ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ ЖАДНОСТИ. ИСПОЛНЕНИЕ ПО-УКРАИНСКИ

11 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 11 апреля-18 апреля

Продажа векселя за 6% от номинала — сейчас явление редкое. За это уже бьют, и достаточно больно. Страна потихоньку отвыкла от диких дисконтов, снова привыкая к денежным расчетам...

Продажа векселя за 6% от номинала — сейчас явление редкое. За это уже бьют, и достаточно больно. Страна потихоньку отвыкла от диких дисконтов, снова привыкая к денежным расчетам.

Однако если очень хочется — нет ничего невозможного. В конце марта вексель, принадлежащий НАК «Нафтогаз України» с погашением 26 августа текущего года, был продан именно 94-процентным дисконтом. И в роли доброго продавца выступила Государственная исполнительная служба Министерства юстиции Украины.

Для столь выгодной сделки не потребовалось выдающихся умственных способностей. Вексель был чужой, и достаточно реальной была перспектива его потери. Бумага настолько жгла руки, что ее спихнули на сторону. И все бы ничего, но номинальная стоимость проданной бумаженции — скромные 170 млн. грн. Т.е. именно такую сумму меньше, чем через пять месяцев, и потребуют с НАК «Нафтогаз України» пока неизвестная коммерческая фирма, ставшая счастливым обладателем векселя.

Вообще с реализацией залогового имущества Минюсту катастрофически не везет. С одной стороны, необходимость в соответствующих службах очевидна, с другой — в условиях Украины они превратились в генераторы скандалов. Сначала был легендарный «Укрспецюст», который за свои комиссионные продавал что угодно и кому угодно. Потом — легендарная продажа за 4% от номинала госпакета акций крупнейшего в Украине шинного завода. Сказать, что на это не реагировали, трудно: в конце концов та же «Росава» сильно поспособствовала обновлению руководства министерства, а сошек поменьше даже арестовывали, но потом цикл повторялся… Далеко не факт, что мартовская распродажа приведет к очередной рокировке в Минюсте, но история стоит того, чтобы о ней рассказать.

Три года назад, в уже далеком 2000-м, налоговая выиграла суд против структурного подразделения НАК «Нафтогаз України» — «Шебелинкагаздобыча». Поводом стала плохая уплата налогов, что было чистейшей правдой. В конце 90-х годов платить за газ живыми деньгами было у потребителей признаком дурного тона, старались всучить векселя или вообще не платить. Газовщики, отпуская товар потребителям, часто вообще не получали оплаты. Или получали зачеты и «фантики». 1999 год стал венцом хаоса: две трети газа, поставленного сбытовыми организациями НАКа, с точки зрения оплаты просто исчезла. Точнее говоря, потребители оплатили аж 37,5%, причем только половину деньгами. Буровики месяцами сидели без зарплаты. А так как на бумаге рентабельность была вполне приличной, то претензии налоговой гарантировались.

В общем, дело было довольно-таки банальным. Проигранный в апреле 2000 харьковскими газодобытчиками суд был далеко не первой (и не последней) попыткой получить деньги в бюджет. Разве что сумма взыскания — 273,64 млн. гривен — это для одного судебного процесса достаточно много. Расплачиваться газовщикам было нечем, и решение суда фактически мало что изменило.

Через некоторое время к процессу привлекли и исполнительную службу, которая арестовала часть имущества. Живых денег там не было, зато векселей навалом. Три из них выделялись громадными суммами. Один, на 45,53 млн. гривен, принадлежал ОАО «Днепропетровскоблгаз». Эмитентами еще двух, на 170,0 и 36,53 млн., были другие структуры НАКа.

По иронии судьбы, как раз тот год стал началом конца векселей. Стало ясно: будет что-то одно — то ли экономика, то ли «фантики», а вместе им не ужиться. Борьба с векселями и бартером перестала быть трескотней, переместившись в практическую плоскость. Уже в 2000 году платежи удвоились, причем 50% их собрали живыми деньгами. Так как было ясно, что без расчистки старых долгов дальнейшее продвижение невозможно, государство пошло навстречу производителям. Законом «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» долги по налогам, образовавшиеся до начала 2000 года, были списаны. Под погашение пошел и долг перед налоговой по «шебелинковскому» делу. Однако решив, что та грустная страница в истории уже перевернута, работники НАКа глубоко заблуждались.

Дело в том, что исполнительная служба отнюдь не считала вопрос закрытым. Напротив, она твердо решила получить свои 5% сбора с 273,6 млн. грн. Тем более что по деньгам выходила вполне приличная сумма — 13,6 млн. А поскольку налоговая администрация свои претензии должна была вот-вот отозвать, приходилось спешить.

И векселя стали сбывать. Первым был реализован вексель «Днепропетровскгаза». За вексель на сумму 45,5 млн. грн. было выручено аж 3,64 млн. живых денег, т.е. 8% от номинала. С учетом того, что даже в самые плохие времена котировки газовых векселей ниже 10—15% не опускались, продавцы не особо торговались. И лишь половина выручки пошла в бюджет. Дело в том, что законом Украины «Об исполнительном производстве» половина исполнительного сбора «перечисляется в специальный фонд исполнительного производства на развитие и материально-техническое обеспечение государственной исполнительной службы». Предполагается, что из него оплачиваются услуги экспертов, аренда транспорта, ремонт оргтехники, оплата услуг типографии и проч.

И знаете, эксперты вскоре действительно понадобились. Еще в мае 2001 года был заключен договор с киевским ООО «Правозащита» об оценке стоимости векселей. И, судя по результатам дальнейших продаж, покупатели первого векселя здорово переплатили. Во всяком случае киевляне пришли к замечательному выводу, что красная цена 36-миллионного векселя — 3,3% от номинала, а за 170-миллионный можно попросить аж 4,4%.

22 июня 2001 года налоговая администрация окончательно отозвала свои претензии к «Нафтогазу». Т.е. повод для исполнительного производства в общем-то исчез. Но к тому времени такие мелочи исполнителей уже не волновали. Они бодро выделили дело в отдельное производство и приступили к следующему этапу реализации.

Кстати, высочайшую квалификацию экспертов и глубокое знание ими особенностей ценообразования на украинском вексельном рынке подтвердила не только повторная оценка стоимости подчиненным Минюсту же Институтом судебных экспертиз. Сама жизнь подтвердила правильность оценки в 3,3% — именно за столько, с точностью до гривни, исполнительная служба вексель и продала. Очевидно, что на гривню дороже покупателя уже не нашлось. Так что покупатель днепропетровского векселя явно переплатил.

Тут уже стало не до шуток. Продав активов на 82 млн. грн., доблестные труженики Фемиды получили несколько менее 5 млн., и было ясно, что вскоре последует попытка избавиться и от «супервекселя» на 170 млн.

Надо отдать должное юристам «Нафтогаза» — им удалось отсрочить неприятность аж на полтора года. Куда и кому они только ни писали: и в Кабмин, и в Верховную Раду, и в Совет национальной безопасности, и в прокуратуру.

Действия исполнительной службы признал неправомерными комитет правовой политики Верховной Рады. И, естественно, шли судебные разбирательства…

Почему-то считается, что суды — это скучное и нудное дело. Конечно, если только читать бесконечные выписки, то так оно и есть. Но надо помнить, что за сухими протокольными фразами бушуют океаны страстей. В данном случае действовали совершенно разнонаправленные интересы. «Нафтогаз» совершенно не привлекала перспектива выброса на рынок его векселей по демпинговым ценам. Он все эти годы занимался прямо противоположным — сжимал вексельную массу.

Харьковских исполнителей манила близкая возможность получения желанной половины от суммы исполнительного сбора, коммерсантов — возможность «подорвать на шарик» 2000% рентабельности. В итоге, интересы совпадали. Коммерсанты уже и в «Нафтогазі» тихонько интересовались, как будут погашаться проданные векселя…

В октябре прошлого года газовщики выиграли процесс в Харьковском хозяйственном суде, где выделение дела в отдельное исполнительное производство было признано незаконным. Однако уже в декабре Харьковский апелляционный вернул ситуацию на исходные позиции. Естественно, что была предъявлена кассационная жалоба. Учитывая предыдущий богатый опыт, газовщики особенно настаивали на запрете реализации уцелевшего векселя.

Вообще же, начавшись с попытки вернуть долги государству, дело плавно перешло в свою полную противоположность. Речь шла о выбросе на рынок долга госструктуры по демпинговым ценам. Именно поэтому первый вице-премьер Николай Азаров распорядился принять меры по возвращению векселя «Укргаздобыче» — правопреемнице «Шебелинкагаздобычи». Взрывать хрупкий баланс новой порцией фантиков ни ГНАУ, ни Кабмину не улыбалось.

Зато Минюст занял позицию полного невмешательства. Естественно, речь не шла о том, что он должен был давить на суды. Просто министерские мужи так и не смогли принять сверхтрудное решение, что выгоднее: сохранить государству 206 млн. гривен (номинал двух векселей), но при этом ничего не получить, или же получить в спецфонд пару млн. гривен (и чуть больше в бюджет), и вывести на сторону государственные активы на 190 млн. гривен. Ведь активы — забота «Нафтогаза», налоговой и прочих. А вот спецфонд — свое, родное и теплое. Так что Минюст писал ни к чему не обязывающие письма, в которых утверждал, что ситуация вполне под контролем. И своим харьковским подчиненным, как минимум, не мешал.

Кстати, в этом году над фондом-кормильцем нависла было угроза. В законе о госбюджете на 2003 год исполнительный сбор полностью отнесли к доходам Государственного бюджета Украины. Теперь все должно было уйти любимой Родине. Слава богу, по многочисленным просьбам трудящихся 6 марта госбюджет в этой части скорректировали, и теперь 50% снова пойдут труженикам исполнения и разным причастным лицам. Это, несомненно, стимулирует их усилия.

НАК это не очень обрадовало, и он еще раз обратился в суд с требованием запретить продажу векселя до рассмотрения 15 апреля кассационной жалобы. 26 марта коллегия судей Высшего хозяйственного суда Украины приняла такое решение. Однако двумя днями раньше, о чем НАК, естественно, никто не известил, вексель уж продали скромной брокерской конторе из славного города Ивано-Франковска со скромным 94-процентным дисконтом.

Кто стал реальным покупателем, станет понятно позже (очевидно, что сейчас вексель традиционно прогонят по цепочке «добросовестных приобретателей»), но вряд ли его приобрели, чтобы повесить в рамочку. В прошлом году «Нафтогаз України» получил 86% живых денег. Так что когда в августе вексель придут погашать, покупатель потребует все 100% полновесной гривней. Потенциальная рентабельность операции — 3700% годовых. И никакой экспертной оценки, разве что для проверки подлинности векселя, новому собственнику не понадобится.

Впрочем, исполнители без работы не останутся. «Нафтогаз» наверняка откажется платить по векселям. Обиженный истец с криками «Я же не в подворотне покупал, мне люди продали государевы!» побежит в суд. А там в интересах дела «Рога и Копыта, Corp.» против НАК «Нафтогаз України» подключится и исполнительная служба. Глядишь, еще раз заработают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно