СЕЯЛИ РОЖЬ, А ВЗОШЛА ПОЛЫНЬ

14 февраля, 2003, 00:00 Распечатать

По-видимому, Коза-2003 зашла в родной хлев — Министерство аграрной политики — не с парадного входа, а с черного, да еще и с головы до ног в репьях — прошлогодних аграрных «достижениях»...

По-видимому, Коза-2003 зашла в родной хлев — Министерство аграрной политики — не с парадного входа, а с черного, да еще и с головы до ног в репьях — прошлогодних аграрных «достижениях». Вошла как домашняя, но чуть ли не с первых дней начала дико бодаться: из сейфа высокого чиновника умыкнули несколько десятков тысяч американских долларов. И произошло это после того, как вход в министерство заблокировали вооруженные милиционеры-охранники, которые даже депутатское удостоверение Ивана Томича, председателя комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений Верховной Рады, проверяют на подлинность в Центризбиркоме.

Говорят, режимным здание на Крещатике, 24, стало в связи с разработкой в его недрах сверхсекретных программ, призванных вывести АПК из пике. О некоторых из них упомянул Президент на Всеукраинском совещании по вопросам стратегии развития аграрного сектора 7 февраля с.г. Правда, со знаком «минус»...

Президентская взбучка

Почти год прошел с момента проведения такого же представительного «крестьянского» форума по вопросам постреформенного развития аграрного сектора. За этот период из сказанного Президентом реализовано всего ничего. Поэтому все с нетерпением ждали: что же на сей раз скажет Леонид Данилович? Куда укажет руководящей дланью? Полетят ли чьи-то головы за развал в сельском хозяйстве?

Не согласен с гарантом, что кризис аграрного сектора в 90-х годах — это следствие не реформ, а затягивания с заменой колхозного строя, который никак не вписывался в рыночную систему. Нет, тот строй мы успешно свергли без кос и вил-тройчаток. Во всяком случае, быстренько сменили вывески на колхозных конторах. Не более того... А продвижение затормозилось по многим причинам. Во-первых, село не подготовили должным образом к ломке традиционной, устоявшейся жизни, и крестьяне не восприняли новации. Во-вторых, каждый из носителей передовых аграрных идей на свой лад трактовал премудрости реформаторских указов, законов, постановлений. И глашатаи не только распинались на площадях, полях и выпасах, но действовали и действуют по выгодным лишь им предписаниям. В-третьих, часть этих документов оказалась несовершенной, а то и ошибочной. А есть еще и в-четвертых, и в-пятых...

Вот почему, если говорить о срезе земельной проблемы, от принятия Верховной Радой постановления «О земельной реформе» 1990 года до начала реального паевания 2000-го прошло целое десятилетие. И пятилетка — со дня подписания президентского Указа «О паевании земель». Да и сегодня в этой сфере еще множество недостатков. Почему право на дарованную, в сущности, государством землю сельским жителям приходится отстаивать в судах?

Приятно, что одно из первых поручений «несельского» премьер-министра Виктора Януковича было о наведении порядка в распаевании земли и имущества. На сегодня 150 тыс. незаконно обделенным гражданам землю нарезали, 22 тыс. — по решению суда. А тысячи незаконно получивших земельные сертификаты, а с ними и сотня госслужащих, привлеченных к уголовной ответственности за злоупотребления в этой сфере, это что — тоже сопротивление колхозной системы реформам?! Только в селе Васильевка Болградского района на Одесщине «забыли» включить в список участников паевания земли 150 человек...

Торможение и противостояние прослеживаются на разных направлениях аграрных преобразований. Более того, они не ослабевают, а усиливаются. Который год кричим о распахивании земель вдоль и поперек до самых берегов рек и озер, о сохранении плодородия грунтов. И что, вывели из оборота запланированные десять миллионов обессиливших гектаров? Увы: они включены в земли паевания, и теперь владельцы наделов будут морочиться с ними самостоятельно. Выход есть: виновник, а именно — государство, должен выкупить неугодья или же законсервировать их, выплачивая в течение реабилитационного периода арендную плату обезземеленным крестьянам. По данным Института земледелия, от чрезмерного распахивания эрозия достигла таких масштабов, что ежегодно мы теряем 600 млн. тонн грунта, в том числе — 20 млн. ценнейшего гумуса. Не будем считать утраченных вследствие этого миллиардов гривен за недополученные урожаи. Главное, какой — «молочной» или «яловой» — оставим грядущим поколениям нашу кормилицу...

Упрямо игнорируем мировой опыт. Пашню сокращают даже те страны, где уровень распаханности крайне низок. США, например, в начале 80-х годов вывели из оборота 26 млн. гектаров и вышли по этому показателю на уровень 1910 года. Европейский Союз, где распаханность вдвое ниже, чем в Украине, до 2005 года также планирует значительно сократить обрабатываемые площади. И самое главное — в результате этих мер производство сельскохозяйственной продукции в мире не падает, а растет. И у нас кое-где встречается позитив. Сельскохозяйственный кооператив «Борисфен» Обуховского района на Киевщине, сократив обрабатываемые площади на четверть, добился повышения урожайности на треть при солидном снижении себестоимости. Только куда с выращенным добром крестьянину податься? На биржу?

Не знаю, соберут ли все «орехи» зодчие аграрного рынка, которыми так щедро угостил их Леонид Данилович.

Уже третий год Минагрополитики вместе с регионами рапортует об увеличении количества бирж, торговых домов, оптовых рынков, заготовительных пунктов и т.п. Однако механическое создание структур еще не гарантирует эффективности рынка. Он требует наполнения товарными потоками, достаточными для поддержания рентабельной цены и надежного сбыта продукции. Но объемы проданного на внутренний рынок через биржи зерна в прошлом году упали по сравнению с 2001 годом более чем в полтора раза, а семян подсолнечника — в 20 раз. Хотя товарные ресурсы зерна и семян подсолнечника значительно превышали позапрошлогодние. Зато продукцию продавали прямо с поля, часто без учета качества и рыночной цены.

Сельскохозяйственные товаропроизводители и их торговые дома на биржах практически не торгуют. В Винницкой области 26 районных агроторговых домов в прошлом году продали через биржи аж... две тысячи тонн зерна. А ведь собрано было почти два миллиона. В то же время разница между ценами биржевого и внебиржевого рынков достигала 30% и потери доходов от внебиржевой продажи продукции составляют около миллиарда гривен. Это — стоимость более тысячи зерноуборочных комбайнов или десяти тысяч тракторов.

В прошлом году на аналогичном совещании Президент детально наставлял, как регулировать товаропотоки адекватно конъюнктуре рынка и ценам. Послушались? Зерновой рынок пал, как Троя. Даже без коварного деревянного коня. В июле—сентябре 2002-го произошел массовый выброс зерновых на рынок, достигший 9 млн. тонн, что вдвое превысило показатель 2000 года. В результате зерновой лавины цены сразу упали на 15—20%, а крестьяне потеряли 1,2 млрд. гривен дохода.

Не радует и то, что Украина — в пятерке мировых экспортеров зерна, ведь доходы от экспорта практически не выросли, а главное — не дошли до крестьян. Пользуясь стихийностью, ловкие дельцы продолжают делать бизнес не в сельском хозяйстве, а на нем. Около двух миллиардов теневых гривен «крутится» в аграрном секторе. Скоро ли их легализуют?

Никто и не брался за предложенную Леонидом Кучмой трехлетнюю программу развития организованного аграрного рынка и специальную программу содействия экспорту сельскохозяйственной продукции отечественными трейдерами. Поэтому неудивительно, что, форсируя экспорт монокультуры — пшеницы, Украина каждый раз наталкивается на противостояние сильных конкурентов, «включающих» все рычаги давления: политические, экономические, финансовые. Между тем в прошлом году поступило немало предложений от зарубежных компаний: они охотно купили бы почти миллион тонн семян рапса и рапсового масла. Мы же экспортировали всего 50 тыс. тонн семян, масла — ни тонны. Сей плачевный результат объясняется тем, что посевные площади под рапсом сократились вдвое. Между тем, возможности десятикратно превышают сегодняшний уровень, а европейские и мировые рынки для этой культуры открыты. Так стоит ли пробиваться за границу через стену, лезть в форточку, если рядом — открытая дверь?!

А до финансовых институтов крестьянину, как и прежде, не достучаться. О долгосрочных кредитах он лишь мечтает. Если в экономике они составляют 28,5%, то в аграрном секторе — только 6%. Отпугивает и дороговизна «коротких» кредитов. В 1999 году средняя ставка за ссуды, предоставленные АПК, превышала учетную ставку Нацбанка в 1,3 раза, в 2000-м — в 1,8, в 2001-м — в 2,5, а в прошлом году — уже в 3,5 раза. Если средняя ставка кредитования в экономике составляла 19,5, то в аграрном секторе — 25,3%. Словно у крестьян доходы выше... И пока главный банкир страны Сергей Тигипко будет поворачивать, по поручению Президента, банковско-кредитные оглобли в сторону села, для последнего, в качестве презента от гаранта, и после 2004 года сохранится льготный режим налогообложения — фиксированный сельскохозяйственный налог. Аргументов в пользу его пролонгации более чем достаточно. В прошлом году поступления от фиксированного налога почти в 2,5 раза превышали показатель 1999 года, а уровень уплаты повысился с 37 до 88%.

Одна-единственная налоговая преференция — вот и весь урожай (реальный) всеукраинского форума аграриев. Ожидаемых кадровых изменений не произошло, хотя титульные аграрии не первый год протирают разные по жесткости руководящие кресла и развал АПК происходит на их глазах. И не без их участия. Правда, когда-то и Англия осталась без сельского хозяйства. Накануне Первой мировой войны оно оказалось столь неэффективным, что просто умерло. Пророчили, что вслед за ним загнется и государство. Нет, к счастью, выжило. С тех пор британское правительство решило поддерживать собственный аграрный сектор. Он начал оживать на новых принципах, благодаря новым людям. И снова дорос до мировых лидеров...

Таким образом, сельское хозяйство можно вернуть даже из небытия — были бы условия. Президент считает, что последних в Украине достаточно, поэтому отсрочил возможные неутешительные выводы для лидеров отрасли до января следующего года — очередных аграрных слушаний. Или очередной взбучки?

Срочная весна

На днях начали нестись голуби — к ранней весне. «Разродилось» и МинАП: встречает ее 16 целевыми отраслевыми программами, среди которых важнейшая — «Зерно Украины-2003». Думал, она будет отличаться от прежних. Хотя бы потому, что под занавес 2002 года часть аграрной верхушки приняли в члены-корреспонденты Украинской академии аграрных наук. И когда ж, как не сейчас, блеснуть научным умом, обогащенным практикой. Увы и ах! Ориентир четкий и нерушимый — 37,8 млн. тонн зерна. Под него подстелили пышную «научную» перину — план организационно-технологических мероприятий. Желанных, но иллюзорных.

Начну с того, что министерская зерновая константа требует коррекции по нескольким причинам. Когда «верстали» программу, три волны декабрьских морозов еще не угробили часть озимых. Трескучий январь начал, а февральские с мартовскими температурные прыжки добьют полуживые посевы, и аграриям придется пересевать почти 1,5 млн. гектаров. Плюс не засеяными с осени стоят запланированные 0,5 млн. га. Следовательно, против прошлого года объемы весенне-полевых работ увеличатся на 2 млн. гектаров. Так что в целом придется возделать 21 млн. гектаров, вложив в них 8,2 млрд. гривен.

Такая нагрузка — и финансовая, и физическая, — скажу я вам, выпадает не каждый год. Уничтоженные посевы озимого ячменя — уже убытки, а пересев — убытки двойные. И крестьянин крепко подумает, какой прибыльной культурой засеять поврежденные морозами площади, дабы компенсировать хотя бы часть затрат, и вообще, целесообразно ли вносить семена в грунт. Тем более что переходящая в хроническую ценовая свистопляска на рынке зерна делает зернопроизводство все менее привлекательным. Кому охота балансировать на проволоке без страховочной лонжи?!

Дополнительных финансовых инъекций потребует и озимая пшеница: она уцелела, но «светит» вымерзшими залысинами. Не проблема их выборочно «залатать», дело в другом. Если подремонтировать прореженные посевы озимой пшеницы яровой, то из-за недостатка соответствующих сортов разница в созревании составит 10—12 дней, что автоматически переводит смесь из продовольственной группы в фуражную. Если даже при благоприятных погодных условиях Украина получает всего 15—20% зерна озимой пшеницы третьего класса, то нынешние катаклизмы обязательно «украдут» несколько процентов. Учитывая лишь естественные факторы, аналитики информационного агентства «АПК-Информ» прогнозируют сокращение вала доминирующей в зернопроизводстве пшеницы против прошлогоднего на 3,43 млн. тонн — до 17,1 млн. Общий урожай зерновых, по предварительным оценкам, достигнет 36,3 млн. тонн.

Это — без учета иных, не менее значимых, факторов, которые будут ставить крестьянину подножку за подножкой. Довольно широкий клин пересева требует дополнительных семян. Аграрное ведомство уверяет, что этого добра — навалом. Но раньше из государственных ресурсов посевной материал отпускали на сумму 500 млн. гривен бесплатно, сегодня же его следует покупать. И хотя весна не за горами, в наличии только 85% кондиционных семян. До полных ста не хватает 10 млн. гривен бюджетных средств на формирование государственного семенного страхового фонда. Плохи дела и с диктатурой технологий, за которую так ратует МинАП. Для проведения весенне-полевых работ потребность в минеральных удобрениях составляет 658 тыс. тонн. Товаропроизводители же наскребли средств на 70,4 тыс. — 11% потребности.

Стало практикой в разгар посевной повышать цены на минудобрения, горюче-смазочные материалы. Аграрный блок Кабинета министров предусмотрительно провел переговоры с руководителями химических предприятий и нефтеперерабатывающих заводов, а также банковских структур, заключив с ними меморандумы. Но они чисто джентльменские и юридически ни к чему не обязывают. Например, в прошлом году заключили подобное соглашение между производителями и переработчиками мясо-молочных продуктов, но за месяц закупочные цены на сырье резко покатились вниз. Нечто аналогичное прослеживается и сейчас. Если украинские производители дизтоплива согласились стабилизировать цены на период весенне-полевых работ на уровне 1450—1550 гривен за тонну в обмен на обещание правительства не предоставлять льготы импортерам нефтепродуктов и обеспечить своевременную оплату приобретенной солярки, то химики за цены не ручаются. И вовсе не из упрямства.

Рост на 20—25% стоимости минеральных удобрений во время посевной, как и в прошлом году, вызван присутствием на рынке «длинного плеча» — трейдеров. Лишь единичные агроформирования работают с производителями напрямую, подавляющее большинство прибегает к услугам коммерсантов. Покупают ходовую аммиачную селитру именно в разгар весенне-полевых работ, чем и пользуются посредники. В прошлом году украинские предприятия — ОАО «Азот» (Черкассы), Северодонецкое госпредприятие «Объединение «Азот», «Ривнеазот» и горловский «Концерн «Стирол» — на 36% увеличили производство аммиачной селитры. Однако снижать цену никто не планирует, поскольку это повлечет рост себестоимости, и тогда украинская подкормка вообще не сможет конкурировать с более дешевыми импортными удобрениями, прежде всего российскими. Облегчение наступит лишь тогда, когда российская сторона введет, наконец, вывозную пошлину на экспорт минеральных удобрений.

Неоднозначная ситуация и на банковско-кредитном пространстве. В предпоследний день января Кабинет министров, Нацбанк, Ассоциация украинских банков подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с Министерством аграрной политики. Документ добротный: не повышать без достаточных на то оснований процентные ставки за кредиты для АПК, способствовать оперативному заключению кредитных соглашений... Но это — заявление о намерениях. На самом же деле никто не торопится. Сдержанность банков можно объяснить появлением большого количества должников и просроченных кредитов. Один из крупных банков выдал аграриям более миллиарда гривен, а к началу 2003 года сальдо по этой сумме составляло 500 млн. гривен. Искаженную информацию предоставило и аграрное ведомство — мол, в прошлом году крестьяне взяли льготных кредитов меньше, чем в 2001-м, так как имели собственные оборотные средства. Причина банальна: аграриям надоела многомесячная волокита с возмещением компенсаций по процентной ставке. А сумма под нынешние весенне-полевые роботы, напомню, нужна солидная — 8,2 млрд. гривен. Если в прошлом году местные бюджеты оказывали посильную финансовую помощь на возвратной основе для разрешения неотложных проблем, задекларированных в правительственных аграрных программах, то теперь подобная практика противоречит закону Украины о бюджете на 2003 год.

Деструктивным может оказаться и предложение Президента установить дополнительный сбор с экспорта зерна зернотрейдерами, направив средства на переоснащение аграрного сектора зерноуборочными комбайнами. Крайним снова станет крестьянин, на плечи которого и ляжет новый вид налога в виде отминусованной покупателем зерна суммы.

Вряд ли при таком комплексе «преференций» рентабельность производства зерна достигнет прошлогодних 23% — самого низкого уровня за годы независимости. Могут поредеть и ряды тех, кто отрапортовал об успешном выполнении программы «Зерно Украины-2002» — а это 16 областей. Ранняя весна-2003 торопит с реализацией новых начертаний. Начало неутешительно: Козе — «капусту» (доллары), под зерно — пышную «научную» перину, а крестьянам что?

«А у селах у веселих і люди веселі», — мечтал Поэт. Таким видится будущее украинского села и Леониду Кучме. Вместо этого — депрессивные территории, заселенные депрессивными людьми. Когда же уровень жизни крестьянина станет показателем благосостояния всей нации?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно