ПУСТЬ СКОРЕЕ ГРЯНЕТ ГРИВНА?

9 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 9 июня-16 июня

В Киеве отцвели каштаны. И вновь, как и в прошлые годы, именно в это теплое время возобновились слухи о грядущей денежной реформе, о введении гривны...

В Киеве отцвели каштаны. И вновь, как и в прошлые годы, именно в это теплое время возобновились слухи о грядущей денежной реформе, о введении гривны.

С самого начала президентства Леонида Кравчука (декабрь 1991 года) и по сей день вся Украина живет в ожидании гривны. В конце концов сменивший Кравчука Леонид Кучма объявил, что денежная неконфискационная реформа будет проведена в этом, 1995 году. Некоторые должностные лица объявили почти о полной готовности денежной реформы. И вот новый всплеск интереса к данной теме.

Немного истории

Напомним краткую характеристику обстановки в СССР 1990-1991 годов, данную Егором Гайдаром в известной публичной дискуссии с Александром Руцким:

1) пустые полки магазинов;

2) деньги у людей есть, но главенствует не «купить», а «достать»;

3) промышленность да и экономика в целом милитаризированы донельзя;

4) золотовалютные запасы почти нулевые;

5) внешняя торговля хиреет.

Под эту характеристику подпадала, конечно же, и Украина, за исключением, пожалуй, того, что с продуктами у нас было получше. Потому-то и возникла идея по примеру прибалтов обзавестись купонами многоразового действия для дублирующего хождения с наличным рублем и защиты тем самым украинского рынка от вывоза товаров.

Изготовление купонов решили осуществить на высоком художественном и техническом уровне. А поскольку исполнительная власть Украины впервые стала осваивать полномасштабные внешнеторговые контакты и операции, то и купон сам Бог велел заказать в Канаде. Не на Пермской же фабрике Гознака это делать! А своей банкноты тогда еще не было.

За дело энергично взялся только что созданный Национальный банк Украины. Ответственным за переговоры по заказу купонов, как впоследствии и гривны, был назначен тогдашний заместитель председателя правления НБУ Александр Савченко, который выбором фирмы-подрядчика и частыми поездками за рубеж так растревожил депутатов, что некоторые из них, например, Михаил Швайка, предпринимали партизанские наезды в Канаду, дабы докопаться до всех таинств сделки по изготовлению купонокарбованца и гривны.

Александр Савченко не выдержал столь плотной опеки и вскоре уехал работать исполнительным директором Европейского банка реконструкции и развития.

К началу 1992 года купоны многоразового использования в необходимом количестве были завезены в Украину. К этому моменту Россия либерализовала цены, рубль резко «подешевел» и стал «деревянным». Печатный станок не обеспечивал необходимого количества наличных денег для всех стран СНГ.

Украине ничего не оставалось, как использовать купонокарбованец в качестве параллельной наличной денежной единицы. К этому времени были приняты все необходимые решения по печатанию гривны за рубежом, а также созданию собственной банкнотной фабрики с такими оборудованием и технологией, которые позволяли бы продолжить печатание гривны в Украине после ее введения.

В октябре 1992 года, когда правительство Витольда Фокина сменилось на правительство Леонида Кучмы, выяснилась вся несуразность финансово-денежной системы в Украине: в наличном обороте - купонокарбованцы, а в безналичном - рубли. Обладая дополнительными полномочиями, премьер-министр своим декретом «запустил» купонокарбованец в безналичный оборот.

Таким образом, с конца 1992 года карбованец в Украине приобрел де-факто статус национальной денежной единицы, хотя де-юре таковым в декрете назван не был, так как первая партия гривны уже вовсю печаталась в Канаде. Такое второе рождение карбованца не изменило его положения «временной» денежной единицы.

Многострадальный карбованец

Оторвавшись от российского рубля, карбованец после недолгого этапа стабилизации закончил 1992 год в соотношении 750 крб. за , в то время, как рубль в России оказался почти в два раза сильнее - 400 руб. за .

В 1993 году карбованец до октября был даже частично конвертируемым: пусть с некоторыми ограничениями для банков и предприятий, но все-таки работала Украинская межбанковская валютная биржа (УМВБ) и, таким образом, кроме коммерческого, существовал еще и официальный курс по отношению к другим валютам. Гиперинфляционный кризис второй половины 1993 года понизил коммерческий курс карбованца по отношению к доллару в 42 раза (с 750 крб. до 32 тыс. крб. за ). Для примера: российский рубль к этому времени упал по отношению к доллару США всего лишь в 3,2 раза.

Виновником карбованцевых бед была объявлена УМВБ, которую и прикрыли аж до 16 октября 1994 года.

Таким образом, частично конвертируемым карбованец стал вновь только в конце прошлого года, когда возобновилась работа УМВБ и начались спекулятивные операции с ним на Московской, Ростовской и Минской межбанковских валютных биржах. За 1994 год карбованец упал по отношению к доллару США в 4,1 раза по коммерческому курсу (до 132 тыс. крб. за ) и в 8 раз - по официальному (до 104,2 тыс. крб. за ), приняв, таким образом, на себя удар непрофессионализма в управлении украинской экономикой. Гривна же, закрытая в сейфах НБУ, превратилась в национальный символ стабильности и благоденствия.

Гривна: цель или средство?

Денежная реформа, как составная часть преобразований в экономике, само собой разумеется, имеет цель - завершение создания стабильной финансовой системы в стране. Что же мешает и что способствует сегодня достижению этой цели в Украине?

1. Общественно-политические факторы

Внутри страны рядовой обыватель, несколько уставший от ожидания гривны, продолжает-таки надеяться на улучшение жизни сразу же, как только избавится от карбованцев. Люди ожидают, что после этого события наконец-то прекратятся ежегодные, многократно повторяющиеся скачки цен, а также лихорадка с нестабильным курсом карбованца по отношению к твердым валютам. Существенным является и то, что карбованец принижен по отношению к российскому и даже беларусскому рублю не только курсовым соотношением, но и неизносостойкой фактурой исполнения.

Более весомая и прочная во всех отношениях украинская денежная единица оправдает ожидания и, несомненно, будет способствовать не только повышению авторитета центральной исполнительной власти Украины, но и единению ее граждан, улучшению морально-психологического климата в обществе. А поскольку процесс денежной реформы потребует четкой дисциплины для всех учреждений и граждан, то на этой волне реально усилится управляемость обществом, включая такой сложный регион, как Крым.

Деловой мир и общественное мнение за пределами Украины связывают с введением гривны начало нового этапа в контактах и сотрудничестве с более стабильной Украиной. Представители Международного валютного фонда (МВФ), Мирового банка (МБ) и других организаций постоянно подчеркивают, что они помогают и будут помогать стабилизации денежной единицы Украины, будь то карбованец или гривна. Но все понимают, что Президент Украины, так много контактирующий с названными институтами, вряд ли стал бы объявлять о денежной реформе в этом году, не посоветовавшись с руководством МВФ и МБ.

Отсюда следует, что общественно-политические факторы внутри и вне Украины складываются в пользу скорейшего введения гривны.

2. Экономические факторы

Ситуация в Украине к июню 1995 года остается сложной. Ее характеризуют:

- нерешенность и специфичность проблем внешней задолженности. Отсрочив оплату прошлых украинских долгов России за энергоносители, правительство не сумело отладить механизм оплаты текущих поставок газа, вследствие чего только за первый квартал 1995 года образовался новый долг почти в полмиллиарда долларов;

- наличие лоббистско-дотационной отраслевой системы, которая ежегодно через правительственных чиновников, Верховный Совет и НБУ организовывает первичную денежную эмиссию, создающую циклическую гиперинфляцию, покрывая при этом неплатежи и перераспределяя государственную собственность;

- отсутствие цивилизованного принципа: каждый платит по реальным рыночным ценам. Это касается, главным образом, оплаты предприятиями энергоносителей и населением коммунальных услуг;

- отсутствие отлаженной системы социальной помощи. Правительство под давлением Верховного Совета только разворачивает ее органы в регионах;

- незавершенность структурной перестройки экономики и, прежде всего, отсутствие такого количества предприятий-экспортеров с конкурентоспособной продукцией в условиях стабильного курса национальной денежной единицы, которое обеспечило бы положительное сальдо во внешней торговле Украины;

- несогласованность действий исполнительных органов власти и НБУ по преодолению инфляции. Как известно, монетарная политика НБУ в последние месяцы (снижение инфляции с 21,2% в январе до 5,8% в апреле) была оценена Президентом Леонидом Кучмой как неоправданно поспешная;

- отсутствие активной разъяснительной и пропагандистской кампании правительства в обоснование проводимых реформ.

Перечень нерешенных проблем можно продолжить, но такое ли уж сильное влияние могут оказать перечисленные факторы на процесс введения гривны?

По мнению представителя МВФ в Украине Алекса Сундакова, высказанному 24 мая в организованном заместителем директора Института мировой экономики Олегом Соскиным клубе «Лидеры», денежная реформа вполне может быть успешной (то есть осуществится переход к стабильной денежной единице-гривне) даже при спаде производства (опыт прибалтийских стран), при значительном внешнем долге (опыт Чехии и Польши), при дефицитном госбюджете (важно, что дефицит бюджета имел неинфляционное покрытие).

В целом, по Сундакову, украинская денежная реформа должна быть заключительной фазой в процессе стабилизации экономики, и здесь особо важны два момента: последовательность в снижении инфляции и наличие инвестиций.

Главой Национального банка Украины Виктором Ющенко отмечено, что Украина получила весь пакет возможной помощи международных финансовых организаций (кредиты STF, стенд-бай, реабилитационный займ). Нацбанк сделал все для создания благоприятных условий для проведения денежной реформы.

Таким образом, как только новое правительство Украины убедит всех в надежности программы снижения инфляции, тогда можно будет назвать и точную дату введения гривны.

3. Криминальные факторы

В истории есть немало примеров, когда чрезмерное количество фальшивых денежных знаков или чрезмерные объемы денег, находящихся в теневом обороте, являлись главными аргументами, диктующими проведение денежной реформы.

По сообщениям МВД Украины, за последние три года изъято и недопущено к обращению около 600 млн. крб., что, по разным оценкам, составляет от 0,0004 до 0,0005% от всего нынешнего объема наличной денежной массы.

В принципе такая ничтожная доля фальшивых купюр не в состоянии разбалансировать налично-денежную составляющую финансов Украины. По-видимому, постоянные слухи о введении гривны сдерживали фальшивомонетчиков, и они опасались вкладывать средства в создание достаточно оснащенных подпольных лабораторий по производству «карбованцев».

Ситуация с теневым оборотом в Украине «закрыта тенью». Первый вице-премьер-министр Виктор Пинзеник и другие должностные лица в декабре прошлого года говорили об увеличении доли теневых денег за 1994 год с 16 до 40% от общего их объема. Правда, не было четкости в определениях: или это деньги вне банков, или это действительно деньги теневого оборота. Учитывая, что Президент объявил будущую денежную реформу неконфискационной, можно, по-видимому, предположить, что истинная доля теневых наличных карбованцев не является критической.

В целом криминальные факторы, кажется, не довлеют над сроками введения гривны.

4.Эргономические факторы

Послереволюционная денежная реформа в России была проведена, когда коробка спичек стала стоить 1 млн. руб. Как видим, возможности наращивания нулей на карбованцевых купюрах еще имеются. Но даже нынешнее количество нулей делает карбованец неудобным в пользовании, а рваные, непрочные купюры все чаще вызывают раздражение. Эргономика диктует замену бумаги, из которой изготавливаются купюры, и введение разменной монеты. А это и есть реформа, так как увеличение стоимости производства новой купюры должно сопровождаться и повышением ее курса.

С этой точки зрения деноминация карбованца или введение гривны уже крайне необходимы.

Стабилизационный фонд гривны

В ноябре прошлого года в ответ на очередную волну слухов о предстоящем введении гривны в средствах массовой информации сообщалось со ссылками на советника Президента по макроэкономике Анатолия Гальчинского и председателя правления НБУ Виктора Ющенко об отсутствии стабилизационного фонда гривны и, таким образом, неготовности денежной реформы.

Напомним, что в это время НБУ вынужден был тратить твердую валюту на поддержание курса карбованца на только что начавшей работу УМВБ, а проблемы с получением полномасштабной помощи от международных финансовых организаций тогда еще не были решены.

Теперь же средства массовой информации, ссылась опять-таки на председателя правления НБУ Виктора Ющенко, называют конкретные данные о стабилизационном фонде: от 0 до 800 млн. И это похоже на правду. Но достаточно ли такого фонда? Пессимистические экспертные оценки свидетельствуют, что если бы гривну вводить сегодня, то для поддержания ее стабильности по отношению к доллару в течение года потребовалось бы от до 3 млрд.

Если же не делать из гривны некий фетиш и спокойно относиться к возможным колебаниям ее курса и даже разумной девальвации, то на этот же срок достаточными будут -1,5 млрд.

Стабилизационным фондом, как известно, компенсируются различные промахи и недочеты, так или иначе возникающие в ходе денежной реформы.

Экс-вице-премьер-министр Польши Лешек Бальцерович в беседе с одним из нас по данным проблемам говорил, что в 1990 году для поддержания злотого при весьма несбалансированном плане реформ правительство Польши с помощью Запада сформировало стабилизационный фонд в размере млрд. И абсолютно его не использовало. В этом не было необходимости, так как нашли рычаги по «связыванию в нужный момент крупных сумм злотого, а населению страны хорошенько разъяснили политику реформ».

Об аналогичном опыте поведал и экс-заместитель министра экономики Чехии Ян Младек. Только стабилизационный фонд чешской кроны был несколько меньше.

В Украине эксперименты этого года по размещению государственных краткосрочных облигаций, проведенные Министерством финансов совместно с НБУ, показали эффективную возможность изъятия из текущего оборота многомиллиардных сумм, причем, буквально в считанные дни. Этот опыт, безусловно, применим и накануне, и в ходе денежной реформы.

Таким образом, наличие или отсутствие стабилизационного фонда гривны не является критическим для проведения денежной реформы.

Главные проблемы, как нам представляется, сегодня заключаются только в следующем:

- удастся ли найти неэмиссионные рычаги в разрешении довольно искусственного, если не сказать мафиозного кризиса неплатежей;

- удастся ли обуздать лоббистов (если не сказать мафию), когда в июле-августе вновь будут предприниматься попытки «обвалить» карбованец;

- удастся ли выстроить эффективную программу разъяснения реформ.

Ситуация в Украине такова, что пока все делается во имя осеннего инфляционного броска, когда в результате умышленно поднятого в цене доллара можно будет ускорить интенсивное перераспределение собственности. Уже пошли обращения аграриев к Президенту и Верховному Совету по поводу необходимости финансового обеспечения уборочной кампании, шахтеры предприняли поход на Президента, но пока удовлетворились мероприятиями по преодолению кризиса неплатежей и уехали, чтобы разобраться со своим руководством на местах в механизме купли-продажи угля, но слышны еще голоса производственников, что кризис неплатежей разрешим только эмиссией... На всю эту «артподготовку» уходит обычно 2-3 месяца, после чего в июле принимаются все необходимые решения по первичной денежной эмиссии, а в августе первым на это начинает реагировать самый ликвидный товар - доллар.

А не противопоставить ли этой волне эмиссию гривны?

Варианты реализации такого подхода, скорее всего, имеются у Государственной комиссии по подготовке денежной реформы, и потому июль-август - это, пожалуй, самое оптимальное время для появления в обороте первых гривневых купюр.

Второй вопрос - соблюдение тезиса Президента, что реформа не будет конфискационной.

Абсолютно неконфискационная денежная реформа - это когда сохраняется длительное параллельное хождение двух валют до полного износа и, соответственно, постепенного изъятия из обращения старых денежных знаков. Все прочие механизмы содержат элементы конфискационности, и здесь уже начинаются варианты. Ведь теневые карбованцы все-таки имеются. Почему бы не заставить соответствующих бизнесменов хотя бы легализовать эти суммы?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно