Сбережения и инвестиции: в поиске доверия

28 октября, 2011, 13:32 Распечатать Выпуск №39, 28 октября-4 ноября

Национальный банк Украины готовится предложить своим соотечественникам альтернативные традиционным средства сохранения сбережений.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Поскольку рассчитывать на особенный романтизм в отношениях иностранных инвесторов с Украиной при нынешней нервозности на мировых рынках не приходится, сохранение финансовой и макроэкономической стабильности в стране будет зависеть, в первую очередь, от поведения инвесторов внутренних. А точнее, от того, удастся ли отечественным властям удержать приемлемый уровень доверия населения к банковскому сектору и гривне.

Пока же соотечественникам, напуганным многочисленными сообщениями о грядущей новой волне мирового финансово-экономического кризиса, не позавидуешь: спокойно спать, будучи уверенным в стопроцентной сохранности сбережений, сегодня нельзя ни с одной валютой в банке, под матрасом или подушкой. Наблюдающиеся в последние недели «крылатые качели» по курсу евро/доллар, как и произошедшая девальвация многих национальных валют — яркое тому подтверждение.

В этих условиях Национальный банк Украины готовится предложить своим соотечественникам альтернативные традиционным средства сохранения сбережений. Речь идет о выпуске не только бумажных сертификатов, доходность и стоимость которых будут индексироваться на инфляцию или курс золота, но и реальных золотых и серебряных инвестиционных монет в гривне.

Сентябрьский отток средств физлиц из банков (2,755 млрд. грн.) пока не дает оснований делать слишком далеко идущие выводы: депозитный портфель сократился за счет средств на текущих счетах (т.е. досрочно депозитные договора не разрывались). Однако же эти деньги тут же перекочевали на валютный рынок — население и теневой бизнес выбрали наименьшее, на их взгляд, из существующих зол, и этот выбор оказался традиционно в пользу доллара США. Тем более что американская валюта в последнее время активно усиливалась против большинства валют. Так, курс приболевшего евро ослаб в сентябре по отношению к доллару почти на 10% (с 1,45 до 1,32 долл. за евро). Впрочем, с тех пор динамика котировок в этой валютной паре успела развернуться вспять — и евро взлетело в цене на добрых тысячу пунктов. В последние торговые сессии нынешней недели за единицу евровалюты давали 1,42 долл. Масса всевозможных экономических проблем сейчас сущест­вует по обе стороны Атлантического океана, поэтому настроения инвесторов переменчивы, как ветер в осеннюю погоду.

В таких условиях они точно пока не рвутся в Украину — страховка за риск вложений в пятилетние суверенные облигации стоит сегодня почти 8% в год (котировки пятилетних CDS находятся на уровне 780 пунктов). Тем более что рассчитывать на быстрое и легкое возобновление траншей со стороны МВФ, судя по последним заявлениям премьер-министра Н.Азарова о неприемлемости требования фонда насчет повышения тарифов на газ для населения и возможности отказа от его кредита, не приходится.

Дефицит отечественного платежного баланса в прошлом месяце составил более 2 млрд. долл. Его сформировали «минусы» как по текущему, так и по финансовому счету, составившие по одному миллиарду долларов каждый. Тре­вожный, хотя и ожидаемый симптом — замедляются темпы роста экспорта, в первую очередь металлургического и машиностроительного.

Потенциальные компенсаторы во внешней торговле — это ожидаемый рост экспорта зерновых, а также обещанное премьер-министром снижение цен на импортируемый из России газ (в сентябре закупки энергоресурсов превысили среднемесячные показатели июля-августа в 1,6 раза). Но этому, как известно, еще необходимо состояться.

Примечательно, что в Украине остается пока стабильным приток прямых иностранных инвестиций — 732 млн. долл. в сентябре (5,3 млрд. долл. с начала года), а отток долгосрочных долговых обязательств компенсируется притоком краткосрочных ресурсов. То есть приток капитала извне сохраняется, и главной составляющей платежного дефицита стало новое увеличение спроса на наличную валюту (через обменные пункты в валютный кэш в прошлом месяце утекло 1,8 млрд. долл.). Так что показатели финансового счета воочию демонстрируют следующее: обеспечение курсовой стабильности напрямую связано с настроениями населения, а также отечественных предпринимателей.

В Нацбанке заявляют, что в нынешнем месяце ситуация вроде бы выровнялась. Так, по словам директора департамента по управлению валютным резервом и осуществлению операций на открытом рынке НБУ Александра Дубихвоста, спрос на валюту на наличном рынке в нынешнем месяце сократился практически вдвое. Главным образом, благодаря введенной регулятором «паспортизации» валютообмена за счет сокращения спроса теневого сектора.

Еще один положительный фактор — наблюдавшееся в последние месяцы в Украине замедление инфляции (в сентябре она составила 0,1%; с начала года потребительские цены увеличились на 4,2%, а в годовом измерении инфляция замедлилась до 5,9% против 8,9% по итогам августа). Поддержанию ценовой стабильности способствует как текущая жесткая монетарная политика Нацбанка, так и относительная умеренность дефицита бюджета. Который, по оценкам экс-министра финансов Виктора Пинзеника, имеет неплохие шансы уложиться в 4% ВВП, что значительно лучше показателей последних лет. «Но я вижу, что начался какой-то свербеж — стали принимать новые законы относительно изменений в бюджет, которые могут проблему увеличить», — опасается эксперт.

Очевидно, что бюджетные расходы если и будут увеличиваться, то после того, как в Украине завершит работу миссия МВФ. При этом проблемы с финансированием дефицита правительство в последнее время достаточно успешно решало за счет нового инструмента — размещения индексированных (с валютной привязкой) ОВГЗ. Благодаря ему Минфину удалось за последние несколько недель привлечь около 6 млрд. грн.

Эксперты советуют не слишком увлекаться таким инструментарием, поскольку в случае значительных курсовых колебаний могут возникнуть проблемы с их обслуживанием. Так считает, в частности, В.Пинзеник. Кроме того, специалисты обращают внимание на то, что ценообразование на облигации с валютной привязкой происходит не совсем рыночно — из-за небольшого количества заявок от покупателей. «Вполне вероятно, что стоимость этих заимствований в связи с этим несколько завышена», — отмечает эксперт по вопросам государственного долга и реструктуризации банков проекта USAID «Развитие финансового сектора» FINREP Владимир Высоцкий. По его мнению, Минфин должен пересмотреть свою долговую политику — новые инструменты выводить более взвешенно, постепенно, чтобы участники рынка могли лучше подготовиться. Кроме того, заимствования следовало бы осуществлять в течение года более планомерно, чтобы обезопасить рынок от роста нагрузки в пиковые периоды, а следовательно, и не переплачивать.

В то же время представитель НБУ А.Дубихвост сообщил, что сейчас рассматривается возможность выпуска долговых инструментов, индексированных на уровень инфляции. «Например, 30% облигаций Великобритании — это облигации, индексированные на величину инфляции. Мы говорили с Кабмином, там тоже над этим думают. Когда стартует второй уровень пенсионной системы, нужно будет хранить вклады населения и индексированные облигации для этого очень хорошо подходят», — сообщил г-н Дубихвост.

Основные угрозы финансовой стабильности в Украине создаются внешней средой. «Сегодня мы видим процессы сжатия в США, странах Европейского Союза. Это приведет к значительному сокращению потребления, в т.ч. украинского экспорта. Наши соседи — основные торговые партнеры уже девальвировали свои валюты. Поэтому и нам курс, возможно, не стоит так жестко держать. Но рывок здесь не нужен, потому что он повредит банкам», — говорит председатель правления банка «Финансы и кредит» Владимир Хлывнюк. О возможной потере ценовой конкурентоспособности украинских товаров в условиях стабильности курса и роста инфляции неоднократно говорил и академик Валерий Геец.

Кроме того, как констатирует ученый, в случае дальнейшей эскалации кризиса в банковских системах европейских стран неизбежно возникнут серьезные проблемы. «Что будет с дочерними банками, которые представлены в нашей стране? Есть ли у нас ясный и откровенный ответ? Думаю, что нет», — говорит директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины. Опасения г-на Гееца вызывает возможность (пусть, как он подчеркнул, и гипотетическая) предъявления к погашению большей части украинского краткосрочного долга (составляет свыше 50 млрд. долл.).

В нереальности возникновения подобной ситуации уверен председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. «Насчет предположений: вдруг завтра придется отдать все 50 млрд. — их никто отдавать не будет. Все сразу и вместе их никогда не придут получать. Понятно, что нужно садиться за стол переговоров и договариваться, за какой период их можно будет вернуть. Ничего драматического не произойдет», — уверен банкир.

При этом он подкрепляет свои слова заверением, что долговая ситуация для частного сектора сегодня намного лучше той, что была в 2008 году. «На треть сократился внешний долг банковской системы (с конца 2008 года — на 12 млрд. долл.) и на 15% — корпоративного сектора. И там и там он полностью реструктуризирован», — говорит г-н Тимонькин.

При этом он считает, что гривня вовсе не обречена на ослабление, а экспортеры пока чувствуют себя очень даже неплохо. Представители же НБУ систематически отмечают, что фундаментальных оснований для ослабления гривни нет, и прогнозируют курс гривни до конца года в районе 8 грн. за доллар. «Любые колебания не выйдут значительно за этот уровень. Для этого существуют надежные макроэкономические основания», — уверял недавно руководитель группы советников главы Нацбанка Валерий Литвицкий.

Еще один повод для беспокойства банкиров — участившиеся перебои с ликвидностью на межбанковском рынке (25 октября средневзвешенная процентная ставка составляла 23,6%). В Нацбанке кризиса ликвидности в системе не видят и говорят о существовании «определенных дисбалансов». Так, по словам Александра Дубихвоста, в анализе ситуации следует учитывать средства, сконцентрированные на зарубежных счетах банков (а это около 9 млрд. долл.) и ресурсы, вложенные в ОВГЗ (около 57 млрд. грн.). «Запас прочности более чем достаточный», — констатирует представитель Нацбанка.

Сами же банкиры признают, что одним из факторов снижения уровня ликвидности наряду с монетарной политикой НБУ, направленной на удержание инфляции и курсовой стабильности, стало уменьшение банками процентных ставок по гривневым депозитам ниже «психологического» уровня. По мнению Б.Тимонькина, для населения приемлемой планкой является 15% годовых в гривне и 9% — в долларах. «Это психологический уровень, которого нужно придерживаться. Сейчас, бесспорно, банки будут повышать ставки, и это будет адекватная мера», — считает финансист.

Повышение процентных ставок, собственно, уже началось. Так, если 1 сентября украинский индекс ставок по депозитам физлиц по гривневым вкладам на три месяца составил 9,98%, на шесть месяцев — 11,94%, на девять месяцев — 12,95%, на 12 месяцев — 13,28%, то 26 октября — 11,85%, 13,27%, 13,76% и 14,24% соответственно.

Согласно результатам опроса агентства IFAK Ukraine, гривня сейчас пользуется таким же доверием украинцев, как доллар и евро, — так ответили 43% респондентов. Определенным образом этот статус-кво отражается в валютной структуре депозитов физлиц: 51% портфеля банков составляют гривневые вклады, 49% — валютные. При этом, по словам 36% опрошенных, за последнее время уменьшилась их уверенность в прочности как гривни, так и евро и доллара.

«Золотые» альтернативы для инвестиций

В Нацбанке констатируют, что на сегодняшний день население имеет возможность сохранять и приумножать свои сбережения фактически только за счет банковских депозитов. Адек­ватной им альтернативы де-факто не существует. При этом даже банкиры (в частности, глава правления «Финансы и кредит» Владимир Хлывнюк) отмечают, что «докризисный уровень доверия населения к банкам уже реализован» (имея в виду объем размещенных в системе средств), а углубить его в нынешних условиях непросто.

Многочисленные же «заклинания» экспертов и чиновников о необходимости развития фондового рынка, привлечения туда массового инвестора пока реального содержания не имеют (а перспективы реализации пенсионной реформы пока еще слишком туманны). Полуэкзотические же способы инвестирования средств (наподобие, к примеру, спекуляций на рынке Forex) в центробанке называют не иначе как «игрой в казино» и советуют от них воздержаться.

На таком фоне НБУ анонсировал вывод на рынок новых инструментов. Предполагается, в частности, выпуск инвестиционных монет и сертификатов, индексированных на стоимость золота. Обеспечением будет выступать не только то золото, которое уже есть в «заначке» НБУ (1,45 млрд. долл.) и правительства (на 100 млн. долл.), но и то, что будет добываться (запасы будут подтверждаться международным аудитом и контрактом на добычу; разведанные запасы желтого металла в Украине превышают 3000 тонн). Заняться этим центробанк планирует с помощью госпредприятия, которое получил на баланс, — «Севгеология». Оно уже имеет спецразрешение на пользование недрами Савранской металлогенической золотоносной площадки (Кировоградская область). Право же на разработку остальных перспективных месторождений в стране принадлежит частным компаниям. Условия сотрудничества с лицензиатами регулятор пока не определил.

Ожидается, что «золотые» сертификаты будут реализовываться через банки, биржи и, собственно, территориальные управления НБУ. Они будут обращаться на вторичном рынке и смогут выступать обеспечением по финансовым операциям. В пользовании же инвестора смогут находиться до тех пор, пока он не решит продать их по рыночному курсу. Как рассказал А.Дубихвост, центробанк уже заканчивает разработку Порядка выпуска для физических лиц сертификатов, индексированных на курс золота. Вскоре документ должны презентовать. Также сообщалось, что не исключена возможность того, что, в частности, операции с инвестиционными монетами не будут требовать уплаты налога на прибыль и НДС. Объем их дебютного выпуска, как сообщили ZN.UA в НБУ, может составить 4—5 тыс. штук (преимущественно монетами весом в одну и четверть тройской унции, а дальше все будет зависеть от спроса). Монеты будут выпускаться номиналами 1, 2, 5, 10 и 20 грн., при этом их веса составят от 0,1 до одной тройской унции золота наивысшей пробы, так что их реальная стоимость будет намного выше. Также предусмотрен выпуск серебряных инвестиционных монет весом в одну и две тройские унции. Дизайн монет уже разработан и ожидает окончательного утверждения правлением НБУ.

С помощью данных инструментов, как отмечал глава НБУ Сергей Арбузов, регулятор планирует сжать денежную массу вне банков и мобилизовать серьезный инвестиционный ресурс, которым владеет население.

Банкиры положительно отзываются об идее вывода на рынок новых инструментов. Заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн подчеркивает, что они помогут населению расширить возможности для осуществления инвестиций. При этом глава правления Укрсоцбанка добавляет, что важная ценность их для банков будет заключаться не в возможности заработать на этих операциях (по оценкам, маржа будет составлять 2—3%), а в возможности привлечь в официальный оборот «подматрасные» сбережения.

Насколько успешным будет проект НБУ, зависит от множества факторов. Например, от наличия эффективного вторичного рынка, на котором покупатели инвестмонет смогут их продавать без значительных ценовых потерь и множества ограничений (сегодня это основной недостаток рынка золотых слитков). На популярность этих инструментов будет влиять и ценовая динамика золота. Так, после достижения максимального значения стоимости фьючерсов в 1923,7 долл. за унцию (6 сентября с.г.) цена золота затем просела до менее 1400 долл. А на текущей неделе превысила отметку 1700 долл. за унцию. К таким ценовым «американским горкам» населению будет непросто привыкнуть. Однако же, несмотря на подобную изменчивость цен на золото, в целом оно неуклонно дорожает в течение последнего десятилетия. При этом звучат прогнозы, что в ближайшие два года цена желтого металла может достичь 2200 долл. за унцию.

Правда, есть и скептики, указывающие на возможность формирования на рынке золота очередного «мыльного пузыря» наподобие недавно лопнувшего на рынке американских subprimes. В случае с золотом сходство состоит в том, что банки продают преимущественно так называемые расписки на драгметалл, а реальный актив покрывает требования лишь на 3—4%. Однако их оппоненты при этом утверждают, что при лопнувшем пузыре цены на реальный актив, то есть на физическое золото, наоборот, взлетят еще больше. И как бы там ни было, а многие центробанки мира (Канады, России, Бразилии и т.д.) в поиске альтернатив резервам в долларах и евро активно инвестируют именно в золото. А вот получат ли простые украинцы какие-то альтернативы — покажет время. Ждать осталось вроде бы недолго?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно