Сергей Буряк: «Дайте необходимую законодательную базу — и Налоговая одолеет любой план» - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Сергей Буряк: «Дайте необходимую законодательную базу — и Налоговая одолеет любой план»

15 февраля, 2008, 16:22 Распечатать

Сергея Буряка можно назвать человеком из бизнеса и человеком из законодательной власти. Совладел...

Сергея Васильевича Буряка можно назвать человеком из бизнеса и человеком из законодательной власти. Совладелец банка, входящего в число крупнейших, и депутат вот уже пятого подряд созыва Верховной Рады, он впервые получил пост в исполнительной ветви власти. О своих первых впечатлениях и планах работы на должности главы Государственной налоговой администрации Украины г-н Буряк рассказал в эксклюзивном интервью «Зеркалу недели».

Первые впечатления

— Сергей Васильевич, вы уже почти два месяца возглавляете ГНАУ. Пару слов для прессы — какое самое яркое и самое ужасное впечатление на новом месте работы?

— Самое ужасное? Гигантский документооборот, причем процентов на 50—60 ненужный, огромное количество различных «контролек» — все это очень сильно давит на мозги. Это не по-современному, это немодно, некрасиво, неправильно — да назовите как угодно! — когда в XXI веке между отделами ходят тонны бумаги, хотя давно уже изобретен компьютер, существуют электронные коммуникации и, по теории, отношения могут быть совершенно другими.

Утром ты едешь на работу с желанием какие-то нормальные, творческие вопросы порешать, а тут наваливается лавина текучки: под­писать, завизировать документы, расписать вопросы, поставить на контроль, не опоздать на совещание... И к середине дня ловишь себя на мысли: так над чем это грандиозным я собирался поработать? Но, думаю, мы найдем решение, очеловечим этот процесс, и все будет нормально.

А из интересного… Интересен масштаб: огромная вертикально интегрированная структура, которая чутко реагирует на любые постановочные задачи от руководства. Это — значительный кадровый потенциал, кто бы что ни говорил, это — высокий уровень подготовки людей, способных выполнить любую государственную задачу.

План по сбору налогов, который очень редко выполнялся, за январь мы перевыполнили на 30%. Это свидетельство того, что в экономике есть значительные резервы. «Правильные» резервы, без каких-либо административных перегибов…

— А отчего только на 30%? Юлия Владимировна Тимошенко распорядилась увеличить объем поступлений в бюджет налогов и таможенных сборов как минимум вдвое.

— Я поддерживаю в данном вопросе Юлию Владимировну, нет вопросов. Все будем выполнять, но с одной оговоркой: исключительно при наличии необходимого законодательного сопровождения. Чтобы рост налоговых поступлений обеспечивался не путем увеличения налогового пресса, а путем расширения базы налогообложения, налоговой необходимо дать два-три инструмента.

Например, если законодатель нам даст институт «обычной цены» (о котором все говорят, что он выписан, но который не действует), то, на мой взгляд, только по налогу на прибыль это обеспечит прирост миллиардов на восемь. И по налогу на добавленную стоимость как минимум такую же цифру.

О чем речь? О двойных стандартах. Если объяснять «на пальцах», то почему-то горно-обогатительный комбинат может продавать комбинату им. Ильича свое сырье, условно говоря, за два номинала, а аффилированному металлургическому комбинату — лишь за один.

Во-первых, это деморализация рынка. Во-вторых, это нарушение конкурентной среды. А в-третьих, когда поставщик тебя зажимает до предела по себестоимости, ни о какой прибыли уже не может быть и речи. А у него самого возникает сверхприбыль, которую он очень удачно прячет на различных фирмах в своей «орбите». А в конечном итоге в дураках остается государство Украина с его социальной нагрузкой.

— Когда премьер публично предъявляла претензии к ГОКам, это налоговая администрация дала ей такую идею в соответствующей аналитической справке?

— Не только налоговая. Это — реальный сегодняшний момент. За последние годы в Украине серьезно, в разы, выросли и расширились все рынки, то же должно было бы произойти и с налоговыми поступлениями…

— Почему в качестве примера вы берете ГОКи, а не те же банки?

— ГОКи — это только один, и самый простой, пример. Почему не банки? Я не собираюсь перехваливать банковскую систему, но банки в прошлом году заплатили 2,5 млрд. налога на прибыль. И если мы, во-первых, немножко наведем порядок в вопросе формирования страховых резервных фондов и, во-вторых, проведем правильный диалог с банковской системой, которая, я уверен, у нас самая открытая, самая прогнозируемая и вообще самая лучшая в Европе, то и банковская система будет с каждым годом еще больше увеличивать свой резерв по уплате налогов… А если еще присмотреться к страховому рынку, который за прошлый год заплатил всего 564 млн. гривен налогов, сборов и обязательных платежей…

— Так вы одобряете методы, применявшиеся господином Киреевым? Ведь он первым поднял вопрос, что надо увеличить налоговую нагрузку на банки, и начал публиковать списки банков — недобросовестных налогоплательщиков…

— В данном вопросе я бы не переходил на частности, на дискуссию об отдельных сегментах рынка. Любая отрасль должна идти в ногу со временем. И если все рынки выросли в Украине: металлургический, химический, аграрный, банковский, страховой, то очевидно, что они увеличили свою доходную базу. Тогда почему уменьшились собираемые налоги? В этой связи государство должно бить тревогу: почему это происходит? Я пока не могу понять, почему.

— А может, непомерна налоговая нагрузка? Согласно исследованиям Всемирного банка, по обременительности для бизнеса отечественная налоговая система занимает 177-е место среди 178 стран, уступая лишь белорусской. В Украине существует почти сто видов налогов (больше тоже только в Узбекистане и Беларуси). И не отсюда ли все эти горы бумаг, отчетности, проверок, гигантские затраты и потери времени?

— Я уважаю ту должность, на которой работаю, и буду всеми силами защищать ее, очеловечивать и налоговую администрацию, и налоговую систему. Друзья, надо смотреть на себя в зеркало… недели… и понимать, что налоги не могут быть лучше экономики. Не надо тут лукавить. Налоги хуже быть могут, лучше — нет. Следовательно, если нас поставили на 177-е место, то давайте возьмем любые другие рейтинги. Где находится наша страна? На 140—170-х местах. В этой связи и экономике, и государству необходимо делать выводы.

— Значит, будут стратегические изменения? Будете усиливать карательные меры или, наоборот, кого-то поощрять, раздавать грамоты, конфетки… Вот ваш коллега, банкир Борис Тимонькин предлагал вообще изменить избирательный закон. В стране создается общегосударственный реестр плательщиков налога на доходы физлиц, и первые 450 человек, уплатившие наибольшие суммы, получают право быть народными депутатами. Люди будут соревноваться — кто больше заплатит, чтобы попасть в парламент. И иждивенцы тогда не будут управлять страной, и справедливости станет больше…

— А что, рациональное зерно, интрижка в этом есть. Но это — концептуальные вещи, а я бы поговорил сейчас о других моментах.

Мы разработали «дорожную карту», утвердили ее на коллегии. Первый из ее разделов касается проблемы отношений между крупными налогоплательщиками и государством. Вот принято считать, что олигархи — доноры бюджета. Но на самом деле это не так. И мы в течение квартала должны ответить руководству страны, какой же в Украине баланс между налогоплательщиками и государст­вом. Чтобы знать, с кем вступать в партнерские отношения.

Или, например, только ленивый не говорил о значительном количестве налоговых проверок. Хотя статистика — вещь упрямая. В прошлом году национальным планом проверок было охвачено чуть меньше 10% всех предприятий.

НДС и налоговые векселя

— Предприниматели приводят совершенно иную статистику — более 90%. Откуда такие расхождения?

— Я говорю о плановых проверках. Однако в то же время было осуществлено 189 тыс. встречных проверок по возмещению НДС, проведение которых предусмотрено законом. Закон есть? Есть. И если ты предъявил некую сумму к возмещению, у нас нет другого механизма, кроме как пойти и проверить тебя, твоих контрагентов.

Это изматывает не только юридических лиц. Это изматывает самих налоговиков, потому что 70% рабочего времени аудиторов налоговой администрации уходит на проведение встречных проверок. Какое лекарство можно изобрести? Не панацея, но, тем не менее, выход из этой ситуации — реестр электронных накладных. И если мы, налоговая, этот реестр создадим, то увидим в разрезе контрагентов, поставщиков. Увидим баланс того, что пришло в государство в виде НДС.

Плюс мы уменьшим количество выездных проверок, сделаем их форму камеральной. И налогоплательщик это почувствует. А раз так, то жить будет веселее и счастливее. И тогда мы сможем раз и навсегда устранить проблему существования невозмещенных 8,5 млрд. НДС на 1 января нынешнего года.

— Каким образом, можно поподробнее?

— Когда у нас появится реестр электронных накладных, проверка будет осуществляться в автоматическом режиме. А на сегодняшний день это делается вручную. И, исходя из тех данных, которыми я владею, около 30—35% просроченного возмещения НДС, т.е. 2,5—3 млрд. грн., — это липовые, надутые суммы. На 1 января с.г. было 3,2 млрд. с просрочкой свыше 60 дней, из них 2 млрд. мы за январь погасили. Думаю, что к апрелю мы забудем о существовании этой проблемы.

Почему ненавидят налоговую? Одна из главных причин — это, возвращаемся к уже сказанному, аббревиатура из трех букв — НДС. Какие здесь есть рубрики? Первая — огромное количество проверок. Вторая — значительные объемы невозвращенного НДС. Третья — существование целой системы схем уклонения. Даже специальный вид занятости существует — «векселисты». Их уважают, а они гордятся своими успехами: «Вот я удачно «схлопнул» векселя»…

Как со всем этим бороться? Введя систему электронных накладных, мы сделаем ненужными встречные проверки. Не 189 тыс. будем их проводить, а ноль. Ну, пускай не ноль, а пять тысяч.

Или вот, нас критикуют, что мы векселя запретили. Зато схему убрали, значит, «векселист» уже не у дел. Борьба со схемами уклонения — это второй раздел нашей «дорожной карты». Обещаю, мы сделаем все для того, чтобы у нас не было этих схем уклонения от налогов.

— Как вы относитесь к запрету налоговых векселей? Не напоминает ли вам это решение лечение головной боли гильотиной? Хотя головная боль все-таки не исчезает. Только теперь это головная боль предпринимателей, у которых изымаются оборотные средства. Неужели, если мы не можем нормально администрировать, необходимо все поголовно запрещать?

— Согласен, проблема присутствует. В чем она состоит? В прошлом году, если брать статистику, было выписано векселей на 15 млрд. грн. Из них погашено живыми деньгами 2 млрд. В задаче спрашивается, почему государство получило живыми деньгами такую мизерную долю? И коль так, то разве не очевидно, что это и является почвой для различного рода схемных раскладов?

По своей сути налоговый вексель прогрессивен и нормален. Но за реализацию этой идеи с учетом украинской специфики — оценка «2». Значит, мы должны, очевидно, исключить форму неденежного погашения векселей.

Второй тезис. Если мы исключаем векселя из обихода, то необходимо ответить на вопрос: автоматически возмещаем НДС или как? Ведь если законопослушный металлургический комбинат завозит зарубежное сырье, а ему государство говорит, что пока не будет возмещать, и 150—200 млн. грн. «зависают», то он что, должен залезть в свои оборотные средства, искать кредиты под 15% годовых, которые лягут на себестоимость и в итоге обернутся для государства уменьшением налоговых поступлений? А в еще более конечном итоге это станет источником дополнительного раскачивания инфляции, потому что продукция комбината будет неизбежно дорожать. Стало быть, вексель — это хорошо, но только с погашением в денежном виде.

— Однако автоматизировать возврат НДС вы только собираетесь, а векселя уже запретили…

— Да, тут могут быть перекосы. Если в нынешнем году по заложенному в бюджетном законе плану предусмотрены поступления НДС в размере ста с лишним миллиардов гривен, причем таможня и ГНАУ должны собрать примерно поровну, то в силу того, что векселя запретили на таможне, туда пойдет больший поток денег. А у нас, естественно, будет наблюдаться шквал НДС к возмещению. То есть собирать налога мы будем меньше, а вот возмещать вынуждены будем больше. В этой связи встанет вопрос об увеличении ресурса по возмещению НДС миллиардов на 15 и даже больше.

— То есть цена вопроса по откатам по НДС вырастет еще больше. Теперь уж точно система откатов станет непобедимой.

— Да ну… Забыли как класс.

— А где гарантии, что опять через какое-то время не вспомните?

— Мы говорим, что в последние годы создавался, моделировался целый ряд схем, позволявших накачивать дутый налоговый кредит, который потом предъявлялся к возмещению. Т.е. существовал НДС, который возникал из воздуха. Назовем его черным, серым, как угодно. Мы отвечаем очень четко и конкретно на этот вопрос: все, точка, никакого схемного НДС не будет. Потому что схемный бизнес прекращен в связи с отсутствием векселей, в связи с изменившейся спецификой.

Это мы показали на практике, в течение января возместив все, что положено, крупным предприятиям-экспортерам. Из двух возмещенных миллиардов вы не найдете ни одного платежа структуре, которая была бы «левой». Только реальные экспортеры, имеющие реальное производство, реальные основные средства. Поэтому уже в нынешнем году мы забудем о том, что какие-то формы отката могут существовать.

— Вы можете гарантировать, что система уже перестраивается таким образом, что независимо от того, кто придет в ГНАУ после Буряка, откатов не будет?

— Уверен в этом. Мы пропишем это нормальными, регламентными документами. И не думаю, что придет кто-то новый и будет заниматься криминальными делами.

— А мы думаем, что схемы, которые вы обещаете убрать, — это ведь очень серьезный бизнес, за которым стоят очень серьезные люди и который крышуют очень силовые структуры. Что дает вам основания считать, что именно вы их сломаете?

— Я не говорю, что буду сам рыцарем и заставлю других быть рыцарями. Рыцарство здесь не поможет. Как ни топай ногами, как ни кричи — ничто не поможет без законодательного сопровождения.

Речь идет о том, что если государство хочет, чтобы мы его уважали, если оно нуждается в этом, если оно намерено выполнять социальные требования, которые стоят на повестке дня, значит, оно должно сопровождать налоговую законодательным путем. Забор не поставишь и не скажешь: «Сюда не ходить!» Исключительно законодательное сопровождение! Вексель с погашением только в денежной форме — все, половина схем «убита».

Теперь о госзакупках

— Но вы же не хуже нас знаете, что законодатели — тоже люди, и в своих решениях всегда оставляют «форточки»…

— Согласен.

— А иногда и целые ворота. Вот вы — соавтор нынешней редакции закона о госзакупках…

— Нынешней — нет. Речь идет о более ранних редакциях.

— Речь идет об одной из эпохальных версий, когда в системе госзакупок начали происходить изменения, приведшие к сегодняшнему очень печальному состоянию. Неужели господа Осыка и Цушко вас, опытнейшего финансиста и депутата, так просто вокруг пальца обвели?

— Да, я был среди соавторов. Почему? Потому что тогда был председателем комитета по вопросам финансов и ставил вопросы о необходимости изменений и внесения поправок в систему госзакупок.

— Не стыдно?

— Нет, потому что сама идея была хорошей, просто в очередной раз было доказано, что и самую хорошую идею можно испортить. А идея состояла в том, что чрезвычайно коррумпированную систему госзакупок надо менять.

Сегодня у нас 170 млрд. грн. вращается в этой сфере. И до 2005 года тоже сумма была немалой, и вращались деньги далеко не лучшим образом. Эти изменения как раз и были попыткой коллегиально что-то изменить. Как творчески и блестяще эта идея испорчена!

Здесь страшные дела творятся с госзакупками. Я вчера был в Днепропетровске, где провел совещание, общался с руководством. Побывал в детском доме в поселке за 60 км от областного центра на границе с Харьковской областью. Там директор криком кричит: у него 130 деток-сирот, и ему надо тендер провести на закупку картошки и макарон. Говорит: «Ну, кого я здесь найду, чтоб у меня был рой конкурентов, которые бы мне поставляли?»

Или возьмем ситуацию в Днепропетровской областной налоговой администрации: одна труба, по которой тепло идет, и, естественно, одна котельная, его поставляющая. А надо, чтобы в тендере участвовали минимум три поставщика тепла. Что делают опытные люди в подобных случаях? Находят три фирмы, оформляются заявки на тендер, и каждой из фирм компенсируют по 12 тыс. за якобы в нем участие.

Все это — признаки болезни роста, перехода количества в качество. Проблема госзакупок на слуху, ею занимаются все, начиная с президента. И эта проблема не будет жить долго…

— В 2005 году тендерные «заморочки» нам тоже казались досадным недоразумением, которые государство быстро устранит, но прошло уже три года — и ничего к лучшему не поменялось. А проблема НДС живет намного дольше, и то, что вы ее решите, все еще нужно доказать…

— Я не так давно читал материалы, где говорилось, что в Европе также существует большой интерес к посредническому бизнесу, который делается на возмещении НДС. Если посмотреть, сколько возмещается там, то речь идет о сотнях миллиардов евро. Откаты берутся в рамках 2—3%, и это не моя статистика, а европейская. А в некоторых странах — до 4%.

Мы от них не отстали, у нас НДС имеет свою специфику. Но что плохого здесь? Существование накачанного из воздуха НДС. Это воровство, а значит, это плохо. То есть речь идет о том, что для себя мы ответили четко и однозначно: схемам по НДС не быть ни в этом году, ни в следующем. Все. Точка.

С возмещением уже все прозрачно — вся информация размещена на официальном сайте ГНАУ. Полностью расписана вся сумма в 2 млрд. грн., которую мы погасили в январе. Механизм запущен, а действует или не действует — через месяц-два встретимся и посмотрим.

О кадровых вопросах

— В СМИ уже появились предположения, что у вас вскоре появится четвертый первый зам.

— Нет, это неправда. На сегодняшний день у нас вакансия одного первого зама, который по коалиционному соглашению должен быть от «НУ—НС». Если «НУ—НС» предложит Иванова, назначим Иванова…

— Вы, наверное, хотели сказать — Катеринчука. Он пойдет?

— Не думаю.

— Какой вообще будет кадровая политика в ведомстве? Будут ли в ГНАУ дальнейшие кадровые перемены и какие? Особенно налогоплательщиков волнует дальнейшая судьба Сергея Лекаря, известного своими «оригинальными» разъяснениями...

— Он — профессионал, и лучше него в налогообложении физических лиц в Украине вряд ли кто-то разбирается.

— А какие еще готовятся назначения? И правда ли, что Владислав Бухарев — это «смотрящий» от Турчинова за вашей деятельностью? Нет достаточного доверия?

— Не думаю, что это так… Специфика налоговой милиции — она есть и будет. И за 15 предыдущих лет эта структура, я бы так сказал, несколько зашлаковалась. В этой связи в лице Бухарева Владислава Викторовича я вижу молодого полковника, очень креативного, который совершенно новым взглядом, творчески, если можно так сказать, посмотрит на проблематику налоговой милиции.

— Творчество в налоговой милиции? Вы это серьезно?

— Вершина творчества — это народные депутаты (смеется). Идут годы, ты ходишь в парламент, одни и те же помещения, люди, лица, слова — все одно и то же. В какой-то момент ты начинаешь понимать, что привыкаешь плыть по теплому течению и уже сомневаешься, что способен отвечать на какие-то значимые жизненные вызовы, справляться с серьезными интеллектуальными и организаторскими задачами.

И вдруг попадаешь в такую интересную структуру, как налоговая: 62 тыс. человек, интегрированная вертикаль. Это настолько многогранный и сложный механизм. Вот, например, эта папка документов накопилась у меня всего за полдня. И все нужно расписать по заместителям, которых у меня всего десять…

— Замы друг друга контролируют, подсиживают?

— Здесь не принято контролировать, у каждого — свое направление и свой участок.

Задача одного из разделов нашей «дорожной карты» — очеловечить налоговую службу. Чтобы лозунг «Не плательщик для налоговой, а налоговая для плательщика» был не просто словами. Если в прошлом году мы проверили по плану около 10% предпринимателей, то в этом году собираемся проверить 5%. Мы, как уже говорилось, делаем акценты на камеральные виды проверок, на электронную систему обмена информацией. И все будем делать, чтобы «очеловечить» товарища налоговика.

Вы меня извините, но налоговый инспектор в районе получает 800 грн. А проверяет предприятия с многомиллионным оборотом. Скажите, а кто ему дал такой вот соблазн? Вы, товарищ государство. Так почему вы тогда придуриваетесь и говорите, что он должен выполнять свою работу качественно? За 800 грн.? Да никогда в жизни!

Вот и возникает ситуация, когда выехавшая на проверку крупного предприятия бригада после двадцатидневной проверки начисляет аж 15 тыс. гривен штрафа. А потом вся эта бригада в полном составе идет в финансовую службу этого предприятия работать. Я хохотал, когда услышал эту историю!

Вот в этом здании-«свечке» (показывает на высотное здание на Львовской площади в Киеве. — Ю.С., Н.Я.), находящемся в полуаварийном состоянии, люди сидят по шесть-восемь человек в одной комнате. Это здание не имеет ни внешнего вида, ни внутреннего, ничего! Не является лицом государства.

И, кстати, если по всей Украине здания налоговых — это собственность государства, то в столице все они, включая центральный офис налоговой администрации, являются коммунальной собственностью… И если сессия Киевсовета примет решение: «Товарищи, покиньте это здание!», то, вполне возможно, это придется сделать. В Киеве уже были попытки под прицелами телекамер выселять налоговиков, потому что закончился срок аренды. Я, конечно, понимаю, что бывший детский садик — это целостный имущественный комплекс, о-о-очень привлекательный во всех отношениях. Но государство ведь не зверь!

Конечно, надо не на других пенять, а начинать с себя. С того, какая у рядового сотрудника зарплата. Тогда все будет нормально, тогда вас и другие зауважают.

«Фата моргана» Налогового кодекса?

— Сергей Васильевич, в предвыборных программах БЮТ речь шла об отмене НДС и замене его другим налогом. Не просветите, чего все-таки ждать?

— Моя позиция состоит в том, что во всем следует исходить из логики нашего движения и развития. Где находится государство Украина в глобальной системе координат налогообложения и куда мы идем? Если идем в Европу, то там практически во всех сферах установлены определенные стандарты. От медицины и образования и до качества хлеба и услуг.

Есть стандарты и в налогообложении. Все европейское сообщество использует налог на добавленную стоимость, и регулируется это, скажем, 112-й директивой ЕС. Да, существуют страновые специфики, но если мы движемся в Европу, то не должны изобретать велосипед, который понадобится на три-пять-семь лет. Наоборот, мы должны совершенствовать администрирование НДС. Потому что это логично, правильно.

НДС — это нормальный, достаточно прозрачный и простой налог, который платится конечным потребителем. А то, что его возмещение вызывает столько проблем, — это исключительно субъективная особенность нашей ментальности.

— А почему так получается: партийные программы, включая налоговый раздел, пишут одни люди, а высокие посты в налоговой администрации занимают другие. В программе БЮТа было записано: отмена НДС. А налоговую возглавил человек, придерживающийся совершенно иного мнения…

(Пауза) Это жизнь… А с другой стороны, если законодатели решат ввести налог с оборота, то мы без вопросов будем это решение выполнять. И администрировать налог с оборота. Но сейчас в стране действует НДС, это факт. Более того, мы уже практически решили проблему его эффективного администрирования.

— В свое время ответственность за выработку любых налоговых инициатив после больших боев перешла от налоговой администрации к Минфину. Все вроде бы привыкли и знали, что за подготовку проекта Налогового кодекса отвечает Минфин…

— Истинная правда. И тут у нас есть четкое понимание своего места в строю и в системе координат. Есть методологический орган — Минфин, который должен отвечать за разработку и подготовку принятия Налогового кодекса. Мы ему должны помогать. Наш вклад — аналитическая база, участие в рабочих группах. Но ключевые функции однозначно должны быть сконцентрированы в Министерстве финансов.

А вообще-то нужны свежие мозги. За дело должны взяться 30—35-летние пацаны, незашоренные багажом 15-летней давности. Я, с божьей помощью, пять созывов был депутатом Верховной Рады, и в каждом созыве была задача номер один — Налоговый кодекс. И каждый созыв парламента готовил свой свод законов, который потом назывался как угодно — малый, большой…

— Один из вариантов проекта НК даже второе чтение прошел — а толку? Откуда у вас такой оптимизм, что полуготовый проект будет принят через три-пять месяцев? Что станет его основой — азаровский вариант или альтернативный катеринчуковский, которого толком никто и не видел?

— Я — не сторонник механического создания свода законов. Это должен быть органичный документ со своей философией, со своей моралью, своей вертикалью. Почему я так смело говорю? В принятии Налогового кодекса нет никакого таинства. Нужна исключительно политическая воля. А методологическая база, философская база процентов на 70—80 у нас есть.

А насчет авторства проекта… Лично у меня нет никаких амбиций, чей он будет. Надо взять здоровое от всех, что были наработаны. Состоялись общественные слушания многих разделов, выполнен огромный массив работы, с участием Международного валютного фонда, Всемирного банка. Мы не имеем права сказать, что все это теперь выбрасываем в урну.

— А как будет решен вопрос с упрощенной системой налогообложения?

— Какой вопрос? Никаких вопросов нет.

— То есть недавняя информация в СМИ по этому поводу была «уткой»? Газета от 8 февраля 2008 года, заголовок «Ю.Тимошенко роет под «упрощенцев». Текст: «В Кабмине идет активная подготовка к отмене единого налога, сообщил источник в Госкомпредпринимательства. По его словам, эту работу курирует первый вице-премьер Александр Турчинов…»

— Это какая-то политическая абракадабра. Не думаю, что сейчас, в свете политических реалий, кто-то осмелится даже косо посмотреть в сторону «упрощенцев». Никогда в жизни.

Но вопрос все-таки существует. Если ты на упрощенной системе налогообложения, то в таком случае твой годовой доход не должен превышать 500 тыс. грн. А у нас есть 2,5 тыс. субъектов, находящихся на упрощенной системе налогообложения, которые в прошлом году показали оборот свыше 10 млн. грн. Таким образом, из-под налогообложения ушло минимум миллиарда три.

Здесь надо навести элементарный порядок. Если сказано, что доход не больше 500 тыс. — значит, так и должно быть. Но опять-таки вмешивается специфика наших реалий.

— А специфика ВТО налоговую систему сильно изменит? Мы имеем в виду нормы, заложенные в законопроект «О едином таможенном тарифе»?

— Говорю об этом абсолютно искренне: я с воодушевлением смотрю на процесс вступления Украины в ВТО. Это — очередной толчок к развитию украинского рынка. Мы увеличим экспорт, увеличим валовый продукт и поступления налогов. Самое главное — не видимость работы создавать, а работать, причем эффективно...

Независимая Украина все еще переживает период отрочества, оттого нас постоянно штормит и перекашивает. Болезнь роста. А перспектива — удивительная…

— Речь немного о другом. Есть опасения, что, внося изменения в таможенные тарифы, правительство может поддаться искушению чрезмерного стимулирования импорта. Да, это поможет бороться с инфляцией, но может окончательно задавить национального производителя…

— Это не ко мне вопрос.

О патологиях, фобиях и доверии

– Сергей Васильевич, вас олигархом назвать, пожалуй, нельзя, но очень состоятельным человеком — можно и нужно. Вы — пришедший во власть представитель крупного бизнеса. Вот г-н Гайдук, собираясь в очередной раз во власть, решил все бизнес-активы распродать. Не хотите последовать его примеру?

— Я уже давно не управляю своими активами, управляет менеджмент… А кому будет легче, если продам? Не хочу я продавать, какие проблемы?

— Но ведь возникает конфликт интересов: если вам принадлежат бизнес-активы, то где гарантия, что вы не воспользуетесь своим статусом, чтобы, скажем помягче, «помочь их развитию и удорожанию»?

— Ну, давайте тогда возьмем кого-то в засаленных сандалиях и поставим его у власти. Я же, наоборот, больше переживаю, чтоб у нас рынки росли, чтоб у нас капитализация бизнеса увеличивалась.

— Зайдем с другой стороны. Вот все продают банки, а вы этого не делаете. С чем это связано?

— С патологической жадностью (смеется)

— А какой патологией объясняется ситуация, когда все общество смеется, читая налоговые декларации, заполненные первыми лицами государства и другими высшими чиновниками? Когда большой руководитель пишет, что у него доход 30 тыс. в год…

— Считаю, что это насмешка, это неправильно. Но вопрос — опять не ко мне…

— А какой тогда к вам вопрос, и кому задать этот?

— …Он — скорее философский. У каждого — свой метод оценки, каждый чего-то боится, у каждого свои представления. Например, если ты чиновник, то должен зарабатывать мало. У меня другое к этому отношение. Я с удовольствием задекларировал значительные копейки и горжусь этим…

— В ваш-то адрес у нас претензий нет. Но когда другие высшие чиновники декларируют суммы, на которые и обычной семье сложно прожить, а одни часы у них на руках дороже, чем весь задекларированный ими годовой доход, это не проходит по графе уклонения от налогов?

Налоговая администрация когда-то пыталась вводить косвенные методы оценки доходов чиновников. Вы эти вещи не собираетесь развивать?

— В любом случае, эти идеи возродятся, как только мы ближе подойдем к новому налоговому пакету. Однозначно у нас будут там и статьи, касающиеся оценки доходов, налога на имущество. Думаю, это было прогрессивно — ввести в Украине налог на имущество.

— А вы не хотите актуализировать идею проведения налоговой амнистии?

— Не люблю это понятие. Амнистии должны быть там, где доказана вина. Если я задекларировал миллиард гривен дохода, то зачем мне амнистия? И кому будет дано право амнистировать?

Мировой опыт говорит о том, что значительных подвижек и успехов на этом пути не было. На бывших просторах СНГ налоговая амнистия была проведена, по-моему, только в Казахстане. И за год в страну было ввезено аж 480 млн. долл., и то с явной принадлежностью к одной известной семье. А теперь объясните мне: для кого нужна эта амнистия?

На мой взгляд, надо мыслить несколько иными категориями. Налоговая амнистия ничего не даст. Должно быть доверие к государству, его институтам. А вот оно будет, то пойдут значительные доходы в бюджеты.

— А когда будет?

— Доверие к государству? Так оно же за 15 лет не формируется. Мы должны спокойно подумать, как его укреплять…

Да, есть раны, которые не забываются, которые будут кровоточить еще долго. И все равно, если мы будем любить Украину — а надо отдать должное, население с каждым годом все больше и больше проникается к ней теплотой, — то какое бы ни было недоверие после распада СССР, ситуация будет идти на поправку.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно