РЕФОРМА АПК: СВЕРХУ ИДЕТ, А СНИЗУ — БУКСУЕТ... - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

РЕФОРМА АПК: СВЕРХУ ИДЕТ, А СНИЗУ — БУКСУЕТ...

14 июля, 2000, 00:00 Распечатать

Село переживает очередную революцию. На этот раз — эпохальную. Ведь Украина в конце концов пришла к тому, что земля стала товаром...

Село переживает очередную революцию. На этот раз — эпохальную. Ведь Украина в конце концов пришла к тому, что земля стала товаром. То есть ее можно покупать, продавать, передавать по наследству и тому подобное. Хотя рядовой крестьянин еще очень далек от осознания своих прав и возможностей в этом процессе, а потому ловкие дельцы порой обводят его вокруг пальца.

На Львовщине реформа в АПК не явилась чем-то неожиданным. Здесь к ней шли еще с 1990 года, от первой сессии Львовского облсовета, которая определилась относительно реформирования в аграрном секторе. На землях бывших колхозов создавались не только КСП, но и частные агрофирмы, фермерские хозяйства. Хотя продвигалось дело довольно медленно. Первый выход с земельными паями состоялся лет пять назад в селе Подлесном Жовковского района, где была создана частная агрофирма «Подлесное», а из 1200 га земли, бывшей в коллективной собственности, осталось лишь 200. Сегодня там работают несколько фермеров, которые имеют в пользовании по 100—200 га земли. Есть свой консервный цех, а созданная агрофирма выращивает и перерабатывает овощи.

Немало крестьян взяли и присоединили свои личные земельные паи к приусадебным хозяйствам. Когда просчитали экономику такого хозяйства, скажем, для бюджета отдельной семьи, то оказалось, что земельный пай дает прибыль в 10 раз большую, чем то, что начислялось, но не выплачивалось в коллективном хозяйстве. А потому в частной собственности в Подлесном нынче свыше 50 единиц сельскохозяйственной техники, причем ни одна из них не перешла от КСП. О многом говорит и тот факт, что за последние несколько лет в селе куплено легковых автомобилей больше, чем за десятки предыдущих. И это, кажется, самая лучшая и самая наглядная агитация за реформы на селе. Однако такие примеры, к сожалению, единичны. Непросто идет реформа, хотя сегодня уже свыше 343 тысяч сельских жителей Львовщины получили сертификаты на землю. Начался процесс их обмена на государственные акты...

— В результате перераспределения собственности коллективных хозяйств в области создано 712 частных структур, 700 из них стали правопреемниками бывших крестьянских союзов, — рассказывает начальник центра приватизации и аграрной реформы Львовской облгосадминистрации Игорь Вуйцык. — Этот процесс активизировался после указа Президента, когда собственникам начали давать реальное имущество и списывать долги бывших КСП. Сегодня в области есть также 1152 фермерских хозяйства, свыше 42 тысяч граждан за счет земельного пая расширили свои приусадебные хозяйства, хотя желающих было намного больше. Мы просто не успеваем выполнять все землеустроительные работы. Среди жителей села есть и те, кто еще не определился, что делать со своей землей, а потому и не оформил своих прав. Из реформированных хозяйств половина зарегистрирована как общества с ограниченной ответственностью, 30% — частные агрофирмы, свыше 18% — крестьянские фермерские хозяйства, есть и сельскохозяйственные кооперативы.

На территории области 1,2 млн. га сельскохозяйственных угодий, из которых 745 тыс. га — посевные площади. Средний земельный пай в области составляет 1,8 га, в горных районах он меньше — 0,6—0,8 га, а в некоторых районах, например Радеховском, Сокальском и др., больше — до 2,8—3,4 га. Средняя стоимость гектара земли — в пределах 6 тыс. грн. Уже сейчас мы видим, что потенциал частного сектора огромен. К примеру, за прошлый год этот сектор дал 86,4% всей произведенной в области сельхозпродукции, и это — без какой-либо государственной поддержки или помощи. Хотя результаты могли быть весомее, имей наши крестьяне доступ к реальным кредитам с нормальными ставками, будь на селе развитая инфраструктура, прежде всего заготовительная, сбытовая сеть, обслуживающие кооперативы по обработке земли, сбору урожая и тому подобное...

Если посмотреть на цифры в отчетах (надеемся, они реальны), то на организационном уровне реформа в АПК как будто продвигается. Но вся беда в том, что рядовой крестьянин (если некому посоветовать) часто не знает, что с этой землей делать: или присоединить к своему приусадебному хозяйству без регистрации фермерского хозяйства, или взять еще и паи семьи, а может, и соседей, да создать кооператив, фермерское хозяйство или сельскохозяйственное товарищество? А может, выгоднее землю продать? Все равно возделывать ее нечем, да и, говорят, налоги будут большими — из долгов не вылезешь? Зачастую с этими и другими вопросами сельские жители остаются наедине: не хватает информации, не с кем посоветоваться.

Но это одна сторона проблемы. Вторая в том, что местные чиновники, даже самого низкого уровня, не больно-то спешат выполнять указ Президента относительно ускорения реформирования аграрного сектора, а проще говоря, выделять и закреплять за крестьянами земельные паи, хоть те и готовы уже брать землю.

>

Мы встретились с председателем Западноукраинского объединения фермеров, в недалеком прошлом — преподавателем университета «Львовская политехника», кандидатом экономических наук Романом Гайдучком. Несколько лет назад Роман Михайлович решил завершить свою преподавательскую деятельность и «пошел на село». Жалеет, что не сделал этого раньше, хотя за время, проведенное в селе, «набил» немало шишек. Так случилось, что он, человек просвещенный и компетентный, сперва начал защищать односельчан в Сокальском районе от председателя, который вел себя как настоящий «феодал», а потом стал помощником и советчиком и во всех других делах. А прежде всего — в вопросах паевания земли. И хотя Роман Михайлович — депутат Сокальского райсовета, даже ему иногда трудно понять, что происходит и почему именно так.

— Я живу в районе, где люди не хотят покупать землю, хотя ее есть сколько угодно, — делится наболевшим Роман Гайдучок. — Они не верят в реформу, не верят, что это — надолго, потому что видят немало злоупотреблений. Одна из острейших проблем — проблема распаевания земли. Все хорошо на бумаге, а вот на практике (по крайней мере, в Сокальском районе) — несколько иначе. Представители местных органов власти, земельных отделов не спешат давать людям землю в частную собственность, так как до сих пор многие из них исповедуют принцип: государственная собственность — это хорошо, а частная — плохо. Посмотрим, что из этого получится... И абсолютно никто не несет никакой ответственности за несвоевременное выполнение указа Президента.

В селе, где я работаю, больше половины крестьян все-таки, чуть ли не силой, получили землю, хотя давать ее им не очень хотели. А остальные вынуждены ждать до осени, поскольку сбор заявлений на распаевание закончился еще в марте. Почему так? Это же глупость. У нас 80% земли не засеяно, она не используется, на ней растут сорняки, а заявления на распаевание земли не принимают — мол, имеется такое распоряжение. Разумно ли это? Если даже земля задействована под урожай, все равно разметьте ее, поставьте знаки, чтобы после уборки новый собственник мог быстро ее возделать. Нет, только осенью будут мерять, размечать, выделять. А когда же работать на земле? Снова ждать весны? Да и неизвестно, успеют ли землеустроительные органы управиться с этой работой осенью. Или же не к спеху...

Из первой вытекает и вторая проблема. Районные земельные кадастры, занимающиеся отводом земли, являются частными предприятиями и, вдобавок, монополистами. То есть они диктуют и свои условия, и (еще не так давно) свои цены на услуги. Так, в прошлом году их услуги стоили 180—250 грн. и больше, в зависимости от района. Откуда у крестьянина такие деньги? Кстати, высокие цены не давали людям возможности брать землю. Сейчас есть указ Президента, и стоимость таких работ ограничена 85 грн. Тоже деньги немалые. Но я владею информацией относительно себестоимости этих работ. Еще в прошлом году структуры, имеющие монополию на землеустройство, не могли сами выполнять необходимые геодезические работы (не было у них таких специалистов). Так вот, они нанимали геодезистов, которые, имея специальное оборудование и квалификацию, за несколько гривен обмеряли и размечали участок. Работники фирмы переносили их данные на бланк. Вот и все. Значит, основная цена закладывается в стоимость бланка?

Чрезвычайно сложен вопрос имущественных отношений, так как каждый крестьянин думает о том, как и чем он будет землю обрабатывать. На базе недавних КСП созданы новые частные структуры, преимущественно ООО и агрофирмы, которые унаследовали землю и имущество бывших крестьянских союзов. Имущественные паи крестьян были посчитаны на время ликвидации КСП и образования частных структур (кстати, их руководителями в основном стали те же самые бывшие председатели колхозов, союзов или их близкое окружение). Сейчас подсчитывается, сколько имущества в наличии, куда его нужно отдать, например на погашение долговых обязательств, определяется остаток, который должен пойти на имущественные паи. Были прибыльные структуры, которые за время своего хозяйствования не наделали долгов. Но есть и иные примеры, когда собственник агрофирмы, которая, проработав два-три года и наделав долгов, относит эти убытки на паи женщин, уже давно находящихся на пенсии. Я знаю председателя союза, который за 1,5 года своей деятельности растранжирил 200 тыс. грн. Имущество союзу было выделено на момент ликвидации колхоза, а он, не считаясь с этим, «отрезает» от крестьянского пая 200 тыс. грн. На покрытие своих долгов. Крестьяне и это готовы были ему простить, но «мудрый» руководитель уже сегодня, объявив о ликвидации союза, начисляет зарплату, берет подотчетные деньги на свои нужды и т.п. Органы власти на местах на это смотрят сквозь пальцы. Районная администрация непосредственно этим не занимается, а крестьяне юридически не грамотны. К тому же, не хотят и не будут бегать по судам, чтобы тягаться с председателем, от которого зависят.

Еще один аспект проблемы. В ходе реформы в каждом селе должен быть создан сельскохозяйственный обслуживающий кооператив преимущественно из техники, бывшей то ли в колхозе, то ли в КСП. Судя по тому, как все складывается, этой техники может не оказаться вовсе. Мы знаем, что государство списало сельскохозяйственным производителям долги перед бюджетом. Но кроме этого КСП имели задолженность и перед коммерческими структурами. Сейчас нередко председатели колхозов всеми правдами и неправдами («Все равно я здесь уже не буду руководить...») стараются эту технику отдать за долги или продать, фактически за бесценок. В результате село остается без тракторов, машин и всего того, что можно было бы отремонтировать, создав обслуживающий кооператив. Необходимо принять какие-то неотложные меры, чтобы село не потеряло хотя бы остатки техники.

Хочу сказать и о силовой, или принудительной, приватизации земли. Согласно Земельному кодексу Украины, никем не отмененному, землю в нашем государстве можно брать в аренду. Земли несельскохозяйственного назначения, на которые большой спрос, продаются открыто через аукцион. Но это не касается, насколько я понимаю, земельных участков для сельскохозяйственных нужд. Однако в марте с.г. сессия облсовета приняла решение, которым местным органам исполнительной власти рекомендовалось «не проводить передачу предприятиям, учреждениям, организациям земельных участков в постоянное пользование для осуществления предпринимательской и коммерческой деятельности». На эту рекомендацию поступило распоряжение начальника облуправления земельных ресурсов, в котором записано: «Во исполнение решения сессии облсовета... обязую вас прекратить согласование проекта технической документации относительно предоставления земельных участков в постоянное пользование негосударственным организациям и физическим лицам для предпринимательской деятельности. Согласование проекта технической документации проводить при наличии ходатайства о выкупе земельного участка». И сейчас, если вы обратитесь в местные органы власти или в земпроект по вопросу аренды земли, вам в этом откажут, ссылаясь на приведенное выше распоряжение.

Чтобы выяснить правомерность таких действий, я обращался к юристам, звонил даже на «горячую линию» в Кабмин. Там говорят, что никто не отменял Земельный кодекс, где написано, что земля может предоставляться во временное или постоянное пользование, а не обязательно продаваться. На Львовщине, значит, отменили. Это создает серьезную проблему для развития предпринимательства на селе. Хотите взять землю под мельницу, поставить пилораму, вам скажут: покупай землю. Я, например, не хочу рисковать в нынешней ситуации, и, думаю, многие со мной согласятся. Вложить деньги в землю, которая завтра может ничего не стоить? Да и где их, эти деньги, взять, ведь для создания предприятия на селе также требуются немалые средства. В пределах населенного пункта (а там распорядителем является сельский совет) 1 кв. метр земли стоит 3—6 грн. Участок в 20—30 соток обойдется вам в 5—10 тысяч грн. Кто сейчас в селе имеет такие средства? Для чего это делается?..

Люди, с которыми я общалась, говорили и о том, что нередко председатели сельсоветов просто не включают в списки крестьян, имеющих право на земельный пай. Не нравятся они им — и все тут. В одном из сел Яворивского района неизвестно куда «исчезли» 80 претендентов на паи, целая улица! Да и работники областных организаций подтверждают, что жалоб по проблемам паевания земли от жителей подавляющего большинства районов области поступает немало. Выезжают, пытаются разобраться. Главное, чтобы «государственные мужи» хотели в этом разобраться, помочь простым людям...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно