ПУТЬ ОТ ПЕРЕКРЕСТКА

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

Период после распада советской империи западные аналитики назвали трансформационным. Что, собственно, означало движение от социализма к рыночной экономике...

Период после распада советской империи западные аналитики назвали трансформационным. Что, собственно, означало движение от социализма к рыночной экономике. В связи с этим правительство Германии шесть лет тому назад создало программу «Трансформ», имеющую своей целью предоставление «помощи для самопомощи» странам Восточной Европы и бывшего СССР, проводящим реформы. И если все они эту помощь получали эпизодически, то в Украину, по договоренности обоих правительств, была откомандирована Немецкая консультационная группа, вот уже на протяжении почти пяти лет работающая в различных правительственных ведомствах, особенно ключевых в плане структурной адаптации.

Каковы же наблюдения и выводы немецких специалистов, которые не только соприкасались с нашей жизнью, но и глубоко изучали ее? Об этом - разговор нашего корреспондента с сопредседателем группы, доктором Акселем Зиденбергом.

- Господин Зиденберг, страны Восточной Европы, в том числе и Украина, вступили в трансформационный период, имея совершенно различный экономический базис. Но Украина в 1992 году, как утверждали эксперты «Дойче банка», располагала наиболее благоприятными условиями для перехода на рыночную экономику. Теперь же, исходя из ее собственной статистики, по росту ВВП она стоит на предпоследнем - перед Туркменистаном - месте среди всех стран СНГ. В чем дело? Анализ «Дойче банка» был ошибочным и в нашей стране не было столь мощного потенциала? Или причина какая-то иная?

- Эксперты «Дойче банка» лишь констатировали факт. Кстати, это было мнение не только немецких, но и других западных экспертов: ваше государство имело тогда наиболее благоприятные среди стран СНГ условия для перехода к рыночным отношениям. И наиболее очевидными они были, например, в сельском хозяйстве, соединяющем уникальные климатические условия и близость к международным рынкам. Также и в промышленности, которая имела еще не исследованные возможности и высококвалифицированную рабочую силу, способную выдержать конкуренцию в международной среде.

К сожалению, Украина не смогла использовать эти возможности. Кстати, ее потенциал таким же и остался. Другое дело, что Украина, зачастую игнорируя мировой опыт, пытается изобрести какой-то собственный образец трансформационных процессов. В результате государство как сорвалось в 1992 году в пропасть экономической депрессии, так до сих пор не может прийти в себя. Теперь это единственная европейская страна СНГ, которая не оправилась после постсоветского упадка.

- Вы знаете, почему?

- На мой взгляд, с самого начала не была проведена политика, способствующая организации индустриального сектора, динамичному развитию аграрной системы, энергетической отрасли, в результате чего состояние дел в этих важнейших областях народного хозяйства все ухудшалось и ухудшалось. Ну и, конечно, государство не позволило создать эффективный предпринимательский сектор. То есть Украина все оставила без движения, что делать было совершенно нельзя. Ведь из чего, собственно, возникает экономический рост?

- Предприятия создают рабочие места, производят продукцию, продают, а население покупает ее, люди зарабатывают деньги, растет их благосостояние и т.д...

- Примерно так. В Украине этот процесс, к сожалению, не состоялся.

Украинская промышленность осталась в изначальном состоянии: это уже не часть плановой экономики, но и совершенно не составная часть рыночной. То есть не был создан предпринимательский сектор. Да и государственный не организован в соответствии с современными требованиями. А ведь за примерами, как это все можно было сделать, далеко ходить не надо: показательным может быть пример Польши.

До сих пор не проведена управленческая реформа: многие ведомства работают друг против друга, а не сообща - для предпринимателей и населения. Проблема проблем - аграрный сектор: земля не стала товаром, она не находится в руках тех, кто способен обрабатывать ее наиболее эффективно. И наконец, энергетический сектор, реформы в котором, ввиду чрезвычайно высокой энергозатратности производства, должны иметь приоритетное значение. Но, увы...

- Собственно, вы сейчас говорите о той проблеме, о которую вот уже который год ломают копья политики. Ее обсуждают на всех уровнях общества. Речь о реализации реформ, которые, несмотря на все усилия, почему-то не «идут».

- Почему-то... Они и не пойдут. Ведь начинать нужно было прежде всего с правительства, его реформирования. Собственно говоря, украинское правительство по структуре своей, как бы парадоксально это ни прозвучало, не ориентировано на рынок. Нельзя сказать, что реформы в Украине совсем не реализуются. Что-то все-таки делается. Но этот процесс часто идет не благодаря усилиям правительства, а вопреки им. Правительство зачастую проводит труднопредсказуемую политику, в результате которой создаются дополнительные барьеры для вхождения в рынок, например, новых частных предприятий, ограничивая таким образом конкуренцию. Трудно найти страну, кроме Белоруссии, где уровень вмешательства правительства в деятельность предприятий и рынков был бы так высок, как в Украине.

Причина на поверхности: главенство интересов производителей, слившееся с интересами правительства в важнейших секторах экономики - энергетике, сельском хозяйстве, тяжелой и оборонной промышленности. Эти интересы подталкивают правительство к поддержке монополий и неэффективной структуре цен, к введению специальных льгот, например, для защиты от импорта или налоговых. Конкуренция в такой ситуации невозможна. Естественно, никто не заинтересован и в реформах. Более того, эти секторы оказывают сильное давление на бюджет. Вот вам и замкнутый круг: мощные интересы производителей вынуждают правительство отодвигать рыночные реформы, а их отсутствие усиливает интересы производителей. Разорвать этот круг следовало как минимум три года тому назад.

- Какой вы видите выход из создавшейся ситуации?

- Ускорить структурные реформы. Украина должна гарантировать, что все предприятия - государственные или частные - подлежат жестким бюджетным ограничениям и конкурентному давлению. Правительство следует реформировать таким образом, чтобы оно содействовало этому, а не подрывало сами принципы рыночной экономики. Его удел - сосредоточить внимание на обеспечении необходимых услуг населению, например, законности и порядка, здравоохранения, образования и развития социальной сферы и, конечно, на создании широчайших условий и возможностей для частного предпринимательского сектора. Должна быть сокращена и численность чиновников, особенно же в отраслях, где возможно вмешательство правительства в экономическую деятельность. Там, где оно грешит этим, непременно пускает корни коррупция.

Сегодня, к сожалению, самим большим препятствием на пути к прогрессу является ежедневная работа правительства. Поэтому Украина на пути к рынку лишь переходит от одного кризиса к другому. Собственно, я назвал бы это состояние перекрестком, от которого следует избрать наиболее эффективный путь развития.

- Ну вот, самое время спросить, где же были советники, которые все эти годы тесно сотрудничали с правительством, если ситуация из года в год ухудшалась? Ваши советы не способствовали ее улучшению?

- Могу с вами согласиться только в одном: если экономическая ситуация не улучшилась, то советникам вряд ли это доставило удовлетворение. И если бы мы видели, что причина кроется в наших плохих советах, то немедленно прекратили бы работу. Но дело в том, что не советники проводили экономическую политику государства. К сожалению, лишь незначительная часть наших советов была реализована. Там, где это произошло, наблюдаются положительные сдвиги. Например, в финансовом секторе, в денежной политике. Увы, правительства не всегда следуют даже самым лучшим предложениям советников. Кстати, не только украинское, но и немецкое тоже.

Наши советы не остались за «семью печатями»: изданы две книги о путях развития Украины в этот период. Они могут стать хорошими учебниками для студентов экономических вузов и настольными книгами для политиков и хозяйственников. Ведь мы рассказываем в них не только, что нужно делать, но и как...

- Знакомый дизайнер как-то сказал мне: «Когда я вижу, как плохо одеты на улице люди, то мне хочется тут же все перекроить и сшить для них другую одежду - современную и удобную». Вы живете в стране, где принципы рыночной экономики мало того что отработаны до мелочей - они нерушимы. Очевидно, в Украине вы должны себя чувствовать, как мой знакомый дизайнер. Что вам хотелось бы «перекроить»?

- Ох, в Украине «нашито» так много неудобной «одежды», что целесообразнее было бы приобрести новую. Но этому мешает даже не отсутствие средств, а различие интересов, зачастую не имеющих ничего общего с государственными. Как, например, в той же энергетической отрасли. Совершенно очевидно, что ее следует приватизировать. Но это задевает интересы многих людей: тех, кто ею руководит, тех, кто там работает, тех, кто принимает участие в распределении прибыли. У каждого из них свой интерес, и каждый из них принимает участие в принятии решений. Это различие интересов поддерживает монополистические структуры, что приводит к завышению цен, а главное - делает невозможной конкуренцию. Огромное количество электроэнергии теряется, но об экономии не говорят даже на бытовом уровне. Нет в этом надобности, ведь многие потребители, в том числе и государство, ее не оплачивают. Понятно, что в приватизированной отрасли этот вариант и представить невозможно. Я понимаю, что энергетическая политика полностью зависит от социальной, да и сколько других интересов тут переплелось! Но ведь начинать все равно придется.

Примерно такая же ситуация в аграрном секторе. Для нас тут все очень просто: основной принцип эффективного хозяйствования во всем мире - свобода в купле-продаже земли. Здесь как бы и проблемы нет. Но только не в Украине, где она возведена в ранг неразрешимой. Все аргументы против передачи земли в собственность тем, кто способен ее наиболее эффективно обрабатывать, сводятся к тому, что земля - это нечто особенное, что продавать нельзя. Но ведь и в других странах она не менее особенна, а более всего тем, что способна прокормить и кормит живущих на ней людей. Так, чтобы жизнь их на этой земле была достойной. А если не способна и не кормит, то что-то с этим нужно делать.

Мир уже проходил это, и лучшего варианта, чем отдать землю в частную собственность, пока не придумал. В противном случае, общество должно осознавать: его сельское хозяйство не сдвинется с мертвой точки. Но скорее всего, дело здесь вовсе не в жестких идеологических принципах: еще никогда ранее государство так интенсивно не вторгалось в сельскохозяйственное производство, как сейчас. Оно само дает задания, само устанавливает «подходящие» цены, само покупает товар, само распределяет его. В таком случае исчезает мотивация лучше использовать землю.

Или уже набившая оскомину проблема иностранных инвестиций. Удивительное дело: с одной стороны, Украина декларирует свой интерес к привлечению иностранных капиталов, с другой - всячески препятствует их движению. Иностранные инвесторы наталкиваются на непреодолимые административные преграды. Сначала казалось, что мешает несовершенство законов. Но дело не в законах - по ним можно работать. А вот практика... Практика - это война иностранных инвесторов с местными административными ведомствами.

И так далее. Или вы хотите, чтобы я изложил целостную программу на тему «Как развиваться Украине?». Но ее украинское правительство уже имеет...

- В таком случае, как вы думаете, почему все-таки не складывается с реформами в Украине?

- На этот вопрос должны ответить сами украинцы. Кстати, удивительные люди! С каждым годом они становятся все беднее, а присутствия духа и оптимизма не теряют, находят возможности удержаться на плаву да еще сохраняют при этом миролюбие и дружелюбность. Феноменально! Но все-таки очень важно посмотреть, что делают и как развиваются хотя бы ближние соседи за границей. У одних поучиться на их же ошибках, у других, как, например, у Польши и Эстонии, - на хорошем опыте. Не всегда полезно изобретать собственный велосипед...

Доктор Аксель Зиденберг, 54 года. Получил экономическое образование в университетах Инсбрука и Кельна. Член руководства «Дойче банк ресерч» (DB Research), руководитель отдела народной экономики. Сопредседатель Немецкой консультационной группы при правительстве Украины.

В последние годы занимается анализом процентных ставок и обменных курсов в промышленно развитых странах, проблемами Европейского валютного союза, изучением трансформационных процессов в странах Центральной и Восточной Европы. Имеет многочисленные публикации по этим вопросам.

Работал в составе совета экспертов по вопросам экономики при правительстве Германии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно