боящийся воды, соли, мороза, лука и самогона.

Лингвист от бога Юрий Алаторцев долго учил меня правильно произносить слово «сало». Казалось бы, просто... Расслабьте руки, прикройте глаза, предварительно облизните языком губы. В произношении должен чувствоваться интим. Длина первого слога немного больше, чем второго. Первая гласная «а» тянется от 1,5 до 2,5 секунды, «о» — 1—2,3 секунды. Если у вас плохое настроение, то даже не пытайтесь передать таинство звучания слова «сало»...

И теперь мне доказывают, что наше сало непригодно для колбас, мол, не держит форму, — плавится! Разумеется, при температуре выше 90 градусов по Цельсию оно начинает переходить в агрегатное состояние «смалец», выше 80—85 — приобретает вид шкварки. Но ведь при соблюдении технологии внутренняя температура готовой вареной колбасы «Любительская» составляет 72 градуса!

Как битый потребитель советую внимательнее вчитываться в этикетки, а нашим контролирующим качество органам — требовать от производителей достоверной информации на них. Если это колбаса из сои, то так и пишите: колбаса «Соевая». Опасайтесь всяких «Докторской специальной» или «Докторской особой» — они существенно отличаются от советских по два рубля двадцать копеек за килограмм, которые и сегодня многим служат своеобразным эталоном. Не верьте промоушну мясокомбинатов из СЭЗов и ТПРов — накормить население дешевыми колбасами. Разница между их ценами и производителей-нельготников составляет 0,60—1,10 грн. А вот качество...

Украинское мясо с российским прикусом

Так совпало, что к внутренним мясным проблемам добавились и внешние, прежде всего российские. Северный сосед преподнес новогодний сюрприз в виде квот на импорт мяса птицы, говядины и свинины. Впервые за десять лет. Кое-кто из политиков счел это адекватной реакцией на ограничение экспорта в страны ЕС российской пшеницы среднего качества. Но вице-премьер, министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев не рассматривает введение мясного «сита» как контрмеру — исключительно ради защиты отечественного производителя, страдающего от наплыва дешевого импорта. Цель — благородная, тем более что квоты — действительно один из наиболее эффективных инструментов поддержки национального агропромышленного комплекса.

Прежде всего, правительство Касьянова решило положить конец «куриной войне» со США, которая не прекратилась даже после замораживания поставок по подозрению американских бройлеров в сальмонеллезе. Пока российские и американские ветеринары выясняли, сколько и каких пунктов должно содержаться в сертификатах, чем можно кормить кур, рынок захлестнули бразильские пернатые. Тамошние технологии на шаг опережают штатовские и навсегда — российские. В течение последних трех лет ввоз курятины отовсюду в Россию вырос почти в шесть раз. Доля импортной птицы на рынке увеличилась с 23 до 58%, а отечественной, наоборот, уменьшилась — с 77 до 42%. В то же время российский птицепром продемонстрировал рост на 15%. Учитывая прогресс, правительство решило даже отменить импортную пошлину в размере 5% на соевый шрот — основной белковый продукт в птичьем рационе, что позволит снизить себестоимость российского мяса птицы. Нынешние протекционистские меры, по мнению экспертов, надежно защитят российских птицеводов.

Постановление № 48 от 23 января 2003 года «О мерах по защите российского птицеводства» предусматривает введение импортных квот на курятину. Объемы расписаны по годам и даже кварталам: нынешний — 744 тыс. тонн, 2004 год — 1 млн. 50 тыс., 2005-й — столько же и 2006-й — 306 тыс. тонн. Указан и круг стран-поставщиков. Квота текущего года разделена между США — 553,5 тыс. тонн, ЕС — 139,9 тыс., Бразилией — 33,3 тыс., Китаем — 3,1 тыс., другими государствами — 14,2 тыс. тонн. Пошлина на тоннаж этого года составляет 25%, но не менее 0,22 евро за килограмм. Поставки сверх квот запрещены. Таким образом, российский рынок освободится от 380 тыс. тонн зарубежной птицы. Отсутствие Украины в фиксированном списке сначала никого не смутило, поскольку с Россией существует режим свободной торговли. Но затем оказалось: нам еще предстоит пробиться в категорию «другие государства» с выделенной им квотой на 14,2 тыс. тонн.

Наши производители мяса птицы для экспорта своей продукции должны заключить соответствующее соглашение с каким-либо из почти 900 агентов-импортеров, определенных российскими Министерством экономического развития и торговли и таможенной службой. В соответствии с ним, импортер получает лицензию. Правила игры, которые мы вынуждены принять, просты и прозрачны. По курятине даже при квотных ограничениях Украина не понесет значительных убытков, поскольку в прошлом году ввезла в РФ около 3,8 тыс. тонн от совместного украинско-российско-белорусского «Курганского бройлера» в Харьковской области.

На большие объемы едва ли кто замахнется, поскольку конкурировать по цене с Америкой и Бразилией, где действуют серьезные системы государственной поддержки как производства, так и экспорта, очень сложно. Чтобы уравновеситься по цене, Украина должна дотировать каждый килограмм курятины 45 евроцентами или же договариваться с российской стороной об уменьшении пошлин. Но и в этой квотной «раздаче» могут случиться курьезы типа: позволить ввезти ОАО «Амурское пароходство» 3 кг (три!) мяса птицы, а «Кубань Интернешнл дистрибьютен» — 6 кг (шесть!) европейской курятины. «Смешные» квоты, содержащиеся в списках, чиновники Минэкономразвития объясняют так: сколько компании декларировали в прошлые годы, столько и получили.

Придется нашим «мясникам» привыкать и к похожим, хотя и более либеральным — сроком на год — квотным рефлексам на говядину. Именно она является гарантированно проходным национальным продуктом на российские просторы. Россияне уверяют, что квоты якобы не распространяются на поставки из стран СНГ. Но тогда через украинскую лазейку в Россию будет попадать, кроме нашей, и европейская говядина?!

Мы хотим оставить за собой те объемы, которые экспортировали в прошлом году: около 140 тыс. тонн плюс мясные консервы. Естественно, при квоте нынешнего года на ввоз говядины в размере 315 тыс. тонн украинская ниша существенна. Но, повторяю, ее, чтобы иметь полную гарантию, еще следует заполнить-отстоять в борьбе с прочими претендентами. И одних лишь экономических мотиваций, по мнению аналитиков, мало; проблема лежит еще и в политической плоскости украинско-российского партнерства.

Добавлю, что на эту разновидность мяса с 1 апреля вводят именно тарифные квоты. А это значит, что в пределах упомянутых 315 тыс. тонн действует нынешний умеренный таможенный тариф (15%, но не менее 0,15 евро за килограмм), а за поставку «сверхплановой» говядины — фактически запрещающий: 60%, но не менее 0,6 евро за килограмм. По «сверхплановым» расценкам, естественно, вряд ли кто решится импортировать мясо в Россию...

Вот в такое хитросплетение проблем попали наши куры, хрюшки и бычки. В целях обеспечения конкурентоспособности животноводческой отрасли Министерство аграрной политики планирует с 2004 года изменить систему государственной поддержки, сделать ее более эффективной и прозрачной. К этому побуждают и темпы сокращения поголовья: в 40% хозяйств не осталось ни одного хвоста! По сравнению с прошлым годом поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на полмиллиона. Если будем продолжать скатываться дальше, то за полгода Украина может стать мясоимпортозависимой страной.

Дальновидная десятилетняя Национальная программа развития мясного скотоводства также выглядит благим намерением, поскольку на первые пять лет ее реализация требует 58,5 млн. гривен, а на 2006—2010 годы — 183,2 млн. В целом же аграрный сектор в текущем году получит на 15% меньше средств, чем в прошлом. На этом фоне происходящее в СЭЗах и ТПРах — пир во время чумы.

Не ведаю, как у наших вождей с памятью на первоисточники. Не марксизма-ленинизма, а литературные. Гафийка из «Фата моргана» убивалась: «Дураки, испокон веку дураки. Вам дают горстку пшена, а забирают все ваши яйца или режут вас на похлебку. А ты, петух, зря хлопаешь крыльями, храбришься... Ведь если бы ты был умнее, то увидел бы, что и люди такие же, как куры».

Неужели? Разве у нас не хватит здравого смысла произнести магическое: мясной СЭЗам, закройся!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно