Сахалинское месторождение: что такое не везет...

29 июня, 2007, 14:41 Распечатать Выпуск №25, 29 июня-6 июля

Похоже, привычка украинских чиновников кидать партнеров просто не искоренима. И каждый раз они исходят из глубоких державных интересов...

Похоже, привычка украинских чиновников кидать партнеров просто не искоренима. И каждый раз они исходят из глубоких державных интересов. Правда, чуть позже может оказаться, что интерес у каждого чиновника был свой родной и близкий. Имеющий и счет, и малоизвестное название.

Иногда после этого государственного мужа от работы отстраняют, но чаще просто перемещают на другое место. Где процесс повторяется на новом уровне. Впрочем, вскоре на освободившееся место приходит новый человек, и начинаются старые песни.

Когда четверть века назад в Краснокутском районе Харьковской области было открыто Сахалинское газоконденсатное месторождение, вряд ли кто предполагал, что у него будет такая сложная судьба…

Месторождение было не слишком большим и очень сложным. В Советском Союзе с его огромными сибирскими запасами «Сахалинку» быстро признали малоперспективной, и работы по ней велись ни шатко ни валко…

Независимая Украина гигантских ресурсов углеводородов не имела, и официальное мнение по этому вопросу после обретения страной независимости изменилось. Потенциал месторождения составляет 15 млрд. кубометров газа, 1,7 млн. тонн газового конденсата и примерно столько же нефти. Не так чтобы много, но интересно…

Вот только денег на освоение не было. В итоге почти все 90-е годы месторождением практически никто и не занимался. Средств выделяли все меньше, а в 1999 году бюджетное финансирование работ по «Сахалинке» практически прекратилось.

Ситуация изменилась в июне 2000-го, когда тогдашний премьер Виктор Ющенко рассмотрел и поддержал предложение о привлечении частных инвестиций. В 2000—2002 годах начали заключаться договора о привлечении инвесторов, и претензий к подобной схеме работы ни у кого никогда не возникало. Месторождение начало потихоньку оживать.

Лицензией на геологическое изучение и опытно-промышленную эксплуатацию месторождения владела компания «Полтаванефтегазгеология» — дочернее предприятие Национальной акционерной компании «Надра Украины». Эта компания, в свою очередь, сейчас подконтрольна Министерству охраны окружающей природной среды. Она получила специальное разрешение на дальнейшее геологическое изучение «Сахалинки», включавшее, среди прочего, и опытно-промышленную разработку месторождения.

Так как ранее «Полтаванефтегазгеология» не могла самостоятельно эксплуатировать месторождение из-за нехватки средств, к работе привлекли субподрядчиков. Среди них — ОАО «Укрнефть», украинско-польское СП «Девон», созданное при участии НАК «Нафтогаз Украины», а также другие компании.

Суть договоров о совместной деятельности состояла в том, что разведанные запасы доводились до промышленной отдачи за счет средств компании, которая брала на себя расходы по обустройству промысла. В зависимости от объема инвестиций в проект каждой стороны распределялась и прибыль.

Внедрение этого механизма дало необходимые оборотные средства, и месторождение стало потихоньку давать отдачу — в 2003-м пошел первый газ и конденсат. Однако… Как только результаты пошли вверх, чиновники сразу запустили процедуру, пытаясь перераспределить добычу в пользу близких себе структур.

В том же году в верхах началась реструктуризация. На базе Министерства экологии и природных ресурсов создавались сразу два ведомства — Министерство охраны окружающей природной среды и Государственный комитет природных ресурсов.

Причем ключевые функции в сфере природопользования были отданы Госкомитету. Ему предстояло ведать геодезической, топографической и картографической деятельностью, отвечать за заповедники, руководить геологической разведкой, следить за использованием недр. Новый орган получал контроль и над Национальной акционерной компанией «Надра Украины».

«Сахалинку» тогдашний передел затронул напрямую: новое руководство комитета вскоре попыталось переделить все в пользу дружественных себе фирм. Работавшим на месторождении инвесторам не слишком улыбалось потерять вложенные деньги и ресурсы, но не факт, что этого не произошло бы, не подоспей президентские выборы…

В первом квартале 2005 года решение о создании Госкомитета было отменено, а статус-кво восстановлен. Кстати, тогда же стали всплывать совершенно замечательные подробности национальных особенностей управления недрами страны.

К примеру, основные фонды НАК «Надра Украины» были изношены на 80%. Из 80 имеющихся буровых установок дочерних предприятий компании 70 произведены еще до 1990 года. Выделяемые деньги до самих геологоразведчиков так и не доходили. Зато деньги нашлись на такой дивный вид расходов, как метод геополяриторного зондирования.

О нем, кроме десятка-другого человек на нашей планете, абсолютно никто знал. Как гордо указано в сопроводительных документах, «метод не имеет аналогов ни в стране, ни за рубежом». Очевидно, для большей известности этому десятку-другому уникальных «специалистов» и выделили 41 млн. грн. государственных денег! Причем по предоплате, что вообще запрещено госструктурам. Кстати, если бы кто-то всерьез задался целью выполнить написанное в представленной Минэкономики «филькиной грамоте», зрелище было бы изумительное...

Над полями, над лугами медленно кружит махонький самолет под гордым названием «Бекас». Представить установку на крохотном двухместном аэропланчике (взлетный вес 450 кг) чего-либо более тяжелого, чем магнитофон, сложно. Между тем, согласно смете, приборчики обошлись бы стране в миллион долларов. Причем, исходя из объема работ, летать бедолаге следовало со сверхзвуковой скоростью. В общем, «освоение» средств чиновниками было еще то…

Кстати говоря, бюджетные средства на геополяриторное зондирование составляли ровно 82% от тех 50 млн. грн., которые незадолго до этого удалось выбить у парламента на геологоразведку.

После ликвидации в 2005 году Госкомприродресурсов его функции передали Министерству экологии. При министерстве сразу же была создана специальная комиссия по проверке законности выдачи лицензий в 2003—2004 годах. Впрочем, дело это прошлое и ничем серьезным для организаторов так и не завершившееся.

Утешает, что сейчас сверхзвуковыми дельтапланами уже не занимаются. Но перетягивание одеяла продолжается по-прежнему. Если к этому добавить и периодические «набеги» харьковских властей, которые оказались тоже не прочь урвать кусочек для дружественных структур, то жизнь инвесторов однообразием не страдала.

Украина как место ведения бизнеса всегда страдала двойным подходом. Мы декларируем одно, а делаем совершенно противоположное. Высокие государственные мужи в один голос заявляют о перспективах привлечения в экономику отечественного и иностранного капитала. Однако «не для прессы» чиновники относятся к инвесторам не как к партнерам, а как к дойной корове.

Если вы вложили деньги, подняли и сделали прибыльным производство — что ж, спасибо, все свободны…

На какой долгосрочный бизнес могут рассчитывать инвесторы, если государство не только не может обезопасить их капиталовложения, но и само организует рейдерские атаки?

Причем это касается не только сугубо частных структур. К примеру, в работающем на одном из участков Сахалинского месторождения СП «Девон» есть госдоля, а в «Укрнафте» у государства и вообще контрольный пакет. Вы думаете, это помогает обезопаситься от двойных стандартов?

В связи с Сахалинским месторождением министр охраны окружающей природной среды еще в прошлом году публично заявил, что до лета права на использование выставят на аукцион. Идея очень разумная. Особенно на фоне случаев, когда лицензии выдавали своим, порой по цене… менее 100 долл. за штуку.

Компании-инвесторы, которых непрерывные суды явно достали, неоднократно заявляли о готовности приобрести у государства лицензию и вести разработку самостоятельно. Но Минприроды, ранее заявлявшее о необходимости конкурса, так его и не провело.

14 мая 2007 года закончился срок действия специального разрешения на геологическое изучение и опытно-промышленную разработку у участника совместной деятельности — ДП «Полтаванефтегазгеология». Минприроды переоформило специальное разрешение на разработку недр непосредственно на «Надра Украины».

Инвесторы получили уведомление, переданное по факсу и подписанное задним числом от «Полтаванефтегазгеологии» об отзыве доверенности, выданной директорам и главным бухгалтерам по договорам о совместной деятельности.

В результате компании, заключившие договора о партнерском сотрудничестве с дочерними предприятиями НАК «Надра Украины», потеряли возможность работать на месторождении, куда они вложили огромные средства, обеспечивать платежи в бюджет и, между прочим, прибыль для НАК и «Полтаванефтегазгеологии».

И это — после того как компании восстановили скважины, которые не работали десять лет и находились в аварийном состоянии, создали инфраструктуру, пробурили новые скважины. Прекрасный пример для желающих инвестировать в отечественную нефтегазовую отрасль!

По существу, такими действиями ставится крест на государственной программе дифференциации источников энергоресурсов. Очевидно, покупать импортный газ по 160—230 долл. нам нравится больше, чем добывать свой…

В Минприроды заявляют, что действия по передаче лицензии «Надрам Украины» предприняты с тем, чтобы ускорить ввод месторождения в промышленную эксплуатацию.

Но, во-первых, месторождение так еще полностью и не изучено. А во-вторых, как его чиновники изучали раньше, описывалось выше…

Скорее, это — дополнительный повод, чтобы выкачать деньги из предприятий-инвесторов. Ведь при передаче месторождения в промышленную эксплуатацию нужно выдавать новые лицензии и заключать новые инвестдоговора.

Для чего понадобилось забирать лицензию у «Полтаванефтегазгеоло­гии»? Несмотря на всю изношенность техники, именно это предприятие обеспечивает 60% всех геологоразведочных работ в стране. Не говоря уж о том, что оно около полувека занималось бурением, анализом информации о недрах региона, здесь накоплены колоссальные знания и опыт. А вот чем занимаются кураторы «Сахалинки» в НАК «Надра Украины», вряд ли кому известно…

К слову, работа этой структуры отличалась, мягко говоря, нестабильным отношением к партнерам именно в последнее время, после назначения 2 февраля 2007 года на должность главы НАК «Надра Украины» «регионала» Эдуарда Ставицкого. И относительно профессиональных качеств Эдуарда Анатольевича у многих отраслевиков возникают серьезные сомнения. Особенно после громкого мартовского конфликта, когда «Надра Украины» отказались продавать населению газ, добытый НАК «Нафтогаз Украины», мотивируя свое решение якобы низкой закупочной ценой.

В то же время, как отмечает заместитель генерального прокурора Татьяна Корнякова, «Надра Украины» реализовывают добытый газ исключительно коммерческим структурам, что привело к созданию искусственного дефицита на отечественном рынке природного газа и необходимости закупок импортного топлива. В результате Генпрокуратура потребовала от компании выполнять требования Кабмина и поставлять населению 90 млн. кубометров топлива.

Интересно, что, по словам Сергея Глазунова, первого замминистра Минприроды и председателя наблюдательного совета «Надр Украины» (под началом которого Э.Ставицкий работал до своего назначения), главная задача нового руководителя — реорганизация компании. В частности, новый менеджер должен провести ликвидацию нескольких дочерних предприятий. Эти компании будут либо включены в «Надра Украины», либо проданы.

Однако, комментируя назначение Ставицкого на должность главы НАК «Надра Украины», народный депутат Александр Третьяков считает, что смена менеджмента в НАКе не связана с планами повышения эффективности компании. «Партия регионов все больше углубляется в систему власти. При этом вопросы качественного состава руководителей даже не рассматриваются», — говорит А.Третьяков.

Когда прекратился срок действия лицензии по «Сахалинке», у Минприроды было три выхода из сложившейся ситуации:

— провести давно обещанный аукцион по покупке специального разрешения на разработку недр. В этом случае по правилам аукционов лицензию получала компания, которая предложила максимальную цену. За лицензию «Укрнафта» готова была заплатить в государственный бюджет сотни миллионов гривен;

— продлить действие специального разрешения на разработку недр (тогда бы оно осталось у «Полтаванефтегазгеологии»);

— переоформить специальное разрешение на разработку недр.

Однако вместо того, чтобы не мешать инвесторам разрабатывать месторождение, Минприроды переоформило разрешение с дочернего предприятия на основное, остановив добычу, что нанесло значительный ущерб государственному бюджету. Кстати, ни один из инвесторов, работающих на Сахалинском месторождении, так и не увидел нотариально заверенной копии лицензии, выданной «Надрам Украины». По словам их представителей, по факсу была получена абсолютно нечитабельная копия. А в «Надрах Украины» даже не удосужились оперативно передать официальное письмо с предложением перезаключить договор.

Хотя, может, все проще? И вскоре мы увидим, как на «Сахалинке» появляется какая-нибудь фирмочка с неизвестным названием и интересными учредителями?

Кстати, версия самой НАК «Надра Украины» просто умилительна: «Геологоразведочные работы начались в 1976 году, и только спустя пять лет были получены результаты промышленного наплыва нефти и газа. Основной пласт залегания нефти и газа был разведан в 2002—2004 годах, когда и началось перетягивание месторождения из рук в руки. Нехватка финансов на разведку и освоение Сахалинского залегания заставило ДП «Полтаванефтегазгеология» привлечь инвесторов, что не дало ожидаемых результатов»...

Господа, прочтите еще раз собственный текст! «Основной пласт залегания нефти и газа был разведан в 2002—2004 годах», т.е. именно за деньги инвесторов! Именно инвесторами было уточнено геологическое строение месторождения и открыты две новые продуктивные залежи. Извините, а какого результата хотелось?

А вот насчет перетягивания каната — в самую точку. Можно еще и напомнить, кто тянул…

Пока же факт остается фактом: на одном из крупнейших украинских месторождений прекратилась добыча нефти и газоконденсата. Это как раз тот случай, когда размер убытков довольно легко определить физически. Ежедневные потери от неиспользования месторождения составляют до 1,2 млн. кубометров газа, 100 тонн газоконденсата и 100 тонн нефти.

Возможно, для кого-то в Киеве это и не слишком много. Но в случае, если подобное «управление» затянется, потери госбюджета до конца года (только в виде недополученной ренты за газ) составят 12 млн. грн.

Между прочим, нефтяники знают, что добыча — это процесс непрерывный. Однажды начав, добычу не так легко приостановить до полного извлечения природных ресурсов. Поскольку под землей под действием давления могут произойти трансформации, уничтожающие скважины. Особенно это следует учесть на таком сложном по геологии объекте, как «Сахалинка».

Однако чиновников вся эта «теория», видимо, не очень волнует. «Укрнафта» (50% + 1 акция принадлежит НАК «Нафтогаз Украины») с 1 июня 2007 года по требованию НАК «Надра Украины» была вынуждена приостановить добычу углеводородов на Сахалинском месторождении. А некоторые другие инвесторы вообще оказались в пикантной ситуации. В работы, связанные с опытно-промышленной разработкой Сахалинского месторождения, одна из компаний уже инвестировала примерно 400 млн. грн.

Специалистам хорошо известно, что месторождение очень сложное, и добыча его запасов требует немедленного внедрения современных технологий и технологических процессов. Инвесторы и не отказываются. Они неоднократно заявляли о готовности обеспечить эффективную разработку месторождения. Однако на обращения по этому поводу в органы государственной власти, в частности в Кабинет министров Украины и НАК «Надра Украины», положительные ответы так и не были получены.

Например, та же «Укрнафта» выходила в правительство Украины с предложением обеспечить эффективное для государства использования недр Сахалинского нафтогазоконденсатного месторождения и уплатить за лицензию в госбюджет Украины не менее 300 млн. грн. за предварительно проведенные геолого-разведочные работы.

Инвесторы неоднократно заявляли о готовности и в дальнейшем инвестировать значительные собственные средства в разработку месторождения, а главное — обеспечить внедрение новейших технологических процессов для увеличения добычи углеводородов, что позволит эксплуатировать «Сахалинку» еще долгие годы. Вместо этого им приходится сегодня заниматься бумажными проблемами. И все это — в стране, где переизбытка нефти как-то не наблюдается…

С 30 мая 2007 года Министерство топлива и энергетики наделено правом согласовывать и при необходимости — ветировать решения Минприроды. Спорные вопросы будут рассматриваться на правительственных заседаниях. Интересно, достаточно ли весом вопрос потери до конца года 30 тыс. нефти (с газовым конденсатом) и 100 млн. кубометров газа, а также перспектив развития месторождения, чтобы принять решение в угоду не амбициям, а здравому смыслу?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно