РЫНОК ПРОСНУЛСЯ

22 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 22 сентября-29 сентября

Четыре недели подряд спавший до этого семь месяцев валютный рынок весело играет. Ожидания, заявле...

Четыре недели подряд спавший до этого семь месяцев валютный рынок весело играет. Ожидания, заявления, спекуляции и Нацбанк поддерживают в нем все признаки развитого и прибыльного финансового рынка, за которым банкиры скучали весь этот год. Это отличная новость для коммерческих банков, где активность уже было переместилась в кредитные управления и отделы по работе с клиентами. Это обидная новость для НБУ, который по-стариковски тихо планировал дожить остаток года.

Почему рынок проснулся, толком не знает никто. Возможно, в этом виноват День независимости. Сопровождавшие его длинные выходные вызвали накопление большого числа неоплаченных экспортно-импортных контрактов. Выйдя на работу, крупные коммерческие банки обнаружили ворох клиентских заявок на покупку или продажу долларов. Вместо того, чтобы свести их между собой, а остаток отдать Нацбанку, ряд маркетмейкеров решился на игру. Во вторник, 29 августа, курс гривни на межбанковском валютном рынке впервые за лето существенно упал. За день он девальвировал на 1 копейку — с 5,4350 до 5,4450 грн./долл. Последний раз подобное наблюдалось в конце мая, когда рынок напугал Леонид Кучма. Но тогда заметное понижение было продиктовано видимой причиной: Президент высказался за курсовую поддержку экспорта. На этот раз это была ничем не мотивированная игра изголодавшихся по играм спекулянтов.

Большинство участников рынка не придали большого внимания попыткам раскачать его. «Я пока не вижу причин для нарушения стабильности», — сказал тогда дилер одного из банков с западным капиталом. На следующий день доллар действительно рос уже медленнее — котировки поднялись на полкопейки, до 5,4500 грн./долл. Через день межбанковский курс вообще укрепился, однако затем все повторилось снова: минус копейка, плюс полторы... Игра началась и достигла пика на прошлой неделе, вынудив центральный банк всерьез объявить спекулянтам войну.

Еще месяц назад такой поворот событий выглядел невероятным. Во-первых, с начала года на валютном рынке действуют жесткие правила, оставленные в наследство еще Виктором Ющенко. Они запрещают арбитраж, делая спекуляции довольно опасным и технологически сложным делом. Во- вторых, с февраля этого года предложение валюты устойчиво превышает спрос. Это связано с вытеснением бартера, дедолларизацией и усилением позиций экспортеров в 1998—1999 годах. Поэтому с февраля по август спекулировать можно было только в одну сторону — против доллара. Однако банки, долгие годы ориентировавшиеся на его рост, ментально к этому традиционно не склонны. Плюс в этом случае они встречали бы мощное противодействие Нацбанка. Брошенный внешними кредиторами НБУ сумел не растратить свои валютные резервы только благодаря внутреннему рынку. Все эти восемь месяцев он почти ежедневно скупал избыток «зеленых», взяв за этот период с рынка около 1,2 млрд. долларов.

В итоге это сослужило рынку добрую службу. Убаюканная изобилием валюты, Институтская впервые с 1997 года перестала модернизировать свою систему борьбы со спекулянтами. Нацбанк также прекратил использовать телефонное право, с помощью которого в прошлом он часто напоминал банкирам о непатриотичности курсовой игры. Не случайно в первые дни центральный банк сквозь пальцы смотрел на начавшееся движение на форексе. «Я спокоен, потому что у меня есть статистика. Деньги идут, все в порядке», — сказал 5 сентября директор департамента валютного регулирования Нацбанка Сергей Яременко.

Однако уже на прошлой неделе он вынужден был поменять свою позицию. Под влиянием спекуляций межбанковский курс, который все лето слабо колебался вокруг отметки 5,4385 грн./долл., начал долетать до 5,4700. И хотя такие рывки были неустойчивыми и рынок затем проваливался вниз, их частота спровоцировала переход НБУ к сверхактивным действиям.

В понедельник прошлой недели г-н Яременко заявил, что Национальный банк намерен сглаживать наблюдающиеся на межбанке спекулятивные колебания путем проведения интервенций. В тот же день НБУ выбросил на рынок 4 млн. долларов, укрепив курс на 0,2 копейки — с 5,4410 до 5,4390 грн./долл. На последней отметке он с большим старанием продержал курс семь торговых дней — до среды этой недели. В среду джин опять выбрался из бутылки, воспользовавшись недостаточной силой интервенции Нацбанка. И хотя серьезного роста доллара не произошло, так как спекулянты не были заинтересованы в нем из-за высоких гривневых процентных ставок, курсовые прогнозы участников рынка явно ухудшились. «Я абсолютно не уверен, что будет спокойно», — сказал позавчера вечером один из самых маститых на рынке дилеров.

Насколько это все серьезно и опасно для гривни, сейчас сказать невозможно. С одной стороны, приток валюты по-прежнему достаточно высок. С другой — в условиях стабильного курса при большой инфляции импорт растет опережающими экспорт темпами. По данным Госкомстата, в январе-июле вывоз товаров увеличился на 21,6%, тогда как ввоз — на 25,3%. По мере увеличения доходов населения эта тенденция будет усиливаться. Масла в огонь уже сейчас может добавить рынок нефтепродуктов, переживающий в эти дни очередной кризис. Этот рынок требует быстрого насыщения импортным топливом, то есть создает сравнительно большой дополнительный спрос на валюту.

Если ситуация пойдет по негативному сценарию, от несколько обленившегося Нацбанка потребуются твердые и обоснованные решения, которые покажут направленность его политики. Очень благоприятные для НБУ три квартала сделали его политику крайне неуверенной и краткосрочной. Он сбился с курса. С одной стороны, Нацбанк перестал административно подавлять рынок, с другой — не решился на его либерализацию.

То же самое можно сказать в отношении позиции центрального банка, каким должен быть курс и почему. Два года подряд Нацбанк его девальвировал, что было понятным и логичным: сокращался внутренний долг, стимулировался экспорт и подавлялся импорт. В этом году девальвация прекратилась, однако серьезного укрепления реального курса Нацбанк также не допустил, выкупив свои 1,2 млрд. Причем во всем этом не просматривалась стратегическая цель, присутствовавшая в валютной политике банка прежде. Он реагировал на тактические проблемы.

Сейчас НБУ будет вынужден что-то решать. Фактически у него есть два выхода. Либо он уходит с рынка и допускает понижение гривни, борясь с резкостью этого понижения административным путем. Это путь 1999 года, то есть возобновление прежней политики. Либо НБУ продает валюту всем, кто хочет, в частности, нефтетрейдерам и обеспечивает гривне стабильность рыночным способом. Этот путь довольно опасен. Он требует как расходования валютных резервов, так и ювелирной и кропотливой работы с рынком. Зато он в большей степени отвечает свободной экономике, признаки которой в этом году проявляются все резче.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно