САХАРНАЯ ОТРАСЛЬ КАК СТРАТЕГИЧЕСКАЯ... ОПАСНОСТЬ

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

В первые годы независимости украинские сахарные заводы хоть и снижали объемы производства из-за сокращения посевных площадей, падения урожайности, но все же оставались на плаву...

В первые годы независимости украинские сахарные заводы хоть и снижали объемы производства из-за сокращения посевных площадей, падения урожайности, но все же оставались на плаву. И не знали они горя-беды до 1996 года. Т.к. именно тогда Россия, бывшая основным потребителем нашего белого золота, ввела на него высокую ввозную таможенную пошлину — 40 процентов стоимости. Украина не смогла заполнять даже небольшие экспортные квоты на сахар. Сахзаводы почувствовали серьезные проблемы. Остро не хватало оборотных средств, сырье начали перерабатывать исключительно по давальческим схемам, т.е. обходиться без денег.

В том же 1996-м Кабинет министров, возглавляемый Павлом Лазаренко, закрепил за областями поставщиков газа. Тернопольщина попала в зону интересов закрытого акционерного общества «Украинский газовый комплекс» и концерна «Комплекс». В области они создали дочернее предприятие «Тернопольский газопромышленный комплекс». И начали продавать местным сахзаводам голубое топливо по 90—102 доллара за 1000 кубометров. А цена сахара не повышалась, удерживалась на уровне 650 гривен за тонну. Местные производители сахара оказались на краю долговой ямы, с головой погрузились в электроэнергетические, газовые, налоговые, пенсионные долги. А потребленный газ особенно жестко, по-гамлетовски, спросил: быть вам или не быть. Ведь из общей задолженности сахзаводов, достигшей к 1 мая 1999 года 97 млн. 942 тыс. гривен, около трети, а именно 28 млн. 486 тыс., заводы задолжали поставщикам газа.

Обремененные долговыми обязательствами предприятия, не могли долго оставаться самостоятельными. Уже в начале августа 1998 года газопоставщики и руководство сахарных заводов при участии тогдашнего главы облгосадминистрации Василия Вовка обсуждали перспективу передачи государственных пакетов акций в управление киевским фирмам, привлечение инвестиций «под программу увеличения и удешевления производства сахара...» Был подписан благородный протокол намерений. А дальше события развивались так.

Тернопольский губернатор обращается к тогдашнему премьер-министру Валерию Пустовойтенко с идеей «поддержать в области создание совместного хозяйственного общества по выращиванию сахарной свеклы и производству сахара, ведь это позволит в следующем году дополнительно произвести 90 тысяч тонн сахара...» Министерство АПК в письме за подписью первого заместителя министра Юрия Лузана тоже поддержало инициативу. Мгновенно одобрил ее Кабинет министров и уже через две недели поручил Фонду государственного имущества рассмотреть предложения по созданию хозяйственного общества...

ФГИ добро дал. Успокоил оппонентов и Антимонопольный комитет в области. Территориальное отделение АК убедило их в том, что «создание общества не приведет к монополизации регионального оптового рынка снабжения природным газом промышленных потребителей и общегосударственного рынка сахара, существенному ограничению конкуренции на этих рынках» (распоряжение председателя М.Тымкива от 7 мая 1999 года). «Одобрямс» сказали большинство государственных органов. Но, как утверждает заместитель председателя областного совета Богдан Якубишин, о рождении сахарной «надстройки» не знали ни депутаты, ни руководство областного совета.

Газопромышленники инициировали созыв собрания акционеров сахзаводов-ОАО и поставили их перед фактом: необходимо поддержать новую структуру и вступить в нее. Руководителей Кременецкого и Чорткивского сахзаводов «уломать» не удалось, и эти предприятия не вошли в новое общество. А директоров Лановецкого и Борщивского заводов, попытавшихся отстаивать свою позицию, заменили другими людьми.

13 апреля 1999 года состоялось учредительное собрание закрытого акционерного общества «Тернопольский агропромышленный комплекс». Владельцем 50 процентов акций стало ГП «Тернопольский газопромышленный комплекс». Вторую половину поделили сахзаводы, в соответствии с долей переданных в управление государственных акций: от 30 процентов Бучацкого — до 65 процентов Хоросткивского. На эту стоимость в новую структуру перешли основные фонды заводов и стали считаться дочерними предприятиями ЗАО. Социальная же сфера, долговые обязательства остались за ОАО... ЗАО, начавшее брать в аренду большие земельные массивы, даже площади целых КСП (к нынешнему времени оно довело их до 30 тысяч гектаров) приобрело для своих «дочек» четыре комбайна «Холмер», 31 трактор ХТЗ-17021, три автомобиля, один кормоуборочный комбайн «Полесье» на сумму 7 млн. 711 тыс. гривен.

Но когда 18 августа ЗАО с размером уставного фонда 28 млн. 625 тыс. грн. было зарегистрировано, заводы, вошедшие в него, перестали быть дочерними предприятиями. Они стали филиалами без права юридического лица. Эта «новость» зафиксирована изменениями в регистрационной карточке ЗАО. А дальше его руководство сосредоточило в своих руках контроль над финансовыми и товарными потоками, запретив директорам филиалов отпускать товарно-материальные ценности, в том числе сахар, «посторонним лицам» (приказ от 26 января 2000 года)...

Генеральный директор ГП «Тернопольский газопромышленный комплекс» Игорь Живак ушел от ответа на вопрос о нынешнем упадке сахзаводов. По его мнению, «такой ход был лучшим для самих заводов, ведь они, войдя в «Тернопольский агропромышленный комплекс», получили новую технику и чистые счета».

Но существует и иная точка зрения. В обращениях к руководителям областного совета, в областную и Генеральную прокуратуры работники заводов, местные депутаты указывают на ряд финансовых и хозяйственных нарушений, допущенных, по их мнению, при создании ЗАО. В частности, на то, что при передаче основных фондов сахарных заводов в уставный фонд ЗАО их остаточная стоимость была сверхнормативно занижена. Во-вторых, поскольку основные фонды двух сахарных заводов — «Подолье» и Збаражского — находились в налоговом залоге, то замена предмета залога проведена без согласия залогодержателя. Это обстоятельство не учли ни эксперты, оценивавшие имущество, ни Фонд госимущества, выдавший разрешение на отчуждение имущества в период приватизации. В-третьих, уставный взнос сахзаводов до сих пор не подтвержден сертификатом акций «Тернопольского агропромышленного комплекса», хотя акт передачи подписан еще в мае 1999 года. Наконец заявители считают, что из-за невозможности выбора источников газоснабжения предприятия были доведены до банкротства. И это подтолкнуло их ко вступлению в неизвестное хозяйственное общество.

В правомерности создания так называемого комплекса сомневаются многие кредиторы. В 1996—1999 годах банки предоставляли сахзаводам кредиты под ликвидный залог — сахар будущего урожая. Но когда образовалось ЗАО, залог оказался в руках новых собственников. Взимать задолженность стало очень проблематично, поскольку средств на счетах заводов-ОАО нет. Поэтому долги не возвращены до сих пор.

Управляющий центральным отделением Проминвестбанка Тернополя Ярослав Соляр считает, что регистрация ЗАО проведена с нарушением закона, без согласования с кредиторами. Поэтому руководство банка обратилось в областной арбитражный суд с требованием отменить ее, признать недействительными устав и учредительный договор «Тернопольского агропромышленного комплекса» и, таким образом, вернуть свое. Председатель арбитражного суда области Юрий Левандовский отметил, что «в создании ЗАО никаких нарушений нет». И в конце прошлого года суд вынес решение о законности нового образования, а 12 января это подтверждено постановлением Высшего арбитражного суда Украины.

Почему же не удовлетворены исковые требования банкиров? Как записано в постановлении, «передача основных средств сахарных заводов-ОАО в уставный фонд другого образования в обмен на корпоративные права не влечет за собой изменений в размере уставных фондов ОАО, поскольку уставный фонд не подлежит коррекции в связи с передачей основных фондов». Какие претензии? Во-вторых, «не доказана причинная связь между отсутствием предмета залога (по договору между истцом и ОАО) и созданием ЗАО».

Но стало очевидным другое: деньги у ОАО появятся нескоро. Да и зачем заботиться о каких-то денежных расчетах, если можно работать по давальческой схеме? Например, в прошлом году индивидуальным поставщикам свеклы филиал «Козова» (создан на базе ОАО «Козивский сахарный завод») выдал 6,9 тонны жома, 7 тонн... тушенок, 1,4 тонны сервизов, 0,17 тонны светильников. Одним словом, все то, на что можно было обменять сахар. И есть основания дальше работать на давальческих условиях, ведь дешевых кредитных ресурсов с компенсационной частью государство выделяет недостаточно.

В 2000 году производство сахара снизилось на пяти заводах, хотя, по данным областного управления АПК, посевные площади под сахарной свеклой остались на уровне 1999-го, а сахаристость сладких корней даже повысилась на 1 процент. Один Чорткивский сахарный завод в прошлом году произвел 40 тысяч тонн сахара, что составляет 41 процент объемов производства всех заводов, вошедших к ЗАО. Почти вдвое больше по сравнению с 1999-м выдал продукции Кременецкий сахарозавод...

Но кто будет отвечать за накопленные в прежние годы долги? Не кто иной, как сахзаводы-ОАО. Прощать им долги кредиторы не собираются. Арбитражный суд уже возбудил дело о банкротстве семи сахзаводов (один из них не входит в «Тернопольский агропромышленный комплекс»). Кредиторы предъявили претензии на довольно значительные суммы: к Хоросткивскому сахарозаводу — на 13 млн. 665 тыс. гривен, к Збаражскому — на 9 млн. 766 тыс., к Бучацкому — на 4,5 млн., к Козивскому — почти на 4 млн...

Однако, кроме дел о банкротстве, любопытные процессы наблюдаются и на вторичном рынке ценных бумаг. По информации руководства Тернопольского областного совета, началась широкая «разъяснительная» работа среди людей — мелких акционеров якобы «обанкротившихся» ОАО, чтобы те продали свои акции. Иначе, мол, многие могут остаться без работы.

Ничего не скажешь, вполне реальная перспектива. Подавляющее большинство сахзаводов, вошедших в «Тернопольский агропромышленный комплекс», построены в 60-х годах. А завод «Подолье», расположенный неподалеку от Тернополя, вступил в строй сразу после войны. Они остро нуждаются в обновлении основных фондов. Но волнует ли это хозяев?

Как ни прискорбно об этом говорить, но пока на предприятиях остается хоть какой-нибудь сахар, до тех пор к сахарной отрасли будут относиться как к источнику сверхбыстрых прибылей, а не как к объекту долгосрочного инвестирования. А государственной казне и местным бюджетам, для которых сахарная отрасль была стратегической, да и гражданам, видевшим в ней залог стабильных заработков, на самом деле светит стратегическая опасность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно