Проминвестбанк: «Всем спасибо, все свободны!»

27 июня, 2008, 14:27 Распечатать Выпуск №24, 27 июня-4 июля

Проминвестбанк — традиционно одна из самых закрытых структур отечественного финансового рынка. Принцип — о банке или хорошо, или совсем ничего — здесь успешно действует уже много лет...

Проминвестбанк — традиционно одна из самых закрытых структур отечественного финансового рынка. Принцип — о банке или хорошо, или совсем ничего — здесь успешно действует уже много лет.

Порой закрытость доходит до абсурда: в получении информации ограничиваются даже Национальный банк и Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР). Так как банк не относился к проблемным, до поры до времени это сходило с рук: ссориться с председателем правления банка, Героем Украины Владимиром Матвиенко никто особо не рвался. Так что конфликты вокруг ПИБа редко выходили на поверхность.

Однако в нынешнем году, судя по всему, прорвало. И начиналось все совершенно банально: группу мелких акционеров не пустили на собрание.

24 апреля с.г. в лесном санатории «Башта» в Конче-Заспе должно было проводиться очередное собрание акционеров ЗАО «Проминвестбанк». К началу регистрации стали съезжаться и немногочисленные мелкие акционеры. Но их не пустили охранники банка — дескать, не соответствуют документы.

Чуть позже подъехали представители Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, коих, по законодательству, должны были пропустить без звука. Однако охрана не пустила и их. Вызвали милицию и в итоге составили акт.

В общем, ничего нового.

Проминвестбанк и ранее славился недопуском мелких акционеров на собрание по поводу и без. В данном случае разве что прокололись с недопуском «комиссаров» из ГКЦБФР. Но комиссия у нас необидчивая — перетопчется (и вправду, с ее стороны — тишина).

Так как курс на ограничение доступа мелких акционеров к собраниям в ПИБе совершенно официален, его даже не пытаются скрывать. К примеру, пресс-служба банка на полном серьезе заявила, что у них десятки тысяч акционеров (это правда). А вот тезис «головне питання в тому, що вони намагаються стверджувати, що їх усіх повинні запрошувати на акціонерні збори. Ми сповістили усім акціонерам, коли і де відбудуться збори. Можливо… знайдеться такий зал, де можна розмістити всіх акціонерів...» очень спорен. Вообще-то 24 апреля на собрание не пускали не многотысячную толпу, а аж… 16 человек.

Кстати, пишущим на данную тему ненавязчиво и ну очень корректно порекомендовали: «Пані і панове писаки! Рекомендуємо бути чемними і вести себе, як слід, відповідати за свої слова. Не займайтеся дурницями, нібито захищаючи інтереси малих акціонерів, а займіться корисними справами і не вводьте людей в оману». Судя по стилю, это явно точка зрения с самого верха...

Об официальном отношении к мелким акционерам рассказывал на страницах газеты «Обрій- ПІБ» и сам г-н Матвиенко.

«(в начале 90-х годов)… мы решили двинуться по пути народного капитализма. Пошли на те же фабрики и шахты и обратились к рабочим с предложением стать акционерами банка. Люди вкладывали в банк собственные деньги. Сформированный таким путем капитал был хоть и небольшим, но абсолютно частным. Тогда у банка появилось 285 тыс. акционеров. Таким образом удалось спасти крупнейший в стране банк, хотя, конечно, управлять акционерным обществом с таким количеством совладельцев довольно тяжело.

Например, для того чтобы провести общее собрание акционеров, нам бы понадобилось три-четыре стадиона. Правда, в настоящее время число акционеров сократилось до 150 тыс. И я считаю, что это положительная тенденция».

Это говорилось в 2000 году, и с тех пор «положительная тенденция» привела к сокращению количества акционеров — физических лиц до 60 тыс. Никакими стадионами для собраний банк отродясь не страдал, проводя собрания в небольших, но достаточно удаленных от города местах.

Впрочем, был случай, когда провели и в центральном офисе. Причем как-то так сложилось, что посторонние на него тоже не попали.. Некоторые — даже несмотря на наличие именных сертификатов.

Г-н Матвиенко обосновывает это… экономностью: «Представляете, какой по размеру должен быть зал, чтобы все поместились? Вы знаете такой зал в Киеве? Во-вторых, во что бы обошлась аренда? Да она бы оказалась не меньшей, чем весь совокупный капитал мелких акционеров... Их еще миноритариями называют. Слово-то какое придумали!».

Та мелочь, что по закону правление обязано обеспечивать акционерам допуск на собрание, многолетнего руководителя банка как-то не волновала. Зато он очень сокрушается, что «нигде... нет такого, чтобы не действовали законы, царил хаос, при этом большинство известных политиков, государственных деятелей, бизнесменов позиционировали бы себя как «патриоты Украины». Может, и ему стоит для исправления ситуации начать соблюдать закон о хозяйственных обществах.

Г-н Матвиенко уже успел объяснить претензии мелких акционеров происками таинственных врагов. Профиль злодеев даже обрисовали… «Один из них — известный бизнесмен... владеет структурой, которая то сахаром торгует, то тем, то другим... У него конторка на Подоле», — сообщил банкир в июньском интервью еженедельнику «2000». А сподвижники и того хуже будут: «Это — бандиты, к которым привязаны еще и несколько сыночков очень влиятельных чиновников государственных структур».

В общем, просто силы зла и, что приятно, совершенно безымянные. И кто только у нас сахаром и «тем и другим» не торговал...

Но методы у них самые что ни на есть злодейские. Эти нехорошие люди всячески «подговаривают мелких акционеров, чтоб те писали доверенность, дескать, «обязуюсь потом акции продать». Но, к счастью, прибрать Проминвестбанк к рукам не могут, пока тот является закрытым акционерным обществом…

Если перевести этот возвышенный, проникнутый заботой о неразумных спич на более понятный язык, то акционерам предлагается покупать акции по гораздо более высокой цене, чем готов платить сам г-н Матвиенко. Собственно говоря, он и сам об этом неоднократно говорил:

«Банк выкупает свои акции по номинальной стоимости, по которой в свое время их продавал.

А если бы мы пошли по пути индексации стоимости акций и выплачивали бы за них, как некоторые предлагают, по десять номиналов, то, я уверен, подавляющее большинство акционеров сегодня пожелали бы продать свои акции.

И вместо 200 млн. грн. реального уставного капитала мы вынуждены были бы выплатить 1,5—2 млрд. Но у банка таких денег нет. И, естественно, такой шаг привел бы его к банкротству».

Правда, в этом известный финансист сильно лукавит. На руках у акционеров — физических лиц аж 2,23% акций, так что выкуп их по десять и более номиналов банк совершенно не разорил бы.

Остальные акции принадлежат юридическим лицам. А вот кто их контролирует, вопрос крайне интересный. Банк радостно объявляет, что у него нет акционеров с пакетами свыше 10% акций, и на этом основании отказывает НБУ в раскрытии структуры собственности.

Формально это так. Однако, скажем, в 2007 году на собрании было достаточно немного народу, обеспечивших тем не менее кворум в приличные 88,7%. Так что реально не контролируемых руководством акций совсем немного. Да и западные аналитики упорно считают г-на Матвиенко миллиардером именно исходя из факта контроля над банком.

Более того, еще несколько лет назад он смог сделать сыну маленький подарок — свежесозданный банк «Национальный кредит». Любящий папа поспособствовал, передав, по его собственным словам, «около 20 наших местных отделений, которые показались нам не слишком эффективными».

То, что по этому поводу с какими-то там «миноритариями» не советовались, добавлять излишне. В итоге сейчас, по данным НБУ, Павел Владимирович Матвиенко контролирует банк «Национальный кредит», владея напрямую 9,9% его акций, через Проминвестбанк — еще 34,75%. Стоит это сотни миллионов. Совсем неплохо, особенно на фоне экономии на проведении собраний...

В конце июня с.г. ПИБ собрался утроить уставный фонд — с 200 до 630 млн. гривен. Мотивация — нужны деньги. Они и в самом деле нужны. В прошлом году банк развивался медленнее, чем большинство конкурентов.

Однако, судя по методам работы, в результате допэмиссии в банке просто появятся «акционеры с долей, превышающей 10%». А вот шансы «мелочи» что-то прикупить оцениваются как крайне скромные. Ее ведь даже на собрания не пускают.

Сейчас ряд миноритарных акционеров ПИБ обратились в Генеральную прокуратуру, Государственную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку и Службу безопасности Украины с просьбой расследовать легитимность резкого увеличения уставного фонда банка, считая доп­эмиссию «одним из этапов… захвата банка группой лиц, связанных с сегодняшним топ-менеджментом Проминвестбанка».

Ведь в этом случае серьезно уменьшится рыночная стоимость их акций. Сейчас банк оценивают примерно в 9—10 млрд. гривен. Т.е. 2,2%, принадлежащие мелким акционерам, — это 210 млн. грн. А после допэмиссии рыночная стоимость пакетов физических лиц будет составлять уже менее 80 млн.

В итоге пострадают десятки тысяч частных акционеров. Что для реальных владельцев банка все снова обойдется экономно, они в курсе. Однако настаивают на том, чтобы и к причитающимся им деньгам относились уважительно. Хотя бы потому, что именно эти деньги в свое время спасли крупнейший в стране банк...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно