ПРОРВА

25 июня, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 25 июня-2 июля

в новую экономическую политику Судья: Подсудимый, почему вы украли десять миллионов долларов? Подсудимый (жалобно): Мне очень хотелось кушать...

в новую экономическую политику

Судья: Подсудимый, почему вы украли десять миллионов долларов?

Подсудимый (жалобно): Мне очень хотелось кушать.

Древний анекдот

Еще трепыхается в тесных рамках реального дефицита бюджет-99, а основные дискуссии и малообоснованные надежды уже оставили год нынешний и перенеслись в год грядущий. Оно и понятно - хочется немного отвлечься от безнадежного сегодня и воспарить в такое виртуальное, но не давящее на психику завтра. На завтра можно запланировать хоть прорыв, хоть рост ВВП, хоть профицит. Увы - с Бюджетной резолюцией придется что-то делать уже на следующей неделе, когда, собственно, и запланирован третий вынос этого программного документа в сессионный зал ВР. Поэтому мы позволим себе (а кто еще, кроме нас, нам это позволит) позабавить читателя вариациями на тему недавней конференции «Бюджет-2000: прорыв в новую экономическую политику».

Из всего, что было там сказано, ваш автор по обыкновению выбрала самое мрачное - до смешного. Просто потому, что тот же автор много лет прилежно выслушивала разнообразные дискуссии - как по поводу бюджета, так и насчет прорыва. Результат был неизменным: о чем бы ни шла речь, на самом деле речь была все о том же - о бюджетной бездонной прорве, в которую уходят безвозвратно (для большинства) и деньги, и время всей страны.

Политика мягкая.

Но вечная?

Начнем, для порядка, с министра финансов, который не без сожаления заметил, что реальный дефицит бюджета как-то не имеет охоты сокращаться, а значит, и угроза дестабилизации всегда с нами. Огласив, по долгу службы, правительственные прогнозы роста ВВП, Игорь Митюков обратился к действительности и объяснил присутствующим, что тщательно спланированная властями кампания защиты отечественного производителя отечественных же товаров есть не что иное, как филейная часть мягкой бюджетной политики. Поскольку никакой другой бюджетной политики в Украине никто и видом не видывал, излишне напоминать, что отдельные «защищаемые» (издавна и по сей день) пребывают в приятном состоянии налоговых льгот и в не менее приятном ожидании налоговой амнистии. Между тем, как заметил министр, именно такая политическая мягкость привела, в частности, и к спаду производства, и к неплатежам, и к тому, что государственный долг уверенно перевалил за 50% ВВП. Сейчас даже уже не хочется снова задавать вопрос: а кто это такой у нас льготы раздавал, расходы бюджета увеличивал? Все раздавали, все увеличивали - кто в парламенте спасал родное село, а кто в Кабмине иностранные кредиты гарантировал и свободные зоны пробивал.

Теперь представим себе, что для обеспечения такого желанного (хотя бы и формального) профицита правительство взяло и урезало расходы госбюджета процентов на десять, а парламент взял да и принял такой вариант. Это же ужас что начнется. А что именно - о том вполне откровенно сказал Юрий Ехануров: «Промышленное лобби будет еще более ожесточенно бороться с лобби АПК, поскольку на двоих денег уже не хватит». Причем не хватит, добавим мы, даже и без всякого профицита и без всякого нулевого дефицита. В год выборов денег не хватит всем, кроме того, кто эти выборы выиграет. Остальные, следовательно, проиграют.

Из всего вышеописанного можно сделать ровно два вывода: никаких реальных возможностей сделать бюджетную политику нормальной, что в наших условиях означает - очень жесткой, у правительства нет. Второй вывод, более практический, сделал сам министр финансов, констатировав, что при принятии парламентом Бюджетной резолюции «найти компромисс на политическом уровне невозможно». Резюме: имея 15,3 млрд. обязательного к уплате долга, пора подумать, как бы это его не заплатить. Покрасивее.

Почему

не будет роста

Отчасти ответ на этот вопрос уже ясен. Юрий Ехануров более детально описал неготовность и власти, и потребителей бюджетных средств, и налоговых льгот к жесткой бюджетной политике. Сказано было приблизительно следующее. В год президентских выборов социальные льготы и программы сокращаться не будут - по крайней мере, на бумаге. Средств от приватизации ждать не следует, поскольку для получения этого вида доходов необходимо уже до начала сентября выставить на продажу сверхпривлекательный список предприятий. Чего не случится при жизни нынешних Верховной Рады ни при какой погоде, поскольку могучий коллективный разум парламента спит и видит как раз приостановку приватизации. Тот же сон разума постоянно порождает идею о приоритетных отраслях, которые следует обильно кормить из бюджета. Причем в приоритетных у нас не ходит только мертвый или ленивый. Эффективность такого подхода с точки зрения производства состоит в том, что (процитирую г-на Еханурова) «мы превратили предприятия в пункты социальной помощи и приюты безработных». No comment.

Что же до общего экономического климата, то он способствует предпринимательству в основном в прочувствованных речах политиков, а не в реальной бизнес-жизни. Отсюда и все наши налоговые перспективы вкупе с доходами бюджета. Так что разговоры о создании некоего бюджета развития, которыми постоянно балуются искатели любви народной, можно считать полезными только в плане развития голосовых связок говорящего. В остальном - лишь бы не было войны, обвала и дефолта.

Кстати, об отказе обслуживать и платить собственные долги. Особенно после выборов. Чем бы это поучительное мероприятие (выборы то есть) ни закончилось, у властей наших экономических будет тоскливо на душе, поскольку, как верно заметил Виктор Суслов, в 2000 году Украина уже не сможет рассчитывать на внешние кредиты для покрытия дефицита бюджета. Внутри страны правительство уже одолжило у Национального банка более 20 млрд. грн. «на дефицит». Перспективы же новых подобных «одолжений» небезоблачны, поскольку НБУ законом о НБУ в который раз запрещено покупать правительственные ценные бумаги на первичном рынке, то есть напрямую кредитовать Минфин. Виктор Суслов предполагает, что в такой ситуации правительству ничего не остается, как нарисовать формально нулевой дефицит, а для финансирования реального дефицита обратиться к апробированной практике принудительных «займов» у населения - попросту к невыплате зарплат и т.п. Все это мы уже проходили, как проходили и еще более мрачный вариант высокой инфляции. Так что - увы и ах - в результате достаточно квалифицированного обмена мнениями по поводу «новой экономической политики» выяснилось, что таковой не наблюдается. Между прочим, не наблюдается и новых политиков. А когда приходится знакомиться с некоторыми проектами резолюций, кодексов или указов, претендующими на звание новой политики, первая реакция - да не дай Бог!

А все почему? А все потому, что, как выразился представитель поражающей воображение парламентской группы «Возрождение регионов» Алексей Кучеренко, «проблемы бюджетной системы лежат во многом вне самой системы». И пускай себе лежат. Вот пройдут выборы, и тогда мы все снова соберемся - послушать-поговорить о новой бюджетной политике на 2001 год. А если не соберемся (и даже если не все), тоже не страшно - к 2010 году подрастет новое поколение слушающих и говорящих…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно