РОБИНЗОНОВА РАДОСТЬ, ИЛИ КТО ЗАКАЗАЛ РАЗОРЕНИЕ «ДНЕПРОШИНЫ»?

11 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 11 апреля-18 апреля

Я тебе должен, но ты заплати! Представьте себе ситуацию. Вы тачаете соседу сапоги. А тот расплачиваться ни в какую не желает, невзирая на предварительную договоренность о цене...

Я тебе должен, но ты заплати!

Представьте себе ситуацию. Вы тачаете соседу сапоги. А тот расплачиваться ни в какую не желает, невзирая на предварительную договоренность о цене. Вы и так к нему, и сяк: денежки на бочку, дорогой, тогда и обувку свою получишь. Сосед же, оказывается, упрямец еще тот. Мало того что ни копейки не заплатил, так еще и в суд обратился. Дескать, ввиду отсутствия этих самых сапог я полгода на работу не ходил. Вот и заплати, соседушка, тепереча всю сумму, которую я мог бы заработать. И суд, ничтоже сумняшеся, впаял вам такие деньжищи, что хоть хату продавай из-за каких-то сапог. А все ваши попытки доказать свою правоту разбиваются, словно горох о стенку.

Абсурд, скажете? Чушь несусветная? Увы… В нашей реальной жизни подобное, оказывается, вполне возможно. Причем на весьма серьезном уровне взаимоотношений производственных структур, судебных инстанций и прочих атрибутов государственной власти.

Нагляднейшей иллюстрацией этого может послужить возникший с недавнего времени конфликт между расположившимися по соседству, через забор буквально, Научно-исследовательским институтом крупногабаритных шин и открытым акционерным обществом «Днепрошина». Хотя вначале вроде бы и малейших недоразумений не предвиделось.

Институт, который лихорадило уже не один год, возглавил очередной директор Геннадий Клысак. Новый руководитель, как и его предшественники, вознамерился оживить и научно-исследовательскую деятельность, и работу опытного завода. Для этого прежде всего понадобилось восстановить технологическую оснастку (пресс-формы и сборочные барабаны). Но институт таких возможностей, увы, не имеет. Потому взор поневоле обращается в сторону соседки «Днепрошины» — ей-то с подобной задачей справиться проблем не составит. В итоге был подписан специальный договор, в котором предусмотрели, казалось бы, все: и условия передачи оснастки для ремонта, и предоставление перечня необходимых работ, и обязательность их приемки по актам, и вопросы оплаты…

«Днепрошина» со спокойной душой приступила к выполнению заказа. И успела отремонтировать ровно пять пресс-форм из 76 по договору до того момента, когда события приняли неожиданный оборот, настоящий форс-мажор, как модно теперь выражаться. В 2000 году Проминвестбанк инициирует в отношении НИИ КГШ процедуру банкротства, назначается управляющий санацией. А в институте в очередной раз меняется руководство. Новый же директор заявляет о расторжении договоров и требует вернуть пресс-формы. У руководства «Днепрошины» это, понятное дело, вызывает недоумение. Ведь односторонний отказ от выполнения своих обязательств условиями договора не предусматривался. Хотя, с другой стороны, ситуация опять же не казалась такой, чтобы не найти взаимоприемлемый выход.

И в сентябре 2000 года шаг в сторону поиска компромисса был сделан весомый. Совещание первых лиц НИИ КГШ и «Днепрошины» громко посвящалось проблеме сохранения и развития научного потенциала шинной промышленности Украины. В конце концов приняли и соответствующее решение, в котором особое внимание обращают на себя пункты, касающиеся создания совместной инновационной структуры «Технопарк» — шины ХХI века». Именно в рамках ее деятельности было намечено решать вопросы погашения задолженности и финансирования программы восстановления опытного производства сверхкрупногабаритных шин и прогресса шинной промышленности Украины.

Как пять пресс-форм стали «золотыми»

После этого «Днепрошина» возвращает НИИ 71 единицу технологической оснастки, даже с определенными затратами на такую процедуру не посчитавшись. Оставалось лишь решить вопрос с пятью уже отремонтированными. По условиям договора, НИИ КГШ полагалось подписать акт приемки работ и оплатить услугу. Но не тут то было… Руководство института ничтоже сумняшеся требует вернуть пресс-формы без какой-либо оплаты. «Днепрошина», понятное дело, с этим категорически не соглашается. И здесь руководство НИИ делает ход конем, которому в дальнейшем развитии сценария событий предписывается сыграть роль определяющую.

Институт заключает договор на поставку шин производства своего опытного завода некой третьей стороне, в данном случае — ООО «Вил Корпорейшн». Более того, оказывается — такая продукция технологически может быть изготовлена только в пресс-формах, находящихся на «Днепрошине» в связи с тем, что, как было сказано выше, не подписаны акты приемки работ и не произведена оплата за ремонт. Понятное дело, о выполнении такого контракта со стороны НИИ не может быть и речи. Но, похоже, именно на это и делался расчет. Ведь ООО «Вил Корпорейшн» вскоре предъявляет институту претензию в связи с невыполнением договора поставки. Самое же интересное, что крайней в конце концов оказывается — не удивляйтесь! — «Днепрошина», словно невестка из известной поговорки. Да-да, именно ее руководство НИИ рассматривает в качестве ответчика по исковому заявлению в хозяйственный суд Днепропетровской области, то бишь виновной в непоставке продукции в адрес вышеупомянутого ООО.

Что за бред сивой кобылы? — у любого мало-мальски здравомыслящего человека подобный вопрос возникнет поневоле. По крайней мере, ситуация моделируется и вправду абсурдная: если предприятие не делает какую-то поставку в чей-то адрес, то предъявляет претензии по договорам другим.

Но самое любопытное — хозяйственный суд Днепропетровской области иск НИИ к «Днепрошине» к своему рассмотрению принимает. Сложилось даже впечатление, что и делу стремится дать ход побыстрее. Ведь «Днепрошина» с завидным постоянством пытается урегулировать вопрос в досудебном порядке. В подтверждение своих благих намерений даже сделала настоящий жест доброй воли — одну из отремонтированных пресс-форм передала институту без оплаты выполненных работ. Куда уж убедительней, казалось бы, может быть аргумент? Но увы… Институт все равно направляет в суд иск, касающийся данной пресс-формы. Впрочем, такие действия отнюдь не удивляют. Особенно на фоне иска по поводу якобы некомплектности одной из пресс-форм.

— Самое смешное, что эта «некомплектность» заключается якобы в отсутствии бортовых колец, — объясняет директор по вопросам технического развития «Днепрошины» Александр Смирнов. — Но они ведь были возвращены — документальное доказательство этого имеется и было предоставлено судам всех инстанций.

Но суд становится на сторону НИИ даже в отношении данной единицы с действительно из пальца высосанной некомплектностью.

«Днепрошина» в ответ предъявляет аргументы, казалось бы, веские. Во-первых, институт, несмотря на условия договора, не предоставил перечень ремонтных работ в письменном виде, во-вторых, односторонне отказался от его выполнения, в-третьих, не пожелал без каких-либо оснований подписывать акт приемки работ, в-четвертых, не произвел оплату. Но суд и этому не внял — исковые требования со стороны НИИ признаны в полном объеме, а решение зачитывалось даже в отсутствие представителя «Днепрошины». Как здесь не поторопиться, если сумма убытков, инкриминируемых предприятию, достигла (не поверите!) 3,5 миллиона гривен. И это из каких-то и вправду по сравнению с ней «копеечных» услуг по ремонту пресс-форм.

Генеральный директор «Днепрошины» В.Вербас направил в Днепропетровский апелляционный хозяйственный суд ходатайство о назначении экспертизы — как автороведческой, так и технической — в отношении всех документов.

— Ответов мы пока не получили, — сообщает Виталий Владимирович. — Однако и без них, на наш взгляд, явно просматривается стилистическое сходство в составлении документов, касающихся взаимоотношений НИИ КГШ и ООО «Вил Корпорейшн». Так и напрашивается вывод: все это делается одной рукой, которая очень уж заинтересована «Днепрошину» разорить. И, как видим, может иметь влияние и на структуры, олицетворяющие государственные власть и законность. Дай бог, чтобы я ошибался…

В том-то и дело. Казалось бы, «Днепрошина» предоставляет доказательства своей правоты неопровержимые, а со стороны НИИ их по большому счету и вовсе не просматривается, но и суд первой инстанции (судья И.Кощеев), и апелляционный (судебная коллегия в составе Л.Лотоцкой, В.Бахмат, А.Логвиненко) принимают свои решения в пользу института, невзирая ни на что. Здесь поневоле возникнет непраздный вопрос: а не защищают ли они просто-напросто чьи-то интересы, направленные на разорение «Днепрошины» и в дальнейшем завладение ею? Да-да, вещи приходится называть своими именами. И почему такие вопросы не ставить, если речь идет о престиже государства? А хозяйственные суды его олицетворяют. Их удел — именно интересы государства защищать. А что же на самом деле происходит?

Здесь, пожалуй, даже не говорить — кричать надо о происходящем. По крайней мере, хотя бы модных теперь парламентских слушаний такая тема достойна. Ведь отнюдь не к одной «Днепрошине» подобным путем — с появлением третьего лица — подбираются. Да и бывшее руководство НИИ КГШ подобных методов не чуралось еще в период, предшествующий банкротству. Тогда долг перед третьим лицом, некой фирмой «Монарх», как утверждает знающий не понаслышке о перипетиях ее отношений с институтом Александр Смирнов, и вовсе стоимость основных фондов превысил. «Вил Корпорейшн» попал в кредиторы по такой же схеме. Стало быть, имеем дело с системой?

В данном же случае даже никто особо и прятаться не стремится. Ведь то же ООО «Вил Корпорейшн» оказалось в числе кредиторов НИИ — значит, его руководство ситуацию в институте знало как никто другой.

А когда возник вопрос вывода института из состояния банкротства, по признанию Виталия Вербаса, он уже вынужден был вести переговоры по поводу долгов с руководителем известной в Днепропетровске… телефонной компании «Оптима-Телеком». То бишь опять пресловутое третье лицо возникло. Как говорится, опять та же лужа…

Водная преграда

Если бы НИИ КГШ и «Днепрошина» были между собой связаны только одной «пуповиной» в виде конфликтных пресс-форм, то это еще полбеды. Впрочем, и в остальном явно просматривается тот же почерк. Достаточно проанализировать договорные отношения между нашими «героями» уже по энергоносителям. Ведь находящийся на балансе «Днепрошины» водовод частично проходит и через территорию НИИ. Последний — опять же согласно договору — обязан допускать специалистов для проведения ремонтных работ.

— Именно на территории НИИ водовод претерпел, как минимум, две аварии, — утверждает Александр Смирнов. — Но даже для устранения их последствий наших специалистов туда не допустили. Более того, на земельном участке, под которым проходит водовод, расположили… склад шин. Когда же мы решили проложить трубы мимо их территории, выбежали охранники и буквально под экскаватор ложатся: «Не делайте этого — нас с работы выгонят…». Самое же интересное — и здесь просматривается знакомый сценарий. НИИ платить за воду не желает, но предъявляет иск «Днепрошине» на сумму… 1 миллион 900 тысяч гривен. Повод? Еще тот — в связи с вышеупомянутой аварией на территории НИИ магистральный водовод был остановлен. А нам теперь вменяют в вину влияние отсутствия воды на технологический процесс. Но ведь это же вода питьевая, а не техническая! Но суд и здесь, увы, непреклонен. К тому же институт имеет возможность получения воды не от «Днепрошины», но, видать, его руководству куда удобней трепать нервы именно нам.

Свои выводы сделали и специалисты санэпидслужбы. Согласно подписанному ими заключению, НИИ КГШ сбрасывает в канализацию «Днепрошины» самые настоящие… нефтепродукты — вправду уж в колодец соседу плюет. И опять ему — как с гуся вода…

* * *

Пожалуй, дело здесь даже не в содержании судебных исков. Они — всего лишь следствие многолетней неблагополучной ситуации в НИИ КГШ. Попытки же постоянно меняющихся руководителей добиться хоть какого-то ее улучшения разбиваются о какие-то непреодолимые преграды. Теперь же и вовсе руками «утопающего» НИИ кому-то явно хочется потянуть туда же и соседку — «Днепрошину», которая, невзирая на многочисленные трудности, все же который год работает стабильно и своевременно выплачивает зарплату семитысячному коллективу. Неужели прокуратура не видит здесь повода для начала отдельного следствия именно на эту тему?

В этой связи мне вспомнилась одна статья в уважаемой газете, автор которой предпринимал титанические усилия в стремлении «обелить» очередного директора НИИ КГШ. В таких «потугах» даже употребил образ робинзоновой радости — в том смысле, что господин Крузо неистово воодушевился, встретив своего собрата, такого же горемычного. Относительно вышеописанного нами конфликта подобное сравнение кажется весьма уместным. В роли Робинзона здесь, понятное дело, НИИ КГШ, до состояния же многолетней «лихорадки» кому-то хочется низвести и «Днепрошину»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно