РАБОТА ПО АКТИВИЗАЦИИ КОНТРОЛЯ БОРЬБЫ НОВЫЙ УКАЗ ПО ПОВОДУ ОТМЫВАНИЯ ДЕНЕГ

27 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 27 июля-3 августа

Я все еще мечтаю заработать… В. Вишневский Законодательные закрома Родины пополнились на днях указом Президента «О дополнительных мерах по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем»...

Я все еще мечтаю заработать…

 

В. Вишневский

Законодательные закрома Родины пополнились на днях указом Президента «О дополнительных мерах по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем». По официальной версии соответствующей пресс-службы, указ издан «с целью дальнейшего совершенствования работы по борьбе с отмыванием «грязных» денег, обеспечения создания комплексной программы государственного контроля за сомнительными операциями, которые осуществляются субъектами предпринимательской деятельности, активизации участия Украины в развитии международного сотрудничества в сфере противодействия отмыванию доходов». И это правильно, товарищи…

Легализации не будет?

 

Международное сотрудничество — это, конечно, прекрасно и почетно. Особенно хорошо такое сотрудничество, когда у стран-партнеров похожие проблемы (экономические, законодательные) решаются похожим образом. В том смысле, что хорошее взаимодействие — в любой сфере — Украины с Европой наступит сразу после синхронизации законов и экономик, а не после создания межведомственной группы. Но вернемся к новенькому указу.

…Тут ведь вот какое дело — дело в терминологии. Сейчас автор попытается изложить букву закона максимально близко к оригинальному тексту, после чего перейти к тягостным раздумьям над употребленными в тексте терминами.

Итак, с одной стороны, речь идет о некоем «преступном пути», на который (сплошь и рядом) неосторожно ступают добытчики доходов. Вроде все ясно — преступные пути, а также аналогичные действия необходимо пресекать. Власти декларируют намерение создать целую систему борьбы с легализацией преступных доходов (создавать поручено правительству Кинаха). Власти обещают соорудить и пустить в ход приспособление для «выявления фактов маскирования незаконного поступления доходов, их действительного характера и источников получения, местонахождения и перемещения, использования, в том числе для осуществления предпринимательской, другой хозяйственной, инвестиционной, благотворительной деятельности, расчетных и кредитных операций». Для такой кипучей и глобальной деятельности в ГНАУ, руководимой известным политическим лидером Николаем Азаровым, будет создан спецдепартамент — с новоукомплектованными кадрами, свежепокрашенными стенами и свежераспакованной оргтехникой.

Одновременно ГНАУ скоординирует и обеспечит сотрудничество с европейской Группой по разработке финансовых (заметьте, именно финансовых. — С.Р.) мер борьбы с отмыванием денег, а наше правительство рекрутирует из своих рядов «межведомственную рабочую группу по исследованию методов и тенденций в отмывании денежных средств и других доходов». Матобеспечение указанной группы исследователей возложено, как вы уже догадались, на ГНАУ. Те же структуры призваны отслеживать «сомнительные операции». Терминов для определения искомых доходов набралась целая шкала: от «преступные», через «незаконные», до «сомнительные». И со всеми предполагается бороться — причем указ предписывает вести борьбу и отслеживание «с соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина». Что делает задачу борцов совсем уж мудреной.

Между тем, отнюдь не следует ставить знак равенства между доходами от рэкета, проституции, торговли оружием etc. и банальным уклонением от уплаты налогов. О том, почему этого делать не стоит, речь пойдет дальше. А пока можно констатировать два факта: что легализация капиталов — процесс длительный и сложный и что в Украине он не только не происходит, но и не имеет пока шансов даже начаться.

 

Амнистии не будет?

 

Не будем говорить о том, насколько эффективным окажется действие указа (и всего, что по этому указу будет создано) на практике. Скорее всего, эффективен он будет в конкретных случаях и для конкретных лиц, т.е. у нас будет возможность наблюдать процесс восстановления законности и порядка на одном, отдельно взятом квадратном метре. Сейчас нас интересуют официальные намерения власти, которая издала этот документ: так сказать, интенции и тенденции.

Первое, оно же — очевидное, официальное намерение: не позволить людям, получавшим и получающим преступные и/или незаконные доходы, легализировать (отмыть) полученные средства. Намерение довольно странное — для государства, руководство которого через два слова на третье произносит: «Необходимы инвестиции, бюджету нужны средства». Те, кто это говорит на публике, прекрасно понимают, что самые большие инвестиционные ресурсы для украинской экономики сегодня можно найти только в самой украинской экономике. На практике же оказывается, что к своему десятилетнему юбилею страна получит «памятник независимости», но многие ее граждане не получат возможности инвестировать свои деньги в свою державу.

Речь не идет, повторимся, о доходах явно криминальных, абсолютно «черных». Рэкетиров и прочую уголовщину следует «изымать из оборота» вместе с доходами, спору нет. Причем желательно — независимо от занимаемых уголовниками должностей…

Далее — карать и отслеживать, отслеживать и держать под угрозой кары — занятие, безусловно, увлекательное. Особенно ввиду широкой, как было сказано, терминологии указа в определении «грязных» доходов. Да, доходы, получающиеся в результате неуплаты налогов, нелегальны. Да, ведение предпринимательской деятельности в современных наших условиях сопряжено с рядом «сомнительных» операций. Но кто, как не Президент, много лет подряд — и не без основания — требует обновления налоговой системы, свободы предпринимательства, защиты прав собственности и прочих полезных (но редко наблюдаемых) вещей? И не логичнее ли, в свете поставленных Президентом задач по подъему производства, привлечения инвестиций, экономического роста и общего гражданского блага, сказать (и сделать) примерно следующее.

«Государственная власть, господа и граждане, до последнего времени строила экономическую и правовую ситуацию так, что никакая продуктивная деятельность в стране не могла происходить абсолютно легально и в точности законно. Государство осознало, покаялось и больше так не будет. Власть принимает разумные налоги и прозрачные правила, строит цивилизованную судебно-правовую систему и дает вам возможность работать в нормальных условиях. За эти блага государство хочет от вас только одного: вашей законопослушности и ваших инвестиций. И те, кто нарушал когда-то идиотские правила и уходил от диких официальных налогов путем раздачи чиновникам неофициальной дани — пусть вложат в Украину свои денежки (до такого-то числа такого-то месяца) без страха и упрека».

В общем сплошное «иди, и впредь не греши». Такая процедура называется налоговой амнистией и через нее (правда, с разным успехом) прошли многие страны, причем некоторые — совсем недавно. Ирландия в 1998 году вернула в официальный оборот средства в объеме 2,5% своего ВВП, Индия — годом раньше — около 1% ВВП (около 2,5 млрд. долл.). В свою очередь в 1993—96 годах в России три президентских указа о налоговой амнистии не произвели на граждан почти никакого впечатления. Впрочем, налоговая амнистия, как правило, не происходит от одного указа или закона, а требует системных мер — вплоть до соответствующих имиджевых кампаний. Зато все это вместе взятое дает устойчивый экономический рост.

Увы, реальная тенденция строго обратная. В августе страну ждет невиданных размеров амнистия по уголовным делам, но ни в каком обозримом будущем не видно амнистии капиталов, а значит — не видно полноценных инвестиций. А значит — криминализация экономики остается в силе, а рост экономики — под вопросом.

Очевидна и другая старинная тенденция. Вместо интенсивного экономического роста и употребления финансовых, налоговых, правовых рычагов — экстенсивный рост полномочий и численного состава контролирующих и карающих органов. Опыт «развитого социализма» сторонникам такого подхода, видимо, до пыльной лампочки, а ведь этот — тоталитарный, заметим — опыт учит, что «к каждому милиционера не приставишь». По всей видимости, к каждому приставлять и не собираются. А к кому?

 

Будет волеизъявление

 

В трудном, но необходимом деле привлечения инвестиций и пополнения бюджета есть еще одна — и очень значимая — составляющая. Доверие. Доверие владельцев нелегальных средств к экономике и к власти, которая пытается этой экономикой управлять. От государства в нашем случае традиционно требуются политическая воля и пристойное поведение. Для того чтобы оценить степень доверия граждан в власти, не стоит даже проводить соцопросы — этого доверия нет, как нет и сколько-нибудь серьезного желания властей его заслужить. Потому что одно дело — непрекращающаяся работа на выборы: рассказы власти для электората, рекламные ролики (давно зашедшие за рекламные шарики), и совсем другое дело — действия власти в экономической сфере. У нас ведь по-прежнему гораздо легче расстаются со своими голосами, чем с деньгами…

В сухом остатке получается примерно следующее. Указ рассчитан на строго избирательное действие: силами Кабмина, межведомственной рабочей группы и приросшей еще одним спецдепартаментом ГНАУ финансовые потоки будут собираться, концентрироваться и направляться в нужные места. Перед выборами, во время выборов и после выборов. Хотелось продолжить — и вместо выборов, но нет, это было бы неверно. Периодические волеизъявления наших граждан — от референдумов до парламентских и президентских выборов — это то, на чем стоит власть. Ей, власти нашей, только это удается по-настоящему хорошо. Как только (и если) у нее появится желание сделать еще хоть что-нибудь, кроме удержания власти, — можно говорить о начале легализации капиталов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно