«ПУСТЬ ХОТЬ МАРСИАНЕ ПРИДУТ НА ШАХТУ, ЛИШЬ БЫ ОНА РАБОТАЛА»

7 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 7 мая-16 мая

Закаленных всевозможными техногенными перегрузками криворожан запугать еще какими-то экологическими бедствиями совсем непросто...

Закаленных всевозможными техногенными перегрузками криворожан запугать еще какими-то экологическими бедствиями совсем непросто. Но все же возможность затопления урановой шахты «Новая» в соседних Желтых Водах — перспектива крайне опасная, обрастающая устрашающими слухами. Так ли уж велика опасность экологического бедствия и что же все-таки стряслось на желтоводской шахте, о которой заговорила вся Украина?

Послеконверсионные реалии

Некогда процветающий город, работавший исключительно на военно-промышленный комплекс бывшего Союза, Желтые Воды сегодня называют «мертвым» городом. По крайней мере свойственного многим промышленным городам оживления в торговле и бизнесе здесь не наблюдается. Городской транспорт практически отсутствует, и горожане передвигаются в основном пешком.

Из всех желтоводских предприятий более или менее стабильно работают лишь фабрика искусственного меха да хлебзавод. Крупнейшие же предприятия, такие как Южный радиозавод, приборостроительный завод «Электрон-Газ», напичканные высокотехнологичным оборудованием, в основном простаивают. Практически не имеет сегодня сбыта и продукция крупнейшего уранового предприятия — ВостГОКа. По официальным данным, уровень безработицы в Желтых Водах вырос почти до 15% и является самым высоким в Украине. Учитывая скрытую безработицу, как утверждают некоторые админработники, этот показатель потянет на все 50%. Здесь достаточно низкий общий уровень заработной платы и значительная задолженность по выплатам (от 5 до 17 месяцев). Плюс ко всему — неблагоприятная экологическая обстановка, в связи с чем еще в 1996 году было принято постановление Кабмина Украины «О государственной программе мер радиационной и социальной защиты населения города Желтые Воды», которая, к сожалению, практически не выполняется. С учетом новых реалий исполкомом горсовета совместно с облгосадминистрацией был составлен проект новой программы, рассчитанной на десять лет и предусматривающей объем финансирования 248,5 млн. грн. В настоящее время документ находится на рассмотрении в правительстве, и желтоводцы надеются, что он будет все-таки утвержден и начнет реально работать хотя бы со следующего бюджетного года. И хотя упомянутая программа для Желтых Вод отнюдь не панацея, все-таки это может стать подспорьем в их нынешнем бедственном положении.

Предыстория аварийной эпопеи

В контексте общих желтоводских проблем видится и кризисная ситуация на шахте «Новая». Как предприятие, занимавшееся добычей урановой руды, шахта «Новая» была структурным подразделением ВостГОКа. Но в 1991 году добычу урановой руды на шахте прекратили. Благо железорудное месторождение давало возможность вести добычу железной руды еще не один десяток лет. Однако себестоимость добываемой железной руды была достаточно высокой, что и привело предприятие к крайне тяжелому экономическому положению.

В 1993 году на базе шахты и поверхностного обогатительного комплекса было образовано совместное предприятие с иностранными инвестициями «ВостГОК-Ашурст», которое, судя по всему, больше интересовалось перспективой разработки месторождения комплексных руд и получения скандия, который высоко ценится на рынке. В это вкладывались определенные средства и теплилась надежда, что наряду с добычей железной руды будут попутно разрабатываться и комплексные руды, налаживаться их переработка.

К этому времени финансово-экономическое положение шахты «Новая» катастрофически ухудшилось. В апреле 2001 года началась забастовка. Основное требование бастующих — погашение задолженности по заработной плате, выполнение элементарных требований по охране труда (спецодежда, средства индивидуальной защиты, спецпитание) и т.д. Горняки вернулись к работе лишь спустя два месяца. Но после длительного простоя шахта так и не смогла восстановиться. И в апреле, но уже 2002 года, началась повторная забастовка, после которой «Новая» остановилась окончательно.

Пока привлекали очередного «стратегического инвестора» к и без того немалым долгам прибавились новые. Словом, когда пришел «новый-старый» инвестор в лице АОЗТ ТПК «Украинские экспортные ресурсы», доля собственности которого к этому времени возросла с 4% до 49% акций предприятия, ситуация на шахте уже приближалась к критической отметке. В водоотлив необходимо было срочно вкладывать деньги, покупать новые насосы, но этого делать никто не спешил.

Первые неприятности на водоотливе начались еще в декабре 2002 года, но неполадки удавалось устранять и серьезных аварийных ситуаций как-то избегали, пока в январе 2003 года это балансирование на грани не закончилось затоплением 895-го горизонта и находящейся на нем насосной станции нижнего водоотлива.

Круги на воде

Аварийная ситуация на шахте «Новая» стала предметом детального обсуждения на заседании межведомственной комиссии, состоявшемся 21 января в МЧС Украины. Руководству и собственникам предприятия было предложено осуществить целый комплекс неотложных мероприятий по предотвращению дальнейшего аварийного затопления шахты «Новая». В частности Фонду госимущества и АОЗТ ТПК «Украинские экспортные ресурсы» было предписано до 10 февраля 2003 года обеспечить финансирование и безусловное выполнение первоочередных мер по налаживанию системы водоотлива и стабилизации уровня воды, а до 1 апреля разработать проект модернизации системы водоотлива, осуществить своевременное его финансирование и реализацию.

В начале марта на шахте «Новая» приступили к установке временных погружных насосов на 755-м горизонте. К этому времени уровень воды уже поднялся до отметки 755+8,3 м. На уровне 755+12 м, сообщил директор шахты Владимир Нарейко, уже установлены два погружных насоса производительностью 60 куб/час. Готовятся к установке еще два насосных агрегата производительностью 100 куб/час, но из-за технического несовершенства т.н. рубашек охлаждения работать с проектной производительностью они пока не могут, и ремонтные службы пытаются восстановить их работоспособность, после чего они тоже будут введены в работу.

Для поддержания нынешнего уровня воды в шахте, говорит Владимир Яковлевич, достаточно одного 60-кубового и одного 100-кубового насоса с подачей воды на 160 м и двух таких же резервных насосов. Естественно, это временная мера — в дальнейшем надо идти с погружением вниз. Но для этого необходимы более мощные насосы и по объему, и по напору.

— Обладает ли предприятие реальными техническими и финансовыми возможностями, чтобы преодолеть критическую ситуацию с водоотливом?

— Я не могу сказать, что мы полностью обеспечены, но по крайней мере то, что нам уже поставили, технически позволяет решить задачу приостановления затопления шахты. Как будет решаться этот финансово-технический вопрос в дальнейшем, я сказать не могу.

— Какова, на ваш взгляд, основная причина возникновения аварийной ситуации на водоотливе?

— На этой шахте я работаю уже 26 лет и достаточно хорошо знаю, что и как делалось раньше. По моему мнению, еще в 80-е годы было принято абсолютно неверное инженерно-техническое решение по переустройству системы водоотлива с многоступенчатой на трехступенчатую. Перейдя на эту систему, мы продолжали при этом использовать морально и технически устаревшее оборудование. Первая кризисная ситуация на водоотливе возникла еще в сентябре 2000-го. Собственно, уже тогда и начался процесс подтопления. Появились сложности с финансированием, и как следствие — несвоевременное приобретение оборудования. Т.е. это началось еще при прежних владельцах — СП «ВостГОК-Ашурст», хотя техническая проблема сформировалась гораздо раньше.

— Бытует мнение, что шахта нерентабельна, т.к. себестоимость добычи руды высокая, поэтому ее закрытие с последующей сухой или мокрой консервацией — лишь вопрос времени…

— Откуда же быть низкой себестоимости, когда существующая система водоотлива поглощает львиную долю затрат? Одно дело перекачивать воду с 1105-го горизонта на 615-й, а другое — последовательно подавать ее с горизонта на горизонт, как это делалось раньше. Достаточно сравнить при этом мощность насосов и количество потребляемой электроэнергии — и все станет ясно.

— Как вы можете прокомментировать такую довольно странную ситуацию. С одной стороны, шахта разрабатывает богатейшее месторождение (разведанные запасы железной руды составляют, по оценкам специалистов, порядка 400 млн. тонн, здесь же находится урановое месторождение и крупнейшее в мире месторождение т.н. комплексных руд), а с другой стороны — полный упадок предприятия, вынужденное прекращение добычи руды?..

— Что касается запасов, то по крайней мере лет 50 мы еще можем работать и по западному пласту, и по скандиевому месторождению. Но ввиду сложившихся обстоятельств шахта просто оказалась в загоне. Она может и должна работать.

— И все-таки, учитывая нынешнюю непростую ситуацию, насколько реально вернуть шахту «Новая» в рабочее состояние?

— Работы достаточно много, и сколько на это потребуется времени (год или два), я затрудняюсь ответить, поскольку это будет зависеть опять же от уровня финансирования и материально-технического обеспечения.

— Есть ли еще у шахты «Новая» какие-то пути для привлечения новых инвесторов или же в сложившееся время этот объект окончательно потеряет свою привлекательность?

— Основательно подмоченное в самом прямом смысле предприятие, естественно, сейчас мало интересно для инвесторов. Хотя привлекательные стороны у него все-таки есть. Скажем, наш концентрат пользовался хорошим спросом на западноевропейском рынке, и, несмотря на сравнительно небольшие объемы производства, его брали гораздо охотнее, чем, скажем, криворожские концентраты. Кстати, обогатительный комплекс в рабочем состоянии, и пока шахта простаивает, мы могли бы поработать и на привозном сырье. Заработает фабрика — поможет и шахте выкарабкаться из глубокого кризиса.

Кроме железорудного месторождения, достаточно перспективным является и уникальное скандиевое месторождение. Однако все это требует вложения больших денег, которых у потенциальных отечественных инвесторов, как я понимаю, нет, а для серьезных зарубежных инвестиций, как говорят, у нас климат не тот. Государство же инвестировать нас сегодня просто не в состоянии.

Городская власть и собственники
в контексте проблем шахты «Новая»

Городская власть, естественно, не могла оставаться в стороне от проблем шахты «Новая». Руководство города забило тревогу о неблагополучной ситуации на шахте еще до того, как 8 января произошла авария и была затоплена насосная станция на 895-м горизонте.

Комментируя это чрезвычайное происшествие, заместитель городского головы Владимир Гарячий с некоторой досадой констатировал: «Создается такое впечатление, что шахту откровенно топят…»

В свою очередь владельцы и работники шахты убеждают едва ли не в обратном, что особой трагедии в том, что произошла авария на водоотливе, нет, а излишнее нагнетание страстей только мешает работать.

Трудно сказать, почему и когда именно возникло такое непонимание и конфронтация между городской властью, совладельцами и руководством предприятия ООО «Восток-Руда», но эта неприязнь чувствуется, что никак не способствует решению сложнейших проблем шахты «Новая».

Оценивая ситуацию, которая сложилась на предприятии, мэр города Петр Перьков отмечал: «Весьма болезненная реакция основного собственника на все наши попытки привлечь внимание к катастрофическому положению на шахте является яркой иллюстрацией «славной» работы Фонда госимущества с предприятием, на котором с апреля прошлого года прекращена добыча железной руды, 17 месяцев не выплачивается заработная плата, долги только за электроэнергию выросли почти до 8 млн. грн. и даже средства, необходимые для осуществления водоотлива, и те не вкладываются...

Как показала практика, АОЗТ ТПК «Украинские экспортные ресурсы» не имеют достаточной финансовой базы, чтобы эффективно управлять этой собственностью. А Фонд госимущества, отдавая такой серьезный объект в управление (по сути дела, этот объект фактически отдан в управление), должен был бы предвидеть, к чему это может привести. Я не думаю, что, как пытается нас убедить председатель Фонда господин С.Глушко, нашелся только один желающий работать на этом предприятии. По крайней мере, два года назад, когда шахта была в нормальном состоянии, на нее можно было привести и более выгодных покупателей».

«На заседании межведомственной комиссии, состоявшемся в январе в МЧС Украины, — говорит В.Гарячий, — Фонд госимущества обвинил нас в том, что мы, дескать, мешаем работать, пытаясь всячески раздуть эту проблему. Представляя наш горисполком на этом заседании, я тогда ответил и сейчас повторяю: «Для нас пусть хоть марсиане придут на шахту — лишь бы было приостановлено ее затопление и она в конце концов начала стабильно работать». Тем не менее мероприятия по предотвращению затопления шахты, намеченные на заседании межведомственной комиссии, не выполняются и шахту продолжают затапливать. А мы, выходит, должны равнодушно смотреть, как развиваются события, которые могут иметь весьма неблагоприятные последствия для нашего города?

В мировой практике известен только один случай аварийного затопления урановой шахты, но это произошло в очень слабо населенном северном районе (Алдан, Якутия, 1977 г.). Как считают специалисты госгеологической службы предприятия «Кировгеология», к которому мы обратились за справкой о возможных последствиях в связи с возникшей опасностью аварийного затопления шахты «Новая», без глубокой научной и проектной проработки проблема затопления шахты никоим образом решаться не должна, а тем более недопустимо ее аварийное затопление. Поэтому мы и бьем во все колокола».

Модель возможных последствий затопления шахты

«Самое страшное, что мы пока не знаем, какие могут быть последствия в результате возможного аварийного затопления шахты «Новая», — говорит главный инженер Украинского научно-исследовательского и проектно-разведывательного института промышленных технологий, кстати, единственного в Украине научного учреждения, специализирующегося на проблематике, связанной с урановыми разработками, Г.Масляков. Основная проблема не в оценке последствий, а в том, что неизвестны последствия.

В принципе просматриваются три возможных критических направления. Первое — повышение уровня подземных вод. Невозможно сегодня сказать, на какой отметке остановится вода и каково будет влияние затопленного карьера — необходимо проводить исследования.

Вторая проблема — химическое загрязнение воды. В зоне горных работ горные массивы разрушены, и вполне возможно, что процесс выщелачивания химических элементов будет интенсифицирован и вода приобретет повышенную концентрацию. Насколько она будет повышена, опять-таки сказать невозможно — необходимо проводить опыты и анализы. Но опыт горных работ говорит о том, что это случится обязательно.

Есть характеристика целого ряда объектов до начала горных работ, в процессе разведки и в процессе добычи. Она указывает на то, что во всех случаях содержание химических элементов постоянно меняется, потому что меняется динамика прохождения воды по горным породам. К тому же, как говорят специалисты-геологи (А. Бакаржиев), здесь мы еще имеем дело и с сульфидными рудами, что тоже может привести к весьма неприятным последствиям.

В данном случае общественность больше всего беспокоит уран. Но и то, что возможно повышение концентрации урана в подземных водах, — тоже факт.

И третий аспект проблемы — в шахтном поле находятся полезные ископаемые, которые мы затапливаем и которые в будущем извлечь уже не сможем, так как затопленная шахта восстанавливается с очень большим трудом, требует колоссальных средств.

Будет ли наш институт заниматься данной проблематикой? Мы получили задание смоделировать ситуацию по затоплению шахты. Сейчас определяются объем, состав и сроки выполнения работ, которые позволят смоделировать последствия затопления шахты. Работа достаточно сложная и на ее выполнение потребуется не менее 1,5—2 лет. Соответственно необходимо финансирование. Причем, учитывая уникальность данной проблемы (подобного опыта еще нет), трудно пока сказать, что из этого получится. Но я думаю, что сильно не ошибемся».

Санэпидемиологи контролируют ситуацию

Как сообщил заведующий промышленно-санитарной лабораторией Желтоводской горсанэпидстанции А.Главатский, его служба держит под постоянным контролем ситуацию с водой на аварийной шахте «Новая» ООО «Восток-Руда».

«Главный вопрос, который, естественно, возникает при подтоплении урановой шахты, говорит Александр Андреевич, заключается в том, чтобы загрязненная химическими элементами вода не попала в открытую гидрографическую систему в объемах, которые могут существенно повлиять на окружающую среду. Служба горсэс осуществляет постоянный контроль шахтной воды, реки Желтой в месте впадения ее в Ингулец и ниже по течению Ингульца.

Влияние реки Желтой на Ингулец, — признает заведующий промышленно-санитарной лаборатории, — безусловно есть, но эта проблема возникла не сегодня. Качество воды в Ингульце ниже впадения реки Желтой тем не менее отвечает санитарным нормам НРБУ-97 и в последние годы сохраняется примерно на одном уровне (обычный стабильный сброс).

Система технологического сброса на шахте «Новая» была спроектирована таким образом, что шахтная вода, откачиваемая на поверхность, сначала проходила через специальную установку очистки, затем использовалась для технологических нужд обогатительного комплекса и далее сбрасывалась в хвостохранилище. Там она проходила природную очистку, и только после этого излишки воды (в летнее время вода забиралась для оборотного технологического водоснабжения) сбрасывались в реку Желтую.

Установка для очистки шахтной воды была рассчитана на то, чтобы очищенная в ней вода соответствовала действовавшим на то время санитарным нормам по содержанию урана (1,8 млгр/л). Существующие же сегодня в Украине нормы для водоисточников 1-й категории хозяйственно-питьевого назначения, каковым и является Ингулец, стали значительно жестче (0,02 млгр/л). Поэтому установку следовало бы перепроектировать, но прежние владельцы предприятия СП «ВостГОК-Ашурст» делать этого не стали, и ее со временем вообще отключили.

Сегодня можно лишь сказать, что качество шахтной воды по содержанию радиоактивных веществ пока остается стабильным. Качество же воды в р. Желтой несколько ухудшилось. — Но это не говорит о том, что завтра она будет такой же. Будет ли сохраняться такое положение и в дальнейшем в случае аварийного затопления последующих верхних горизонтов шахты?»

Общественность желает знать правду
о возможных последствиях аварии

Впервые узнав о неблагополучной ситуации на бывшей урановой шахте «Новая» еще на ІІІ Всеукраинской конференции экологической общественности, проходившей в Киеве, лидер желтоводской экологической организации «Всеукраїнської екологічної ліги» Людмила Письменная и координатор городского центра «Всеукраїнської дитячої спілки «Екологічна варта» Валентина Сокол очень удивились, поскольку в Желтых Водах тогда никто еще и не подозревал об угрозе затопления шахты. Поэтому когда в январе произошла авария и по городу поползли слухи, экологическая общественность города уже не могла далее оставаться в неведении и оценивать обстановку по слухам.

Активистами вскоре был направлен экологический запрос на имя гендиректора ООО «Восток-Руда» Владимира Григорьева, городского головы Петра Перькова, лидера «Всеукраїнської экологічної ліги» Анатолия Толстоухова и народного депутата по 34-му избирательному округу Николая Колесника с требованием об организации и проведении независимой экологической экспертизы, доведения до широких кругов общественности данных экологического мониторинга, которые передаются в МЧС Украины. Общественность должна наконец знать правду, считает учитель местной школы Л.Письменная, о том, насколько в безопасных для жизни и здоровья условиях живем мы и наши дети.

«Согласно уставным положениям, мы как экологическая организация, — отмечает ее коллега Валентина Сокол, — имеем право инициировать проведение общественных слушаний по экологическим вопросам с участием представителей власти, руководителей предприятий и специалистов-экологов. Поэтому мы вышли с обращением к гражданам города Желтые Воды, в котором призвали поддержать нашу инициативу о проведении общественных слушаний по проблеме угрозы экологической катастрофы в связи с затоплением шахты «Новая».

Под текстом обращения было собрано более 400 подписей жителей Желтых Вод, и это является достаточным юридическим основанием для городской власти, чтобы она занялась организацией этого мероприятия. Городской голова Петр Перьков поддержал инициативу экологической общественности, которая надеется в ближайшее время увидеть на общественных слушаниях руководство и собственников шахты, а также представителей власти и депутатского корпуса, специалистов-экологов и услышать от них правду о том, что конкретно делается для ликвидации аварии и какое экологическое будущее ожидает жителей Желтых Вод.

«Если же ничего не будет предприниматься и после проведения общественных слушаний, — заверяет В.Сокол, — мы намерены обращаться в Минэкологии и другие инстанции, пока не наведут порядок на шахте, которая сегодня представляет собой угрозу нашей экологической безопасности».

Комментарий народного депутата Украины по 34-му избирательному округу Николая Колесника:

— Вопросов по шахте «Новая» сегодня достаточно много, но основная ее проблема, на мой взгляд, связана с инвестициями, вернее, с отсутствием таковых.

В связи с этим напрашиваются два вывода: или же инвестор не обладает необходимыми финансовыми средствами, чтобы вдохнуть жизнь в шахту «Новая», или же это уникальное предприятие решили довести до такого критического состояния сознательно, чтобы затем выкупить его за бесценок, как это у нас, к сожалению, нередко случается. В конечном итоге коллектив предприятия и город фактически остались один на один с проблемой, уже приобревшей угрожающие масштабы и в плане возможных экологических последствий.

На мой взгляд, наиболее реальный путь решения проблемы шахты «Новая» — как можно быстрее выставить предприятие на торги, найти реального инвестора, который мог бы вложить необходимые средства в развитие производства и в то же время был бы жестко регламентирован и в плане решения возникших экологических вопросов, поскольку речь идет о безопасности города и региона в целом в связи с аварийным состоянием шахты.

P.S. Когда этот материал уже был готов к печати, из Желтых Вод пришло сообщение о том, что установка временных погружных насосов не помогла решить задачу стабилизации уровня воды, и 755-й горизонт, на котором устанавливались насосы, к настоящему времени уже затоплен. Вышел из строя и последний насосный агрегат верхнего водоотлива на 615-м горизонте, после чего начался процесс уже неконтролируемого аварийного затопления шахты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно