СЕРТИФИКАТНАЯ, МАЛОДЕНЕЖНАЯ, НЕСПЛОШНАЯ —

25 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 25 октября-1 ноября

нам и нужна такая? Многие наблюдатели готовы были уже праздновать победу самой что ни на есть боль...

нам и нужна такая?

Многие наблюдатели готовы были уже праздновать победу самой что ни на есть большой приватизации, когда 11 октября председатель Фонда госимущества Юрий Ехануров подчеркнуто гласно, в присутствии журналистов, подписал акт оценки целостного имущественного комплекса арендного предприятия «Николаевский глиноземный завод». В тот момент действительно было ощущение чего-то исторического: «гордиев узел» наконец разрублен - после 17 месяцев публичных обвинений, апеллирования ко всем властям и энергичной «борьбы под ковром». Имущество завода оценено в 378,263 млн. гривен, из них 117,147 млн., или 30,9%, принадлежит организации арендаторов. Стало быть, до согласования плана приватизации в Кабинете министров и его утверждения - один шаг. Тем более, что правительственная комиссия по приватизации стратегически важных предприятий свой вердикт уже вынесла: пакет в размере 25,1% уставного фонда АО оставить за государством, а 26% акций выставить на некоммерческий конкурс под инвестиционные обязательства. И по словам Ю.Еханурова, к 11 октября непроясненным было лишь одно - сколько процентов акций оставлять для льготной подписки руководителям предприятия. Но прошла неделя, заканчивается вторая, а сообщения об окончательном решении так и не поступило. «Чапай думает»?

С одной стороны, «поштучная» приватизация стратегически важных для Украины предприятий - это правильно и здорово. Но с другой - отсутствие четких критериев и всяческое преувеличение уникальности порождают вещи, мягко говоря, странные, способные «уронить» и без того не очень высокий авторитет Украины в мире и заронить серьезные сомнения в прозрачности происходящего.

История с приватизацией АвтоЗАЗа - едва ли не самая яркая тому иллюстрация. Сперва, еще в июне, завод попадает в список 208 предприятий, чьи пакеты акций выставляются на некоммерческие конкурсы под инвестиционные обязательства. 19 августа идея проведения конкурса на АвтоЗАЗе правительством подтверждается, создается рабочая группа по его подготовке. В свою очередь, Фонд госимущества уточняет план приватизации, выделив три пакета акций, которые надлежит продать инвесторам уже до конца четвертого квартала, - соответственно 30, 14,2 и 10% уставного фонда. Во всеуслышанье заявлено: ФГИ ищет консалтинговую фирму, которая эти конкурсы подготовит.

Да, видно, не суждено. 5 октября из КМ последовало распоряжение № 634, которое, по сути, хоронит идею инвестиционного конкурса: одобрена инициатива АО «АвтоЗАЗ» по созданию с Дженерал Моторс совместного производства автомобилей. Таким образом, деньги инвестора пойдут не на оплату пакета акций, а непосредственно на модернизацию производства, что, по логике вещей, благотворно скажется на его состоянии. Но едва пресса успела донести сию мысль до общественности, как уже 16 октября распоряжением Кабмина № 660 в очередной раз дается «отбой»: действие распоряжения от 5 октября приостановлено. Выходит, СП нам уже не нужно? В открытую так никто не говорит: повременим, а там видно будет.

А что все-таки нужно? Почему бы не набраться мужества и не продать, как это еще с самого начала предлагали некоторые специалисты ФГИ, пакет акций целиком, все 54,2%, одному инвестору? Ведь уже почти год разглагольствуем о необходимости привлечения иностранного капитала на завод, запутавшийся в финансовых проблемах и отнюдь не радующий конкурентоспособной продукцией. Упаси Бог, в принципе я не против «Таврий». Я - за последовательность наших действий. И за мужество в принятии трудных решений.

В последнее время этого мужества хватает почему-то лишь для сдерживания роста минимальной зарплаты и пенсии и противостояния денежной эмиссии в самых безобразных ее проявлениях. Во всем же, что касается отношений собственности, даже подобия единодушия не наблюдается, и в результате мы имеем все что угодно, но только не контуры эффективно работающей экономики.

В этом плане особенно вопиющим выглядит сентябрьское решение Верховной Рады продлить выдачу приватизационных имущественных сертификатов до конца 1996 года и, стало быть, самой сертификатной приватизации - как минимум до июля 1997-го (если все прогнозы не сломает еще одно мертворожденное чиновничье дитя - жилищные чеки). Это не популизм, поскольку даже теоретически невозможно заработать себе очки в глазах населения путем реанимации дискредитировавшей себя бумаги. Скорее всего, имеет место попытка в очередной раз «тормознуть» то, что давно уже назрело и перезрело, - приватизацию денежную, чья концепция еще с лета разрабатывалась Фондом госимущества. Зато позже - при очередном рассмотрении проекта либо хода выполнения бюджета - мы непременно услышим депутатские стенания о том, что нет денег, а приватизация (сякая-такая!) должных поступлений не обеспечила, что у предприятий нет оборотных средств, что «отечественному производителю необходима поддержка» - естественно, государственная...

В этих условиях вопросы, зависшие по АО «Укрнефть» и «ЛИНОС» и буквально только что решенные по такому важному объекту, как «Запорожсталь» (18 октября утвержден план приватизации), - не более чем точечные отступления или прорывы на фронте украинской приватизации. Сравнение с фронтом здесь не случайно: сражение за собственность идет ожесточеннейшее, с применением артналетов прессы и бомбардировок депутатскими запросами. Но странное дело: чем больше говорим мы и спорим о приватизационных процессах в промышленности, сельском хозяйстве, коммунально-бытовом обслуживании, перспективах передачи в частную собственность земли, тем большая тень молчания окутывает другие сферы, формально приватизации вроде бы не подлежащие.

Между тем, судя по имеющейся в распоряжении редакции сопроводительной записке, военное имущество, являющееся частью общегосударственного, и по сей день нередко продается не на конкурентной основе, без разрешения органов государственной исполнительной власти и даже «без оформления необходимых юридических документов». Более того, «ФГИ уже длительное время проводит работу по внедрению механизмов», которые позволят перевести этот процесс в цивилизованное русло. Что, ясное дело, не по душе чиновникам из Министерства обороны. Теперь Фонд по поручению Кабинета министров подготовил проект указа Президента о создании межведомственной комиссии по вопросам отчуждения имущества военных формирований. Что-то изменится?

Болезненным, как хронический аппендицит, остается вопрос об использовании государственного имущества в системе Национальной Академии наук. Еще в прошлом году были созданы рабочие группы из числа специалистов ряда министерств и ведомств по проверке эффективности его использования, 15 ноября материалы с «фактами незаконного отчуждения» направлены в Генеральную прокуратуру Украины. Но проблема далеко не исчерпана: 10 августа ей было посвящено совещание в Кабинете министров, а нынче готовится указ Президента, где в качестве одной из задач называются инвентаризация государственного имущества, определение, какая его часть необходима НАНУ, а также другим академиям - аграрных, медицинских, педагогических, правовых наук - для выполнения ими своих функций, а какая должна быть передана в управление государственным органам. И это на шестом году независимости... Да теперь можно хоть сто раз записывать, что академиям вплоть до законодательного урегулирования вопроса запрещено изменять форму собственности госимущества, находящегося в их пользовании. Интересно, подсчитал ли кто-нибудь, сколько институтов уже давно переполовинены, а лабораторий - приватизированы по принципу трудового вклада: «завлабу - микроскоп, ассистенту - скальпель»?

Еще одна головная боль - наша социальная сфера. Здесь массовая приватизация, начавшись в 1997 году, еще может смягчить процессы обнищания и упадка. Объекты образования, здравоохранения, культуры и искусства, физической культуры и спорта, издательского дела, радио и телевидения, находящиеся на балансе или в управлении государственных, приватизируемых или уже приватизированных предприятий, впервые выделены в проекте программы приватизации в отдельную группу Ж. И за исключением тех из них, «за счет которых обеспечивается выполнение конституционных гарантий перед гражданами Украины», будут приватизироваться путем превращения в хозяйственные товарищества и продажи акций, а также через аукционы, конкурсы и выкуп.

А может, и не будут. По крайней мере, в 1997 году. Потому что перечни подобных «не-конституционно-важных» стадионов и клубов, амбулаторий и издательств должны быть, как явствует из проекта, согласованы не только с органами госадминистрации, самоуправления, но и с профсоюзами (с какими-то определенными или со всеми имеющимися на данной территории, в отрасли - документ пока умалчивает). Пережив подобную эпопею - но не отягощенную участием профсоюзов - с объектами малой приватизации, мы хорошо знаем, что вряд ли сработает даже такой завлекательный пункт, как 8.6., гласящий: «... 60% перечисленной суммы направляется в госбюджет; до 20% ... может направляться в фонд развития государственного предприятия, на балансе которого находился объект». А шуму-то вокруг конституционных гарантий будет столько...

Но сначала пошумим по поводу другого списка, о существовании которого за последние полтора года успели немного подзабыть. Дабы продолжить победоносное шествие на просторах Украины всех видов приватизационных ценных бумаг, Фонд госимущества при поддержке Кабинета министров решительно настаивает на внесении изменений в перечень не подлежащих приватизации объектов, утвержденный 3 марта 1995 года. Это, если можно так выразиться, необходимое и достаточное условие для выполнения программы приватизации-97.

Соответствующий проект объемом под 90 страниц уже поступил в комиссии Верховной Рады. «Разморозить» предлагается в общей сложности 1475 объектов: десятки шахт, автопредприятий, издательств, совхозов-техникумов, элеваторов, карьеров и проч., причем завод «Прилив» в Бердянске по ул. Егорова, 1, - даже дважды. «Заморозить» - 235 (в основном предприятия объединений «Укртелеком», «Укрпочта», объекты гидрометеорологии и станции защиты растений). И если вопрос о снятии запрета на приватизацию, скажем, Коростышевского сельского строительного комбината или Харьковского шрифтолитейного завода, надо полагать, особых дискуссий не вызовет, то такие уникальные объекты, как Восточный горнообогатительный комбинат или управление строительства Чернобыльской АЭС, на приватизацию следует «отпускать» только после серьезной аргументации и всестороннего анализа последствий.

Способен ли на это наш парламент в его нынешнем виде? «Игры идут многоплановые, за две минуты о них не расскажешь», - метко сказал по этому поводу один из депутатов.

Что ж, если лоббистский подход возобладает, а вдобавок ко всему до конца года будет принята в третьем чтении новая редакция закона о большой приватизации, расширяющая права «очень трудовых коллективов», то программу придется переписывать процентов эдак на 60. Того и гляди, для нормальной, денежной приватизации в ней практически не останется места. Как и для серьезных инвесторов. А сертификатами лежачее производство сыто не будет...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно